Научная статья на тему 'ДВА ГЛАВНЫХ ВЫЗОВА, СТОЯЩИХ ПЕРЕД РОССИЕЙ:ПО СОКРАЩЕНИЮ КАТАСТРОФИЧЕСКИ ВЫСОКОЙ СМЕРТНОСТИ ПРИ ВОССТАНОВЛЕНИИ СОХРАННОСТИ НАРОДА И ПЕРЕХОДУК УСТОЙЧИВОМУ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОМУ РОСТУ'

ДВА ГЛАВНЫХ ВЫЗОВА, СТОЯЩИХ ПЕРЕД РОССИЕЙ:ПО СОКРАЩЕНИЮ КАТАСТРОФИЧЕСКИ ВЫСОКОЙ СМЕРТНОСТИ ПРИ ВОССТАНОВЛЕНИИ СОХРАННОСТИ НАРОДА И ПЕРЕХОДУК УСТОЙЧИВОМУ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОМУ РОСТУ Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
618
83
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СОХРАННОСТЬ НАРОДА / ОЖИДАЕМАЯ ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ ЖИЗНИ / КАЧЕСТВО ЗДОРОВЬЯ / ДЕПОПУЛЯЦИЯ И СМЕРТНОСТЬ / СТАГНАЦИЯ И КРИЗИС / ИНВЕСТИЦИИ В ОСНОВНОЙ И ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ КАПИТАЛ / СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ УСТОЙЧИВЫЙ РОСТ / ИННОВАЦИОННОЕ РАЗВИТИЕ

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Аганбегян А.Г.

Рассматриваются два главных вызова для социально-экономического развития России: 1 - снижение катастрофически высокой смертности при восстановлении сохранности народа; 2 - переход от стагнации и кризиса к устойчивому социально-экономическому росту как средству для сбережения народа и подъёма его благосостояния. Под этим углом зрения анализируется 30-летний путь развития экономики и социальной сферы новой России с выделением последнего десятилетия стагнации и кризиса. Обоснована важность перехода к новой демографической и социально-экономической политике, нацеленной на преобразование экономики и социальной сферы, необходимого для ускоренного и качественного экономического роста, преодоления отставания от передовых стран мира и приоритетного повышения уровня жизни населения. Для этого требуется технологическое перевооружение народного хозяйства страны при повышении экономической эффективности в 2-3 раза, что возможно за счёт форсированного роста инвестиций в основной и человеческий капитал при проведении структурных реформ для создания благоприятных условий устойчивого развития по инновационному пути

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE TWO MAJOR CHALLENGES FACING RUSSIA: TO REDUCE THE CATASTROPHICALLY HIGH DEATH RATE WHILE RESTORING THE SAFETY OF THE PEOPLE AND THE TRANSITION TO SUSTAINABLE SOCIO-ECONOMIC GROWTH

Under consideration are the two main challenges for the socio-economic development of Russia - the reduction of catastrophically high mortality and the restoration of the safety of the people, on the one hand, and the transition from stagnation and crisis to sustainable socio-economic growth as a means of saving the people and raising their well-being. From this point of view, the 30- year path of development of the economy and social sphere of the new Russia is analyzed, highlighting the last decade of stagnation and crisis. The second part of the article substantiates the need for a transition to a new demographic and socio-economic policy aimed at transforming the economy and the social sphere, which is necessary for accelerated and high-quality economic growth, overcoming the gap between our country and the advanced countries of the world and priority increase in the living standards of the population. This requires a technological re-equipment of the country's national economy with an increase in economic efficiency by 2-3 times. This can be achieved through the accelerated growth of investment in fixed and human capital while carrying out the necessary structural reforms to create favorable conditions for sustainable development along an innovative path.

Текст научной работы на тему «ДВА ГЛАВНЫХ ВЫЗОВА, СТОЯЩИХ ПЕРЕД РОССИЕЙ:ПО СОКРАЩЕНИЮ КАТАСТРОФИЧЕСКИ ВЫСОКОЙ СМЕРТНОСТИ ПРИ ВОССТАНОВЛЕНИИ СОХРАННОСТИ НАРОДА И ПЕРЕХОДУК УСТОЙЧИВОМУ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОМУ РОСТУ»

А. Г. Аганбегян1

ДВА ГЛАВНЫХ ВЫЗОВА, СТОЯЩИХ ПЕРЕД РОССИЕЙ: ПО СОКРАЩЕНИЮ КАТАСТРОФИЧЕСКИ ВЫСОКОЙ СМЕРТНОСТИ ПРИ ВОССТАНОВЛЕНИИ СОХРАННОСТИ НАРОДА И ПЕРЕХОДУ К УСТОЙЧИВОМУ СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОМУ РОСТУ2

Рассматриваются два главных вызова для социально-экономического развития России: 1 - снижение катастрофически высокой смертности при восстановлении сохранности народа; 2 - переход от стагнации и кризиса к устойчивому социально-экономическому росту как средству для сбережения народа и подъёма его благосостояния. Под этим углом зрения анализируется 30-летний путь развития экономики и социальной сферы новой России с выделением последнего десятилетия стагнации и кризиса. Обоснована важность перехода к новой демографической и социально-экономической политике, нацеленной на преобразование экономики и социальной сферы, необходимого для ускоренного и качественного экономического роста, преодоления отставания от передовых стран мира и приоритетного повышения уровня жизни населения. Для этого требуется технологическое перевооружение народного хозяйства страны при повышении экономической эффективности в 2-3 раза, что возможно за счёт форсированного роста инвестиций в основной и человеческий капитал при проведении структурных реформ для создания благоприятных условий устойчивого развития по инновационному пути. Ключевые слова: сохранность народа, ожидаемая продолжительность жизни, качество здоровья, депопуляция и смертность, стагнация и кризис, инвестиции в основной и человеческий капитал, социально-экономический устойчивый рост, инновационное развитие.

DOI: 10.37930/1990-9780-2022-1-71-14-30

УДК 330.352

Социально-экономическая ситуация последнего десятилетия в России - семилетняя стагнация (2013-2019 гг.) и трёхлетний кризис (2020-2022 гг.), связанный с коро-навирусной пандемией. Тридцатилетний путь новой России, особенно негативные тренды последнего десятилетия, поставили перед страной два главных, жизненно важных вызова, вынесенных в заголовок.

1 Абел Гезевич Аганбегян, заведующий кафедрой экономической теории и политики Российской академии народного хозяйства и государственной службы при Президенте РФ (119571, РФ, Москва, пр. Вернадского, 82, стр. 1), д-р экон. наук, профессор, академик РАН, e-mail: information@ranepa.ru

2 Подготовлено по материалам доклада на VIII Международном конгрессе «Производство. Наука. Образование: сценарии будущего» (ПНО-2021). 29 ноября - 1 декабря 2021 г.

От решения этих двух ключевых задач зависит существование России как государства и российского народа. При этом целевая установка - сбережение населения, улучшение его здоровья и благосостояния. А устойчивый социально-экономический рост является важнейшим условием достижения здесь высоких показателей.

Определяюще значимым и наиболее трудным является ответ на первый вызов -сокращение катастрофически высокой смертности и восстановление сохранности народа России.

Как предотвратить вымирание России

Новая Россия, сформировавшаяся на базе РСФСР после распада Советского Союза, вымирает. В ходе 20-летнего демографического кризиса (1992-2012 гг.) в России резко снизилась рождаемость и возросла смертность - возникла депопуляция. Суммарная естественная убыль населения за эти годы оценивается в 13,5 млн человек. Соответствующие демографические показатели представлены в табл. 1 и на диаграмме.

Таблица 1

Демографические показатели России (1990-2015 гг.)

Показатели 1990 1995 2000 2005 2010 2015 Примечание

Рождаемость, тыс. чел. 1989 1364 1267 1457 1789 1941 Минимум 1999 г. - 1215

Смертность, тыс. чел. 1656 2204 2225 2304 2029 1909 Максимум 2003 г. - 2366

Депопуляция, тыс. чел. 333 - 840 - 959 - 847 - 240 32 Максимум 2000 г. - 959

Сальдо миграции 456 603 242 107 158 245

Прирост (+) или убыль (-) населения, тыс. чел. 789 - 237 - 717 - 740 - 82 377

Численность населения на 01.01, млн чел. 147,7 148,5 146,9 143,8 142,8 146,3 Максимум 1993 г. -Минимум 2009 г. - 148.6 142.7

Коэффициенты на 1000 чел. населения

Рождаемость 13,4 9,3 8,7 10,2 12,5 13,3 Минимум 1999 г. Максимум 2015 г. - 8,3 - 13,3

Смертность 11,2 15,0 15,3 16,1 12,5 13,0 Максимум 2003 г. Минимум 1991 г. - - 16,4 11,4

Депопуляция 2,2 - 5,7 - 6,6 - 5,9 - 1,7 0,3 Максимум 1991 г. - 0,7 Минимум 2001г. - минус 6,6

Суммарный коэффициент рождаемости 1,892 1,337 1,195 1,294 1,567 1,777 Максимум 2015 г. -Минимум 1999 г. - 1,777 1,157

Ожидаемая продолжитель- 69,19 64,52 65,34 65,37 68,94 71,39 Максимум 2015 г. - 71,39

ность жизни при рождении: Минимум 1994 г. - 63,85

мужчины 63,73 58,12 59,03 58,92 63,09 65,92 Максимум 2015 г. - 65,92

Минимум 1994 г. - 57,42

женщины 74,30 71,59 72,86 72,47 74,88 76,71 Максимум 2015 г. -Минимум 1994 г. - 76,71 71,08

За 20 лет первого демографического кризиса численность населения страны снизилась вдвое меньше суммарного объёма депопуляции в связи с положительным сальдо миграции в Россию, которое составило 6,5 млн человек. В результате население

17 16 15 14 13 12 11 10 9 8

12,1

11,2

1991 г.

1993 г.

1999 г.

2004 г.

2013 г.

Депопуляция населения в России в 1991-2013 гг., %: 1 - смертность; 2 - рождаемость

новой России, которое в 1992 г. составляло 148,5 млн человек, к 2010 г. уменьшилось до 142,8 млн человек. Затем в течение трёх лет (2012-2015 гг.) наблюдался небольшой естественный прирост населения, он составил менее 100 тыс. человек. Численность населения приросла также за счёт миграции и присоединения Крыма. В 2018 г. она составила 146,9 млн человек.

В 2016 г. рождаемость и смертность практически сравнялись, а с 2017 г. началось сокращение рождаемости, в три раза превысившее снижение смертности. Начался второй демографический кризис с растущей депопуляцией. В период коронавирусной пандемии 2020-2022 гг. он перерос в демографическую катастрофу с небывалым приростом смертности, размером депопуляции и снижением численности населения России (табл. 2).

Таблица 2

Демографические показатели 2016-2021 гг.

Показатели 2016 2017 2018 2019 2020 Январь - октябрь 2021 г.

Родившихся, тыс. чел 1889 1690 1599 1485 1436 1170

Умерших, тыс. чел 1891 1824 1818 1801 2125 1973

Депопуляция (превышение числа умерших над родившимися) - 2 - 134 - 219 - 316 - 689 - 803

Сальдо миграции 262 212 125 286 107 262 *

Население России: прирост ( + ), убыль ( - ) 260 78 - 94 - 30 - 572 - 541

* Данные за январь - сентябрь 2021 г.

Высокая смертность привела к снижению ожидаемой продолжительности общей и здоровой жизни населения (табл. 3).

Таблица 3

Международный рейтинг стран по ожидаемой продолжительности жизни, в том числе здоровой (по данным ВОЗ за 2019 г.)

Страна и номер Ожидаемая продолжительность Ожидаемая продолжительность

места в рейтинге жизни, лет здоровой жизни, лет

(из 130 стран) Общая Мужчины Женщины Общая Мужчины Женщины

Россия,96 73,0 68,0 78,0 64,2 60,7 67,5

Германия, 20 81,7 78,7 84,8 70,9 69,7 72,1

Канада, 13 82,2 80,4 84,1 71,3 70,5 72,0

Польша, 42 78,4 75,7 81,1 68,7 65,9 71,3

Китай, 48 77,4 74,7 80,5 68,5 67,2 70,0

Бразилия, 67 75,9 72,4 79,4 65,4 63,4 67,4

Мир в целом 73,3 70,8 75,9 63,7 62,5 64,9

Низкий показатель ожидаемой продолжительности общей и здоровой жизни в России свидетельствует о неудовлетворительном качестве здоровья населения. По этому показателю Россия в рейтинге ВОЗ занимает 119 место.

Обратим внимание на сильное ухудшение показателей рождаемости, смертности, ожидаемой продолжительности жизни и рейтинга здоровья населения в первые 15 лет новой России (до 2005 г.). Затем (2006-2014 гг.) наступило значительное улучшение этих показателей при выполнении двух национальных программ: «Демография» и «Здоровье населения» (табл. 4).

Таблица 4

Демографические показатели

Показатели 2005 2014 Изменения

Рождаемость 1457 1947 + 490

Смертность 2304 1914 - 390

Депопуляция - 847 + 33

Смертность в трудоспособном возрасте 740 470 - 270

Смертность от сердечно-сосудистых заболеваний 1299 954 - 345

Стандартизованная смертность от новообразований (с учётом возраста) 369 408 - 39

Смертность от внешних причин 316 176 - 140

Нетто-коэффициент воспроизводства населения 0,611 0,832 0,236

Ожидаемая продолжительность жизни населения, лет: мужчины женщины 65,37 58,92 72,47 70,93 65,29 76,47 + 5,56 + 6,37 +4,0

Но накопленное отставание от развитых и передовых развивающихся стран, а также от постсоциалистических стран Европы было столь значительным, что нам удалось лишь на треть сократить отставание от них по демографическим показателям и немного поправить своё положение в международных рейтингах. Однако катастрофический прирост смертности в кризис от коронавирусной пандемии привёл к ухудшению этих показателей (см. табл. 3). Мы назвали прирост смертности в период коро-навирусной пандемии в России катастрофически высоким по двум причинам. Прежде

всего это самый высокий прирост смертности за полтора года в России после Великой Отечественной войны (и это в мирный период). Если же взять всю историю Советской России, то близкий результат по смертности в мирное время был достигнут лишь дважды: в период голода 1921 и 1932 гг.

Кроме того, этот показатель является самым высоким среди крупных стран мира. По абсолютному приросту смертности от коронавирусной пандемии немного более высокий показатель (880 тыс. человек) был отмечен только в США, где заражённость коронавирусом оказалась в 7 раз выше, чем в России. По абсолютному показателю Россия на втором месте в мире, опережая Бразилию со смертностью свыше 620 тыс. чел. Эта дополнительная смертность в расчёте на 1000 человек населения в России в 1,5 раза выше, чем в США, население которых в 2,5 раза превышает население России, и от 2 до 4 раз выше удельного показателя дополнительной смертности в крупных странах Европы, где коронавирусом в расчёте на 1000 человек переболело в разы больше людей.

Дополнительная смертность - это смертность, превышающая соответствующий показатель предшествующего года. При этом в предшествующие годы в основном происходило не увеличение, а ежегодное снижение смертности. В России с 2005 по 2019 г. в среднем смертность ежегодно сокращалась на 40 тыс. человек и снизилась более чем на полмиллиона человек. Поэтому излишняя смертность за рассмотренные полтора года (с мая 2020 г. по ноябрь 2021 г.) будет больше на 60 тыс. человек (составит 860 тыс. человек). Из всей дополнительной смертности в 2020 г. только 56 % пришлось на население, которое болело коронавирусом, а 44 % дополнительно умерших погибли из-за сердечно-сосудистых и других заболеваний (табл. 5).

Таблица 5

Причины смертности в 2020 г.

Показатели Тыс. человек Прирост, %

Общая дополнительная смертность 324 18,0

В том числе по причинам:

коронавируса, где он является главной причинои 104 -

сердечно-сосудистых заболеваний 97,3 11,7

пневмонии 34,4 В 2,4 раза

болезней нервной системы 21,1 20,9

эндокринных заболеваний 10,4 25

старости 17,2 20,1

Мы не можем привести подобные данные за 2021 г., поскольку на момент написания этой работы их не было. Из табл. 5 видно, что смертность от сердечно-сосудистых заболеваний (от них в России в 2019 г. умерло 47 % от всех умерших) увеличилась примерно на 12 % и мало отличается от процента смертности от коронавируса. Заметим, что вторая по значимости - смертность от злокачественной онкологии и третья по значимости - от внешних причин (транспортные происшествия, самоубийства, убийства и др.) в 2020 и 2021 гг. не увеличились. Однако, по мнению ведущих онкологов, из-за значительного сокращения диагностики увеличилась доля больных раком в третьей и четвёртой стадии и через 2-3 года смертность может возрасти.

Как известно, смертность от коронавирусной пандемии вначале подсчитывается по данным оперативного штаба (как смертность от коронавируса как главной причи-

ны), эти результаты широко публикуются, и лишь через два месяца представляется отчётность Росстата по данным ЗАГСов, основанная на показателях вскрытия умерших (табл. 6).

Таблица 6

Показатели смертности от COVID-19*

Показатели тыс. чел. % к итогу

ВСЕГО 479 100

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В том числе:

от ТО^-19 267,4 56

СОУ[Э-19 как главной причины (по данным Росстата) 181,1 38

То же (по данным оперативного штаба) 109,9 23

*В I квартале 2020 г. смертность сократилась и начала расти с апреля - мая. Смертность от онкологии и внешних причин в 2020 г. не выросла.

Последние, более достоверные, данные в 1,7 раза выше суммы ежедневных оперативных данных, за достоверность которых сообщающие их областные органы не отвечают. Приведём данные за 2020 г. Подчеркнём, что в широко публикуемых показателях смертности от коронавируса, на которые ссылаются официальные лица и информационные органы, намного чаще фигурируют заниженные данные оперативного штаба. И по ним часто делают выводы о том, что смертность в России сопоставима и даже ниже, чем в ряде других стран, а это не соответствует действительности.

Общим местом является утверждение, что Россия прошла пандемию легче других стран. А достоверный вывод обратный - Россия хуже всех прошла пандемию, потому что по главному показателю - сохранности жизни людей - у нашей страны рекордно низкий результат.

Почему мы считаем катастрофически высокую смертность и подрыв сохранности народа главным вызовом, стоящим перед Россией?

Во-первых, потому что вымирание России и значительное сокращение численности титульной нации (русских) для нас жизненно важно. От этого зависит само существование России и её народа. За 30 последних лет существования СССР численность населения РСФСР увеличилась на 34 млн человек (со 115 примерно до 149 млн человек), а население россиян в составе СССР за это время, судя по переписям населения, -на 12 млн человек.

За 30 лет новой России численность населения страны (без Крыма) сократилась на 4 млн человек к 2022 г. и продолжит сокращаться в ближайшие 5 лет ещё на 2.. .3 млн человек. Кроме того, из России выехало в другие страны около 7 млн человек. И только восстановление сохранности народа и естественный прирост населения при значительном снижении смертности спасут нашу страну. Для этого нужны радикальные меры. Улучшение всех демографических показателей зависит в первую очередь от возобновления социально-экономического роста. Стагнация и кризис, которые мы переживаем в последнее десятилетие (а до этого трансформационный 10-летний кризис после распада СССР) привели к сокращению суммарного коэффициента рождаемости и повышению смертности (особенно от сердечно-сосудистых заболеваний) прежде всего в трудоспособном возрасте. Подъём экономики, напротив, улучшает эти показатели, снижая депрессию и стресс. С другой стороны, подъём экономики - это дополнительные финансовые ресурсы, крайне необходимые для восстановления доходов, потребле-

ния населения и повышения благосостояния граждан. В ближайшие 5.. .10 лет следует в 2-3 раза увеличить финансирование здравоохранения, включая все факторы, от которых зависит оздоровление населения.

Вирусологи утверждают, что у 15 % переболевших коронавирусом - серьёзный коронавирусный синдром, прежде всего обострение сердечно-сосудистых и лёгочных заболеваний, что приводит к преждевременной инвалидности и росту смертности. Чтобы продлить ожидаемую продолжительность общей и здоровой жизни, нужна систематическая реабилитационная поддержка этих людей. А в России отсутствует достаточная сеть реабилитационных центров и профилакториев при крупных предприятиях и организациях. Нужно в течение 3.5 лет создать несколько сот таких организаций, используя средства не только бюджета, но также предприятий и организаций (у которых в 2021 г. они увеличились на рекордную сумму в 25 трлн рублей), предоставляя им за это определённые льготы со стороны государства. Следует создать условия для возвращения части россиян, уехавших из страны. Реализация указанных мер позволит достичь демографических показателей, необходимых для восстановления сохранности народа в период до 2025 г. (табл. 7).

Таблица 7

Перспективные демографические показатели

Показатели 2019 2020 2021 (ожид.) 2025 (прогноз)

Народонаселение, тыс. чел.

Рождаемость 1485 1436 1410 1350

Смертность 1801 2125 2526 1750

Депопуляция - 316 - 689 - 1116 - 450

Сальдо миграции 286 106 400 300

Прирост населения РФ - 30 - 586 -726 -150

Численность населения РФ на 01.01, млн чел. 146,8 146,7 146,1 144

Коэффициенты

Рождаемость (на 1000 чел.) 10,1 9,8 9,7 9,3

Смертность (на 1000 чел.) 12,3 14,5 17,3 11,4

Суммарный коэффициент рождаемости 1,49 1,5 1,5 1,6

Показатели

Ожидаемая продолжительность жизни, лет, в том числе здоровой жизни 73,4 64,4 71,1 62 69 60 75 66

Международный рейтинг по продолжительности жизни (место среди стран мира) 97 115 120 95

Уровень здоровья (международный рейтинг - место среди стран мира) 119 130 135 105

Для восстановления сохранности народа в России есть неиспользованные финансовые ресурсы и высокий образовательный уровень населения, которое нужно убедить в необходимости оздоровления и увеличения продолжительности жизни. К тому же Россия отличается высоким уровнем развития биотехнологий и медицинской науки, что проявилось в приоритете по разработке тестов на коронавирус и в создании эффективных вакцин. Но чтобы добиться желаемого результата, нужны коренные изменения в социальной и демографической политике, кардинальные структурные реформы в этой сфере, особенно в области здравоохранения, пенсионного дела, доходов и по-

требления населения. Эта направленность политики и распределения доходов должна быть неоспоримым приоритетом в среднесрочной и долгосрочной перспективе.

В кризисном 2020 г. ВВП страны сократился на 3,0 % не только в связи с корона-вирусной пандемией, но и в значительной мере из-за снижения в 1,5.2 раза доходов от нефтегазового комплекса в результате обвала цен на углеводородное сырьё и сокращения спроса. Но эти потери были компенсированы в основном уже в первом полугодии 2021 г., когда объём ВВП на 1 % превысил соответствующий уровень докризисного 2019 г. Цены на нефть и газ тоже восстановились и даже превзошли докризисный уровень. Постепенно восстанавливается и спрос, который по газу увеличился до рекордных отметок.

Совершенно другое дело - социально-экономический ущерб от подрыва сохранности народа. Экономический ущерб от дополнительной смертности (около 1 млн человек за 1,5 года - с мая 2020 г. по ноябрь 2021 г.) составил более 7 трлн рублей в расчёте на год - вдвое выше, чем от сокращения ВВП в 2020 г. При расчёте этого экономического ущерба использован показатель Всемирного банка о среднедушевой стоимости человеческого капитала в России в размере 100 тыс. долларов (7,4 млн рублей), что, по мнению многих экспертов, является заниженной величиной. Доходы умерших, подавляющая часть которых взрослые люди, получающие доходы в виде зарплаты, пособий или пенсий, сократились на 2,5 трлн рублей в расчёте на год. Нужно также учесть потери рабочих дней в период коронавируса, которым заразились более 10 млн человек в России, и убыток от подрыва здоровья людей, тяжело переболевших коронавирусом (а это около 15 % заболевших) и имеющих постковидный синдром, сокращающий продолжительность здоровой и общей жизни. Отсюда общий ущерб от коронавирусной пандемии можно оценить в 9.10 трлн рублей ежегодно - втрое больше, чем от сокращения всех отраслей экономики, представленных в ВВП.

Чтобы восстановить сохранность народа, потребуется, как минимум, 10 лет, в течение которых убыток от коронавирусной пандемии суммарно будет постепенно нарастать. В отличие от этого убыток от снижения ВВП возмещается за год и не увеличивается, напротив, за счёт экономического развития идёт наращивание доходов. Поэтому восстановить сохранность народа в разы труднее, сложнее и дороже, чем восстановить экономику, доходы и потребление.

Одним словом, восстановление сохранности народа, устранение высокой смертности, снижение депопуляции, а потом переход к естественному приросту населения при значительном повышении продолжительности жизни и улучшении здоровья населения - самая важная, первейшая задача нашей политики. Именно так она сформулирована в Указе Президента РФ В. В. Путина от 21 июля 2020 г. - как первая национальная цель развития страны на период до 2030 г. - «Сохранение населения, здоровья и благосостояния людей». В качестве целевого показателя для достижения этой установки заявлено повышение ожидаемой продолжительности жизни до 78 лет.

О преодолении стагнации, кризиса и переходе к устойчивому социально-экономическому росту

В 2021 г. ВВП увеличился на 4,2 %, в то время как его падение в кризисном 2020 г. составило всего 3,0 %. В результате уже в первом полугодии был восстановлен докризисный экономический уровень 2019 г. За 2021 г. он превзойдён более чем на 1 %. Все основные показатели, сократившиеся в кризисный 2020 г., в 2021 г. восстановлены и докризисный уровень 2019 г. превзойдён (табл. 8).

Таблица 8

Динамика основных экономических и социальных показателей развития России

в январе - ноябре 2020 и 2021 гг.

Показатели В % к соответствующему периоду 2021 г., %

предшествующего года к 2019 г.

2020 2021

Валовой внутренний продукт * 96,6 104,6 101,0

Промышленность 97,3 105,2 102,4

Сельское хозяйство 101,3 98,9 100,2

Строительство 101,0 106,9 108,8

Ввод жилья 102,5 125,4 128,5

Грузооборот транспорта, 94,8 105,7 100,2

в том числе железнодорожного 97,3 104,3 101,5

Инвестиции в основной капитал 96,9 * 107,6 104,3

Розничный товарооборот 96,7 107,5 104,0

Реальные располагаемые доходы населения * 96,5 104,1 100,5

Индекс потребительских цен 103,2 106,5 110,0

* Данные за январь - сентябрь.

Послекризисный «отскок от дна» - особенность кризисных ситуаций, поскольку кризисам присущ внутренний механизм восстановительного подъёма. Именно поэтому мудрые китайцы обозначают кризис двумя иероглифами, первый - «Беда», а второй -«Шанс». Высокий послекризисный подъём является характерной чертой нынешнего, особенного, кризиса - от коронавирусной пандемии, когда люди после локдаунов и ограничений возвращаются на работу. В результате увеличивается производство, возрастают доходы, идёт подъём экономических и социальных показателей. Это, пожалуй, единственный кризис после Второй мировой войны, когда мировая экономика после падения в 2020 г. увеличивается более чем на 5 % в 2021 г.

Как видим, нынешнее время - удачный момент, чтобы вырваться из семилетней стагнации в России, «перепрыгнув» через неё, и сразу после кризиса перейти к социально-экономическому росту. Самое плохое, что может случиться, - это возврат к стагнации, которая не имеет встроенного механизма для возобновления роста экономики. Напротив, стагнации внутренне присуще воспроизведение негативных трендов, тянущих социально-экономические показатели вниз - к рецессии. И выйти из стагнации очень трудно. Ведь за семь лет мы не смогли этого сделать. Ещё дольше стагнация продолжалась в США - с начала 1970-х гг. вплоть до «рейганомики» 1982 г. Потребовались кардинальные меры, чтобы преодолеть стагнацию в США. Вряд ли мы способны сейчас на подобные меры по сокращению налогового бремени, снижению вдвое сроков амортизации основных фондов с их массовой выбраковкой, мобилизацией средств населения и бизнеса для инновационного развития. Тем более что мы можем преодолеть стагнацию более эффективным путём послекризисного подъёма.

Чтобы до конца осознать, насколько трудно преодолеть стагнацию в России, приведём пример 2018 г., когда условия для этого сложились весьма благоприятные. И такая попытка со стороны правительства была предпринята. Главным драйвером социально-экономического развития в новой России фактически являлся рост экспортной выручки, прежде всего от нефтегазового комплекса, доля которого составляла в

экспорте около 70 %. В 2018 г. цены на нефть впервые за 30 лет существования новой России сразу взлетели на 32 %. И экспорт увеличился в основном за счёт этого на 92 млрд долларов по сравнению с предшествующим годом, когда цены на нефть и объём экспорта нефти тоже заметно выросли. Это в разы ускорило инвестиции в основной капитал, которые до этого падали, а в 2018 г. они приподнялись на 5,4 %. На 60 % выросла прибыльность предприятий и организаций (за вычетом убытка) в этот год, что предоставляло ресурсы для дополнительного развития. Благодаря рекордному росту доходов предприятий и организаций за этот год удалось увеличить реальную зарплату на 8,7 %, что стимулировало повышение производительности труда. Доходы консолидированного бюджета государства выросли на рекордные 6 трлн рублей, и сформировался самый высокий профицит - более 3 трлн рублей (4 % от ВВП). Золотовалютные резервы страны увеличились на 36 млрд долларов. А итоговый результат прироста ВВП на 2,5 % оказался ниже, чем ожидалось, чтобы возобновить социально-экономический рост. Неожиданным стало падение темпов вдвое в 2019 г. - до 1,3 % прироста ВВП, и этот предкризисный год оказался одним из худших по социально-экономическим показателям в период стагнации.

Эксперты предсказывают, что после значительного «отскока от дна» в 2021 г. мы замедлимся в 2022 г., и наш ВВП в лучшем случае поднимется на 2.2,5 %. Такой же прогноз для наступившего года дают для России Всемирный банк и МВФ. С большой вероятностью в 2022 г. мы возвратимся к стагнации, и она может продолжиться. А если в обозримом периоде нам не удастся её преодолеть и добиться социально-экономического роста, то, по мнению ведущих российских экономистов, в том числе работающих на Западе, опубликовавших нашумевшую работу «Застой-2»3 о современной России, нас ждёт экономический крах.4

Если немедленно не предпринять энергичных мер по мобилизации ресурсов, резко повысив инвестиционные кредиты от крупных банков, вложив в подъём часть золотовалютных резервов (в том числе из возросшего Фонда национального благосостояния), дополнительно увеличив бюджетные вложения в экономический рост, в том числе перейдя к бюджетному дефициту и заимствуя по линии государства значительные средства у иностранных инвесторов, то стагнация продолжится и может перейти в рецессию.

Судя по проектируемым социально-экономическим показателям на период до 2030 г., намечаемым Минэкономразвития, Минфином и Центральным банком, коренных мер по преодолению стагнации и переходу к социально-экономическому росту не предвидится. Инвестиции в основной капитал (главный драйвер нашего развития) предстоит увеличивать по 5 % ежегодно, чего недостаточно для возобновления социально-экономического роста. Вдвое медленнее намечено повышать реальные доходы населения. Так что их максимальный уровень, отмеченный в 2012-2013 гг., может быть достигнут ближе к концу 2020-х гг.

Удельный вес вложений в основной и человеческий капитал в ВВП (от него больше всего зависит развитие экономики и социальной сферы) в России крайне низок и не позволяет осуществлять даже простое воспроизводство, обновляя устаревшую материально-техническую базу. Доля инвестиций в основной капитал страны в ВВП со-

3 Застой-2: Последствия и альтернативы для российской экономики / под ред. К. Рогова // Либеральная миссия. Вып. 12. М., 2021.

4 Мои комментарии по этой работе опубликованы в статье «Размышления над страницами аналитического доклада «Застой-2: последствия, риски и альтернативы для российской экономики» // Экономическая политика. Т. 16, № 4. 2021.

ставляет всего 17 %; в развитых странах - более 20 %, и их ВВП прирастает по 2.3 % в год. А в развивающихся странах (во главе с Китаем и Индией) эта доля почти вдвое выше, чем в России - 30.35 %, поэтому ВВП у них ежегодно увеличивается на 4.6 %.

Крайне низка (всего 14 %) в России доля в ВВП экономики знаний (НИОКР, образование, информационно-коммуникационные технологии, биотехнологии и здравоохранение), а это - главная составная часть человеческого капитала. В Китае она в полтора раза выше (22 %), в Западной Европе - вдвое выше (около 30 %), а в США -почти в три раза выше (40 %). При таких показателях мы находимся в стагнации и сможем из неё выбраться, когда эта доля составит 20.25 %. Для этого нам следовало бы незамедлительно перейти к финансовому форсажу, ежегодно (до 2025 г.) увеличивая инвестиции в основной и человеческий капитал на 10.15 % в год. В последующем (2026-2030 гг.) прирост инвестиций можно сократить до 8.10 %, тогда их доля в ВВП поднимется с примерно 25 % в 2025 г. до 30 % к 2030 г.

При указанных условиях мы сможем перейти к устойчивым темпам социально-экономического развития с 3.4 % в год до 2030 г. до 5.6 % в последующие годы, естественно, при эффективном использовании этих средств.

Направления такого эффективного использования заданы в указах Президента РФ В. В. Путина от 7 мая 2018 г. на период до 2024 г. и от 21 июля 2020 г. на период до 2030 г. Речь идёт о переходе к массовому техническому перевооружению производства, где доля предприятий и организаций с устаревшей материально-технической базой составляет около двух третей. Другое направление - ускоренный ввод в действие новых мощностей высокотехнологичных производств, объём которых до 2030 г. предстоит увеличить в 4 раза, чтобы устранить значительное отставание от передовых стран. В области технологического прорыва целесообразно к 2030-2035 гг. поднять технологический уровень экономики России до показателей развитых стран мира.

И третье важнейшее направление - формирование современной транспортно-ло-гистической инфраструктуры со скоростными автомагистралями и железными дорогами, региональными аэропортами, развитым портовым хозяйством, крупными логистическими центрами в транспортных узлах.

Важным драйвером социально-экономического развития является ускоренный рост ввода жилья, где, на наш взгляд, есть возможность к 2025 г. выполнить задание Указа Президента о вводе 120 млн м2 жилья, а к 2030 г. - до 200 млн м2 жилья, приблизившись к обеспеченности комфортным жильём в странах ЕС.

Крупные инвестиции в основной и человеческий капитал предстоит осуществить для перестройки структуры экспорта России, увеличив в 2-3 раза долю экспорта готовой продукции с высокой добавленной стоимостью, прежде всего в высокотехнологичных производствах товаров и услуг, поддерживая экспортные объёмы топливно-энергетического комплекса в соответствии со спросом на мировом рынке и требованиями устойчивого развития.

Отметим, что жилищное строительство и развитие экспортных производств обладают большим мультипликативным эффектом, поскольку их развитие тянет за собой сопряжённые производства.

Где взять источники средств для предлагаемого финансового форсажа? В условиях продолжающихся санкций мы можем рассчитывать прежде всего на собственные средства внутри страны. И они у нас есть. Средства для приоритетного увеличения инвестиций в основной и человеческий капитал, в жилищное и экспортное производство в России могут быть мобилизованы в первую очередь за счёт возросших банков-

ских активов по линии предоставления долговременных инвестиционных низкопроцентных кредитов на окупаемые технологические и инфраструктурные проекты, на профессиональное образование и информационно-коммуникационные технологии, а также на развитие экспортных производств.

В настоящее время на инвестиционный кредит банки выделяют около 2,5 трлн рублей в год из своих возросших активов в размере 116 трлн рублей. Инвестиционное кредитование основного капитала со стороны банков составляет всего 8 % от общих инвестиций в России. В развитых странах 40.50 % инвестиций для предприятий и организаций предоставляются в виде кредитных средств, а в развивающихся странах -20.30 %. Так что объёмы инвестиционного кредитования в России могут быть увеличены втрое в ближайшие два-три года и в пять раз до 2025 г.

Чтобы столь крупные инвестиционные кредиты были востребованы предприятиями и организациями, они должны быть низкопроцентными: предоставляться под 3.5 % годовых. При этом окупаемость технологического перевооружения предприятий обычно составляет 5.7 лет, создание новых производственных мощностей высокотехнологичных производств - 10.12 лет, а объекты современной транспортной инфраструктуры окупаются за 20.25 лет и тоже могут, судя по опыту Китая и многих других стран, финансироваться за счёт возвратных долговременных кредитных средств.

Предстоит всю банковскую систему страны во главе с Центральным банком повернуть лицом к выполнению их главной задачи - максимально содействовать социально-экономическому росту. ЦБ считает своей главной задачей подавление инфляции, борясь с которой, вдвое поднял ключевую ставку, что препятствует экономическому росту и ввергает страну в стагнацию. При этом высокая инфляция в России является следствием не столько избытка денежной массы (она у нас в разы меньше по отношению к ВВП, чем в других странах), сколько роста издержек производства, мало зависящих от ЦБ. Чтобы снизить инфляцию, нужны более серьёзные совместные меры, прежде всего правительства и во вторую очередь - ЦБ. Пора Центральному банку взять пример с ФРС, банков Японии и Великобритании, главная задача которых - стимулировать развитие экономики и социальной сферы своих стран.

Чтобы создать условия для низкопроцентного кредитования, нужно обеспечить реальное снижение инфляции до 2.3 % и ключевой ставки ЦБ до 3.4 % в ближайшие три года. До этого сниженный процент при предоставлении инвестиционных кредитов может быть возмещён банкам за счёт бюджетных средств. Это потребует нескольких сот миллиардов рублей ежегодно, которые можно изыскать, высвободив бюджетные средства от безвозвратных вложений в окупаемые бюджетные проекты и заменив их низкопроцентным кредитованием под гарантии государства. Таких проектов в федеральном и региональных бюджетах около 5 трлн рублей, прежде всего по линии расходов на национальную экономику. Из высвободившихся средств 0,5 трлн рублей может быть выделено в резерв для финансирования сниженного процента за инвестиционные кредиты, а остальные 4,5 трлн рублей следовало бы направить на дополнительное финансирование экономики знаний, значительная часть расходов которой падает на бюджет, в том числе безвозвратные средства на создание социальных объектов и повышение заработной платы для работников образования, здравоохранения, НИОКР и других отраслей.

Другим важным дополнительным источником средств может стать часть золотовалютных резервов, которую во многом целесообразно использовать в виде инвестиционного кредита на возвратных условиях. Это не касается 190 млрд долларов, вложенных в Фонд национального благосостояния, который, по нашему мнению, должен

использоваться по прямому назначению - для восстановления сниженного на 10 % уровня реальных доходов населения. Другая часть золотовалютных резервов (120 млрд долларов) может быть использована на возвратных условиях для инвестирования технологического подъёма. Оставшиеся 300 млрд долларов золотовалютных резервов (их общий объём - 626 млрд долларов) целесообразно оставить в неприкосновенности для финансовой безопасности страны.

Третьим важнейшим источником дополнительных инвестиций в основной капитал и вложений в экономику знаний могут стать средства, заимствованные государством - в первую очередь на внешних рынках и во вторую - на внутреннем рынке. Внешний долг России самый низкий среди крупных стран мира - всего около 4 % ВВП в сравнении с 85 % в странах ЕС и 110 % в США. Совместный внутренний и внешний долг России также невелик - всего 19 % ВВП, в то время как в странах ЕС и США он составляет 150.200 % ВВП, в Японии - 250 % (при наличии золотовалютных резервов более 1 трлн долларов), а в Китае - даже 270 % ВВП (при объёме золотовалютных резервов 3,5 трлн долларов).

При этом безопасным для наращивания государственного долга, по жёстким требованиям ЕС, установлен размер средств не более 60 % ВВП. Так что Россия может поднять свой суммарный долг до 30.. .35 % к 2025 г. и 45.50 % к 2030 г. и направить эти средства в основном на окупаемые проекты, инвестиции в основной и человеческий капитал, а также на развитие жилищного и экспортного производства.

Крайне важно заинтересовать предприятия и организации России вкладывать средства в развитие своей экономики, а не переводить их на счета российских и зарубежных банков, а также в офшоры, где, по данным Boston Consulting Group, у них скопилось более 400 млрд долларов, вложенных в основном в годы стагнации и кризиса. Например, в течение двух лет (2018-2019 гг.) прибыльность предприятий и организаций страны (за вычетом убытка) увеличилась на 72 %. Относительно небольшая часть была направлена за счёт этих средств на повышение зарплаты и ещё меньшая - на инвестиции. В основном на эти средства были куплены зарубежные ценные бумаги.

Для заинтересованности предприятий и организаций во вложении денег в свою экономику целесообразно:

- освободить от налога на прибыль ту её часть, из которой черпаются инвестиции, что позволит дополнительно мобилизовать, по оценкам, до 1 трлн рублей инвестиций;

- сократить (в 1,5.2 раза) срок амортизации, что увеличит этот фонд и позволит нарастить инвестиции также до 1 трлн рублей, которые оттуда черпаются;

- в период технологического перевооружения и ввода в действие новых производственных мощностей высокотехнологичных производств предоставлять налоговые каникулы и другие льготы (таможенные и административные).

Есть и другие источники мобилизации средств для инвестиций в основной и человеческий капитал: за счёт приватизации части госсобственности, на базе которой не осуществляются госфункции, а соответствующие предприятия и организации занимаются коммерческой деятельностью и самообогащением, пытаясь, благодаря близости к государству, монополизировать свою сферу деятельности, препятствуя конкуренции.

Значительную часть жилищного строительства и производства легковых автомобилей можно финансировать за счёт взаимовыгодного внутреннего облигационного займа, согласовав интересы государства, производителей и населения. Чтобы заинтересовать население, можно предоставлять при накопленной сумме такого облигационного займа выгодный ипотечный кредит или автокредит при сниженной стоимости жилья или приобретаемого автомобиля. Жилищное строительство и автомобильная

промышленность при этом будут заинтересованы в получении за счёт средств от облигационного займа низкопроцентных инвестиционных кредитов для своего развития.

Теперь о самом важном и самом трудном, что необходимо для обеспечения устойчивого и ускоряющегося роста на долгосрочную перспективу. Речь идёт о формировании механизма развития, внутренне присущего сформированной социально-экономической системе нашего общества.

За 30 лет новой России объём ВВП, по данным Росстата, увеличился примерно на 15 %, причём не за счёт внутренних источников роста, а благодаря многократному увеличению нефтегазовых цен и объёма экспорта нефти и газа. При этом современный уровень промышленности не достиг показателей советского времени, а объём инвестиций в основной капитал составил немногим более половины от показателей советского периода. И инвестиции в сферу экономики знаний (особенно НИОКР, образование и здравоохранение) в советское время превосходили нынешние показатели, правда, не так радикально, как инвестиции в основной капитал.

Основные рыночные и структурные реформы в России осуществлялись в переходный период, вплоть до 2003 г., когда завершилась кампания по приватизации, был принят Налоговый кодекс, бюджетные правила, сформированы основы банковской системы и многое другое. В России сложилась рыночная экономика с 65 %-ным удельным весом частной собственности. Из 35 % госсобственности 20 % приходилось на консолидированный бюджет в конце 1990-х гг.

В последующий период восстановительного подъёма и до настоящего времени произошло огосударствление экономики. Прекратилась реформа РЖД. Значительная часть электростанций, которые должны были быть приватизированы, оказались в объединениях под контролем государства. Были созданы гигантские корпорации под эгидой государства (Роснефть и Ростехнология), резко увеличился Газпром, став многоотраслевой организацией. Часть крупных частных предприятий, частично производивших оборонную продукцию, перешли в подконтрольные государству крупные объединения. Более 70 % банковских активов было сосредоточено в госбанках, банках под началом ЦБ и отдельных государственных органов. В итоге, по данным Всемирного банка, в настоящее время более 70 % ВВП приходится на предприятия и организации, прямо представляющие госсобственность, в том числе 35 % ВВП производят бюджетные предприятия и организации, а остальную часть - крупные концерны в виде акционерных обществ, где у государства контрольный пакет, а также предприятия и организации, подчинённые федеральным и региональным властям. Доля частного сектора в производстве ВВП сократилась до 30 % (включая иностранные предприятия и организации).

Одновременно Россия вышла на первое место в мире по удельному весу олигархического капитала в структуре экономики. Тем самым экономику России можно обозначить как государственно-олигархический капитализм с недоразвитым рынком и отсталой социальной сферой. В России не был создан механизм воспроизводства «длинных» денег и полноценная фондовая биржа, работающая сегодня на «коротких» деньгах со спекулятивным уклоном. Сложился неполноценный рынок капитала с ущербной конкурентной средой при наличии монополизации ряда отраслей со стороны государства и олигархов. В итоге не удалось создать рыночный механизм, обеспечивающий социально-экономический рост страны, присущий развитым, развивающимся и постсоциалистическим странам Европы. Россия «топчется на месте», в то время как за 30 лет экономика развитых стран выросла в 1,5.2 раза, постсоциалистические страны - более чем в 2, а развивающиеся страны - в 3.5 раз. При этом Россия

опустилась в международных рейтингах по всем экономическим и социальным показателям.

В 1980 г. по объёму ВВП РСФСР в составе СССР уступала только США. В 1990 г. Россию опередила Япония, и страна переместилась на третье место. К концу трансформационного кризиса в 1998 г. по объёму ВВП, рассчитанному по паритету покупательной способности, Россия опустилась на десятое место, пропустив вперёд Бразилию. В ходе 10-летнего восстановительного подъёма с 2008 г. по настоящее время по паритету покупательной способности Россия приподнялась на шестое место в мире, пропустив вперёд Китай, США, Индию, Японию и Германию. Вплотную приблизились к России по объёму ВВП Индонезия и Бразилия, опередившие Великобританию, Францию и Италию. Объём ВВП по ППС России составил около 4 трлн долларов, что в пять и более раз меньше, чем в США и Китае, в то время как в лучшие годы советского периода (в конце 1960-х - начале 1970-х гг.). Россия лишь втрое уступала США.

По расчётам ППС, проведённым Всемирным банком, коэффициент дефляции по расчёту ВВП составил около 25 рублей за один доллар, а рыночный курс рубля к доллару на валютной бирже - около 74 рублей (втрое выше), в то время как у большинства других стран (близких по социально-экономическому уровню к России) разница составляет 2 и менее раз. Объём ВВП России по рыночному курсу оценивается в 1,4 трлн долларов. И по этому показателю Россия занимает 11 место в международном рейтинге стран мира, пропустив вперёд не только Великобританию, Францию и Италию, но и Южную Корею, и даже Канаду с гораздо меньшей численностью населения. Номинальный размер ВВП России по рыночному курсу рубля уступает США в 15 раз. Если стагнация продолжится, Россия в этих рейтингах будет пятиться назад, спускаясь всё ниже.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Примерно 20 стран после Второй мировой войны сумели за счёт финансового форсажа и во многом благодаря использованию стратегического народнохозяйственного планирования совершить 10.20-летний прорыв от отсталой или разрушенной экономики на передовые позиции. Речь идёт о послевоенной Франции, Испании и других европейских странах, а также «азиатских тиграх» (Японии, Южной Кореи, Тайваня, Китая, Индии), а в последнее время и Турции, а в Европе - Ирландии и Исландии5.

Чтобы возродить передовой технолого-экономический и социальный уровень, нашей стране предстоит совершить подобный рывок вверх. А для этого нужны крупные структурные реформы. Главная среди них - реформа собственности с возвратом к преимущественно частной капиталистической собственности, доля которой должна быть увеличена в экономике хотя бы с 35 до 60 %. В коренной реформе нуждается вся финансовая система России, которая по своему объёму в ВВП в 2-3 раза уступает Китаю, развитым и многим развивающимся странам. Речь идёт о сокращении доли бюджета в ВВП с 35 до 25 %, как у развивающихся стран. Нам нужна кардинальная налоговая реформа с сокращением вдвое обязательных социальных выплат предприятий, снижением уровня НДС, введением безналогового минимума доходов при прогрессивной шкале подоходного налога, переходом к полноценному налогу на недвижимость, коренным изменениям в налогообложении природных ресурсов на основе реального

5 По этим вопросам опубликованы две коллективные монографии под общей редакцией Я. М. Миркина: Финансовые стратегии модернизации экономики: мировая практика. М.: Магистр, 2014. 496 с. и Финансовое будущее России: экстремумы, бумы, системные риски. М.: Гелео, 2011. Гл. 1. Одну из них я проанализировал в статье «Размышления о финансовом форсаже (по мотивам книги «Финансовые стратегии модернизации экономики: мировая практика»), опубликованной в журнале «Деньги и кредит» (2015. № 8).

возврата их в государственную собственность с передачей государству рентных доходов. Предстоит создать механизм формирования «длинных» денег, полноценную фондовую биржу и восстановить рынок капитала, создать развитые внебанковские фонды «длинных» денег, наладить механизм казначейства и Центрального банка по воспроизводству «длинных» денег через продажу казначейских облигаций ЦБ и т. д.

В области регионального управления предстоит перейти на самоокупаемость, самофинансирование и самоуправление регионов, наладив в них самостоятельное банковское обслуживание, перераспределив в их пользу налоги и сборы, предоставив более широкие права при соответствующих повышенных обязательствах.

В коренных преобразованиях нуждается и наша социальная сфера при удвоении и утроении финансирования НИОКР, здравоохранения и образования; удвоении пенсионного обеспечения; утроении пособия по безработице, средний размер которого не дотягивает до прожиточного минимума. Следует намного уменьшить социальное неравенство, для чего нужно поднять прожиточный минимум, минимальную зарплату, размер пенсий и пособий. Самое трудное - приоритетно повысить крайне низкий душевой доход в сельской местности и в малых городах (где проживает более 50 млн человек) с 20.25 тыс. рублей, как минимум, на 5 тысяч (среднедушевой доход в России - 35 тыс. рублей, а в крупных городах - 45 тыс. рублей в месяц) за счёт развития фермерства и промысловой кооперации при помощи государства.

При этом предстоит сократить разницу между средним душевым доходом 10 % богатых по отношению к 10 % бедных с 15,4 раза в 2019 г. до 10 раз к 2025 г. и до 6 раз к 2030 г. (как в Скандинавских странах). При этом в Японии эта разница составляет 4,6 раза, а в СССР она составляла 3 раза в 1980-е гг. и 4 раза в 1990 г.

Половину отчислений в фонд госпенсий следовало бы брать от доходов населения, как в других странах. Половину средств на страховку по здравоохранению целесообразно уплачивать из зарплаты и других доходов. При реформе ЖКХ следует приватизировать эту сферу и перейти на рыночные цены за жилищно-коммунальные услуги. Эти социальные реформы можно проводить на базе роста экономики и благосостояния людей без снижения реальных доходов основной массы населения, что предполагает индексирование заработной платы с полной компенсацией указанных выше дополнительных отчислений. Перестроив социально-экономическую систему и её структуру в соответствии с требованиями рыночной экономики, Россия станет нормально развиваться, повышая качество экономики и социальной жизни.

Одновременно все эти реформы предполагают коренное улучшение системы управления государством. Главное здесь - переход к стратегическому народнохозяйственному планированию. На наш взгляд, целесообразно начать с незамедлительной разработки пятилетнего плана на 2021-2025 гг. с основными показателями до 2030 г., нацеленными на выполнение указов Президента РФ В. В. Путина. Это должен быть план с директивными показателями для объектов, подчинённых государству, и с индикативными - для частного бизнеса. Вся система стимулирования, премирования и поощрения должна основываться на показателях выполнения плана для организаций и предприятий, подчинённых государству. А для частного сектора выполнение индикативных планов должно поощряться льготами государства соответствующим предприятиям и организациям.

Для осуществления этих коренных преобразований и перехода к социально-экономическому росту у России есть два главных условия: высокий интеллект и образование значительной части населения, а также наличие достаточных финансовых ресурсов.

Список литературы

1. Порфирьев, Б. Коронавирус: в поисках вакцины для экономики / Б. Порфирьев // Научная Россия. - 08.10.2021 г.

2. Клепан, А. Постпандемическое восстановление российской экономики и переход к устойчивому социально-экономическому росту / А Клепач // Проблемы прогнозирования. -2020. - №6.

3. Нигматуллин, Р. От стагнации к устойчивому социально-экономическому развитию России / Р. Нигматуллин // Proatom.ru. - 10.08.2021.

4. Улумбекова, Г. Здравоохранение России. Что надо делать / Г. Улумбекова. - Изд. 3. -М.: Геотар, 2010.

References

1. Porfiryev B. Coronacrisis: Looking for Economic "Vaccine". Scientific Russia. (Access date: 08.10.2021)

2. Klepach A. (2020) Postpandemicheskoye vosstanovleniye rossiyskoy ekonomiki i perekhod k ustoychivomu sotsial'no-ekonomicheskomu rostu [Post-Pandemic Recovery: The Russian Economy and the Transition to Sustainable Social and Economic Development]. Studies on Russian Economic Development, №6.

3. Nigmatullin R. From Stagnation to Sustainable Social and Economic Development of Russia. Proatom.ru. (Access date: 10.08.2021г.)

4. Ulumbekova G. (2010) Russia's Healthcare. What Needs to Be Done. 3rd edition. M.: Geotar.

A. G. Aganbegyan6. The two major challenges facing Russia: to reduce the catastrophically high death rate while restoring the safety of the people and the transition to sustainable socio-economic growth. Under consideration are the two main challenges for the socio-economic development of Russia - the reduction of catastrophically high mortality and the restoration of the safety of the people, on the one hand, and the transition from stagnation and crisis to sustainable socio-economic growth as a means of saving the people and raising their well-being. From this point of view, the 30-year path of development of the economy and social sphere of the new Russia is analyzed, highlighting the last decade of stagnation and crisis. The second part of the article substantiates the need for a transition to a new demographic and socio-economic policy aimed at transforming the economy and the social sphere, which is necessary for accelerated and high-quality economic growth, overcoming the gap between our country and the advanced countries of the world and priority increase in the living standards of the population. This requires a technological re-equipment of the country's national economy with an increase in economic efficiency by 2-3 times. This can be achieved through the accelerated growth of investment in fixed and human capital while carrying out the necessary structural reforms to create favorable conditions for sustainable development along an innovative path. Keywords: safety of the people, life expectancy, quality of health, depopulation and mortality, stagnation and crisis, investments in fixed and human capital, socio-economic sustainable growth, innovative development.

6 Abel G. Aganbegyan, Head of Economic Theory and Policy Department, Russian Presidential Academy of National Economy and Public Administration (82/1 Vernadskogo Pr., Moscow, 119571, Russia), Doctor of Economics, Professor, Academician of the Russian Academy of Sciences, e-mail: information@ranepa.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.