Научная статья на тему 'Дулебы и обры (авары)Повести временных лет'

Дулебы и обры (авары)Повести временных лет Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
551
91
Поделиться
Ключевые слова
ПОВЕСТЬ ВРЕМЕННЫХ ЛЕТ / АВАРСКИЙ КАГАНАТ / КОНСТАНТИН БАГРЯНОРОДНЫЙ / АЛ'МАСУДИ / АВАРЫ / ДУЛЕБЫ / TALE OF BYGONE YEARS / AVAR KHAGANATE / CONSTANTINE PORPHYROGENITUS / AL-MASūDI / AVARS / DULEBIANS

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Кибинь Алексей Сергеевич

В статье рассматриваются два этнонима краткой легенды о дулебах и обрах из вводной части ПВЛ. Впервые этноним дулебы упоминается арабским источником середины Х в. «Золотые копи и россыпи самоцветов» как обозначение территории Чехии. Память об аварах как о противниках сохранялась этногенетическим мифом далматинских хорватов Х в., как показывает трактат Константина Багрянородного «Об управлении империи», а также среди западных славян, о чем свидетельствует распространение продолжений общеслав. этнонима *объръ в значении «великан» в западнославянских языках. Имеющиеся данные указывают на центральную Европу район Подунавья и верховьев Эльбы как место центрального «события» легенды. Дискуссионным остается вопрос о связи формулы «телом велици, умом горди» с апеллятивным значением obr ‘великан’.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Дулебы и обры (авары)Повести временных лет»

УДК 94(367) 94(369.2)

А. С. Кибинь

Дулебы и обры (авары) Повести временных лет

Изучение легенды о дулебах и обрах в составе ПВЛ связано с наличием двух кардинально противоположных подходов в определении ее источника. Согласно точке зрения значительного числа исследователей, легенда представляет собой литературную обработку восточнославянского земледельческого эпоса или краткого фольклорного комментария к поговорке «погибоша аки обре», которая согласно указанию ПВЛ была известна на Руси, а описываемые в легенде насилия аваров над дулебами происходили в VI или VII в. на территории Волыни1. Согласно другому подходу, в киевскую летопись попал традиционный рассказ о притеснении паннонских дудлебов, непосредственных соседей или обитателей Аварского каганата. Передача этой традиции связывалась либо с каким- ^ то не сохранившимся гипотетическим чешским, моравским, южносла- з вянским письменным источником ПВЛ 2, либо считалась устной и объяс- ^ нялась активными контактами внутри славянского мира3. Данная статья ^ не ставит своей задачей анализ всей дискуссии и текста легенды — от- с дельного рассмотрения требуют вопросы о времени формирования и за- Л писи сюжета, степени вмешательства в него составителей ПВЛ, влиянии устной и письменной традиций, библейской концепции истории. '§

Мы остановимся только на вопросе распространения двух этнонимов в раз- ад ных летописных контекстах внутри ПВЛ и в других более ранних источниках,

что необходимо для характеристики географических и хронологических пред- &

ставлений составителя ПВЛ о размещении легендарного «события» притесне- ^

ния обрами дулебов. .5

оо

Легенда о притеснении дулебов обрами находится во вводной части ПВЛ внутри рассказа о приходе разных кочевых народов — болгар, «белых угров», обров (авар), печенегов и «черных угров» на Дунай из Северного Причерноморья («из Скифии то есть Хазарии»), который был включен в летописание в 1110-х гг.4 Рассказ о приходе кочевников, отделенный от предыдущего и от последующего текста двумя фразами «яко же рекохом», относится к определенному легендарному хронотопу — он начинается со слов «Словеньску же языку яко же рекохом живущу на Дунае». Обры, упомянутые после болгар и белых угров, согласно повествованию, воевали с Византией, словенами и подчинили себе дулебов, тождественных словенам («дулебы сущая словены»). В летописи эти события описаны анахронично (за исключением взятых из Хроники Георгия Амартола данных о войнах угров и обров во времена Ираклия), и внутри фрагмента о кочевниках ничто не дает оснований для перемещения сюжета легенды на Буг (следующее упоминание в ПВЛ дулебов на Буге содержится уже в ином контексте, другом «хронотопе», озаглавленном «Поляном же живущим особе якоже рекохом»). В описании передвижений кочевников смешаны события разных эпох, и они изложены в иной хронологической последовательности, нежели можно ожидать. Но к началу XII в. все упомянутые группы были для летописца дунайскими — даже названные перед «черными уграми» (мадьярами) печенеги к этому времени были вытеснены из Северного Причерноморья на нижний Дунай.

На локализацию центрального события легенды продолжает влиять теория В. О. Ключевского о существовании на территории предгорья Карпат в VI в. крупного дулебского племенного союза, разбитого аварами5. Теория была сформулирована на основании искусственного соединения легенды о дулебах и обрах с вырванной из контекста легендой арабского автора середины Х в. ал-Мас'уди о царе Мадж.ке и его роде влинана, которую невозможно отнести к племенному союзу в предгорьях Карпат. В современной аргументации теории ^ о дулебском союзе сохраняется порочный круг — связь аваро-дулебского эпизода ПВЛ с восточнославянскими дулебами обосновывается существованием ^ на Волыни дулебского суперплемени, а существование суперплемени в VI в. — и рассказом о притеснении аварами дулебов в ПВЛ.

Вопрос о происхождении традиции ПВЛ о дулебах и обрах решался по-^ разному. Сторонники теории В. О. Ключевского считали ее восточнославян-5§ ской, Б. Застерова — «западнославянской» (очевидно, моравской), П. Ваци — у скорее «паннонской», В. Д. Королюк — паннонско-восточнославянской6. в Не рассматривая вопрос о реальности моравского, чешского или болгарского £ письменного источника ПВЛ (так называемого «Сказания о словенской грамо-® те», или «Сказания о преложении книг», впервые выделенного А. А. Шахмато-§ вым7), отметим, что легенда о дулебах примыкает к тому же блоку легендарных ^ сведений, которые связаны с летописной концепцией отождествления нориков со словенами, о поселении словен на Дунае и последующем расхождении их £ из Словенской земли по северным и восточным территориям Европы. С

Рассказ о запрягании дулебских жен в ПВЛ неотделим от повествования о кочевниках, которые приходили в Словенскую землю. Два других упоминания дулебов не составляют в повествовании самостоятельного сюжета — в перечислении народов, которые жили друг с другом «в мире», дулебы названы в прошлом обитателями территории по Бугу («кде ныне велыняне»), а под 6415 (907) г. в зависимом от предыдущего перечня перечислении названы в числе участников легендарного похода Олега на Константинополь8. Информация о походах русских князей включена в летописание на этапе составления ПВЛ, вместе с текстами договоров Руси с греками9. Этим информация ПВЛ о дулебах исчерпывается. На фоне остальных перечней, описаний расселения и нравов русских славян напрашивается вывод, что составителей ПВЛ дулебы не интересовали — в отличие от древлян, радимичей и т.д. — групп, которые имеют обычаи, князей и фигурируют в истории X в. В начальном летописании нет упоминаний о войнах с дулебами и их подчинении.

В последующем за рассказом этногеографическом введении ПВЛ о кочевниках, который уже отнесен ко времени «Поляном же живущим особе», содержится указание о проживании дулебов на Буге, где ныне велыняне, которое А. Авенариусом рассматривалось в качестве объяснительной глоссы, пояснения к рассказу о дулебах и обрах10. Это указание послужило поводом для перенесения многими исследователями места действия легенды с Дуная, где находился Аварский каганат, на территорию волынского Побужья. Между тем повествование определенно дает понять, что в двух соседних отрывках описаны реалии разного времени, и сам текст не дает оснований для автоматического отождествления времени и места происходящего. В представлении летописца первые и вторые дулебы — тождественны, но не тождественны место и время происходящего, а в совокупности история дулебов повторяет историю словен, которые жили на Дунае, а затем поселились в будущей Руси. В представлении составителя ПВЛ они ассоциировались с прошлым населением западного пограничья Русской земли на Буге. Разумеется, необходимо принимать во внимание, что на территории украинской Волыни, Прикарпатья и белорусского Верхнего Поднепровья сохранилась топонимия и гидронимия (названия типа Дулибы, Дулебы), которая в представлении многих историков подтверждает слова летописи о проживании в побужском регионе дулебских групп. В то же время, невозможно игнорировать топонимический закон, согласно которому подобные деэтнонимические названия возникают в инокультурной, иноэтничной среде или в пограничных зонах11. Время проникновения в Побужье носителей дулебской идентичности и возникновения этих топонимов не может быть установлено (это могло произойти в Х в., как в более ранний период, так и в более поздний — ср. также антропоним Ви1фа). Указание о проживании дулебов по Бугу говорит о том, что современным составите- ^ лю этногеографического введения названием населения региона было велыняне, § но глосса ПВЛ не дает оснований распространять этноним дулебов на всю Волынь древнерусского периода или отождествлять волынян с дулебами. я

'Й со

X &й

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Между тем, согласно грамоте 1086 г., в которой сохранилось описание границ пражского архиепископства 970-х гг., эти границы доходили именно до Буга и Стыря (Inde ad orientem hos fluvios habet terminos: Bug scilicet et Ztir cum Gracouua civitate). Согласно наиболее аргументированной в историографии точке зрения, описание пражского архиепископства отражает восточные границы проникновения власти чешского князя Болеслава Грозного, который за время своего правления поставил под пражский контроль значительную часть пути из Немец в Хазары, распространив свою власть на востоке до районов северного Прикарпатья к востоку от Кракова12.

В связи с этим важно отметить, что ПВЛ — не первый текст, где упомянуты дулебы как народ или группа населения. Единственным текстом, где они названы народом или общностью, современной пишущему автору, является исторический трактат Абу-л-Хасана ал-Мас'уди «Золотые копи и россыпи самоцветов», который был составлен в Египте в 947-956 гг. Упоминаемый Мас'уди в 34 главе об ас-сакалиба правитель (малик) рода дулаба Ван.дж Слаф отождествляется с пражским князем Вячеславом (Венцеславом, св. Вацлавом), правившим в 921-935 гг.13 При этом дулаба — не оригинальное рукописное чтение, а конъектура, принятая подавляющим большинством исследователей славянского отрывка 34-й главы14. Несмотря на отсутствие уверенной идентификации ряда этнонимов, источник информации отрывка вполне очевиден: ни в Восточной Европе, ни к югу от Дуная не удается уверенно разместить ни один из одиннадцати перечисленных славянских этнонимов, упомянутых ал-Мас'уди. Большая их часть локализуется на территории полабских, чешских и немецких земель — волинцы или велеты, стодоране, дулебы (чехи), немцы (баварцы), *магоняне (?), сорбы, мораване, хорваты, саксонцы, дечане или дошане (?), брежане (?). Эти локализации подтверждают вывод Ю. Видаевича и Т. Левицкого, согласно которому славянский информатор Мас'уди описал ^ со славянской точки зрения обитателей полабско-чешско-немецкого региона.

В тексте Мас'уди под названием дулаба фигурирует территория Пражского J княжения целиком, а не какая-то его часть 15. И подобное «нестандартное» наи-« менование Чехии — не курьез или ошибка, оно попало в труд арабского историка из уст славянина, хорошо представлявшего бассейн Эльбы по состоянию % на 20-е гг. Х в.

s Наряду с чешскими дудлебами, историографическая традиция размеща-& ет носителей дудлебской идентичности (понимаемых чаще всего как оскол-s ки «мигрировавшего с Волыни племени дулебов») на территории Словении £ и Штайермарка (в бассейне р. Муры)16. Основным материалом для реконструк-s ций остается раннесредневековая топонимия Карантании — Tudleipin из гра-§ моты короля Людовика архиепископу Адальвину 890 г., comitatus Dudleipa ^ из грамоты короля Арнульфа, церковь в местности in Dudleipin в «Обращении & баварцев и карантанцев», созданном около 871 г. Топонимические данные £ сложнее интерпретировать, чем данные о дулебах как групповом обозначении,

tu

С

но необходимо отметить, что карантанские топонимы ближе всего расположены к территории Аварского каганата и территория Карантании, несомненно, находилась под аварским контролем до 620-х гг.

Приведенные данные о распространении дулебской идентичности в бассейне Дуная (Карантания) и верхней Эльбы (Чехия), на наш взгляд, показывают правоту Б. Застеровой, П. Ваци и В. Д. Королюка в том, что для локализации легендарного события в среде западных или паннонских славян больше оснований, чем для его размещения на Волыни. В этой связи необходимо рассмотреть также вопрос о том, где в славянском мире сохранялась память об аварах в предшествующие составлению ПВЛ времена.

Этноним обри (варианты обьри, объре, прилаг. обърьско) известен в моравских и болгарских памятниках конца IX в. (Житие Константина17, Симеонов Златоструй18), в старославянской переводной литературе с греческого как эквивалент Apápoi / Apápei^ (древнерус. или болг. перевод Хроники Георгия Амартола, XI в.19, болг. перевод Откровения Мефодия Патарского: &бъри, &бьрьско20), также, вероятно, в греческом тексте Феофилакта епископа Ох-ридского: 'O^Ppoi21, рубеж XI-XII вв. В переводном древнерусском Житии (Мучении) Феодора Стратилата один из воинов, которые участвовали в волнениях в Гераклее (речь о событиях начала IV в.), анахронично назван обрином: «Мерпа же етеръ обринъ родо^ притекъ сконча Антипата» (в латинском варианте перевода — Merpas, Humus genere). Приведенные примеры свидетельствуют о книжном использовании этнонима и не могут быть свидетельством бытования на Руси фольклора и эпоса об аварах22. В отличие от западнославянских языков, в восточнославянских и южнославянских литературных языках (кроме словенского) неизвестны производные и продолжения этнонима *объръ, обринъ в значении «великан». Если фольклор о «великих телом» аварах бытовал у восточных славян — почему апеллятив сохранился только у западных славян и словенцев?

В легенде о дулебах и обрах ПВЛ утверждается, что на Руси известна поговорка (притча) «погибоша акы обре». Вполне вероятно ее хождение в среде S образованных древнерусских книжников, знакомых со старославянской и гре- Сческой литературой23. Но нравоучительная притча повторяет топос об исчез- 21 новении авар, широко известный в других источниках IX-X вв. — не русских, а византийских и латинских24. А. Авенариус, который настаивал на существо- g вании восточнославянского устного сказания о дулебах и обрах, поддержал ^ вывод, что поговорка имеет литературное (византийское, по его мнению) про- -с исхождение 25. В таком случае интересно, что в том месте книги Бытия (6: 4), где старочешские переводы XIV-XV вв. дают obrowé, в старославянских памятниках читается исполини (греч. ríyavxeq), из чего следует вывод, что извест- J3 ные на Руси в XII в. библейские тексты не могли стать основанием для появ- § ления ассоциации судьбы «великих телом» авар с истреблением допотопных великанов. Эта ассоциация, отмеченная А. Коллауцем и Е. А. Мельниковой26, я

присутствует в легенде неявно, как аллюзия. Возможны три альтернативы — либо в той устной или письменной традиции, которая послужила источником летописной легенды, содержалось представление о высоком росте обров, либо в ней уже содержалось сопоставление с судьбой библейских гигантов (не-филим), либо мотив высокого роста насильников, которых покарал Господь за гордыню, был введен составителем ПВЛ.

В аргументации Б. Застеровой гипотезы о западнославянском происхождении традиции о покорении аварами дулебов одним из главных аргументов было то, что продолжения этнонима *объръ в значении «великан» зафиксированы только в западнославянских языках и в словенском — на той территории, где славяне до IX в. имели наиболее тесные контакты с аварами27. В качестве контраргумента А. Авенариус отметил, что при эфемерном присутствии авар на польской территории к северу от Карпат, апеллятив оШтгут 'гигант' сохранился в польском языке 28. Для доказательства волынского происхождения предания о дулебах и обрах исследователь предположил, что в зоне еще не дифференцированного польско-восточнославянского пограничья на Волыни было ощутимо прапольское влияние, следовательно, там же мог бытовать и апелля-тив *объръ в значении «великан». Исследователь не исключал, что волынские дулебы VI в. были не восточнославянским племенем, а находились на крайнем рубеже «западнославянской» языковой стихии, заселяя Волынь и часть Мало-польши — что доказывалось исключительно данными топонимии (деревни под Яслом и Чертковым). Искусственность подобных построений очевидна — невозможно понять, каким образом оформилась «обрская» изоглосса в общеславянскую эпоху при отсутствии литературной традиции, устойчивых политических границ, кроме того, значение 'великан' этноним приобрел, вероятнее всего, уже после разрушения аварского каганата29. В Карпатах и Прикарпатье широко распространены фольклорные рассказы о великанах велетах, или ве-^ летнях, а не обрах30.

Контртезис Авенариуса представляется необоснованным также ввиду осо-^ бенностей фонетического облика польской формы о1Ьтгут — на фоне логичных « континуантов в чешском, словацком и словенском развитие -1Ьтг- из -Ьтг- не-ясно31. Существуют следующие объяснения такого развития: А. Баньковский ^ квалифицировал корневое I как результат мазовецкой эпентезы и полагал, 5§ что мазовецкий диалектизм, который в XVI в. сосуществовал наравне с лите-^ ратурной старопольской формой оЬтгут (впервые зафиксированной Флори-ЦЧ анской псалтирью), продолжает форму *отЬтгут неясного происхождения32. £ Форму *отЬггут для объяснения оШтгут ранее сконструировал Я. Охманьский, ® считая, что пейоративное и аугментативное слово *оЬтгуп выговаривалось § в старопольском более эмоционально, и для упрощения произношения кор-^ невое г передвинулась вперед33. Но это решение — не единственно возможное.

Е. Хелимский и М. Стаховский допускали контаминацию старопольской фор-£ мы *оЬтгуп с древнерусским ольбер — из кыпчакского или армяно-кыпчакско-С

го olbrim: aznawur-olbrim 'герой, гигант' др.-кыпч. *olpar-ym / *olper-im, тюрк. *alp-ar-ym / *alp-er-im 'мой герой, мой богатырь'34. Ранее В. Махек сближал его с пол. obrzmiec 'опухнуть, увеличиться в размерах, надуться'35, а В. Маньчак полагал, что olbrzym является итогом контаминации ст.-пол. obrzym с похожим и часто употребляемым существительным pielgrzym36. В связи с последней версией нельзя не заметить, что старопольские формы obrzym, olbrzym примыкают к христианской терминологии — в польских переводах книги Бытия, псалмах XIV-XVI вв. так обозначались нефилим, исполины допотопных библейских времен, которые в чешском языке того времени именовались obrowé. Большинство перечисленных исследователей исходной формой для olbrzym полагали прапольское *obrzyn 'обрин, авар, великан', которое подверглось искажению. Между тем можно ли быть уверенным, что эта форма существовала в праполь-ском? Широко известно, что эпентезам и искажениям легче подвергаются заимствования. Наблюдения над ранними польскими переводами книги Бытия позволяют выдвинуть предположение, что obrzym / olbrzym в отличие от широко распространенного чешского ober, obir находилось в XV в. в стадии освоения и не было известно всем польским переводчикам священных текстов — например: "I b^dq m§zowie wznikli tych czasow. Potem si^ znidq w cielesienstwie syn(owie) bozy z siostrami czlowieczymi, a ty sq. porodzily. Ty to sq byli ot poczqtka swiata silni a slaw^tni m^zowie"37. Тот же фрагмент в старочешской Оломоуц-кой библии: "Y biechu obroue wznikli tiech czasow. Pak sie sindechu w tielesenstwi synowe bozii se dczeraml czlowieczimi. A ty gsu porodili / tito gsu byli otpoczatka swieta sylni a slowutni muzie"38. В польских богемизмах конечное n могло переходить в m (brána ^ пол. brama), однако форму obrzym проблематично возвести напрямую к чешскому, поскольку в чешских литературных памятниках доминируют формы ober, obir (ср.: Флорианская псалтирь 32.16: "Ne zbawa se krol przes wieliko czescz. a obrzim ne bodze zbawon w mnoszstwe moczi swoiey"39, чешская Виттенбергская псалтирь: "Nebude spasen kral skyrzie mnohu mocz: a obir nebude spassen v mnozstwy moczi swe"40). Польское obrzym сближается со старославянским обринъ (ПВЛ) и может отражать либо заимствование более ранней S старославянской формы (оформленной с m подобно исполинъ ^ stolin, stoiym, ö stolim), либо (что представляется более вероятным) является результатом ос- 21 воения чешского obr, ober с помощью распространенного суффикса -in (анало- "g гично rusin, litwin, wqgrzyn) с последующей ассимиляцией n. И в том, и другом g случае существование прапольской формы *obrzyn ввиду итогового сильно ис- ^ каженного olbrzym представляется недоказанным. Нельзя исключать, что в со- -с хранившемся виде слово относится к разряду многочисленных польских боге-мизмов XIV-XV вв. ^

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

cg

В контексте легенды ПВЛ заслуживает особого внимания, что в большин- J3 стве случаев старочешское obr, ober, obir обозначает не просто «сказочных вели- § канов», а отражает узус библейских книг, обозначая высоких и сильных жителей Палестины, в особенности часто представителей враждебных Богу племен. я

В старочешской поэтической «Александриде» (эпической поэме об Александре Великом), созданной на рубеже XIII-XIV вв., обры-великаны изображены строителями Вавилонского столпа. В произведении смешаны события всемирного потопа и столпотворения, в другом фрагменте великан, с которым сразился Александр — наполовину мурин, наполовину обр, происходит из района Красного моря41. То есть в средневековой чешской литературе обрами называются не любые великаны, а допотопные и послепотопные жители Палестины высокого роста (нефилим и рефаим). Аллюзию на их наказание содержит, согласно гипотезе А. Коллауца, легенда об исчезновении обров42.

Попытки доказать широкое существование этнонима обры или апеллятива обр в речи восточных славян на основании распространения топонимии, гидро-нимии или детских восклицаний во время игры в прятки не выглядят убедительными. Гипотеза о сохранении памяти об аварах/обрах в украинском Прикарпатье в детских считалках «Обре обре, сховай ся добре!» и «Обри, Обри, ховайте d добре, бо я лиху волю маю, пси по полю розпускаю: пуц! бери!» восходит к замечаниям И. Франко43, при этом часть исследователей рассматривали восклицания в контексте легендарного притеснения обрами дулебов, а Е. Кра-мар — как воспоминание о великоморавском влиянии в западноукраинских землях44. Между тем в детском фольклоре проявляется высокая пластичность лексики, игра быстро производит новые формы, не несущие смысловой нагрузки. И. Франко указывал, что упомянутые варианты представляют собой узкий регионализм, и даже в указанном районе вместо «обре» можно услышать «бобре». В XIX — начале XX в. на значительной территории от Галиции до Кубани среди украинцев и поляков была распространена детская игра «Бобер»45. Игра имитировала охоту на бобра, поэтому все другие известные варианты восклицания («обре, обре...», «кобре, кобре...», «хобл1, хобл1...» или «хобри, хобри, хо-вайся добре, як найду роздеру, як зелену жабу») можно считать вторичными ^ вариантами.

В подавляющем большинстве случаев нет серьезных оснований ассоцииро-J вать с этнонимом обры топонимы на obr- в Далмации, Боснии, других районах « Балкан, на территории Польши и Восточной Европы. Чаще всего они прекрас-ÍH но этимологизируются из обозначений ландшафта или рукотворных объектов: ^ *оЬгоюъ / *obrova — др.-рус. 'береговой откос, насыпной вал, оборонительное s укрепление, окоп, ров и вал с частоколом', словенск., сербохорв. obrov 'okop, у meja med njivama', 'opkop, mjesto okruzeno utvrdom' от слав. *obryti46. s Наиболее подробные сводки топонимов и гидронимов на obr- на территории £ к северу от Карпат приводили Х. Ловмяньский, В. Свобода, Т. Алиферчик47. s В Польше представлены названия типов Obrowo, Obrzycko, Obrzyce, Obrzyca, § Obrów, Obrowiec, Obrówka и др., их концентрация наблюдается на Северо-^ Западе (Великая Польша, Поморье), отдельно рассматривались названия озер & Obrowo, Obrowo Male (Поморское воеводство), рек Obra (левый приток Варты), £ Obra Zgnila, Obrzyca. В Белоруссии топонимы концентрируются на Юго-Западе

си

С

(Обричи, Обровъ, Обрынь, Obrów, Obrówek, ОбровскаВолькаи т.д., река Обрынка под Новогрудком). А. Л. Погодин связал названия с распространением дулебов по Восточной Европе, А. А. Шахматов — с переселением в Польшу части авар после поражения от франков; ассоциации с аварами возникали на протяжении ХХ в. даже у серьезных исследователей48. Тем не менее топонимы зафиксированы в крайне отдаленных от центра каганата территориях, и для большинства из них этнонимическая этимология невозможна49. Связывать с этнонимом авар чешские, словацкие топонимы (как это делал О. Н. Трубачев в случае с Obryne 50) бесперспективно ввиду наличия апеллятива со значением «великан» и прилагательного со значением «гигантский» (ср. чеш. Obríhrad, словацк. Obrovská priepast' и др.). «Аварские» топонимы в Австрии (Каринтии) и Словении (Obrje, Obrimburg, Obrinindorf, Abrinteburcstal, гора Obir, местность вокруг нее Ebriach) имеют отдаленное созвучие с этнонимом, поэтому их также трудно брать в расчет. Особый случай представляет пограничная крепость Heimburg в Карантании (также Hunen-, Hiunenburg), по-словенски Vobre, Vobrska gora, однако даже здесь, по мнению В. Поля, нельзя исключать вторичной ученой интерпретации51.

На Балканском полуострове вопрос о топонимических следах авар решался положительно теми исследователями, которые накладывали топонимы типа Обре, Обров, Обровац и др. на сеть римских дорог, таким образом показывая, что авары контролировали важнейшие пути коммуникации. Л. Маргетич использовал данный аргумент для доказательства длительности аварской власти на территории Западных Балкан в VII-VIII вв.52 В работах Ф. Шишича и Н. Клаич развивалась гипотеза о том, что в горных районах Далмации существовал небольшой аварский военный форпост, который пережил коллапс каганата и сохранил автономию под властью авар53. Ф. Шишич подчеркивал концентрацию топонимов Obrov, Obrova, Obrovo, Obrovac преимущественно в Северной Далмации, Лике, Гацке и северо-западной Боснии, в то же время В. Чорович находил их восточнее 54. Неоднократно указывалось на методологическую некорректность отождествления перечисленных названий с этно- S нимом авар — кроме прозрачной этимологии от obrov, obrovac показательно, ö что топонимы выступают на побережье — там, где аварских поселений никогда 21 не было55. 'g

Тем не менее со времен Ф. Шишича проблема интерпретации топонимов g

в районе Лики и Гацки осложнена тем, что вместе с ними фигурирует диа- ^

лектное прилагательное obarski 'сильно, очень сильно' (кричать, говорить), за- -с

фиксированное в Северной Далмации (в Буковице), Лике и в р-не Бариловича lg

и Велемерича. Нужно отметить, что продолжения этнонима *объръ в значении ^

«великан» в сербских, хорватских, боснийских диалектах неизвестны. П. Скок J3

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

указал два значения для obarski: '1. яростно, злобно, 2. откровенно, честно', от- §

мечая сходство 2-го значения с романским latine «ясно», венгерским magyarázni ¿¡

'объяснять' (ср.: deuten / deutsch)56. Вероятно, подразумевался вывод, что я

'Й со

в районе северной Далмации часть славян когда-то были носителями аварской идентичности — вывод, который перекликается с построениями Ф. Шишича. Упорные поиски следов авар в этих районах связаны с информацией 30-й главы трактата Константина Багрянородного «Об управлении империей», согласно которой подчиненные «остатки авар» проживали среди хорватов в середине Х в.57 Ассоциация этих «авар» с топонимами и поздними диалектными данными остается крайне дискуссионной — лаконичная формулировка трактата («В Хорватии и по сей день имеются остатки аваров, которых и считают аварами»), при отсутствии других данных позволяет говорить максимум о том, что аварами в Х в. извне считалась какая-то подчиненная хорватам группа населения — возможно, жители Гацки58. Согласно выводам Д. Е. Алимова, информация Константина Багрянородного показывает, что победа над аварами была одним из основных элементов политического мифа хорватской элиты, в то время как реальное сохранение аварской идентичности через сто лет после разрушения франками каганата выглядит невероятным.

В отличие от топонимии, трактат Константина Багрянородного предоставляет ценную информацию о том, в каких районах славянское население середины Х в. действительно сохраняло память об аварах. Информация 30-й и 31-й глав о войне хорватов с аварами показывает, что устная традиция о противостоянии аварам сохранялась в среде хорватской военной элиты, при этом ее можно рассматривать как элемент этногенетического мифа, основными мотивами которого были «переселение», «крещение» и войны с каким-либо могущественным противником (аварами и франками)59. В хорватском мифе авары были не сказочными великанами, а вполне реальными политическими противниками, которых внешние наблюдатели (информаторы византийского императора) смогли идентифицировать с аварами.

Хорватский миф о противостоянии аварам на Западных Балканах X в. — ^ не единственное свидетельство сохранения памяти об аварах в указанном регионе. Составленный в 870-х гг. в Зальцбурге трактат ОотвтБЮ Bagoariorum е£ ^ СагаМапогит, который излагает точку зрения Зальцбургской епархии на цер-« ковное прошлое Паннонии до прихода Мефодия, представляет гуннов врагами славян-карантанцев и указывает, что после разгрома каганата в Паннонии ^ остались «гунны и славяне»60, т.е. часть ее населения баварские наблюдатели 5§ отождествляли с аварами. Сама историческая конструкция трактата принадле-& жит баварскому клиру, но показательно, что в 1Х-Х вв. память об аварах была

актуальна в связи с прошлым западных славян. £ С рассказом о запрягании дулебских жен многократно сопоставлялось опи-® сание насилия гуннов (аваров) над женами винедов (славян) во франкской Хро-§ нике Фредегара. Несмотря на значительную хронологическую отдаленность ^ от ПВЛ — почти на 400 лет, Б. Застерова полагала, что в обоих случаях идет речь о реминисценции одной и той же давней традиции, которая попала к Фредега-£ ру несомненно с территории западных славян, где образовалась так называемая С

«держава Само»61. Х. Ловмяньский и А. Авенариус справедливо подчеркивали различия рассказов: оба источника имеют общей только констатацию аварского насилия над славянским народом, особенно над женщинами, тогда как конкретные формы этого угнетения проявляются по-разному: у Фредегара упомянуты военная эксплуатация, зимовка с женами и дань, в ПВЛ — запрягание. Различным образом изображена и судьба потомков авар: в летописи авары без следа исчезли, у Фредегара сыновья авар и славянок подняли восстание 62.

Непосредственное влияние одного источника на другой исключено, несомненна и разница в сюжетах. Тем не менее Фредегар использовал «местную» славянскую информацию о восстании Само, пусть «вложив ее в прокрустово ложе нарратива»63. Источник свидетельствует о живом представлении о притеснении славян аварами, которое сохранилось на протяжении одного поколения в VII в. на западной оконечности славянского мира. Хроника Фредегара отразила начальную стадию развития представления об аварах как поработителях западных славян. Для непосредственных соседей каганата оппозиция аварам оставалась актуальной на протяжении многих поколений. Главным доказательством этого остаются восходящие к этнониму апеллятивы — чешское obr, словацкое obor, obrin, словенское ober, верхнелужицкое hobr, hobjer, что означает «великан, гигант». Апеллятив сохранился в тех языках, предки носителей которых находились в непосредственном соседстве с Аварским каганатом64. Механизм становления этого значения в западнославянских языках можно связать с преувеличенными представлениями о силе завоевателей, а также наделением чужой религиозной и этнической группы нечеловеческими чертами — подобно тому, как это происходило с hüne, grk, елим, исполинъ и др. Отметим, что на территории Балкан (в том числе в хорватских диалектах) этноним не получил апеллятивного значения, и уже в XII-XIII вв. греч. Äßäpot переводилось как авари65. В то же время в тексте легенды ПВЛ содержится отчетливое указание на высокий рост обров, которые «телом велици». В летописи этноним обозначает, несомненно, не сказочных великанов, а один из кочевых народов, которые подчинили словен. S

Для объяснения отсутствия апеллятивного значения этнонима у восточных ö славян Х. Ловмяньский разработал схему из трех этапов: 1) непосредственные от- 21 ношения славян с аварами и создание впечатления о военном и физическом преобладании конных кочевников, 2) объединение в более поздней традиции понятия g обрин с понятием любого человека большой физической силы, затем и большого ^ роста, 3) использование этнического определения обринъ в отрыве от этнического -с субстрата66. По мнению исследователя, западные славяне прошли все три этапа и навсегда включили слово в свой лексикон, а у восточных славян третий этап ^ не оставил устойчивого языкового следа, потому что удержалось давнее анало- J3 гичное определение исполинъ. Но книжное исполинъ не вытеснило разговорного § «волот», «велетень». Подобная схема сама по себе не доказывает существование восточнославянской традиции об обрах — ни во 2-м, ни в 3-м значении. я

Невозможно принять предположение В. Свободы, согласно которому поговорка «погибоша аки обре», которая ходила на Руси, значительно старше сюжета гибели авар, и означает «погибли, как великаны». В объяснении происхождения апеллятивного значения этнонима исследователь присоединился к теории контаминации, т.е. совмещения уже существующего славянского мифа о гибели великанов, называемых похожим славянским словом оборъ, обръ, с этнонимом авар и их печальной судьбой67. Против такого понимания содержания поговорки говорит широкое распространение топоса о полном истреблении авар во франкских (Эйнхард, Ноткер Заика и др.) и византийских (Николай Мистик, Суда) источниках68. Нет никаких оснований считать, что предполагаемая восточнославянская традиция о гибели авар возникла изолированно от общеевропейской. Кроме того, гипотеза В. Свободы выглядит слишком громоздко: сначала миф о гибели великанов-обров был контаминирован с судьбой авар, затем этноним обры в этом мифе был оторван от этнического субстрата, а потом произошла повторная контаминация при составлении летописной легенды. Построения В. Свободы основаны на выводах В. Кипарского и В. Махека. Ареальные особенности распространения продолжений аппелятива *объръ 'великан' противоречат высказанным этими лингвистами гипотезам о прас-лавянском (и даже индоевропейском — от *оЬкгаз) происхождении этнонима и сближению с греч. оРргцо^ или готским аЪтБ 'сильный'69. Если праславянский термин, обозначавший великанов, был контаминирован с этнонимом «авар», необъяснимо его сохранение только в западнославянских языках. Согласно наиболее обоснованному и влиятельному взгляду, этноним обри, обръ восходит к заимствованному тюркскому самоназванию *араг70.

Итак, ареал распространения закономерно развивавшихся континуан-тов этнонима *объръ ограничивается в основном территорией к югу от Судет и Карпат (за исключением соседних к Чехии Лужиц). Эти территории непо-^ средственно соседствовали с территорией аварского каганата. Традиция о притеснении аварами славян и о борьбе с ними бытовала в VII и Х вв. на западе ^ и юго-западе славянского ареала, где в первой половине Х в. были известны ду-« лебы и где славяне находились в прямом соприкосновении с аварами с 60-х гг.

ей

VI в. вплоть до их исчезновения и ассимиляции.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

^ о

щ В заключение отметим, что интерпретация слов «телом велици, а умом гор-

5§ ди» в отношении бесследно погибших обров остается крайне важной для ха-

& рактеристики использованной в ПВЛ традиции, но столь же дискуссионной. Ци У ряда исследователей эти слова вызывали ассоциации с библейской историей

£ гибели допотопных исполинов, но в ПВЛ обры не названы исполинами прямо.

® Проблема состоит в том, насколько случайной и независимой является запад-

§ нославянская аналогия оЬг 'gigas' (значительно более поздняя по отношению ^ к формуле «телом велици» из ПВЛ), и является ли вторичной в легендарном ^ повествовании аллюзия полного исчезновения авар на книгу Бытия (6: 4).

£ Вне зависимости от избранного решения в качестве среды, которая сохраняем

ла традицию о дулебско-аварских отношениях, на наш взгляд, перспективнее рассматривать не восточнославянских «земледельцев-пахарей», а монахов славянских монастырей — хранителей книжного знания, которые перенесли в Киев «в Русь» отождествление славян с нориками, локализацию Словенской земли на Дунае, легендарные сведения о ее апостоле Павле, память о войнах волохов с уграми и информацию о мораво-паннонской миссии братьев Кирилла и Мефодия.

1 Lowmianski Н. Pocz^tki Polski: z dziejow Slowian w I tysi^cleciu n.e. T. II. Warszawa, 1964. S. 358-370; Swoboda W. Owiarygodnosci przekazu Powiesci dorocznej o Obrach // Slavia Antiqua: czasopismo poswi^cone starozytnosciom slowianskim. T. 17. Poznan, 1970. S. 7391; Avenarius A. Die Awaren in Europa. Amsterdam-Bratislava, 1974. S. 193-217; Мельникова Е. А. Устная традиция в Повести временных лет: к вопросу о типах устных преданий // Восточная Европа в исторической ретроспективе. К 80-летию В. Т. Пашуто. М., 1999. C. 155; Петрухин В. Я., Раевский Д. С. Очерки истории народов России в древности и раннем Средневековье. М., 2004. C. 177, 179, 236, 242; Войтович Л. В. Галицько-волинсью етюди. Бша Церква, 2011. С. 11-16.

2 Zästerovä B. Avaii a Dulebove v svedectvi "Povesti vremennych let" // Vznik a pocatky Slovanü. D. 3. Praha, 1960. S. 15-37; Väczy P. Der fränkische Krieg und das Volk der Awaren // Acta Antiqua Academiae Scientiarum Hungaricae. T. 20/3-4. 1972. S. 399-404; KollautzA. Nestors Quelle über die Unterdrückung der Duleben durch die Obri (Awaren) // Die Welt der Slaven. 1982. Bd. 27 (NF 6). S. 307-320.

3 Королюк В. Д. 1) Авары (обры) и дулебы русской летописи // Археографический ежегодник за 1962 г. М., 1963. С. 24-31; 2) Дулебы и анты, авары и готы // Проблемы типологии в этнографии. М., 1979. С. 53-59.

4 Полное собрание русских летописей (далее — ПСРЛ). T. 1: Лаврентьевская летопись. М., 1997. Стб 11-13; ПСРЛ. T. 2: Ипатьевская летопись. М., 1998. Стб 9.

5 Ключевский В. О. Сочинения: В 9 т. Т. I: Курс Русской истории. Ч. I. М., 1987. С. 124.

6 Labuda G. Panstwo Samona. 1949; ZästeroväB. Avaii a Dulebove... S. 24; Väczy P. Der fränkische Krieg. S. 404. Королюк В. Д. 1) Авары (обры) и дулебы русской летописи. С. 31; 2) Дулебы и анты, авары и готы. С. 55-56.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7 Шахматов А. A. Сказание о преложении книг на словенский язык // Jagic Festschrift: zbornik u slavu Vatroslava Jagica. Berlin, 1908. S. 172-188.

8 ПСРЛ. Т. 1. Стб 29; ПСРЛ. Т. 2. Стб 21.

9 См. Щавелев А. С. Славянские «племена» Восточной Европы X — первой половины XI в.: f^ аутентификация, локализация и хронология // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. о 2015. № 2. С. 100. ^

10 Avenarius A. Die Awaren. S. 199. z;

11 Ср. Конча С. Б. «Дулiбський союз» мiж мiфом i дшсшстю // Вюник Кшвського 13 нацюнального ушверситету iм. Т. Шевченка: Сер. Украшознавство. 2005. № 9. С. 28. |

12 См.: Matla-Koziowska M. Pierwsi Przemyslidzi i ich panstwo. (Od X do polowy XI wieku): Д Ekspansja terytorialna i jej polityczne uwarunkowania. Poznan, 2008. S. 170-239. Там же 13 подробная историография вопроса. -д

13 См.: MarquartJ. Osteuropäische und ostasiatische Streifzüge: ethnologische und historisch- -2 topographische Studien zur Geschichte des 9. und 10. Jahrhunderts (ca. 840-940). Leipzig, щ 1903. S. 103; Мишин Д. Е. Сакалиба (славяне) в исламском мире в раннее средневековье. М., 2002. С. 63; Michalski M, Stephan J. Noch einmal zum 34. Kapitel der Goldwiesen al-Mas'üdis über die Slawen // Folia Orientalia. Vol. 50. Krakow, 2013. S. 283-299. g

14 Подробной аргументации данного тезиса, анализу информации 34-й главы и ее составу tj будет посвящена отдельная публикация. ^

15 SteinhübelJ. Kapitoly z najstarsich ceskych dejin 531-1004. Krakow, 2012. S. 56-57. -S

16 Amon K. Die Kirche in Dudleipin // Zeitschrift des Historischen Vereins für Steiermark. Bd. 93. 2002. S. 15-56.

17 Обры названы в 16-й главе при обличении Константином трехъязычной ереси: «Мы же многы роды знаемъ, книгы умЬюче, Богу славу въздающе своимъ языкомъ къждо. ЯвЬ же суть си: ормЬни, пьрси, авазги, иверие, сугди, готи, объре, турьси, козаре, арав-ляне, егуптянЬ, сури, ини мнози» (Библиотека литературы Древней Руси. Т. 2. СПб., 1997. С. 56). То, что Константин имел в виду «восточных авар», которые отождествляются с жителями страны Сарир на севере Дагестана (Lowmianski H. Pocz^tki Polski. S. 364, przyp. 1105), маловероятно, поскольку в латинских и славянских памятниках аварами называли преимущественно авар паннонских, и в первой половине IX в. христианизированные авары еще проживали в Аварской марке ( Флоря Б. Н. Сказания о начале славянской письменности. СПб., 2004. С. 264-265).

18 В Златоструе оугри и обьри употреблено при переводе греч. 2лсй0са каг ßdpßapoi: «„да аще мы се ныне знакмъ. не мы же тъчию. нъ и оугри и обьри. кольми паче тъ члкъ. тъгда пЬрвЬе грЬха знаяше» ( Срезневский И. И. Сведения и заметки о малоизвестных и неизвестных памятниках. Приложение к IX тому записок имп. академии наук. № 6. СПб., 1866. С. 26).

19 О временах Фоки «Егда Хоздрои, Перскыи црь, миръ раздроуши, и Обри на Фракию нагнашА, и wбои вож Греч(е)скаж потребишь...» О временах Ираклия: «„тогда и Обри придоша къ црви мира просить с лестию... на Обры на воа събравшесА, и бившимсА» (Истрин В. М. Книгы временыя и образныя Георгия Мниха. Хроника Георгия Амартола в древнем славянорусском переводе Т. 1. Текст, исслед. и словарь. Пг., 1920. С. 432-434; Шахматов А. А. «Повесть временных лет» и ее источники // Труды Отдела древнерусской литературы. М.; Л., 1940. Т. 4. C. 45-46).

20 «„и кже то соуть ина цсртва поганихъ странъ и Обьрьско и Оугорьско погибьноуть отъ Грькъ и повоюють Персы» (Истрин В. Откровение Мефодия Патарского и апокрифические видения Даниила в византийской и славяно-русской литературах: Исследование и тексты. М., 1897. C. 92, 172-173 (Во втором переводе 7ойрко1 каг ^ßäpsi^ переведено уже как Тоурци и Авари — Там же. C. 107)).

21 Martyrium SS. Quindecem martyri // Patrologia Graeca. T. 126 / Ed. J. Migne. 1864. Col. 189, 200.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

22 Разумеется, также невозможно считать название обры только русским на основании того, что в сербском переводе Хроники Георгия Амартола этноним передан как авари (По-

^ весть временных лет / Подг. текста Д. С. Лихачева; пер. Д. С. Лихачева и Б. А. Романова. ^ М.; Л., 1950. С. 392).

23 Zästerovä B. Avari a Dulebove. S. 23.

^ 24 Väczy P. Der fränkische Krieg. S. 395-420.

25 Avenarius A. DieAwaren... S. 207. £ 26 Kollautz A. Nestors Quelle. 313-314; Мельникова Е. А. Устная традиция. С. 155; также Лр см. Одесский М. «Начало славян» и Пятикнижие: библейский контекст языческих преда-^ ний в «Повести временных лет» // От Бытия к Исходу. Отражение библейских сюжетов s s в славянской и еврейской народной культуре: Сборник статей. Сэфер. Академическая § серия. Вып. 2. М., 1998. С. 253-262. <и 27 Zästerovä B. Avari a Dulebove. S. 18. s^ 28 Avenarius A. Die Awaren. S. 214-216.

о 29 Zästerovä B. Avari a Dulebove. S. 17-18; Lowmianski H. Pocz^tki Polski. S. 361. ^ 30 См. Копцюх Б. 1сторичний змют Карпатських i Прикарпатських переказiв про велеив // sS Етшчна iсторiя народiв бвропи. 2008. Вип. 24.

§ 31 Bankowski A. Etymologiczny slownik j^zyka polskiego. T. 2. Warszawa, 2000. S. 352-353, ^ Хелимский Е. А. Тунгусоманьчжурский языковой компонент в Аварском каганате и сла-^ вянская этимология // Материалы к докладу на XIII Международном съезде славистов. ^ Любляна, 15-21 августа 2003. Й 32 Bankowski A. Etymologiczny slownik. S. 352-353, 407.

33 OtrçbskiJ. O pochodzeniu slowa olbraym // Jçzyk Polski. 1972. N 1 (styczen/luty). S. 13.

34 Stachowski M. Uwagi o zapozyczeniach altajskich w jçzyku praslowianskim i kwestie pokгewne // Studia Turcologica Cгacoviensia. 2005. T. 10. S. 447.

35 Теория В. Махека о праславянском адъективе *обръмъ, который сохранился в старопольском obrzym (см. далее) не принята большинством исследователей.

36 Manczak W. Etymologia wyrazu olbraym // Sprawozdania Poznanskiego Towaraystwa Pгzyjaciol Nauk. 1978. N 94. S. 40-41.

37 Biblia królowej Zofii, zony Jagielly. Z kodeksu szaгoszpatackiego / Wyd. A. Malecki. Lwów, 1871. S. 7.

38 Bible olomoucká, 1417. I. Díl [I] / Vedecká knihovna v Olomouci. Signatura: M III 1/ I. (fol. 3v) URL: http://www.digitalniknihovna.cz (дата обращения: 01.06.2017).

39 Psaltere florianski (Psalterium trilingue) [ca 1395 — ca 1405]. Fol. 53 (skan 112) / Biblioteka Narodowa. Rps 8002 III // URL: https://polona.pl/item/52212659/12/ (дата обращения: 01.06.2017).

40 Zaltár Wittenbereky. Praha, 1880. S. 39.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

41 Staroceská Alexandreida / Usporádal Václav Vázny. Pгaha, 1949. S. 55, 115.

42 Kollautz A. Nestore Quelle. S. 307.

43 Етнографiчний збiрник: видае етногр. комiс. наук. Т-ва iм. Шевченка. у Львова Галицько-руськi народнi приповiдки. Т. 2 (Кравець-Пять) / Зiбрав, упоряд. i пояснив 1ван Франко. Львiв, 1908. С. 465; Стрижак О. Про що розповвдають географiчнi назви. Кшв, 1967. С. 56.

44 Крамар G. Лггописш дулiби: реалш, гiпотези, здогади // Наша Культура. 1977. № 9. С. 13-14.

45 Pauli I. Piesni ludu Polskiego w Galicyi. Lwów, 1838. S. 63; Сборник материалов местностей и племен Кавказа. Вып. 5. Тифлис, 1885. С. 202; БессарабИ. В. Материалы для этнографии Херсонской губернии // Сборник Отделения русского языка и словесности Императорской Академии наук. 1916. T. 94. № 4. С. 121; Довженок Г. В. Украшський дитячий фольклор: вiршованi жанри. Кшв, 1981. С. 163.

46 Cм. Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. Т. 2: Л-П. СПб., 1902. С. 546, 155; Bezlaj F. O besedah in imenih // Jezik in slovstvo. Letn. I. stevilka 8-9. Ljubljana 1955/1956. S. 240-241; Этимологический словарь славянских языков. Праславянский лексический фонд. Вып. 29. М., 2002. С. 103, 135; Suie M. Ocjena radnje L. Ma^etica, "Konstantin Pofirogenet i vrijeme dolaska Hrvata" // Zbomik Historijskog zavoda JAZU. 8. Zagreb, 1977. S. 97; Алiферчык Т. М. Тапанiмiя заход-няга Палесся: этналшгвютычны аспект. Мiнск, 2013. С. 151-157.

47 Lowmianski H. Pocz^tki Polski. S. 385-387; Swoboda W. O wiarygodnosci... S. 88-89; f^ Алiферчык Т. М. Тапанiмiя заходняга Палесся. C. 153-157. о

48 Погодин А. Л. Из истории славянских передвижений. СПб., 1901. С. 60-61; Шахматов А. А. ^ Древнейшие судьбы русского племени. Пг., 1919. С. 24, прим. 1; также см.: Brückner A. z; Slownik etymologiczny jçzyka polskiego. T. 1: A-O. Kraków, 1927. S. 378; Жучкевич В. А. Крат- 13 кий топонимический словарь Белоруссии. Минск, 1974. С. 262-263; Фасмер М. Этимоло- | гический словарь русского языка. М., 1971. Т. 3. С. 107; Етимолопчний словник лмописних Д географiчних назв Швденно1 Руа / Вщп. ред. О. С. Стрижак. Кшв, 1985. С. 94. 13

49 Алiферчык Т. М. Тапанiмiя заходняга Палесся. C. 154-157. -д

50 Cм. Этимологический словарь славянских языков. Вып. 29. С. 128. -2

51 Pohl W. Die Awaren: Ein Steppenvolk im Mitteleuropa, 567-822. München, 1988. S. 223. д

52 Margetic L. Konstantin Pofirogenet i vrijeme dolaska H^ata // Zbomik Historijskog zavoda JAZU. 1977. Vol. 8. S. 66-67; также КовачевnhJ. Аварски каганат, Београд, 1977. C. 91-93.

53 Cм. Алимов Д. E. Этногенез хорватов формирование хорватской этнополитической общ- £ ности в VII-IX вв. СПб., 2016. C. 167. g

54 Sisic F. Povijest H^ata u vrijeme narodnih vladara. Zagreb, 1925. S. 678-680; поров^ В. ^ Исторща ^гославще. Београд, 1933. -S

55 Suic M. Ocjena radnje... S. 97; Bezlaj F. O besedah... S. 240-241; Muzic I. Bijeli Hrvati u banskoj Hrvatskoj i zupanijska Hrvatska // Starohrvatska prosvjeta. 2010. Vol. III. N 37. S. 279.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

56 Skok P. Etimologijski rjecnik hrvatskoga ili srpskoga jezika. T. II. Zagreb, 1972. S. 535.

57 Константин Багрянородный. Об управлении империей. М., 1991. C. 130-131.

58 Алимов Д. Е. Этногенез хорватов. C. 166-170; также Pohl W. Die Awaren... S. 245.

59 Мы не останавливаемся на вопросе о влиянии на изложение истории «переселения» хорватов византийского этнического дискурса и общей исторической схемы трактата, в которой авары были причиной многих бед империи — подробно все эти сюжеты рассмотрены Д. Е. Алимовым (Алимов Д. Е. Этногенез хорватов. C. 135-212).

60 Kos M. Conversio Bagoariorum et Carantanorum / Razprave znanstvenega drustva v Ljubljani 11. 1934. P. 132.

61 Zasterova B. Avaii a Dulebove. S. 25.

62 Lowmianski H. Pocz^tki Polski. S. 360; Avenarius A. Die Awaren. S. 195; также см.: Swoboda W. O Wiarygodnosci... S79.

63 Curta F. Slavs in Fredegar and Paul the Deacon: medieval gens or 'scourge of God'? // Early Medieval Europe. 1997. Vol. 6/2. P. 150-151.

64 Zasterova B. Avaii a Dulebove. S. 16, 18, 20-33.

65 Во втором болгарском переводе Откровения Мефодия Патарского и в сербском переводе Хроники Георгия Амартола этноним переводился как авари — Шахматов А. А. «Повесть временных лет» и ее источники. C. 46.

66 Lowmianski H. Pocz^tki Polski. S. 361.

67 Swoboda W. O wiarygodnosci. S. 88-90.

68 Vaczy P. Der fränkische Krieg. S. 395-420.

69 Kiparsky V. Die gemeinslavischen Lehnwörter aus dem Germanischen. Helsinki, 1934 (Annales Academiae Scientiarum Fennicae; Ser. B. T. 32). S. 78; Machek V. Etymologicky slovnik jazyka ceskeho a slovenskeho. Praha, 1957. S. 332.

70 Этимологический словарь славянских языков. Вып. 29. С. 128.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

References

ALIFERChYK T. M. Tapanimiya zakhodnyaga Palessya: etnalingvistychny aspekt [The toponimy of Western Palessie: ethnplinguistic aspect. In Belarusian]. Minsk: Bielaruskaja nawuka, 2013.

ALIMOV D. E. Etnogenez khorvatov: formirovanie khorvatskoi etnopoliticheskoi obshchnosti v VII-IX vv. o [Ethnogenesis of the Croats: formation of the Croatian ethnopolitical community in the VII-IX centuries. G In Russ.]. St Petersburg: Nestor, 2016.

AMON K. Die Kirche in Dudleipin [The chirch in Dudleipin. In Germ.] // Zeitschrift des Historischen ^ Vereins für Steiermark. 2002. Bd. 93. S. 15-56.

ts AVENARIUS A. Die Awaren in Europa [The Avars in Europe. In Germ]. Amsterdam-Bratislava: Hakkert, tH 1974. 283 p.

^ BANKOWSKI A. Etymologiczny stownik jazyka polskiego [Etymological dictionary of Polish language]. =S T. 2. Warszawa: Scientific edition of PAN, 2000.

§ BESSARAB I. V. Materialy dlya etnografii Khersonskoi gubernii [Materials for Ethnography of Kherson cu Province. In Russ.] // Sbornik Otdeleniya russkogo yazyka i slovesnosti Imperatorskoi Akademii nauk. 1916. S T. 94. N 4.

BEZLAJ F. O besedah in imenih [About words and names. In Slovenian] // Jezik in slovstvo. Letn. I. 5 stevilka 8-9. Ljubljana 1955/1956. P. 239-241.

sS Bible olomoucka [The Olomouc Bible. In Old Czech]. 1417. I. Dil [I] / Vedecka knihovna v Olomouci.

§ Signatura: M III 1/ I. (fol.3v) URL: http://www.digitalniknihovna.cz (date of access 01.06.2017).

^ Biblia krolowej Zofii, zony Jagietty. Zkodeksu szaroszpatackiego [The Bible of Queen Sofia, Jagiello's wife. From

^ Szaroszpatak manuscript. In Old Polish] / Wyd. A. Malecki. Lwow: National Institute for. Ossolinski, 1871.

^ BRÜCKNER A. Stownik etymologiczny jgzykapolskiego. T. 1: A-O. [Etymological dictionary of the Polish

h language. T. 1: A-O. In Polish]. Krakow: W. L. Anczyc, 1927. o

c

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

А. С. Kuöuub

157

CHOROVICH V. Istorija Jugoslavije. [History of Yugoslavia. In Serbocroat.]. Beograd: Narodno delo, 1933.

CURTA F. Slavs in Fredegar and Paul the Deacon: medieval gens or 'scourge of God'? // Early Medieval Europe. 1997. Vol. 6/2. P. 140-167.

DOVZHENOK G. V. Ukrains'kii dityachii fol'klor: virshovani zhanri [Ukrainian children's folklore: verse genres. In Ukrainian]. Kiiv: Naukova dumka, 1981.

Etimologicheskii slovar' slavyanskikh yazykov. Praslavyanskii leksicheskii fond [Etymological dictionary of Slavic languages. The pre-Slavic lexical fund. In Russ.] / Red. O. N. Trubachev. Vyp. 29. Moskow: Nauka, 2002.

Etimologichnii slovnik litopisnikh geografichnikh nazv Pivdennoi Rusi / Vidp. red. O. S. Strizhak. [STRIZHAK O. Ed. Etymological dictionary of the place-names of southern Russia in Rus' chronicles. In Ukrainian]. Kiiv, 1985.

Etnografichnii zbirnik: vidaae etnogr. komis. Nauk. T-va im. Shevchenka. U L'vovi. Galits'ko-rus'ki narodni pripovidki. T. 2. (Kravets'-Pyat') / zibrav, uporyad. i poyasniv Ivan Franko. [Ethnographic collection: issues etnogr. Komis. Sciences. The Galician-Russian folk sayings. Vol. 2. (Kravets-Five). In Ukrainian]. L'viv, 1908.

FASMER M. Etimologicheskii slovar' russkogo yazyka. T. 3. [Etymological dictionary of the Russian language. T. 3. In Russ.]. Moskow, 1971.

FLORYA B. N. Skazaniya o nachale slavyanskoipis'mennosti [Legends about the beginning of the Slavonic script. In Russian]. St Petersburg, 2004.

HOLUB Z. Jazykove doklady prehistorickepodunajske migrace slovanskeho etnika na cesky jih. [Linguistic evidences of prehistoric migration of Slavic ethnic from Danube to the Czech South. In Czech]. Opava, 2014.

ISTRIN V. M. Knigy vremenyya i obraznyya Georgiya Mnikha. Khronika Georgiya Amartola v drevnem slavyanorusskomperevode T. 1. Tekst, issled. i slovar'. [Books of the time and imagery of George Mnich. Chronicle of Georgios Amartolos in the ancient Slavonic translation of T. 1. Text, research survey and a dictionary. In Russ.]. Petrograd, 1920.

ISTRIN V. M. Otkrovenie Mefodiya Patarskogo i apokrificheskie videniya Daniila v vizantiiskoi i slavyano-russkoi literaturakh: Issledovanie i teksty. [Revelation of Methodius of Patar and apocryphal visions of Daniel in Byzantine and Slavonic-Russian literature: Research and texts. In Russ.]. Moskow, 1897.

KhELIMSKII E. A. Tungusoman'chzhurskii yazykovoi komponent v Avarskom kaganate i slavyanskaya etimologiya [Tungusomanschurian language component in the Avarian Kaganate and Slavic etymology. In Russ.] // Materialy k dokladu na XIII Mezhdunarodnom s'ezde slavistov. Laibach, 15-21 august 2003.

KIPARSKY V. Die gemeinslavischen Lehnwörter aus dem Germanischen. [The Common Slavic loanwords from Germanic. In German]. Helsinki, 1934.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

KOLLAUTZ A. Nestors Quelle über die Unterdrückung der Duleben durch die Obri (Awaren) [Nestor's source of the oppression of the Duleben by the Obri (Avars). In German] // Die Welt der Slaven. 1982. Bd. 27 (NF 6). S. 307-320.

KONCHA S. B. "Dulibs'kii soyuz" mizh mifom i diisnistyu [The Dulebian Union: between Myth and reality. In Ukrainian] // Visnik Kiivs'kogo natsional'nogo universitetu im. T. Shevchenka: Ser. Ukrainoznavstvo. 2005. N 9. S. 23-29.

KONSTANTIN BAGRYANORODNYI. Ob upravlenii imperiei. [Constantin Porphyrogenetus. On the Governance of the Empire. In Russ. and Greek]. Moscow, 1991. S. 130-131.

KOPTSYUKH B. Istorichnii zmist Karpats'kikh i Prikarpats'kikh perekaziv pro veletiv [Historical content of Carpathian and near-carpathian legends about velety. In Ukrainian] // Etnichna istoriya narodiv Evropi. Vip. 24. Kiiv, 2008. S. 126-130.

KOROLYUK V. D. Avary (obry) i duleby russkoi letopisi [Avars (Obry) and the Dulebians of the Russian Chronicle. In Russ.] // Arkheograficheskii ezhegodnik za 1962 g. M., 1963. S. 24-31.

KOROLYUK V. D. Duleby i anty, avary i goty [Dulebians and Antes, Avars and Goths. In Russ.] // Prob- J3 lemy tipologii v etnografii. Moskow, 1979. S. 53-59.

KOS M. Conversio Bagoariorum et Carantanorum [The Conversion of the Bavarians and the Carantanians. In Slovenian and Latin]. 1934.

KOVACHEVICH J. Avarski kaganat [The Avarian Khaganate. In Serbian]. Beograd, 1977.

KRAMAR E. Litopisni dulibi: realii, gipotezi, zdogadi [Dulebians from the Chronicle: realities, hypothesis, "tg guesses. In Ukrainian] // Nasha Kul'tura. 1977. N 9. S. 12-14. -3

LOWMIANSKI N. Poczqtki Polski: z dziejow Stowian w I tysiqcleciu n.e. T. II. [The beginnings of Poland: £ On the history of the Slavs in the 1st millennium. T. II. In Polish]. Warszawa, 1964. -g

MACHEK V: Etymologicky slovnik jazyka ceskeho a slovenskeho. [Etymological dictionary of Czech and Slovak language. In Polish]. Praha, 1957. S

'3

d

MANCZAK W Etymologia wyrazu olbrzym [Etymology of the word olbrzym. In Polish] // Sprawozdania Poznanskiego Towarzystwa Przyjaciol Nauk. 1978. N 94. S. 40-41.

MARGETIC L. Konstantin Porfirogenet i vrijeme dolaska Hrvata [Konstantin Porfirogenetus and the time of arrival of the Croats. In Croatian] // Zbornik Historijskog zavoda JAZU. 1977. Vol. 8. S. 5-88.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

MARQUART J. Osteuropäische und ostasiatische Streifzüge: ethnologische und historisch-topographische Studien zur Geschichte des 9. und 10. Jahrhunderts (ca. 840-940) [Eastern European and East Asian explorations: ethnological and historical topographic studies on the history of the 9th and 10th centuries (ca. 840-940). In German]. Leipzig, 1903.

MATLA-KOZtOWSKA M. Pierwsi Przemyslidzi i ichpanstwo. (OdXdopotowy XIwieku): Ekspansja tery-torialna i jejpolityczne uwarunkowania. [First Premyslids and their state. (From the 10th to the mid-11th century): Territorial expansion and its political conditioning. In Polish]. Poznan, 2008.

MELNIKOVA E. A. Ustnaya traditsiya v Povesti vremennykh let: k voprosu o tipakh ustnykhpredanii [Oral tradition in the Tale of Bygone Years: to the question of types of oral traditions. In Russ.] // Vostochnaya Ev-ropa v istoricheskoi retrospektive. K 80-letiyu V. T. Pashuto. Moskow, 1999. S. 153-165.

MICHALSKI M., STEPHAN J. Noch einmal zum 34. Kapitel der Goldwiesen al-Mas'udis über die Slawen [Newly, to the 34th chapter of the Mines of Gold of al-Mas'ûdï on the Slavs. In German] // Folia Orientalia. 2013. Vol. 50. S. 283-299.

MIShIN D. E. Sakaliba (slavyane) v islamskom mire v rannee srednevekov'e. [Saqaliba (Slavs) in the Islamic world in the early Middle Ages. In Russ.]. Moskow, 2002.

MUZIC I. Bijeli Hrvati u banskoj Hrvatskoj i zupanijska Hrvatska [White Croats in Banska Croatia and the zhupanian Croatia. In Croatian] // Starohrvatska prosvjeta. 2010. Vol. III. N 37. S. 265-298.

ODESSKIJ M. "Nachalo slavjari' i Pjatiknizhie: biblejskij kontekst jazycheskih predanij v "Povesti vremen-nyh let" ["The beginning of the Slavs" and the Pentateuch: the biblical context of pagan oral traditions in the Russian primary Chronicle. In Russ.] // Ot Bytija k Ishodu. Otrazhenie biblejskih sjuzhetov v slavjanskoj i evrejskoj narodnoj kul'ture. Sbornik statej. Sjefer. Akademicheskaja serija. Vyp. 2. Moskow, 1998. S. 253-262.

OTRFBSKI J. Opochodzeniu stowa olbrzym [On the origin of the word olbrzym. In Polish] // Jçzyk Polski. 1972. N 1 (styczen/luty). S. 10-13.

PAULI I. Piesni ludu Polskiego w Galicyi. [Songs of the Polish people in Galicia. In Polish]. Lwow, 1838.

PETRUKhIN V. Ya., RAEVSKII D. S. Ocherki istorii narodov Rossii v drevnosti i rannem Srednevekov'e. [Essays on the history of the peoples of Russia in antiquity and the early Middle Ages. In Russ.]. Moskow, 2004.

POGODIN A. L. Iz istorii slavyanskikh peredvizhenii. [From the history of Slavic movements. In Russ.]. St Petersburg, 1901.

POHL W. Die Awaren: Ein Steppenvolk im Mitteleuropa, 567-822. [The Avars: A steppe people in Central Europe, 567-822. In German]. München: C. H. Beck, 1988.

Povest' vremennykh let [The Tale of Bygone Years. In Russ.] / Podg. teksta D. S. Likhacheva; per. D. S. Likh-acheva i B. A. Romanova. Moskow; Leningrad: Izdatelstvo AN SSSR, 1950. q Sbornik materialov mestnostei iplemen Kavkaza. [Collection of materials of localities and tribes of the Cau-G casus. In Russ.]. Vyp. 5. Tiflis, 1885.

^ ShAKhMATOV A. A. "Povest' vremennykh let" i ee istochniki ["The Tale of Bygone Years" and its sources. ^ In Russ.] //Trudy Otdeladrevnerusskoi literatury. 1940. T. 4. S. 9-150.

S SHAKhMATOV A. A. Drevneishie sud'by russkogo plemeni. [The oldest destinies of the Russian tribe. Jp In Russ.]. Petrograd: 2nd state typography, 1919.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

^ SHAKhMATOV A. A. Skazanie o prelozhenii knig na slovenskii yazyk [Legend of the introduction of books s g into the Slovenian language. In Russ.] // Jagic Festschrift: zbornik u slavu Vatroslava Jagica. Berlin, 1908. § S. 172-188.

eu SHCHAVELEV A. S. Slavyanskie "plemena" Vostochnoi Evropy X — pervoi poloviny XI v.: autentifikatsiya, S lokalizatsiya i khronologiya [Slavic "tribes" of Eastern Europe From the first half of the 11th century: authenticate tion, localization and chronology. In Russ.] // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. 2015. N 2. S. 99-133. Ö SISIC F. Povijest Hrvata u vrijeme narodnih vladara. [History of Croats in the Time of National Rulers. s g In Croatian]. Zagreb, 1925.

S SKOK P. Etimologijski rjecnik hrvatskoga ili srpskoga jezika. T. II. [Etymological dictionary of Croatian or ^ Serbian language. T. II. In Croatian]. Zagreb, JAZU, 1972.

^ STACHOWSKI M. Uwagi o zapozyczeniach attajskich w jçzyku prastowianskim i kwestie pokrewne [Notes ^ on Altai borrowings in Proto-Slavic and related issues. In Polish] // Studia Turcologica Cracoviensia. 2005. £ T. 10. S. 437-454. C

SREZNEVSKII I. I. Materialy dlya slovarya drevnerusskogo yazyka po pis'mennym pamyatnikam. T. 2: L-P. [Materials for the dictionary of the Old Russian language from written monuments. Vol. 2: L-P. In Russ.]. St Petersburg, 1902.

SREZNEVSKII I. I. Svedeniya i zametki o maloizvestnykh i neizvestnykh pamyatnikakh. Prilozhenie k IX tomu zapisok imp. akademii nauk. № 6. [Information and notes about little-known and unknown monuments. An appendix to the 9th Vol. of Notes of Academy of Sciences. In Russ.]. St Petersburg, 1866.

Staroceska Alexandreida / Usporadal Vaclav Vazny. [Old Czech Alexandreida / Edited by Vaclav Vazny. In Czech]. Praha: ELK publ., 1949.

STEINHÜBEL J. Kapitoly z najstarsich ceskych dejin531-1004. [Chapters from the Oldest Czech History 531-1004. In Slovak.]. Krakow: Spolok slovakov v Pol'sku, 2012.

STRIZhAK O. Pro shcho rozpovidayut' geografichni nazvi. [What about the geographical names tell us? In Ukrainian]. Kiiv: Naukova dumka, 1967.

SUIC M. Ocjena radnje L. Margetica,"Konstantin Porfirogenet i vrijeme dolaska Hrvata" [The evaluation of L. Margetic's work, "Constantin Porfirogenet and the time of the arrival of Croats". In Croatian] // Zbornik Historijskog zavoda JAZU. 1977. 8. S. 89-100.

VACZY P. Der fränkische Krieg und das Volk der Awaren [The Frankish War and the People of the Avars. In German] // Acta Antiqua Academiae Scientiarum Hungaricae. 1972. T. 20/3-4. S. 395-420.

VOITOVICh L. V. Galits'ko-volins'ki etyudi. [Galician-Volyn sketches. In Ukrainian]. Bila Tserkva: Pshonkivskyj Publ., 2011.

Zalltaf Wittenbersky. [Psalter of Wittenberg. In Old Czech]. Praha: Nakladem matice ceske, 1880. ZASTEROVA B. Avafi a Dulebove v svedectvi "Povesti vremennych let" [The Avars and Dulebians in the Tale of bygone years. In Czech] // Vznik a pocatky Slovanu. 1960. D. 3. S. 15-37.

ZhUChKEVICh V. A. Kratkii toponimicheskii slovar' Belorussii. [Brief toponymic dictionary of Belarus. In Russ.]. Minsk: BGU, 1974.

Список литературы

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Amon K. Die Kirche in Dudleipin // Zeitschrift des Historischen Vereins für Steiermark. 2002. Bd. 93. S. 15-56. Avenarius A. Die Awaren in Europa. Amsterdam-Bratislava, 1974. Bankowski A. Etymologiczny slownik j^zyka polskiego. T. 2. Warszawa, 2000.

BezlajF. O besedah in imenih // Jezik in slovstvo. Letn. I. stevilka 8-9. Ljubljana, 1955/1956. S. 239-241. Bible olomoucka. 1417. I. Dil [I] / Vedecka knihovna v Olomouci. Signatura: M III 1/ I. (fol. 3v). URL: http://www.digitalniknihovna.cz (дата обращения: 01.06.2017).

Biblia krolowej Zofii, zony Jagielly. Z kodeksu szaroszpatackiego / Wyd. A. Malecki. Lwow, 1871. S. 7. Brückner A. Slownik etymologiczny j^zyka polskiego. T. 1. A-O. Krakow, 1927.

Curta F. Slavs in Fredegar and Paul the Deacon: medieval gens or 'scourge of God'? // Early Medieval Europe. 1997. Vol. 6/2. P. 140-167.

Holub Z. Jazykove doklady prehistoricke podunajske migrace slovanskeho etnika na cesky jih. Opava, 2014. Kiparsky V. Die gemeinslavischen Lehnwörter aus dem Germanischen. Helsinki, 1934.

Kollautz A. Nestors Quelle über die Unterdrückung der Duleben durch die Obri (Awaren) // Die Welt der f^ Slaven. 1982. Bd. 27 (NF 6). S. 307-320. °

Kos M. Conversio Bagoariorum et Carantanorum // Razprave znanstvenega drustva v Ljubljani. 1934. ^ Lowmianski Н. Pocz^tki Polski: z dziejow Slowian w I tysi^cleciu n.e. T. II. Warszawa, 1964. Zi

Machek V. Etymologicky slovnik jazyka ceskeho a slovenskeho. Praha, 1957. 13

Manczak W. Etymologia wyrazu olbrzym // Sprawozdania Poznanskiego Towarzystwa Przyjaciol Nauk. ^ N 94. Poznan, 1978. S. 40-41. Д

Margetic L. Konstantin Porfirogenet i vrijeme dolaska Hrvata // Zbornik Historijskog zavoda JAZU. 1977. Vol. 8. S. 5-88.

MarquartJ. Osteuropäische und ostasiatische Streifzüge: ethnologische und historisch-topographische +2 Studien zur Geschichte des 9. und 10. Jahrhunderts (ca. 840-940). Leipzig, 1903. g

Matla-Koztowska M. Pierwsi Przemyslidzi i ich panstwo (Od X do polowy XI wieku): Ekspansja ao terytorialna i jej polityczne uwarunkowania. Poznan, 2008. 3

Michalski M., StephanJ. Noch einmal zum 34. Kapitel der Goldwiesen al-Mas'ödls über die Slawen // Folia £ Orientalia. Vol. 50. Krakow, 2013. S. 283-299. H

V ^

Muzic I. Bijeli Hrvati u banskoj Hrvatskoj i zupanijska Hrvatska // Starohrvatska prosvjeta. 2010. Vol. III. N 37. S. 265-298. 'S

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

'c3

CO

OtrgbskiJ. O pochodzeniu slowa olbrzym // J?zyk Polski. 1972. N 1 (styczen/luty). S. 10-13. Pauli I. Piesni ludu Polskiego w Galicyi. Lwow, 1838.

Pohl W. Die Awaren: Ein Steppenvolk im Mitteleuropa, 567-822. München, 1988. Sisic F. Povijest Hrvata u vrijeme narodnih vladara. Zagreb, 1925. Skok P. Etimologijski rjecnik hrvatskoga ili srpskoga jezika. T. II. Zagreb, 1972.

Stachowski M. Uwagi o zapozyczeniach altajskich w j^zyku praslowianskim i kwestie pokrewne // Studia Turcologica Cracoviensia. T. 10. Krakow, 2005. S. 437-454. Staroceskä Alexandreida / Usporädal V. Väzny. Praha, 1949. SteinhübelJ. Kapitoly z najstarsich ceskych dejin 531-1004. Krakow, 2012.

Suic M. Ocjena radnje L. Margetica, "Konstantin Porfirogenet i vrijeme dolaska Hrvata" // Zbornik Historijskog zavoda JAZU. 8. Zagreb, 1977. S. 89-100.

Swoboda W. Owiarygodnosci przekazu Powiesci dorocznej o Obrach // Slavia Antiqua: czasopismo poswi^cone starozytnosciom slowianskim. T. 17. Poznan, 1970. S. 73-91.

Vaczy P. Der fränkische Krieg und das Volk der Awaren // Acta Antiqua Academiae Scientiarum Hungaricae. 1972. T. 20/3-4. S. 395-420. Zaltär Wittenbersky. Praha, 1880.

Zasterova B. Avari a Dulebove v svedectvi "Povesti vremennych let" // Vznik a pocätky Slovanü. D. 3. Praha, 1960. S. 15-37.

Алiферчык Т. М. ТапаШ1Шя заходняга Палесся: этнашнгвютычны аспект. MiHCK, 2013. Алимов Д. Е. Этногенез хорватов, формирование хорватской этнополитической общности в VII-IX вв. СПб., 2016.

Бессараб И. В. Материалы для этнографии Херсонской губернии // Сборник Отделения русского языка и словесности Императорской Академии наук. 1916. T. 94. № 4. Войтович Л. В. Галицько-волинськ етюди. Бша Церква, 2011. Довженок Г. В. Укра'шський дитячий фольклор: вiршованi жанри. Кшв, 1981.

Етимолопчний словник лтописних географiчних назв Швденно! Руа / Вщп. ред. О. С. Стрижак. Кшв, 1985.

Етнографiчний збiрник: видае етногр. комю. наук. Т-ва iм. Шевченка. У Львовi. Галицько-руськi народнi приповщки. Т. 2 (Кравець-Пять) / Зiбрав, упоряд. i пояснив I. Франко. Львiв, 1908. Жучкевич В. А. Краткий топонимический словарь Белоруссии. Минск, 1974.

Истрин В. М. Книгы временыя и образныя Георгия Мниха. Хроника Георгия Амартола в древнем славянорусском переводе. Т. 1. Текст, исслед. и словарь. Петроград, 1920.

Истрин В. М. Откровение Мефодия Патарского и апокрифические видения Даниила в византийской и славяно-русской литературах: Исследование и тексты. М., 1897. Ковачеви% J. Аварски каганат. Београд, 1977.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Константин Багрянородный. Об управлении империей. М., 1991. C. 130-131.

Конча С. Б. «Душбський союз» мiж мiфом i дшснютю // Вюник Кшвського нацюнального ушверситету iм. Т. Шевченка. Сер. Укранознавство. 2005. № 9. С. 23-29. ^ Копцюх Б. 1сторичний змют Карпатських i Прикарпатських переказiв про велетiв // Етшчна iсторiя S народiв Европи. Вип. 24. Кшв, 2008. С. 126-130.

S Королюк В. Д. Авары (обры) и дулебы русской летописи // Археографический ежегодник за 1962 г. Л М., 1963. С. 24-31.

^ Королюк В. Д. Дулебы и анты, авары и готы // Проблемы типологии в этнографии. М., 1979. С. 53-59. j g Крамар 6. Л^описш душби: реалш, гiпотези, здогади // Наша Культура. 1977. № 9. С. 12-14. § Мельникова Е. А. Устная традиция в Повести временных лет: к вопросу о типах устных преданий // си Восточная Европа в исторической ретроспективе. К 80-летию В. Т. Пашуто. М., 1999. C. 153-165. S Мишин Д. Е. Сакалиба (славяне) в исламском мире в раннее средневековье. М., 2002. с^ Одесский М. «Начало славян» и Пятикнижие: библейский контекст языческих преданий в «Повести

о временных лет» // От Бытия к Исходу. Отражение библейских сюжетов в славянской и еврейской на-«

о CS

родной культуре: Сборник статей. Сэфер. Академическая серия. Вып. 2. М., 1998. С. 253-262.

8 Петрухин В. Я., Раевский Д. С. Очерки истории народов России в древности и раннем средневеко-^ вье. М., 2004.

Повесть временных лет / Подг. текста Д. С. Лихачева; пер. Д. С. Лихачева и Б. А. Романова. М.; Л., 1950. ^ Погодин А. Л. Из истории славянских передвижений. СПб., 1901. н Сборник материалов местностей и племен Кавказа. Вып. 5. Тифлис, 1885.

Срезневский И. И. Материалы для словаря древнерусского языка по письменным памятникам. Т. 2: Л-П. СПб., 1902.

Срезневский И. И. Сведения и заметки о малоизвестных и неизвестных памятниках. Приложение к IX т. записок имп. академии наук. № 6. СПб., 1866.

Стрижак О. Про що розповвдають географiчнi назви. Кшв, 1967.

Трубачев О. Н. Ранние славянские этнонимы — свидетели миграции славян // Вопросы языкознания. 1974. № 6. С. 48-64.

ЪоровиЛ В. Исторща Jугославиjе. Београд, 1933.

Фасмер М. Этимологический словарь русского языка. Т. 3. М., 1971.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Флоря Б. Н. Сказания о начале славянской письменности. СПб., 2004.

Шахматов А. А. Древнейшие судьбы русского племени. Пг., 1919.

Шахматов А. А. Сказание о преложении книг на словенский язык // Jagic Festschrift: zbornik u slavu Vatroslava Jagica. Berlin, 1908. S. 172-188.

Шахматов А. А. «Повесть временных лет» и ее источники // Труды Отдела древнерусской литературы. М.; Л., 1940. Т. 4. C. 9-150.

Щавелев А. С. Славянские «племена» Восточной Европы X — первой половины XI в.: аутентификация, локализация и хронология // Studia Slavica et Balcanica Petropolitana. 2015. № 2. C. 99-133.

Этимологический словарь славянских языков. Праславянский лексический фонд / Ред. О. Н. Тру-бачев. Вып. 29. М., 2002.

А. С. Кибинь. Дулебы и обры (авары) Повести временных лет

В статье рассматриваются два этнонима краткой легенды о дулебах и обрах из вводной части ПВЛ. Впервые этноним дулебы упоминается арабским источником середины Х в. «Золотые копи и россыпи самоцветов» как обозначение территории Чехии. Память об аварах как о противниках сохранялась этно-генетическим мифом далматинских хорватов Х в., как показывает трактат Константина Багрянородного «Об управлении империи», а также среди западных славян, о чем свидетельствует распространение продолжений общеслав. этнонима *объръ в значении «великан» в западнославянских языках. Имеющиеся данные указывают на центральную Европу — район Подунавья и верховьев Эльбы как место центрального «события» легенды. Дискуссионным остается вопрос о связи формулы «телом велици, умом гор-ди» с апеллятивным значением obr 'великан'.

Ключевые слова: Повесть временных лет, Аварский каганат, Константин Багрянородный, ал'Масуди, авары, дулебы.

A. S. Kibin. Dulebians and Obri (Avars) of the Russian Primary Chronicle

The article deals with two ethnonyms from a brief legend about the Dulebians (Duleby) and Avars (Obry) ^ from the Introduction of the Tale of bygone years (12th century). For the first time the ethnonym Dulebians g (as Dulaba) referred by "Meadows of Gold and Mines of Gems" in the mid-10th century as a designation of the territory of the Bohemia. As the treatise of emperor Constantine "De administrando imperio" shows, the mem- ^ ory of the clashes with Avars was active in the ethnogenetic myth of the Dalmatian Croats in the 10th century, and among the Western Slavs, as evidenced by the proliferation of sequels of the ethnonym *оЬъгъ meaning с 'giant' in Western Slavic languages. This data pointes сentral "event" of the legend to Central Europe — the g Danube basin or upper Elbe. Controversial remains the question of the relationship of the literary concept ^ 'telom velicy, umom gordi with meaning of obr 'giant' in Western Slavic. 8

Key words: Tale of bygone years, Avar Khaganate, Constantine Porphyrogenitus, al-Masudi, Avars, о Dulebians. .jg

£

Кибинь Алексей Сергеевич — к.и.н., независимый исследователь. ¡^

Kibin Aleksiej — Ph. D., researcher. -Q

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

E-mail: aleksykibin@gmail.com c3

Рч Я

•з

со