Научная статья на тему 'Dream как базовый концепт романа Ф. С. Фицджеральда «Великий Гэтсби»'

Dream как базовый концепт романа Ф. С. Фицджеральда «Великий Гэтсби» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1160
124
Поделиться

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Александрович Наталья Владимировна

Исследуется концепт DREAM как базовый концепт романа Ф.С. Фицджеральда «Великий Гэтсби». DREAM является американским концептом-регулятивом, формирующим национальные ценности и модели поведения.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Александрович Наталья Владимировна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Dream как базовый концепт романа Ф. С. Фицджеральда «Великий Гэтсби»»

лы различных космических уровней (и буквы, и соотносимые с ними числа олицетворяли различные космические уровни: верхний, средний, нижний). В связи с чем важно учесть тесную связь буквенных знаков, в том числе крайних и средних, с древним бестиарием и с понятием так называемой «лестницы в небо» (каждая ступенька этой лестницы олицетворяла одно из нескольких небес). Наконец, следует иметь в виду, что понятие Границы в древности считалось священным: границе поклонялись, как божеству, и приносили ей жертвы.

Литература

1. Маковский, М.М. Индоевропейский корень: форма и значение / М.М. Маковский // Вопр. языкознания. 2002. № 3.

2. Мельничук, А.С. О сущности беглого -s- / А.С. Мельничук // Этимология. 1984. М., 1986.

3. Порциг, В. Членение индоевропейской языковой области / В. Порциг. М., 1964.

4. Туманян, Э.Г. Структура индоевропейских имен в армянском языке / Э.Г. Туманян. М., 1978.

5. Clark, E.V. The ontogenesis of meaning I

E.V. Clark. Wiesbaden, 1979.

6. Hollander, D.M. Prefixal s- in Germanic I D.M. Hollander. Baltimore, 19GS.

7. Persson, P. Studien zur Lehre von der Wur-zelerweiterung und Wurzelvariation I P. Persson. Uppsala, 1891.

8. Siebs, Th. Anlautstudien I Th. Siebs II KZ. Bd. 19G4. 37.

Н.В. АЛЕКСАНДРОВИЧ (Анапа)

DREAM КАК БАЗОВЫЙ КОНЦЕПТ РОМАНА Ф.С. ФИЦДЖЕРАЛЬДА «ВЕЛИКИЙ ГЭТСБИ»

Исследуется концепт DREAM как базовый концепт романа Ф.С. Фицджеральда «Великий Гэтсби». DREAM является американским концептом-регулятивом, формирующим национальные ценности и модели поведения.

Концепт DREAM (мечта) относится к этноспецифическим концептам-регуляти-вам в лингвокультуре США, поскольку

он характеризует устремления нации создать особую модель поведения, сформировать идеалы, достойные подражания, внушить оптимизм в национальном масштабе. В американской культуре мечта связывается с представлением о США как о стране, где каждый может разбогатеть и добиться успеха.

Американской мечте посвящены многочисленные труды писателей и поэтов, философов и политиков. Среди них роман «The Great Gatsby» («Великий Гэтсби») Фрэнсиса Скотта Фицджеральда, классика американской литературы XX в. По данным культурологического словаря Хирша (Hirsh), роман является одним из прецедентных текстов американской культуры, поэтому его концептуальное исследование представляет интерес не только для лингвистики, но и культурологии.

Замысел романа возник у Фицджеральда в 1924 г. в Америке, первоначально он назывался «Тримальхион», по имени одного из персонажей «Сатирикона» Петро-ния. Тримальхион - бывший раб, который разбогател и роскошными пирами пытается завоевать расположение элиты. В процессе работы «Тримальхион» превратился в «Великого Гэтсби». Название, эпиграф и горько-ироничный тон повествования указывают на то, что окончательный вариант ‘The Great Gatsby’ выбран по аналогии с многочисленными знаковыми американскими реалиями: Great Seal of the United States (герб США); Great Awakening («Великое пробуждение», религиозное движение XVIII в.); the Great Society (великое общество, США); the Great Land (Аляска); the Great Central State (Северная Дакота); the Great Lakes region (район Великих озер) и др. Образ главного героя по замыслу автора приобретает обобщенно-знаковый смысл: Гэтсби «велик» потому, что его жизнь посвящена МЕЧТЕ.

На двухстах страницах романа ключевое слово DREAM встречается 15 раз, что может вызвать сомнения в его репрезентативности и состоятельности как базового концепта. Однако вокруг него группируются синонимичные и антонимичные единицы, образуя семантические комплексы, тождественные и синонимические повторы. Их связь подкрепляется сюжетным построением, в котором у каждого из пер-

© Александрович Н.В., 2008

сонажей существует МЕЧТА. Так, Ник Каррауэй приезжает в Нью-Йорк, чтобы заняться финансовым бизнесом, Дейзи желает любви и покоя, Том ищет развлечений, Миртл Уилсон мечтает «выйти замуж за джентльмена», а ее супруг хочет разбогатеть, но в долине праха (a valley of ashes), которая становится эпицентром событий, мечтам не суждено сбыться. Здесь даже существует символ несбывшейся мечты - остаток рекламного щита с «глазами доктора Эклберга». Когда-то сюда прибыл окулист, желая расширить врачебную практику, но и его мечта не осуществилась. Таким образом, концепт DREAM становится текстообразующим и может стать предметом анализа.

Ключевое слово романа связано с образом главного героя, что подчеркивает его концептуальную значимость. Компонентный словарный анализ семантики слова dream обнаруживает, что с этой лексемой в ее основном значении связано представление носителя английского языка с положительным эмоционально-психическим состоянием - состоянием надежды на лучшее будущее, ожиданием лучшего. На это указывает и происхождение слова: др.-англ. ‘dream’ означало «радость», «песня» [3: 181]. Существует и иное семантическое наполнение данной лексемы, связанное со сновидениями, снами, грезами, что показывает отдаленность воображаемого от действительного.

В словаре Вебстера слово dream определяется как: 1) совокупность мыслей, образов или эмоций, возникающих во сне; 2) уход от реальности; 3) нечто высочайшего качества; очень красивое, превосходное; 4) главная цель, стремление или желание [4: 688]. В качестве наиболее частотных сочетаний с этим словом-стимулом в словарях приводятся следующие: have a dream (видеть сон), in a dream (во сне), a dream job/holiday/home (превосходные - работа, отдых, дом), beyond your (wildest) dreams (предел мечтаний), a dream come true (мечта, ставшая явью), in a dream (задумавшись), in your dreams (юмор, помечтай), like a dream (очень хорошо или очень необычно), not/never in your (wildest) dreams (намного больше или лучше, чем вы могли предполагать), of your dreams (кто-то или что-то вашей мечты), somebody’s dream (чья-то мечта). Словарная выборка показывает, что в англоязычном сознании DREAM связывается с психо-

логическим состоянием ожидания, надежды и радости, если надежды оправдались.

Из лексикографических компонентов в романе Фицджеральда концептуализируются три: 1) сны; 2) идеал, идеалы; 3) мечта, мечты. В тексте реализуется и синонимический ряд существительного dream: hope (надежда), idea (идея), wish (желание), fantasy (фантазия), fancy (мысленный образ). Анализ всех контекстов, обнаруживающих индивидуальные авторские представления о МЕЧТЕ, позволяет их обобщить и представить когнитивно-пропозициональную структуру концепта. Она складывается из следующих позиций: субъект - предикат - объект - атрибутивная характеристика мечты.

Позиция субъекта мечты отводится главному герою Джею Гэтсби. Это бедный парень из американской глубинки, мечтающий разбогатеть и завоевать право быть с любимой женщиной.

Cf.: He had been full of the idea so long, dreamed it right through to the end, waited with his teeth set, so to speak, at an inconceivable pitch of intensity [1: 59]. Он так долго был полон этой идеей, храня мечту до конца и ожидая со стиснутыми зубами, с нечеловеческой волей, когда же она сбудется (перевод наш. - Н.А.).

В пяти высказываниях субъектом выступает существительное DREAM, его синонимы и VOICE. Позиция предиката мечты заполняется в основном фразовыми глаголами, перевод которых дается исходя из контекста:

- It had gone beyond her - [мечта] оказалась выше ее понимания;

- [this voice] couldn't be over-dreamed -[об этом голосе] нельзя было не мечтать;

- these reveries provided an outlet for his imagination - эти грезы давали выход его воображению;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- some idea of himself had gone into loving Daisy - его идея перешла в любовь к Дейзи;

- only the dead dream fought on trying to touch struggling unhappily, undesparingly -боролась, пытаясь дотянуться, сражаясь без успеха и уже без отчаяния;

- his dream must have seemed so close -его мечта, должно быть, казалась ему такой близкой.

В данной последовательности предикатов, соответствующей их последовательности в романе, четко прослеживается

динамика образа мечты, определенная авторским выбором лексико-грамматических форм. Неотвратимость трагической развязки подсказывается читателю видовременным переходом от глагольных форм простого прошедшего времени (dreamed, provided, fought) к модальному глаголу с перфектным инфинитивом (must have seemed). Эта же идея подкрепляется лексическими единицами fight/struggle unhappily, undespa-ringly (букв. - сражаться несчастно, неотчаянно), причем последняя лексема не фиксируется словарями. Видимо, следует рассматривать ее наряду с over-dream (букв. - перемечтать) как авторские окказионализмы, введенные для усиления эмоциональности.

В объектной позиции можно выделить несколько концептуальных смыслов, представленных автором: МЕЧТА имеет пределы (границы) - ср.: beyond the dreams of Castile (предел мечтаний в Кастилии); Daisy tumbled short of his dreams (Дейзи оказалась не такой, как в его мечтах, - букв. короче, чем его мечты); МЕЧТА материальна - ср.: the wake of his dreams (вслед его мечтам); he added to the pattern of his fancies (он пополнил набор своих фантазий); to carry well-forgotten dreams (носить давно забытые мечты); in whispers to the last and greatest of all human dreams (шепотом обращаясь к последней и самой великой мечте человека); МЕЧТА - иллюзия -ср.: the colossal vitality of his illusion (колоссальная жизнеспособность его иллюзии); to recover some idea of himself (восстановить одну идею); he had committed himself to the following of a grail (он посвятил себя поискам Грааля); МЕЧТА - воздух - ср.: living too long with a single dream (слишком долго живя одной-единствен-ной мечтой); breathing dreams like air (дыша мечтами как воздухом); МЕЧТА - сновидение - ср.: in I tossed half-sick between grotesque reality and savage, frightening dreams (я беспокойно метался между гротескной реальностью и дикими, пугающими сновидениями); figures in my more fantastic dreams (фигурирует в моих самых фантастических снах); МЕЧТА - тайна -ср.: concealing his incorruptible dream (скрывая неподкупную мечту).

Атрибутивные параметры концепта DREAM позволяют отчетливее выявить его индивидуально-авторскую специфику: the dead dream (бесполезная, ненужная мечта); well-forgotten dreams (хорошо забытые

мечты); his incorruptible dream (его непорочная мечта); a single dream (одна-един-ственная мечта); dreams like air (мечты как воздух); the last and greatest of all human dreams (самая последняя и великая мечта из всех присущих человеку). Из примеров видно, что МЕЧТА в представлении Фицджеральда абсолютизируется как единственная, непорочная, необходимая как воздух, величайшая и последняя мечта человека. Другой аспект МЕЧТЫ как забытого, бесполезного, гибнущего существа структурируется метафорой dead dream (бесполезная мечта).

Cf.: It passed, and he began to talk excitedly to Daisy, denying everything, defending his name against accusations that had not been made. But with every word she was drawing further and further into herself, so he gave that up, and only the dead dream fought on as the afternoon slipped away, trying to touch what was no longer tangible, struggling unhappily, undespairingly, towards that lost voice across the room [1: 86].

Ср.: Выражение лица Гэтсби изменилось, и он возбужденно обратился к Дейзи, отрицая все, защищаясь от обвинений, которые только что прозвучали. Но с каждым словом она все глубже и глубже уходила в себя, и он сдался. Только ненужная мечта еще боролась, пока медленно уходил день, и пыталась коснуться того, что перестало быть материальным, слабо и безуспешно сопротивлялась и тянулась через всю комнату к его растерянному голосу.

Эмоционально-оценочные смыслы (т. е. дальнейшую периферию) составляют размышления автора о том, что мечты героев иллюзорны, а потому неосуществимы в современном им обществе, где нереальна, иллюзорна, «гротескна» сама реальность, и именно в столкновении с этой реальностью и разбиваются мечты.

Cf.: If that was true he must have felt that he had lost the old warm world, paid a high price for living too long with a single dream. He must have looked up at an unfamiliar sky through frightening leaves and shivered as he found what a grotesque thing a rose is and how raw the sunlight was upon the scarcely created grass. A new world, material without being real, where poor ghosts, breathing dreams like air, drifted fortuitously about like that ashen, fantastic figure gliding towards him through the amorphous trees (Там же: 103).

Ср.: Возможно, он почувствовал, что утратил старый уютный мир, заплатив

высокую цену за то, что так долго жил одной-единственной мечтой. Может быть, он посмотрел на ставшее чужим небо сквозь листву, которая угрожающе шелестела, и вздрогнул, когда понял, что даже роза может показаться уродливой, а солнечный свет будет грубо смотреться на фоне только что появившейся травы. Неизвестный новый мир, материальный, но ненастоящий, в котором бедные привидения дышали мечтами, как воздухом, и беспорядочно двигались... как та фантастическая, серая фигура, что кралась между прозрачными деревьями.

В приведенном отрывке буквально «аккумулируются» слова лексико-семантического поля «мечта/иллюзия»: существительные a dream (мечта); ghosts (привидения), dreams like air (мечты как воздух); прилагательные a grotesque thing (гротескная штука); material without being real [world] (материальный, но нереальный мир), fantastic figure (фантастическая фигура); the amorphous trees (прозрачные деревья). Эти лексические единицы создают образ окружающего мира как нереального пространства, населенного призраками, а мечты оказываются воздухом, которым те дышат.

Итак, проведенный анализ позволяет сделать вывод о том, что концепт DREAM является ядерным концептом романа Ф.С. Фицджеральда. Основным приемом его актуализации становится когнитивнопропозициональная структура, в которой лексема dream, ее синонимы и антонимы занимают позиции субъекта, предиката, объекта, имеют атрибутивные параметры и выражают эмоционально-оценочные смыслы. В американской лингвокультуре концепт DREAM выражает идею о том, что любой гражданин США может разбогатеть и стать счастливым, но в романе Ф.С. Фицджеральда эта идея концептуализируется как иллюзия, которая ведет к гибели. Индивидуально-авторская специфика концепта состоит, прежде всего, в том, что DREAM в представлении Ф.С. Фицджеральда становится живым существом, а не идеей-регулятивом, руководящим массами. Это живое существо борется, но терпит поражение и гибнет, т. к. в самой окружающей реальности нет условий для его выживания.

Литература

1. Fitzgerald, F.S. The Great Gatsby /

F.S. Fitzgerald. Wordsworth Editions Limited, 2001. 122 p.

2. Hirsch, E.D. Literature in English [Electronic resource] / E.D. Hirsch // The New Dictionary of Cultural Literacy, Third Edition / Edited by E.D. Hirsch, Jr., Joseph F. Kett, and James Trefil. Copyright, 2002. Режим доступа: htth.:www.bartleby.com.

3. Маковский, М.М. Удивительный мир слов и значений: Иллюзии и парадоксы в лексике и семантике: учеб. пособие / М.М. Маковский. 2-е изд., стер. М.: КомКнига, 2005. 200 с.

4. Webster's Third New International Dictionary of the English Language Unabridged. Ko-nemann: Merriam-Webster, Incorporated, 1993. 2662 p.

5. Англо-русский синонимический словарь / Ю.Д. Апресян, В.В. Ботякова, Т.Э. Латышева [и др.]; под рук. А.И. Розенмана и Ю.Д. Апресяна. 5-е изд., стер. М.: Рус. яз., 2000. 544 с.

6. Англо-русский словарь синонимов. Тезаурус. М.: Иностр. яз.; Изд-во «Оникс», 2005. 412 с.

7. Кортни, Р. Английские фразовые глаголы. Англо-русский словарь / Р. Кортни. 2-е изд., стер. М.: Рус. яз., 2000. 767 с.

8. Longman Language Activator. Harlow: Longman Group Limited, 1997. 1587 p.

Н.К. ПРИГАРИНА (Волжский)

СТРУКТУРА ЦЕННОСТНОГО КОМПОНЕНТА РИТОРИЧЕСКОЙ АРГУМЕНТАЦИИ СУДЕБНОЙ РЕЧИ

Рассматривается ценностный компонент

риторической аргументации судебной речи как фундамент ее системы и доказывается его приоритетность в организации судебной воздействующей речи.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Исследование структуры риторической аргументации в воздействующей судебной речи приводит к мысли о приоритетности ценностного компонента в ее системе.

Ценности (в широком смысле слова) -это обобщенные устойчивые представления о чем-то как о благе, о том, что отве-

© Пригарина Н.К., 2008