Научная статья на тему 'ДОЛГОВ В.В. ФЕНОМЕН АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО. РУСЬ XIII ВЕКА МЕЖДУ ЗАПАДОМ И ВОСТОКОМ. - М.: ЦЕНТРПОЛИГРАФ, 2020. - 222 С. - (НОВЕЙШИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ РОССИИ)'

ДОЛГОВ В.В. ФЕНОМЕН АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО. РУСЬ XIII ВЕКА МЕЖДУ ЗАПАДОМ И ВОСТОКОМ. - М.: ЦЕНТРПОЛИГРАФ, 2020. - 222 С. - (НОВЕЙШИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ РОССИИ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
524
109
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РУСЬ / XII-XIII ВВ / АЛЕКСАНДР НЕВСКИЙ / БИОГРАФИЯ / МИФЫ / ДИСКУССИИ
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «ДОЛГОВ В.В. ФЕНОМЕН АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО. РУСЬ XIII ВЕКА МЕЖДУ ЗАПАДОМ И ВОСТОКОМ. - М.: ЦЕНТРПОЛИГРАФ, 2020. - 222 С. - (НОВЕЙШИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ПО ИСТОРИИ РОССИИ)»

ДОЛГОВ В В. ФЕНОМЕН АЛЕКСАНДРА НЕВСКОГО. РУСЬ XIII ВЕКА МЕЖДУ ЗАПАДОМ И ВОСТОКОМ. - М.: Центрполи-граф, 2020. - 222 с. - (Новейшие исследования по истории России).

Ключевые слова: Русь, XII-XIII вв.; Александр Невский; биография; мифы; дискуссии.

Для цитирования: Бабенко О.В. Реф. кн.: Долгов В.В. Феномен Александра Невского. Русь XIII века между Западом и Востоком. - М.: Центрполиграф, 2020. - 222 с. - (Новейшие исследования по истории России) // Социальные и гуманитарные науки. Отечественная и зарубежная литература. Сер. 5: История. - М.: ИНИОН РАН, 2021. - № 1. - С. 48-54.

Книга профессора, д-ра ист. наук В.В. Долгова (Удмуртский государственный университет) посвящена биографии князя Киевского, Владимирского, Новгородского и всея Руси Александра Ярославича Невского (1220 или 1221-1263). В последние годы она стала предметом многочисленных дискуссий. Образ князя на протяжении столетий обрастал мифами и легендами. А его способность решать сложные политические проблемы принесла князю уважение современников и потомков и в то же время стала причиной обвинений в беспринципности и предательстве интересов Руси со стороны ряда современных историков. Неоднозначность трактовок личности Александра Невского в последние десятилетия, отчасти обусловленная тенденцией к деконструкции прежних культурных образов, побудила автора предпринять попытку создать строго научную (насколько это вообще возможно) биографию князя.

Источниковую базу исследования составили опубликованные источники: русские летописи, средневековые художественные произведения (повести, поучения и т. п.), памятники древнерус-

ского канонического права, Родословная книга князей и дворян российских и выезжих (Бархатная книга), акты Московского государства 1635-1659 гг., западные хроники и послания и др. Автор использовал также литературу на русском, английском, украинском и шведском языках.

Реферируемая книга состоит из введения и девяти глав: «Русь в XII-XIII вв.», «Происхождение, рождение и детство Александра», «Монголо-татарское нашествие на Русь и угроза с Запада», «Начало самостоятельного правления князя Александра Яро-славича», «Невская битва», «Ледовое побоище», «Александр между двух огней: мир католический и мир степной», «Последние годы», «Смерть: до и после».

Дата рождения князя Александра не была отмечена в Суздальской летописи, несмотря на то что его отец Ярослав Всеволодович, князь Переславля-Залесского, был на тот момент важной политической фигурой. О том, когда родился княжич Александр, можно лишь строить гипотезы. В летописи есть дата рождения его старшего брата Федора. Кроме того, на основе косвенных свидетельств многие исследователи полагают, что разница в возрасте между братьями составляла год. Поэтому считается, что Александр родился в 1220 либо в 1221 г. Правда, автор на основе тех же косвенных свидетельств утверждает, что разница в возрасте братьев могла составлять два-три года (с. 42).

И по мужской, и по женской линии Александр был потомком Юрия Долгорукого. Родители его, князь Ярослав Всеволодович и княгиня Федосия-Ростислава Мстиславовна, состояли в дальнем родстве. Согласно обычному в то время порядку, Александра с юных лет привлекали к выполнению княжеских обязанностей. Князья ХП-ХШ вв. в большинстве своем начинали карьеру с Новгорода. Малолетние княжичи в некотором смысле заменяли своих отцов, когда те выезжали из города. Безусловно, ребенок не мог предводительствовать в битве или вести переговоры, но он воспринимался новгородцами как сакральная фигура и символ верховной власти.

В 1234 г. скончался старший брат Александра Федор Яро-славич. А в 1236 г. началось самостоятельное княжение Александра Ярославича. Его отец ушел княжить в Киев и «посадил» старшего сына на новгородский престол.

В 1240 г. на долю Александра Ярославича выпало первое серьезное испытание - Невская битва, за победу в которой он и был назван Невским. В Новгородской первой летописи имеется наиболее пространное ее описание, сделанное современником вскоре после битвы. По мнению В.В. Долгова, летописец приукрасил реальные факты: потери противника выглядят неправдоподобно большими, потери новгородцев - в разы меньше (с. 88-89). В дальнейшей литературной традиции повествование развивалось, появлялись дополнительные подробности битвы, приводились события религиозно-символического характера. Как пишет автор, «произошла "канонизация" Невской битвы изначально в контексте церковного, православного дискурса, а затем и в контексте дискурса светского, ученого и школьного» (с. 89).

Весьма распространенной является точка зрения, согласно которой Невская битва - это всего лишь мелкое столкновение, не имевшее большого значения. Эта идея имеет особую популярность среди западных ученых, ее выразителями являются, к примеру, британский историк Джон Феннел и американская исследовательница Джанет Мартин. По мнению В. В. Долгова, на ошибочные трактовки событий западными историками отчасти влияют «трудности с прочтением древнерусских текстов» (с. 89). Но в целом, полагает он, именно тенденция к «деконструкции» Невской битвы заставляет ученых усомниться в таких фактах, которые опровергнуты быть не могут, прежде всего «в значении (курсив автора. -Реф.) этой битвы для древнерусского общества...» (с. 90).

Тем не менее многие детали битвы остаются спорными до сих пор. Так, например, не ясно, кто возглавлял шведское войско. Дискуссии вызывает и состав шведского войска, в частности вопрос о присутствии в нем отряда норвежских рыцарей. Кроме того, ведутся споры относительно целей шведов в устье Ижоры. Ряд исследователей (В.А. Кучкин, А.Н. Кирпичников и Д.Г. Хруста-лев) не исключают того, что шведы хотели построить крепость на ижорских землях с целью блокировать Новгороду выход к Финн-скому заливу. Автор не исключает такую гипотезу, но сам больше склоняется к версии о чисто грабительском характере похода шведов на Русь в 1240 г. (с. 101).

Одну из причин победы русского князя в Невской битве В.В. Долгов видит во внезапности атаки на лагерь шведов. Швед-

ское командование не организовало его охрану, вероятно, недооценив способность новгородского князя быстро отреагировать на вторжение (с. 110).

Победа Александра Ярославича на Неве была блестящей. Но она не помогла князю избежать конфликта с новгородцами. До сих пор неизвестно, что стало причиной конфликта и в чем состояла его суть. Как полагает В.В. Долгов, новгородцы поссорились с Александром Невским потому, что над ними довлел страх перед его правлением (с. 115).

1242 год был отмечен битвой, которая была «канонизирована» в «отечественной культуре едва ли менее Невской» - Ледовым побоищем (с. 125). В этом сражении русские войска, представленные новгородскими и суздальскими полками, противостояли немецкому войску, в состав которого входили рыцари Ливонского ордена, отряд Дерптского епископа Германа фон Бекесховена и отряды местных финно-угорских племен.

С точки зрения автора, Ледовое побоище, как и Невская битва, не было «мелкой стычкой». Относительно крупные (по средневековым меркам) масштабы сражения подтверждают не только русские источники, но и Ливонская рифмованная хроника. Новгородская первая летопись, «Житие Александра Невского» и Старшая ливонская рифмованная хроника в целом одинаково изображают события и тактический рисунок битвы. Однако определить место сражения на Чудском озере удалось только в 1960-е годы. Вместе с тем, как пишет В.В. Долгов, «говорить о месте с полной уверенностью нельзя и теперь» (с. 133). Ведь даже битвы, произошедшие на земле, далеко не всегда оставляют после себя значимые археологические следы. А постоянное движение воды «разносит и размывает следы гораздо интенсивнее, чем это происходит на твердой стабильной почве» (с. 134).

Если обратиться к ходу битвы, то здесь возникают спорные вопросы, например, относительно наличия у русских засадного полка. Кроме того, нет документальных данных о том, как выглядело на самом деле «клиновидное» построение рыцарской конницы и отрядов пехоты на льду Чудского озера. Не соответствует действительности и распространенное до недавнего времени представление о том, что вооружение немецких рыцарей (примени-

тельно к первой половине XIII в.) было заметно тяжелее вооружения русских воинов.

Что же касается значения Ледового побоища, то победа в нем новгородского князя приостановила агрессию Тевтонского ордена в самый опасный для Руси момент - в период максимального ослабления ее военного потенциала в результате монгольского нашествия. В дальнейшем князь Александр Невский сыграл огромную роль в противостоянии Руси католическому влиянию. Об этом свидетельствуют адресованные ему послания папы римского Иннокентия IV, написанные в 1248 г. В «Житии Александра Невского» результат посещения Александра папскими легатами преподносится как решительный отказ князя от сотрудничества с папой. А из переписки Александра Ярославича с Иннокентием IV можно заключить, что между сторонами должно наступить взаимопонимание и согласие. Обещания Ватикана сводились к тому, что, признав власть папы, Русь получит войска Тевтонского ордена для борьбы с монголо-татарами. Однако на последнее папское послание Александр не ответил, «отношения были полностью заморожены и более не возобновлялись» (с. 163).

В то время Александр Невский находился в Золотой Орде и решал более важные для Руси проблемы. В связи с русско-золотоордынскими отношениями продолжаются дискуссии о роли в них Александра Невского. Помимо созданной в свое время Л.Н. Гумилевым безосновательной истории о том, что Александр стал приемным сыном хана Батыя, существует также версия, согласно которой новгородский князь воспользовался приходом монголов для захвата власти на Руси. Дж. Феннел, И.Н. Данилевский, А.С. Сахаров и другие расценивают политику Александра как предательскую, а его самого считают беспринципной фигурой. Разумеется, пишет В.В. Долгов, сотрудничество Александра с монголами - бесспорный факт, но версия о его предательстве преобладающей не является (с. 164). Князь не получил от монголов никаких династических преференций, а взошел на престол согласно очереди.

В 1247 г. Александр и его младший брат Андрей Ярославич впервые выехали в Орду, в ставку Батыя, а затем были вынуждены совершить путешествие в столицу Монгольской империи, Карако-

рум, к хану Гуюку, получив тем самым реальное представление о масштабах и военной мощи этого государства, бесперспективности попыток военного противостояния с ним. Александр был формально объявлен великим князем всея Руси и получил Киев и Новгород, а Андрей - Владимир. А.А. Горский полагает, что хан Гуюк намеревался использовать Русь в борьбе против немцев. Отказ Александра от поездки к Гуюку в 1252 г. папа Иннокентий IV воспринял как нежелание вступить в союз с монголами. Но Александр не принял чью-либо сторону, а «дипломатично ушел из-под влияния обеих противоборствующих сил» (с. 170).

Резиденцией Александра Невского был Новгород, поскольку Киев после монголо-татарского нашествия лежал в руинах. После 1247 г. Александр совершил еще несколько поездок в Орду. В 1252 г. он сделался князем Владимирским, заняв место бежавшего в Швецию брата Андрея. Некоторые историки полагают, что Александр пригласил монгольские войска для борьбы с братом. Однако автор эту точку зрения не разделяет. Он считает, что бунт Андрея был «эмоциональной вспышкой», вызванной его нежеланием в очередной раз ехать в Орду. Ведь пять лет спустя, в 1257 г., братья совместно поехали к золотоордынскому хану, что означало согласие между ними.

В последние годы жизни Александр Невский осуществлял лишь общий контроль за государственными делами. Текущие проблемы решал его сын Василий Александрович. Скончался Александр Невский в Городце в 1263 г., возвращаясь из своей последней поездки в Золотую Орду. Автор разделяет мнение тех историков, которые полагают, что князя могли отравить (с. 196). Перед смертью Александр Ярославич успел принять монашеский постриг. Тело его было перевезено во Владимир и находилось в монастыре Рождества Богородицы. В 1491 г. во Владимире случился сильный пожар, и автор Никоновской летописи сообщил о том, что тело Александра Невского сгорело. Однако в парадном Лицевом своде, Степенной книге и в Синодальном списке Воскресенской летописи имеется поздняя, по мнению В.В. Долгова, вставка, говорящая о чудесном сохранении гроба князя (с. 197). Вокруг его останков сложились церковные предания и городские легенды. В настоящее время «останки» князя покоятся в Санкт-Петербурге,

в Александро-Невской лавре. Александр Невский был канонизирован церковью как продолжатель рода святых князей, начало которому было положено канонизацией князей Бориса и Глеба.

О.В. Бабенко*

* Бабенко Оксана Васильевна - кандидат исторических наук, старший научный сотрудник Отдела истории Института научной информации по общественным наукам РАН (ИНИОН РАН). E-mail: o.v.babenko@mail.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.