Научная статья на тему 'Деятельность Комитета помощи сербам и черногорцам (конец 1914 октябрь 1915 гг.)'

Деятельность Комитета помощи сербам и черногорцам (конец 1914 октябрь 1915 гг.) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
330
44
Поделиться
Журнал
Власть
ВАК
Ключевые слова
КОМИТЕТ ПОМОЩИ СЕРБАМ И ЧЕРНОГОРЦАМ ПРИ РОССИЙСКОЙ ИМПЕРАТОРСКОЙ МИССИИ В НИШЕ / КН. Г.Н. ТРУБЕЦКОЙ / "МОСКОВСКИЙ" ОТРЯД КН. ТРУБЕЦКОЙ / САНИТАРНЫЙ ОТРЯД МОСКОВСКОЙ АЛЕКСАНДРИНСКОЙ ОБЩИНЫ / РОКК / С.К. СОФОТЕРОВ / PRINCE G. TRUBETSKOY / "MOSCOW" DIVISION OF PRINCESS M. TRUBETSKAYA / S. SOFOTEROV

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Шевцова Галина Игоревна

На основании архивных источников автор выделяет основные направления и результаты деятельности Комитета помощи сербам и черногорцам при российской императорской миссии в годы Первой мировой войны. Основное внимание уделяется организации медицинской помощи Сербии и Черногории.Basing on archive data the author points out the main directions and results of the activity of the Committee for aid provision to Serbia and Montenegro, established by Prince G. Trubetskoy in Nish. The main attention is paid to the organization of medical aid to Serbia and Montenegro.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Шевцова Галина Игоревна,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Деятельность Комитета помощи сербам и черногорцам (конец 1914 октябрь 1915 гг.)»

История

Галина ШЕВЦОВА

ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ КОМИТЕТА ПОМОЩИ СЕРБАМ И ЧЕРНОГОРЦАМ (КОНЕЦ 1914 - ОКТЯБРЬ 1915 г.)

На основании архивных источников автор выделяет основные направления и результаты деятельности Комитета помощи сербам и черногорцам при российской императорской миссии в годы Первой мировой войны. Основное внимание уделяется организации медицинской помощи Сербии и Черногории.

Basing on archive data the author points out the main directions and results of the activity of the Committee for aid provision to Serbia and Montenegro, established by Prince G. Trubetskoy in Nish. The main attention is paid to the organization of medical aid to Serbia and Montenegro.

Ключевые слова:

Комитет помощи сербам и черногорцам при российской императорской миссии в Нише, кн. Г.Н. Трубецкой, «Московский» отряд кн. Трубецкой, санитарный отряд Московской Александринской общины, РОКК, С.К.

Софотеров; Committee for aid provision to Serbia and Montenegro under the Russian Imperial Mission in Nish, Prince G. Trubetskoy, «Moscow» division of Princess M. Trubetskaya, sanitary division of the Moscow Alexander Society, Russian Red Cross Society, S. Sofoterov.

Российская общественность в годы Первой мировой войны деятельно поддерживала сербский народ. Координирующую роль в распределении этой помощи на территории Сербии оказывал МИД через созданный кн. Г.Н. Трубецким Комитет помощи сербам и черногорцам при российской императорской миссии в Нише, временной столице сербского государства. Новый императорский посланник князь Григорий Николаевич Трубецкой вступил в управление миссией 25 ноября/8 декабря 1914 г.1, в период возобновившихся ожесточённых боёв сербской армии с австро-венгерскими войсками.

Для планирования и распределения расходов в Русско-Азиатском банке в Петрограде был открыт счёт Комитета, на который поступали средства на его деятельность. Часть средств, по просьбе Трубецкого, хранилась в Сербской королевской миссии в Петрограде. Комитет имел целью объединить и ввести стройную планомерность в деятельность всех русских санитарных и благотворительных учреждений, работавших в пределах Сербии, а также оказать посильную помощь черногорцам. По мере накопления средств и ознакомления с положением вещей на местах, работа Комитета разворачивалась всё шире.

О направлениях и результатах деятельности Комитета можно судить по донесениям Г.Н. Трубецкого в МИД, по отчётам, переписке с различными общественными организациями, прежде всего с Главным управлением РОКК.

Ухудшение экономической ситуации в стране отразилось, в первую очередь, на Нише. Население небольшого провинциального городка быстрыми темпами выросло в пять раз. Нищета беженцев, скученность, антисанитарные условия жизни вызвали быстрое развитие эпидемии тифа и оспы, сопровождавшейся большой смертностью даже в обеспеченных кругах населения. Плохое состояние медицинской и санитарной части Г.Н. Трубецкой объяснял тем, что в Белградском университете не было медицинского факультета. Сербские доктора получали своё образование в России или Австрии2. В то же

ШЕВЦОВА Галина Игоревна — к.и.н.; советник Международного конгресса промышленников и предпринимателей (МКПП)

1АВПРИ, ф. 151. Политархив, оп. 425, д. 1827, л. 13.

2 Трубецкой Г.Н. Российская дипломатия в 1914—1916 гг. и Балканская война. Монреаль, 1983, стр. 109.

время большинство имеющихся врачей были призваны на военную службу, поэтому население было оставлено практически без медицинской помощи. Больницы были настолько переполнены, что о правильном лечении и уходе речь даже не шла. На 300 больных приходился один врач.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Учитывая опыт балканских войн, Комитет первоначально оборудовал санитарный отряд по типу обычных санитарных отрядов Красного Креста военного времени, имея в виду помощь раненым воинам. Санитарный отряд, снабжённый всем необходимым оборудованием и даже рентгеновским аппаратом, прибыл в Ниш 24 января 1915 г. В его формировании принимали деятельное участие супруга посланника, княгиня М.К. Трубецкая и Московская Иверская община сестёр милосердия. Этим отрядом, названным «Московским», руководил хирург С.И. Сироткин. Сербское правительство предоставило для лазарета, который был рассчитан на 200 кроватей, но в случае необходимости мог принять до 250 раненых, большое здание сербской королевской гимназии.

В момент прибытия российского санитарного отряда эпидемия тифа была в самом разгаре. Поэтому сразу же пришлось организовать особое инфекционное (как тогда называли, «заразное») отделение, тем более что среди российского персонала появились первые тифозные больные. Заболевших было необходимо немедленно отделить от здоровых. Задача облегчалась тем, что в числе прибывших была врач-эпидемиолог Н.В. Марцинкевич, которой и было поручено его возглавить. Ей помогали пять медицинских сестер. Вскоре это медицинское учреждение могло принимать свыше 100 больных. Процент смертности в этой больнице, по свидетельству Трубецкого, благодаря уходу, был ничтожным. По представлению Трубецкого, Главное управление РОКК 7 марта 1915 г. выделило 50 тыс. руб. для организации борьбы с заразными заболеваниями в Сербии и организации помощи беднейшим классам населения.

Русские медики пытались объединить и координировать усилия, для чего на объединённые совещания приглашались главные врачи всех медицинских учреждений, представители сербских властей. Г.Н. Трубецкой предложил и добился назначения приват-доцента С.К. Софотерова начальником санитарной организации г. Ниша и консультантом всех русских отрядов в Сер-

бии. По распоряжению Министерства иностранных дел, он был командирован в распоряжение сербского Верховного командования, а РОКК дал ему звание делегата РОКК в Сербии. В Нише он возглавил одну из сербских больниц, которая получила название «Русский павильон», потому что там были русские сестры и оборудование из России. В обеспечении функционирования этого отряда приняла деятельное участие вдова предыдущего посланника в Сербии А.П. Гартвиг. Отряд Со-фотерова работал в первой и пятой резервных больницах г. Ниша.

Больных было очень много, мест в больницах не хватало. Тогда было решено открыть бесплатный амбулаторный приём. Г.Н. Трубецкой свидетельствует о том, что бесплатный амбулаторный приём был внове для Сербии. Ежедневно приходили люди из окрестных деревень за советом и лекарством. Только Н.В. Марцинкевич принимала ежедневно до 100 человек.

Г.Н. Трубецкой поручил С.К. Софотерову разработать план мероприятий по улучшению санитарного состояния Ниша и его окрестностей (в радиусе приблизительно 60 км.), который был представлен 8 февраля 1915 г. для обсуждения правительству Сербии. Было решено разделить город на четыре участка, поручив каждый надзору особого врача с помощником. Каждый из них обладал соответствующими полномочиями и был усилен бригадой дезинфекторов с дезинфекционными аппаратами.

По соглашению с сербским правительством в Нише был создан особый городской совет из пяти лиц, куда вошли представители военных и гражданских властей, епископ Нишский Досифей, председатель городской общины и приват-доцент С.К. Софотеров. Совет был наделён обширными полномочиями, и в его функции входил надзор за проведением санитарных мероприятий в рамках намеченного плана. Этот совет находился в тесной связи с комитетом при миссии, ведающим всеми русскими учреждениями. На санитарные организации города российский посланник предполагал выделить 20 тыс. руб.

Наряду с прямыми методами борьбы с инфекционными заболеваниями Комитет придавал огромное значение усилению питания беднейшего населения для повышения его иммунитета. Нишское городское

управление приняло активное участие в этом деле и составило списки наиболее нуждающихся, а также выдавало особые карточки на право получения обедов. В четырёх районах города были открыты столовые, в которых в этот период было подано 283 тыс. обедов. Около вокзала было оборудовано специальное помещение, где всякий приходящий мог получить горячий чай. Трубецкой подчеркивает, что кормление населения сослужило немалую службу в деле прекращения эпидемии, так как среди беженцев было большое количество людей, которые несколько месяцев не имели горячей пищи.

Особое внимание Комитета привлекали дети беженцев, нуждающиеся не только в горячей пище, но и уходе и присмотре. По инициативе епископа Досифея и активном участии М.К. Трубецкой 25 марта 1915 г. Комитет открыл приют, пользуясь помещением при церкви св. Николая на окраине Ниша. Первоначально это был дневной приют на 150 человек, где дети получали чай, горячую пищу, молоко, более слабые — какао. Беднейшим выдавалось белье и платье. Ещё одной проблемой были дети-сироты, потерявшие кров и семью. Круглых сирот, около 40 человек, приютили в небольшом домике, который наскоро отремонтировали. Общий надзор за детьми взяли на себя бесплатно две сербские учительницы. Однако епископ Досифей полагал, что в дело воспитания следует внести и русский элемент. В Александровском госпитале (прибыл в мае 1915 г.) нашлась сестра Лидия Лебедева, которая пожелала работать с детьми. Под её руководством дети приобрели интерес к русскому языку, отлично пели русские песни, некоторые могли даже вести разговор по-русски. Стоимость содержания приюта на шесть месяцев Трубецкой оценивал в 12 тыс. руб. Также в окрестностях Ниша, в живописном монастыре св. Петки, был устроен санаторий для туберкулезных детей.

Кроме поддержания собственных учреждений, Комитет решил взять на себя помощь так называемому Русскому госпитальному павильону (Первая резервная больница Ниша), оборудованному на отпущенные в начале войны РОКК средства Сербскому Красному Кресту. Комитет взял на себя содержание двух из пяти работающих там сестер и одной прислуги. На эти цели было затрачено около тысячи руб.

Предметом заботы российской миссии становится и население разорённых ав-

стрийцами областей. В донесении А.А. Не-ратову от 31 марта 1915 г. (№ 416) Трубецкой пишет о тяжёлом положении населения в этих краях, просит усилить помощь. Посланник сообщает, что с ходатайством об оказании возможно более широкой материальной поддержки для снабжения продовольствием разоренных областей он также обратился во всероссийский союз городов ввиду участия, обнаруженного ими в делах российской миссии.

Деятельность Комитета была прервана ходом военных действий. 5 октября австровенгерские войска начали наступление на Белград. Спустя несколько дней болгарская армия вторглась в Сербию и Македонию. Через 2 недели боев сербское сопротивление было сломлено на всех участках фронта. В телеграмме от 15 октября 1915 г. Трубецкой сообщил в МИД, что сербское руководство рекомендовало всем иностранцам покинуть Ниш1. В такой ситуации посланника не могла не беспокоить судьба российских учреждений на территории Сербии. Вскоре Г.Н. Трубецкой сообщил о том, что из-за большого наплыва раненых и невозможности их полной эвакуации часть персонала русских больниц изъявила готовность остаться в Нише. Фактически на территории, оккупированной неприятелем, остались Александровский госпиталь в полном составе (8 врачей, 27 медсестер) и в Десятой резервной больнице — две русские медицинские сестры. Для организации деятельности российских учреждений в Нише были оставлен консул Емельянов, который в крайнем случае должен был обеспечить эвакуацию этих учреждений.

Г.Н. Трубецкой, высоко оценивая деятельность Комитета, сделал вывод о том, что громадная работа, проведённая русскими людьми, была осуществлена только благодаря необыкновенной отзывчивости РОКК и различных общественных учреждений, городов, земств, союзов, которые жертвовали значительные суммы. Деятельность Комитета, несомненно, способствовала укреплению связей с союзным государством и демонстрировала готовность поддержать братский народ в трудную минуту не только военными средствами. Это отвечало задаче Российской империи по сохранению завоёванных в предвоенные годы политических позиций на Балканах, в первую очередь в Сербии и Черногории.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1АВПРИ, ф. 146. Славянский стол, оп. 495, д. 8738, л. 26.