Научная статья на тему 'Детские издания «Приключений барона Мюнхгаузена» в России: от безымянного перевода середины XIX В. До пересказа Корнея Чуковского'

Детские издания «Приключений барона Мюнхгаузена» в России: от безымянного перевода середины XIX В. До пересказа Корнея Чуковского Текст научной статьи по специальности «Литература. Литературоведение. Устное народное творчество»

CC BY
1480
146
Поделиться
Ключевые слова
ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: ИСТОРИЯ / ДЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА: КРИТИКА / CHILDREN'S LITERATURE: HISTORY / CHILDREN'S LITERATURE: CRITICISM

Аннотация научной статьи по литературе, литературоведению и устному народному творчеству, автор научной работы — Лурье Михаил Лазаревич, Парфененко Ксения Сергеевна, Сенькина Анна Александровна

«Приключения барона Мюнхгаузена» признанная классика детской литературы. Эту книгу ставят в один ряд с «Робинзоном Крузо», «Дон Кихотом», «Гулливером», но в отличие от вышеперечисленных путь «Мюнхгаузена» из взрослой литературы в детскую был непрост. В настоящей статье изложена история изданий «Мюнхгаузена» для детей (от первого анонимного перевода 1864 г. до пересказов К. Чуковского 1923 и 1928 гг.), показаны отбор и редакция сюжетов для детских изданий, проанализирована реакция критики.

Children's editions of «The Adventures of baron Munhausen» in Russia from its anonymous mid-19th century translation to the reproduction by Korney Chukovsky

«The Adventures of baron Munhausen» recognized by the classic children's literature. This book was set on the same level with other books like «Robinson Crusoe», «Don Quixote», «Gulliver», in contrast to the above, the way of the book «The Adventures of baron Munhausen» from adult's to children's literature was not an easy. The present article sets out the history of publication «The Adventure of baron Munhausen» for children (from the first unknown translation from 1864 till retelling of Korney Chukovsky by 1923 and 1928) are shown in the selection and editing stories for children editions, and in the same time examines the reaction of critics.

Текст научной работы на тему «Детские издания «Приключений барона Мюнхгаузена» в России: от безымянного перевода середины XIX В. До пересказа Корнея Чуковского»

УДК 002.2+89.09

М. Л. Лурье, К. С. Парфененко, А. А. Сенькина

Детские издания «Приключений барона Мюнхгаузена» в России: от безымянного перевода середины XIX в. до пересказа Корнея Чуковского

«Приключения барона Мюнхгаузена» - признанная классика детской литературы. Эту книгу ставят в один ряд с «Робинзоном Крузо», «Дон Кихотом», «Гулливером», но в отличие от вышеперечисленных путь «Мюнхгаузена» из взрослой литературы в детскую был непрост. В настоящей статье изложена история изданий «Мюнхгаузена» для детей (от первого анонимного перевода 1864 г. до пересказов К. Чуковского 1923 и 1928 гг.), показаны отбор и редакция сюжетов для детских изданий, проанализирована реакция критики.

Ключевые слова: детская литература: история, критика

Mikhail Lurie, Kseniya Parfenenko, Anna Senkina

Children's editions of «The Adventures of baron Munhausen» in Russia from its anonymous mid-19th century translation to the reproduction by Korney Chukovsky

«The Adventures of baron Munhausen» - recognized by the classic children's literature. This book was set on the same level with other books like «Robinson Crusoe», «Don Quixote», «Gulliver», in contrast to the above, the way of the book «The Adventures of baron Munhausen» - from adult's to children's literature was not an easy. The present article sets out the history of publication «The Adventure of baron Munhausen» for children (from the first unknown translation from 1864 till retelling of Korney Chukovsky by 1923 and 1928) are shown in the selection and editing stories for children editions, and in the same time examines the reaction of critics.

Keywords: children's literature: history, criticism

В книге о переводной литературе, вошедшей в круг русского детского чтения, Евгений Брандис писал: «Из переводных книг, прижившихся в России XVIII в., навсегда перешли в детскую литературу произведения четырех классиков: Сервантеса, Перро, Дефо и Свифта»1. Казалось бы, в эту компанию должно было с полным основанием войти и произведение Распе-Бюргера, ведь именно с Гулливером, Робинзоном Крузо и Дон Кихотом, начиная с авторских предисловий к первым изданиям оригинала, было принято сравнивать барона Мюнхгаузена, да и книгу о нем ждала та же самая судьба - перейти в разряд детской классики, стать одним из хрестоматийных произведений литературы для детей. Впрочем, строго говоря, хрестоматийным в буквальном смысле слова «Мюнхгаузен» стал только на рубеже XX-XXI вв., когда попал в некоторые учебные пособия для младшей школы - в отличие от произведений тех же «четырех классиков», которые уже в 1840-1850-е гг. были представлены в хрестоматии А. Д. Галахова2. По-видимому, это не случайно, как неслучайно и то, что авторитетный литературовед второй половины XX в., в частности комментировавший и книгу о Мюнзгаузене, не ввел ее в свой перечень, хотя ко времени написания цитированной монографии эта книга уже давно и «навсегда перешла в детскую лите-

ратуру». В отличие от всех четырех упомянутых Брандисом произведений, путь «Приключений Мюнхгаузена» в русскую детскую литературу был не так уж прост, начался он отнюдь не с известного переложения Корнея Чуковского (скорее, наоборот, на нем завершился) и происходил не благодаря деятельности педагогов и просветителей (как в остальных случаях), а во многом вопреки ей. В настоящей статье мы предполагаем рассказать об этом несколько более подробно.

Хронология изданий.Первая переведенная на русский язык книга о приключениях Мюнхгаузена, как известно, была издана для взрослых, как и сам оригинал. Она появилась в России в 1791 г. под названием «Не любо не слушай, а лгать не мешай»3. Текст Г. А. Бюргера вольно переложил на русский язык Н. П. Осипов4. Под таким названием с некоторыми изменениями в сюжетах книга выходила еще не раз, и позднее попала в лубочные издания5. Лишь со второй половины XIX в. появляются полные, «серьезные» переводы книги Распе-Бюргера и ее издания для детей.

Первая русская книга о Мюнхгаузене, предназначенная для детского чтения, вышла в 1864 г. в издательстве М. О. Вольфа6 без указания фамилии переводчика. Это подарочное издание с прекрасными иллюстрациями, но

сам текст достаточно далек от оригинала и содержит множество добавлений. Книга строится таким образом, что «небылицы» Мюнхгаузена, соседствуя со здравым смыслом, выглядят еще большим враньем. Сам барон здесь смешон исключительно благодаря своей глупости.

Второе русское издание «Мюнхгаузена», адресованное детям, появилось спустя восемь лет - в 1872 г.7 В качестве автора в книге указан Франц Гофман (1814-1882) - немецкий писатель, автор многих книг для юношества, переложивший «Мюнхгаузена» для детей всего за год до того, как его книга вышла на русском языке8, указан и переводчик - С. Майкова. Гофман взял за основу немецкий текст Г. А. Бюргера, практически не изменил ничего в сюжете, лишь сгладил некоторые эпизоды и детали, которые могли быть сочтены святотатственными или непристойными, а потому невозможными в детской книге9 и снабдил небольшим предисловием. Это издание тоже было богато оформлено и, очевидно, замышлялось как подарочное. В 1881 г. перевод Софьи Михайловны Майковой был переиздан, а впоследствии гофмановское переложение «Мюнхгаузена» вышло на русском языке и в другом переводе, выполненном А. Н. Нееловой10.

В 1883 г. появилась еще одна книга о Мюнхгаузене для детей - «Похождения и приключения барона Мюнхгаузена, рассказанные в стихах Козьмою Саврасым»11. Оригинальность ее заключается в том, что она, как явствует из заглавия, представляет собой поэтическое переложение мюнхгаузеновских сюжетов. К сожалению, в крупнейших библиотечных собраниях России не сохранилось ни одного экземпляра этого издания (и неизвестно, сохранились ли оно вообще), и потому судить о тексте стихотворного «Мюнхгаузена» сегодня можно лишь по одному небольшому фрагменту вступления, который цитируется в рецензии, опубликованной в журнале «Женское образование»:

Не любо - не слушай, врать же не мешай,

Эту поговорку чаще вспоминай,

И еще припомни: красно поле рожью,

Речь красна людская очень часто ложью.

И народ не даром уверяет наш:

Если не обманешь - так и не продашь...12

В том же 1883 г. в издательстве Девриена выходит еще одно (тоже подарочное) издание «Мюнхгаузена» в обработке О. И. Шмидт-Москвитиновой13. В этой книге весь текст разделен на двенадцать глав - «вечеров», в каждой из которых о похождениях барона внукам рассказывает их дедушка, в прошлом лично с

ним знакомый, причем уже во вводной части оговаривается: «.Для большей живости, буду говорить от лица самого Мюнхгаузена»14. Эта книга, как удалось выяснить, представляет собой неполный перевод другого немецкого переложения книги для детей, которое (опять же всего за год до русского перевода!) опубликовал Эдмунд Похгаммер (1812-1893) под псевдонимом Э. Д. Мунд15. Эта оригинальная переработка «Приключений Мюнхгаузена» содержит довольно много сюжетов, которых нет ни у Распе, ни у Бюргера: например, появляется рассказ о том, как Мюнхгаузен попал на Кубу, или о приключениях барона в Персии и т. п. В 1886 г. выходит второе, а в 1896 г. - третье издание этого перевода книги (переводчица за это время сменила фамилию, став Роговой). Но на этом история русских изданий для детей данной редакции «Приключений» не закончилась: в 1905 г. в издательстве П. В. Луковникова выходит еще одна детская книга о Мюнхгаузене, в которой Ф. Немцев опубликовал свой, более полный, чем у его предшественницы, перевод книги Мунда-Похгаммера, включая все его сюжетные добавления16.

В 1889 г. товарищество М. О. Вольфа выпускает очередную книгу для детей о Мюнхгаузене17 и впоследствии трижды переиздает ее с 1890 по 1903 гг. На титульном листе уточняется: «полный перевод на русский язык Е. Песковской». И действительно, на тот момент это было наиболее полное воспроизведение текста Бюргера среди всех детских изданий «Приключений Мюнхгаузена» на русском языке, сюжетные изменения и купюры в нем сведены к минимуму. Кстати, именно в этой книге российский читатель впервые увидел столь привычные нам сейчас иллюстрации Г. Доре. Судя по всему, эта работа переводчика, а заодно и идея оформления в дальнейшем были использованы для другого издания, вышедшего в 1901 г.: перевод А. Федорова-Давыдова практически идентичен переводу Е. Песковской, и проиллюстрирована книга гравюрами Доре18.

В 1894 г. товарищество И. Д. Сытина выпустило книгу с сильно сокращенным и к тому же немного измененным текстом «Путешествий и приключений Мюнхгаузена», уместившимся всего на 18 страницах19. Здесь были оставлены только сюжеты из «Путешествия в Россию». В издании, выпущенном типолитографией торгового дома Е. Коновалова в 1910 г.20, это сытинское издание перепечатали, причем еще сильнее сократили текст, составив компиляцию из нескольких наиболее смешных сюжетов, увеличили шрифт и сделали иллюстрации более красочными. Это издание было явно ориентировано на младший возраст.

Другое прекрасно оформленное издание Мюнхгаузена для детей выпустило издательство Ф. А. Битепажа в 1896 г.21 В книге использован немного сокращенный перевод бюргеровской книги, оригинальность же редакции текста состоит в том, что повествование ведется от третьего лица. Еще один анонимный перевод «Приключений Мюнхгаузена» был издан для детей Южно-русским книжным издательством «Ф. А. Иогансон» в 1912 г.22 В этом издании интересно то, что в книге собраны иллюстрации из нескольких различных более ранних изданий.

На этом история дореволюционных детских изданий «Приключений Мюнхгаузена» завершается. Следующие поколения детей узнавали и до сих пор узнают о приключениях знаменитого барона из пересказа К. И. Чуковского23. Как появился и что представляет собой этот пересказ? «В 1923 г., - пишет А. В. Блюм, - в издательстве „Всемирная литература" выходит книга „Удивительные приключения, путешествия и военные подвиги барона Мюнхгаузена. Сокращенное издание для детей среднего возраста. С рисунками Гюстава Доре. Перевод с английского под редакцией К. И. Чуковского". Эта книга стала затем основой для многочисленных изданий, адресованных детям. Через пять лет (1928) Чуковский, пересмотрев и улучшив перевод, создал новый вариант книги - для детей младшего возраста»24. Но дело обстоит несколько иначе. Если мы сравним первое25 и последующие издания переложения Чуковского, мы увидим, что они, действительно, различаются текстом перевода, составом сюжетов, конкретными деталями, общей композицией - но никак не по критериям сложности/доступности или допустимости/недопустимости, чего можно было бы ожидать от сопоставления редакций, адресованных детям разных возрастных групп. Во втором издании не только сохранены практически все наиболее «жестокие» эпизоды (волк съедает лошадь на скаку; барон выхлестывает лисицу из ее шкуры, выворачивает волка наизнанку, обманом уводит на смерть доверчивую слепую свинью; пушечное ядро выбивает старухе зубы и застревает у нее в желудке и т. п.), но и добавлены некоторые столь же «недетские» сюжеты - например, о том, как медведь, слизывая мед с оглобли, не заметил, как она «вошла к нему в глотку, а после в желудок и, в конце концов, вылезла у него позади»26.

Дело в том, что две редакции «Мюнхгаузена» для детей, подготовленные Чуковским, различаются не степенью адаптированности оригинала для детей, а вариантами самого оригинала. Издание 1923 г. представляет собой слегка сокращенный перевод пятого издания книги Р. Э. Распе, которая

заметно отличается от более известной и более полной второй редакции Г. А. Бюргера: она имеет иную композиционную структуру, и в ней отсутствуют многие сюжеты, добавленные последним. В качестве автора значится Рудольф Эрих Распе, и на титульном листе, действительно, указано: «Перевод с английского под редакцией К. Чуковского» (по каким причинам в книге не названо имя самого переводчика, нам неизвестно - вероятно, они имелись). Однако эта книга оказалась не только первым и единственным русским переложением «Мюнхгаузена» для детей, в котором за основу взят английский текст Распе, но и единственным изданием этого переложения. Уже следующее, второе издание, выпущенное Чуковским спустя 5 лет, содержит абсолютно другой текст, в котором, как и во всех дореволюционных детских переработках, за основу взят немецкий текст Бюргера. Именно здесь впервые появляется формулировка «В пересказе Корнея Чуковского», про язык оригинала и перевод не сказано ни слова, а автором все так же обозначен Распе, что и воспроизводится неизменно вместе с текстом во всех последующих, чрезвычайно многочисленных (более 80 раз до 2008 г.), переизданиях этого пересказа.

Курьезность ситуации усугубляется тем, что в число сюжетов, включенных Чуковским в эту, вторую детскую версию «Мюнхгаузена», вошла довольно значительная доля тех, которые относятся как раз к числу дописанных Бюргером, т. е. к авторству Распе не имеют вообще никакого отношения. Эти сюжеты составили в книге такие главы, как «Удивительная охота», «Восьминогий заяц», «Верхом на ядре», «Наказанная жадность», «Мои чудесные слуги», «Китайское вино», «Погоня» и др. Парадоксальным образом Чуковский действительно восстановил справедливость, вернув книге о Мюнхгаузене имя ее первого создателя - Распе, но одновременно и совершил не меньшую несправедливость, увековечив под этим (и единственным) именем ту версию произведения, автором которой фактически является другой писатель - Бюргер. По-видимому, именно многочисленные переиздания пересказа Чуковского прежде всего имел в виду А. Н. Макаров, когда писал более 20 лет назад: «Следует обязательно учесть и то, что все издания на русском языке, автором которых назван Распе, содержат рассказы, целиком принадлежащие Бюргеру»27.

Отбор и редакция сюжетов. Среди дореволюционных детских переложений десять из тринадцати (т. е. все, кроме двух переводов «Вечеров» Мунд-Похгаммера и поэтической версии Козьмы Саврасого), имеют структуру текста Г. А. Бюргера, т. е. делятся тематически на три части: «Охотничьи и военные

приключения» (иногда эта часть называется «Путешествие в Россию»), «Морские приключения» и «Кругосветное путешествие».

Как уже говорилось выше, некоторые из сюжетов, присутствовавших в книге Распе-Бюргера, вовсе не попали в российские детские издания, некоторые видоизменялись, некоторые включались в первозданном виде. Кроме того, в нескольких редакциях присутствуют дополнительно сочиненные сюжеты, которых вообще не было в оригинале. Сохранение/изменение/изъятие/дополнение тех или иных фрагментов и подробностей приключений барона, разумеется, влияло на то, какой образ героя должен был сложиться у русских детей -читателей «Приключений Мюнхгаузена». С этой точки зрения интересно сопоставить известные нам дореволюционные детские версии и пересказ Чуковского (1928) с исходным вариантом28.

Особую группу составляют немногочисленные сюжеты, которые не попали ни в одно детское издание. Во-первых, это два рассказа о родителях спутника барона из «Седьмого морского путешествия»29: пьяница родом из Берна и женщина легкого поведения из Савойских гор, они познакомились в тюрьме; мать сбежала от супруга продавать устрицы, мимо ее лавки проходил Папа Климент XIV, большой любитель устриц, он всю ночь отпускал ей грехи, и спутник барона является плодом этой ночи. Во-вторых, в детские переводы не включались три имеющих политический оттенок сюжета о прадедушке Мюнхгаузена и его отношениях с Шекспиром и английской королевой Елизаветой I30.

Сюжеты, которые вошли в некоторые детские издания, но только в измененном виде, гораздо более многочисленны. Мы приведем лишь несколько примеров.

1) Мюнхгаузен отдает свой плащ беспомощному, полураздетому старику и слышит реакцию небес на свой человеколюбивый поступок: «Черт меня побери, сын мой, тебе за это воздастся!»31. Разумеется, этот фрагмент выглядел недопустимым с точки зрения религиозной цензуры. У переработки этого сюжета есть 2 варианта: а) Мюнхгаузену отвечает нищий: «Бог вознаградит тебя за это»32; б) слышится ответ с небес: «Клянусь тебе Солнцем, что твой поступок не останется не вознагражденным»33.

2) Мюнхгаузен спасается от медведя на дереве и роняет нож; чтобы достать его, барон направляет «струю жидкости, которая в минуты страха у человека всегда имеется в изобилии, прямо на черенок ножа» и поднимает его на заледеневшей струе34. Переводчики используют два варианта изменения эпизода: а) Мюнхгаузен проделывает то же самое, но со струей вина, ко-

торое было у него во фляжке35; б) барон, у которого «в сумке много полезного», привязывает на веревку металлическую пластинку, к пластинке - разжеванный горох36 или хлеб37, вся эта конструкция быстро направляется на черенок ножа и застывает благодаря сильному морозу.

3) Задняя половина коня Мюнхгаузена, разрезанного надвое воротами крепости, побив врагов, отправилась на луг, где «завела близкое знакомство с кобылами»38. Переводчики либо останавливаются на фразе «мирно паслась на лугу»39, либо отправляют заднюю половину преследовать «в ужасе отступающее турецкое войско»40. В одном из изданий задняя половина успевает и войско напугать, и на лугу попастись41.

4) Из сюжета о том, как Мюнхгаузен освободил островитян от деспотичного кацика, которого придавило огуречным деревом42, практически все переводчики удаляют упоминание о продаже солдат, сообщая только о жадности, жестокости и несправедливости правителя.

5) Султан благодарит Мюнхгаузена за выполненное тайное поручение разрешением посетить свой гарем. Как правило, сообщение об этом подарке заменяют туманной формулировкой «щедро наградил и был любезен»43. В другой части книги султанша прячет опального барона в своих покоях, когда ее супруг ищет его, чтобы отрубить голову44. Эту подробность обычно просто удаляют, хотя один из переводчиков завершает сюжет как бы в логике оригинала, но более целомудренно: султанша бежит вместе с Мюнхгаузеном45.

4) Российская императрица под впечатлением от подарка Мюнхгаузена (шкуры белых медведей), предлагает ему разделить с ней ложе46. По очевидным причинам, это сообщение барона либо исключают, либо изменяют: русскую царицу заменяют на «прекрасную королеву»47, «королеву Луны»48 или «императрицу одной из северных стран»49, а предложение «разделить ложе» превращают в предложение «разделить трон»50 или на формулу «полцарства в подарок»51.

5) Пушечное ядро застревает в горле у старушки, и ее муж вбивает ядро ей в желудок, чтобы оно «вышло естественным путем»52. Полная версия сюжета встречается только в одном издании53. В других либо ядро до старушки не долетает, либо остается в желудке на долгие годы и причиняет огромные неудобства54. Только в редакции Чуковского сюжет освобождения от ядра сохранен в измененном виде: муж дает жене нюхательный табак, старушка чихает и ядро вылетает55.

Остальные сюжеты из оригинального произведения изменяются гораздо реже и практи-

S3

чески всегда присутствуют в детских изданиях. Если они и трансформируются, то незначительно, на уровне изменения отдельных деталей, и не из соображений о допустимости/недопустимости тех или иных фрагментов в детском издании, а чаще всего из желания переводчика «подправить» сам образ Мюнхгаузена. Так, в первом детском издании56 неизвестный нам автор перевода, видимо, хотел представить Мюнхгаузена прежде всего беззастенчивым, наглым вруном, поэтому он доводит некоторые сюжеты до еще большей степени абсурдности. Например, рассказ о том, как Мюнхгаузен одним выстрелом убивает много разной дичи, дополняется: тем же выстрелом был подстрелен и заяц, сидевший под деревом около озера, причем прибило его веткой, от которой отскочила пуля и которая от этого раскололась пополам и вторая часть улетела в озеро, в результате чего к суммарной добыче барона прибавилась еще и огромная щука57. В книге, вышедшей в издательстве Ф. А. Битепажа58, рассказам Мюнхгаузена, наоборот, хотели придать более или менее правдоподобный вид, поэтому, например, собака четырнадцать дней караулит уже подстреленных куропаток, а не живых, как в ори-гинале59; изменен и сюжет про собаку, которая стерла себе лапы по самое брюхо и стала таксой: в этой редакции она сломала лапу, когда гналась за зайцем, вследствие чего уже не использовалась на охоте60; здесь же Мюнхгаузен вытаскивает себя вместе с конем из болота не за косу, а ухватившись за болотные кочки61. Неслучайно именно в этой «сглаживающей углы» версии приключения неугомонного барона обретают логическое завершение: Мюнхгаузен возвращается домой и обещает своей супруге больше не путешествовать62 - заметим, что такая концовка очень напоминает финал приключений Гулливера, с которым традиционно сравнивали Мюнхгаузена.

Наконец, последнюю группу составляют сюжеты, которых вообще не было в оригинале Распе-Бюргера. Во-первых, такими сюжетами обильно дополнены два издания, являющиеся переводами переложения Мунда-Похгаммера. Истории новых похождений барона в этих книгах полностью совпадают между собой до момента прибытия его на Кубу. Далее в более раннем переводе Мюнхгаузен отправляется домой, в позднем - путешествует по Америке. В этих изданиях появляются следующие главы: «Посещение острова св. Елены. Гольфстрим и сварившаяся в нем рыба. Казарка как транспортное средство. Канат и якорь в дупле китового зуба. Пребывание в рыбьем желудке»; «Неравный бой с персидскими горцами-раз-

бойниками. Удачный захват лошадей и блестящий прием у персидского шаха»; «Мюнхгаузен предлагает вычистить луну. Знакомому, утверждавшему, что пятнадцать лет назад он присутствовал на похоронах барона, Мюнхгаузен дает веское доказательство того, что он жив»; «Неоткрытый остров в Тихом океане, добродушный владелец которого любит жареных иностранцев. Неизвестные деревья - хлебное и тыквенное - на острове Тайхатлибиати. Затянувшееся путешествие по морю»; «О железном черве и о разных способах борьбы с ним»; «Абсолютное сходство двух близнецов. Американская помада для выращивания волос»; «Проба сил на большой медной пушке. Новое знакомство и веселая поездка по Рейну на ящике с рыбой, в которой было запряжено девятнадцать ласкфорелей»; «Опасный спуск с горы и невредимое дитя в ядре снежной лавины»; «Барон Мюнхгаузен рассказывает о своих приключениях в Америке. Поездка по железной дороге; о буре и вихре. Странный завтрак за 5 000 рублей. Медведь на смотре войск». Однако, как уже сказано, все эти сюжеты были выдуманы не русскими переводчиками, а самим автором немецкого переложения.

Наиболее оригинальным и не похожим ни на одно другое издание, в частности по составу и характеру привнесенных и измененных сюжетов, является первое русское переложение книги о Мюнхгаузене для детей63. Вот, к примеру, отрывок из ее первой главы «Мои предки, детство, юность», не имеющей вообще никаких соответствий в оригинале Распе-Бюргера:

Наш род очень древний. Когда Арминий победил римлян в Тевтобургском лесу, один из моих предков командовал его артиллерией.

- Позвольте, барон, тогда и пушек, и пороха не было...

- Вот-с и неправда. Порох выдумал именно барон фон-Мюнхгаузен, мой предок. Мы же изобрели книгопечатание и компас, а только другим приписывают. Впрочем, мои предки только мимоходом занимались пустяками. Главное их занятие было война и охота. От этого и я великий воин и великий охотник.

Папенька и маменька мои очень много путешествовали. Страсть к путешествиям перешла и ко мне. И притом - странное дело - только что я родился, как стал прекрасно говорить по-французски, по-английски, по-итальянски, по-русски. О немецком языке нечего и упоминать: он мой природный.

Науки я тоже скоро изучал. Да вот как: принесли мне историю, географию и грамматику -я их и положил под тюфяк - просыпаюсь, и все

знаю от доски до доски. Мне сперва не поверили. Стали спрашивать.

- Кто был Цицерон?

- Книгопродавец. Оттого-то его именем и называется один их шрифтов.

- Чем замечательны Сарацины?

- Земледелием. Оттого их пшено повсюду славится.

- Куда впадает Волга?

- В Ледовитое море

- Какая часть речи болезнь?

- Предлог.

- Почему вы так думаете?

- Гувернер часто говорил старшему брату: ваша болезнь только предлог, чтобы не учиться64.

Кроме того, содержание книги «осовременено»: в повествовании упоминается большое количество реалий, выглядящих анахронизмами по отношению к 1780-м гг., когда создавался оригинал. Это и железная дорога (первая паровая железная дорога Ливерпуль-Манчестер была открыта в 1830 г.), и револьверы (стали широко применяться только с 1830-х гг.), и некоторые политические события середины XIX столетия:

Я всегда держусь принципа защиты национальностей, если эти национальности немцы. Конечно, не мог же я не принять участия в шлез-виш-голштинском вопросе и не заступиться за жителей герцогств против датчан. Мне предлагали быть главнокомандующим соединенною автстрийско-прусскою армией; но, понятно, что я отказался. <...> Но, разумеется, был с главнокомандующим на самой дружеской ноге.

Вы, вероятно, слышали из газет и журналов, что австрийцы и прусаки везде побеждали датчан. Но со стороны господ журналистов дурно, что они умолчали о моем участии в этой кампании. А я-то именно и был причиною всех успехов немцев65.

Автор намекает на войну Дании и Пруссии за герцогства Шлезвиг и Голштинию (январь-май 1864 г.). Описание осады крепости Дюппель (одного из ключевых событий этой войны) заменило собой присутствовавшую на этом месте в оригинале сцену осады Очакова русскими войсками, но при этом переводчик сохранил отдельные микросюжеты и, в частности, самый известный из них - разведку на ядре. Очевидно, что привнесение злободневности в содержание книги было рассчитано на успех скорее у взрослой, нежели у детской читательской аудитории, не говоря уже о политических манифестаци-

ях героя, вообще едва ли понятных ребенку. Первое детское издание книги о Мюнхгаузене на русском языке не выглядит детским еще и потому, что изобилует различными жестокими подробностями. В качестве примера можно упомянуть рассказ Мюнхгаузена про своего коня-убийцу, который семерых убил, тридцать девять калеками сделал66, или такое описание военных действий:

Не помню, скольких я убил из револьвера, но саблею положил 37 человек. Остальные в ужасе бежали. Но и моим сподвижникам пришлось плохо. Один еще сидел на лошади, но уже был без головы; другой умер, получив 86 ран;у последнего были отрублены обе руки. По счастливой случайности я не был ранен. <...> на нас неслись 2 полка датской конницы. Австрийцы и прусаки еще не успели перейти через реку. Каково положение? Против двух полков 3 человека!

- Откуда же три, барон? Ведь один из ваших товарищей был без рук, другой без головы?

- Я ему приставил ее, спрыснул эликсиром, который мне подарила китайская принцесса, и мой товарищ ожил67.

Одновременно с экспериментами авторов и издателей по изъятию, изменению и доработке сюжетов «Приключений Мюнхгаузена» (и отчасти благодаря этим экспериментам) в детских изданиях происходил процесс своего рода кристаллизации сюжетного ядра мюнх-гаузеновских рассказов. Постепенно вырисовывался блок сюжетов, которые практически никогда не исключались, не перерабатывались или перерабатывались незначительно и, наконец, наиболее регулярно иллюстрировались художниками, в результате чего, по-видимому, стали восприниматься как «основные» похождения героя. Самый яркий пример сознательного отбора таких «ядерных» сюжетов - издание Е. Коновалова68: эта книга является выжимкой из уже сильно сокращенной версии69, здесь представлены всего 8 сюжетов, причем характерно, что 6 из них впоследствии будут включены и Чуковским в его также весьма выборочный пересказ.

По мотивам книги Распе-Бюргера была создана настольная игра. Инструкция к которой начинается так: Всемирно известные похождения знаменитого барона Мюнхгаузена соединены здесь в очень интересную занимательную игру70. Игровое поле поделено на 47 пунктов. Бросая кубик, игроки попадают на пункты, содержащие сюжеты «Мюнхгаузена», которые и задают условия продвижения игрока по игровому полю. Любопытно, что и здесь использованы

наиболее известные сюжеты (всего 16): полет на ядре, волк, вывернутый на изнанку, восьмилапый заяц, олень с вишневым деревом, лошадь на колокольне, куропатки на шомполе, первое путешествие на Луну и т. п.

Забежим немного вперед и приведем интересный факт из издательской биографии русского детского Мюнхгаузена, служащий косвенным подтверждением тому, что уже в первых десятилетиях ХХ в. «джентльменским набором» мюнхгаузеновских сюжетов владела вся читающая публика. В 1939 г. артель «Красный бумажник» выпустила маленькую картонную книжку-раскладушку «Приключения барона Мюнхгаузена», содержащую 10 картинок, изображающих то или иное похождение героя и сопровожденных совсем короткими подписями, не охватывающими полностью события, а описывающими лишь одно из положений. Например: «Из лесу вышел красивый олень с вишневым деревом между рог»; «Я увидел себя на деревенском кладбище! Вдруг где-то высоко в воздухе раздалось ржание. Я взглянул вверх: мой конь, привязанный за повод, висел на верхушке колокольни.»; «В некотором от меня расстоянии упал мой шомпол с нанизанными на нем семью куропатками» и т. п.71 Очевидно, что создатели этой книжки, предназначенной для детей младшего возраста (т. е., скорее всего, для чтения вслух), рассчитывали на наличие, если не у самих детей, то по крайней мере у взрослых, того базового знания основных мюнхгаузеновских сюжетов, которое позволило бы им развернуть эти минимальные фрагменты в полноценные рассказы о каждом из десяти проиллюстрированных приключений барона.

Процесс формирования этого сюжетного минимума был в одночасье завершен Чуковским, отобравшим, по нашим подсчетам, более чем из 160 присутствующих в оригинале всего около 40 сюжетов, которые счел уместным представить советским детям. Во втором издании он разбил произведение на маленькие главы, каждая из которых вмещает обычно один сюжет (в первом не только расположение глав иное, но и каждая из них значительно вместительнее, что ближе к оригиналу), и дал им соответствующие названия, короткие и запоминающиеся. Переложение Чуковского, как уже говорилось, на многие годы стало монополистом среди русских детских версий «Приключений Мюнхгаузена». Первые после 1928 г. издания этой книги для детей в другом переводе начали появляться с конца 1980-х г.72 А потому не удивительно, что современное устойчивое представление о наборе «классических» мюнхгаузеновских сюжетов не выходит за рамки канони-

зированного Чуковским извода «Приключений Мюнхгаузена».

Реакция критики. Об отношении дореволюционной педагогической критики к «Приключениям Мюнхгаузена» как к произведению для детей можно судить по выходившим в период с 1873 по 1901 г. журнальным рецензиям на детские переложения книги, а также по предисловиям, которые предваряли текст в самих этих изданиях. В целом оценка была весьма негативной, и по мере того как росла популярность самого произведения и увеличивалось количество его изданий для детей, отзывы критиков если и становились сдержаннее, то отнюдь не делались благосклоннее. Если суммировать обвинения, предъявляемые критиками, то можно увидеть, что они затрагивают в основном три позиции.

Во-первых, книга представлялась не просто наполненной невероятными россказнями, но при этом еще и лишенной какой бы то ни было идеи, которая сделала бы столь безудержный вымысел сколько-нибудь осмысленным и оправданным. Автор рецензии на второе детское переложение73 формулирует эту претензию уже вполне отчетливо: Какой-нибудь идеи искать просто и не приходится74. Оценивая одно из следующих изданий75, рецензент пишет о нем, что эта книга если и отвечает своей цели со стороны забавности, то противоречит ей со стороны полезности. Настолько противоречит, что смело может быть отнесена к числу вредных книг. Дело в том, что «Чудесные приключения барона Мюнхгаузена» все состоят в таких небылицах и невозможных положениях, что к концу книги утрачивают даже свою забавность для читателя, несомненно утомляя его необъяснимым, безыдейным, фантастическим элементом. И все эти бессмыслицы и небылицы оправдываются в конце книги последнею припискою - «не любо, не слушай, а врать не мешай», - ничуть, однако, их не оправдывающею, ибо заставлять родителей покупать книгу за 1 р. 75 к., а детей прочитывать ее, ради того только, что автору припала охота (по его же собственному выражению) «поврать», - конечно, не резон76. То, что рецензируемое издание было выпущено в одной серии с «Гулливером» и «Дон-Кихотом», нисколько не поднимало его в глазах критика, на что, возможно, отчасти рассчитывали переводчик и издатель. Наоборот, соседство с классическими творениями сослужило «Мюнхгаузену» дурную службу, поскольку на фоне их содержательности безыдейный фантастический элемент последнего выглядел особенно заметно и раздражающе:

Какой бы вид ни имел фантастический элемент в обоих этих произведениях двух великих авторов - все же сквозь него ярко просвечивают вложенные в них идеи. <...> С этими двумя поистине полезными книгами г-жи Шмидт-Московитиновой смешно было бы и сравнивать третью - «Чудесные приключения барона Мюнхгаузена», так как эта последняя именно и отличается отсутствием какой-либо идеи: она вся написана ради красного словца77.

В последней четверти XIX в. были достаточно популярны идеи реального обучения, предполагавшего предоставление ребенку содержательных, полезных, по возможности -практически ценных знаний. Естественно, что в ракурсе таких образовательно-воспитательных предпочтений книга о Мюнхгаузене не могла не вызывать крайнего раздражения полным отсутствием какой бы то ни было позитивной информации, что означало и полную бесполезность ее для детского чтения. На то же издание 1883 г. была напечатана еще одна рецензия, в которой, в частности, говорится:

Это была книга досужих людей, готовых похохотать часто самым беспричинным, неосмысленным смехом над забавным анекдотом. <...> И вот теперь-то является совершенно грамотная переделка этого произведения для русского юношества, причем рассказ ведется перед совсем маленькими детьми, предлагать которым подобное чтение вполне бесцельно: невероятность значительной части эпизодов не будет даже вполне ими понята. Для более же зрелого возраста это чтение слишком пусто. Прежде всего, все «Приключения» невероятны и нелепы до абсурда, и почтенный барон, объехав почти весь мир, ни [об] одной стране не сообщает никаких характерных и сколько-нибудь полезных сведений; напротив, его рассказы дышат самодовольным невежеством немецкого юмора прошлого века78.

Во-вторых, выдумки барона признавались грубыми, примитивными и даже отчасти непристойными - т. е., «неудобными» для детского чтения, сообщающими детям превратное представление о фантазии и остроумии: Это бы еще ничего, что автор составил целую книжку тупых, пошлых бессмыслиц, способных возбудить в юных читателях грубый, недостойный смех разными до крайности шаржированными, циа$!-комическими положениями, и с легким сердцем преподносит их детям: если бы он ограничился только этим, то можно было бы объяснить такое отношение к маленьким читате-

лям - ну, хоть неразумием что ли, незнанием требований педагогии, непониманием детской натуры, - словом, каким-нибудь недоразумением со стороны автора79. В одной из рецензий глупость и низкопробность содержания книги прямо объясняется ее страной происхождения:

Немцы забавляются такими небылицами, которые рассказывает Мюнхаузен. Им кажется очень смешным рассказ его о том, как он сам себя вытаскивал за волосы из болота, в котором завяз и т. п. Нам кажется, что все это просто глупо, да и рассказано как-то вяло и дубовато. Даже тип хвастуна-рассказчика вышел какой-то уж слишком немецкий, дешевый: и неостроумный, и неправдоподобный80.

Наконец, в-третьих, переводчикам и издателям «Мюнхгаузена» инкриминировалось то, что эта книга оправдывает и пропагандирует беззастенчивое вранье, хвастливое фантазерство и способна научить детей лгать. Комментируя фрагмент стихотворного переложения «Мюнхгаузена», приведенный в начале настоящей статьи, автор - кстати, тот же самый, что и у предыдущей рецензии - негодует, особенно не стесняясь в риторических средствах выражения своего педагогического возмущения:

После такой мастерской группировки сентенций, развращающих, растлевающих детские понятия, автор еще осмеливается уверять, что он «обожает детей», что он «в каждом дитяти видит друга»! <...> Но когда эти нелепости особенно рекомендуются, ввиду того, что, мол, народ даже уверяет, будто обманывать полезно (а ведь глас народа, как известно, глас Бога) - то должно смело признать, что такая книжка написана никак не другом детей, будто бы «обожающим» их, а именно их врагом81.

Если «Приключения Мюнхгаузена» за что-то и хвалили, то лишь за качество иллюстраций и полиграфии (напомним, что почти все детские издания этой книги выпускались подарочными, богато проиллюстрированными изданиями) и в отдельных случаях - за литературные достоинства перевода, например:

С внешней стороны книга г-жи Шмид вполне удовлетворительна, относительно бумаги, печати и рисунков, а изложение отличается почти безупречным языком82. Очевидно также и то, что, как со стороны их составительницы, так и со стороны издателя, приложено все старание, чтобы придать им возможно боль-

ше привлекательности с внешней стороны: действительно, изданы книги роскошно и содержимые ими повести изложены вполне литературно83.

Однако и внешние достоинства изданий то и дело риторически оборачивались не в пользу их содержимого. С одной стороны, глупые и пошлые бессмыслицы, будучи красочно проиллюстрированными, выглядели еще глупее, пошлее и бессмысленнее, что лишь усугубляет их вредоносность и, соответственно, недопустимость в качестве детского чтения.

Иллюстрации выразительны, но не все удобны для деткой книжки84.

Все эти грубейшие сцены, да еще иллюстрированные картинками, как медведь проглатывает дышло, как заяц разлетается в дребезги, как барон выхлестывает тушу из живой лисицы, и многое множество других - все это так грубо, что если и возбудит в детях смех, то смех не веселый и здоровый, а грубый и нежелательный85.

С другой стороны, привлекательная форма воспринималась рецензентами как обман, иллюзия, заслоняющая негодное содержание, что провоцировало на банальные метафоры:

Оригинал, который понадобилось преподнести публике в новом переводе для рождественских подарков, есть вещь довольная странная. Ныне перевод является с раскрашенными картинками, в изящном переплете, словом, со всеми теми украшениями, которые соответствуют сусальному золоту на гнилых орехах86.

Переводчикам и издателям «Мюнхгаузена», естественно, приходилось защищаться, причем делали они это по большей части осторожно, пытаясь объяснить, каким образом книга может принести детям пользу. Одна из идей состояла в том, что слишком откровенное вранье барона не пристрастит детей ко лжи, а, наоборот, заставив увидеть лгуна во всем его ничтожестве и посмеяться над ним, отвратиться от этого порока навсегда. В предисловии к первому детскому переложению книги издатель, видимо предчувствуя реакцию бдительной педагогической критики, предпринял попытку такой превентивной защиты. Он пишет:

В старину было государство Спарта, в котором очень старались о воспитании детей. Когда они обедали, то около столов нарочно

водили пьяного. Смешно и жалко им было смотреть на него: запоминали они на всю жизнь, как нехорошо быть пьяным, и старались всегда быть воздержными.

Лгать очень дурное дело. Над лжецом смеются, ему не верят, если он иногда и правду скажет, на него ни в чем не надеются и стараются не иметь с ним никакого дела. Несмотря на это, есть люди, которые привыкли лгать. Особенно, если станут рассказывать о своих путешествиях, о походах, об охоте, никак не удержатся, чтобы не прихвастнуть.

В этой книжке представлено, будто такой хвастун, барон фон-Мюнхгаузен, рассказывает свои похождения. Он лжет без всякого милосердия, так что решительно никто не поверит его рассказу. Пусть эта книжка будет для вас тем же, чем был пьяный для спартанских детей. Если бы кому-нибудь из вас вздумалось прихвастнуть, сказать неправду - вспомните барона фон-Мюнхгаузена и постыдитесь походить на

него87.

Другая конструкция, используемая публикаторами для оправдания детской адресации столь сомнительной с нравственно-просветительской точки зрения книги, состояла в том, что на первый план выводилось остроумие (а значит, по умолчанию, и ум) и веселый (а значит, и добрый) нрав героя и его талант рассказчика (а значит, хороший вкус), каковые качества и предлагалось оценить в первую очередь, сами рассказы же о приключениях должны были послужить для того, чтобы увидеть проявление всех этих качеств, а также для чистого развлечения, не лишенного эстетической прелести и пользы для развития собственной фантазии. Эту логику использует, в частности, Ф. Гофман в предисловии к своему немецкому изданию «Мюнхгаузена» для детей, в котором автор рассказывает о своей личной встрече со знаменитым бароном и приводит написанное по просьбе последнего свидетельство. Это предисловие было переведено и перепечатано уже в русском издании 1872 г.:

Сообразно с истиной, свидетельствую, что:

Господин М., мой старинный друг, по его собственному показанию, никогда не говорит и не распространяет лжи, - и что,

Господин М. один из самых приятных и веселых собеседников, с какими мне когда-либо приходилось сводить знакомство: он блистает неисчерпаемым остроумием; веселые шутки его льются без конца, и роскошная фантазия его полна самой причудливой изобретательности.

Тем не менее я не советую юным друзьям принимать все, что рассказывает господин М., за чистую и несомненную истину, но советую от души посмеяться его шуткам. 88

Борис Бегак в статье о «Мюнхгаузене» как детской книге писал по этому поводу: «Переделывая „Приключения барона Мюнхгаузена" для детей, авторы того или иного варианта книги обычно снабжали его предисловием, которое должно было играть роль противоядия. Предисловие или введение призвано было обезопасить детей от выдумок героя-фантазера - иначе, чего доброго, примут их за чистую монету!»89. Это суждение, при кажущейся справедливости, тем не менее представляется неточным в определении самой прагматики публикаторских предуведомительных рекомендаций по восприятию книги: авторы скорее беспокоились о судьбе издания, чем о нравственном здоровье ее гипотетических читателей, и предисловия, судя по всему, лишь формально были обращены к детям, истинными же их адресатами являлись цензоры, критики и педагоги.

Последние стали несколько сдержаннее, снисходительнее и мягче в своих высказываниях о «Мюнхгаузене», однако по-прежнему продолжали считать книгу не подходящей для детского чтения. А. В. Блюм, ссылаясь на архивные документы, рассказывает о том, что М. О. Вольф в 1900 г. пытался получить разрешение Особого отдела Ученого комитета Министерства народного просвещения включить свое издание «Приключений» в список разрешенных книг для школьных библиотек (это бы позволило издателю значительно увеличить тиражи) и получил ответ, в котором говорилось, что «Приключения Мюнхгаузена» относится к книгам, очень известным, безвредным, пожалуй забавным, но вряд ли желательным в школьных библиотеках... Небольшой рассказ в таком духе может быть уместен подчас, чтобы посмешить ребят, но вряд ли уместна в ученической библиотеке целая книга, наполненная таким бесшабашным враньем90.

Очередное детское издание, вышедшее в 1901 г., получило в педагогической периодике сразу два отзыва, общая идея которых одна и та же, абсолютно совпадающая с логикой приведенной выше резолюции Ученого комитета: произведение обладает определенной известностью, с которой совсем не считаться нельзя, но одновременно содержит некоторый педагогический изъян, ибо может научить лжи; поэтому к детской аудитории его допускать не следует, в крайнем случае - в нормированных дозах и тщательно направляя восприятие в нужную сторону:

Это старинное произведение в новом переводе г. Федорова-Давыдова так же мало пригодно для детского чтения, как и во всех прежних переводах, переделках и сокращениях91.

Не можем также без оговорок допустить в детскую библиотеку новое издание «Приключений и путешествий барона Мюнхгаузена», перев. А. Федоровым-Давыдовым. Это в своем роде классическое произведение читается с интересом только в первой половине, потом является утомление, кстати характер приключений становится все более и более несообразным. При чтении, во-1-х, необходимо указать, что в данном случае неизвестный автор издевается над враньем путешественников, охотников и т. п.; во-2-х, следует наблюдать, чтобы воспитанники не стали подражать бар. Мюнхгаузену, потому что вранье, как плод воображения, заразительно92.

Конечно, у «Мюнхгаузена» были свои ценители и защитники (что характерно, не из педагогической среды), которые, рассуждая в тех же нравственно-педагогических категориях, пытались, наоборот, показать, что эта книга может использоваться для воспитания отвращения к вранью, и тем самым реабилитировать ее в глазах публики и критики. Так З. А. Венгерова писала в том же 1901 г. во введении к книге «Барона Мюнхгаузена рассказы об его удивительных приключениях в России и других странах»:

Как в английском, так и немецком издании Мюнхгаузен вовсе не изображен пошлым лгуном, который морочит людей своими невероятными и хвастливыми рассказами. Напротив того, и Распе, и после него Бюргер старались отметить этическое значение рассказов Мюнхгаузена. Распе в своем предисловии называет Мюнхгаузена не лгуном, а напротив, обличителем лжи93.

Таким образом, к началу XX в. вокруг «Мюнхгаузена» сложилась своеобразная ситуация. Книга регулярно переиздавалась как для взрослых, так и для детей (а следовательно, пользовалась устойчивой популярностью в читательской аудитории) и воспринималось уже не иначе, как произведение «старинное», «очень известное», и даже «в своем роде классическое» - в частности и теми, кто считал необходимым ограничить ее доступ к детской аудитории, а при этом сложилась ее устойчивая репутация именно как детской книги, что, со своей стороны, могло вызывать недовольство тех, кто относился к «Приключениям Мюнхгаузена» как

к серьезному произведению. Показательно следующее высказывание из предисловия переводчика ко «взрослому» изданию:

Приключения барона Мюнхгаузена, давно ставшие <...> народной книгой в Германии и, пожалуй, в Англии и во Франции, у нас в России почему-то до сих пор причислялись к детской литературе. Между тем, они интересны и поучительны не для одних детей94.

После революции «Мюнхгаузена» принимают довольно благодушно, вновь хвалят за веселый склад и вновь - точно как в предисловии к первому русскому изданию для детей 1864 г. -подчеркивают потенциал воспитательного воздействия книги на юношество по принципу кривого зеркала. Так например, характеризуется книга (издания 1923 г.) в аннотированном указателе детской литературы: Хорошая «веселая» книга, действующая своей насмешкой лучше всякой прописной морали на подростка сХлестаковскимуклоном95. Правда, в середине 1920-х гг. книга снова попадает в опалу у критиков в связи с кампанией по борьбе с антропоморфизмом и прочими проявлениями «фантастического элемента» в детской литературе, но ненадолго, поскольку сама эта кампания через некоторое время сошла на нет. Одним из первых Мюнхгаузена пропагандировал и защищал сам Чуковский96, а в 1934 г. в своей знаменитой речи на I Всесоюзном съезде советских писателей М. Горький, имевший в то время колоссальное влияние, раз и навсегда благословил для советского читателя книгу о Мюнхгаузене как вскормленную устным народным творчеством и относящуюся к «крупнейшим произведениям книжной литературы».

Последнее, о чем хотелось бы упомянуть, -это небольшое предисловие, которое впервые появилось в послевоенных изданиях пересказа Чуковского. В нем, в частности, говорится: «В этом произведении отразились характерные черты немецких баронов и помещиков: некультурность, самоуверенность и хвастливое зазнайство»97. Интересен даже не столько тот факт, что снова, спустя две трети столетия и совсем в другом историческом и идеологическом контексте, в комментариях к книге актуализируется национальность Мюнхгаузена (к которой в новых политических условиях добавляется и его сословная характеристика). Впечатляет, скорее, то, насколько точно повторяется история: чувствуя наступление неблагоприятных обстоятельств, публикаторы рассказов Мюнхгаузена вновь ругают барона за ложь и бахвальство и вновь для его же блага, используют этот ход как наиболее вероятную, если

не единственную, возможность сохранить книге дорогу к детской читательской аудитории.

Так после долгих приключений в отечественном книгоиздании и педагогической критике «Приключения барона Мюнхгаузена» наконец стали для российского читателя - и, как бы то ни было, именно во второй версии Чуковского -классической детской книгой.

Примечания

1 Брандис Е. От Эзопа до Джанни Родари. Зарубежная литература в детском и юношеском чтении. М.: Дет. лит., 1980. С. 26.

2 Русская хрестоматия для детей: кн. для чтения и практ. изучения отечеств. яз. / сост. А. Галахов. М., 1843; Книга для первоначального чтения и практического изучения русского языка / сост. А. Галахов. 2-е изд. с переменами. М., 1850.

3 Не любо не слушай, а лгать не мешай. СПб.: Печ. У И. К. Шнорра, в нынешнем году, [ок. 1791].

4 О датировке издания и авторе перевода см.: Блюм А. В. Каратель лжи, или Книжные приключения барона Мюнхгаузена. М.: Книга, 1978. С. 32. (Судьбы книг).

5 Об изданиях на русском языке см.: Макаров А. Н. Книга о Мюнхгаузене в России // Бюргер Г. А. Удивительные путешествия на суше и на море, военные походы и веселые приключения Барона фон Мюнхгаузена, о которых он обычно рассказывает за бутылкой в кругу своих друзей. М.: Наука, 1985. С. 309-329. (Литературные памятники).

6 Приключения барона Мюнхгаузена. [СПб.]: М. О. Вольф, [1864].

7 Гофман Ф. Путешествия и приключения Барона Мюнхгаузена / предисл. Ф. Гофмана; с 8 хромолитогр, рис.; пер. С. Майковой. СПб.: Ф. А. Битепаж, [1872].

8 См.: Des Freiherrn von Münchhausen Reisen und Abenteuer, nach G. A. Bürger für die Jugend bearb. Mit Vorwort von Franz Hoffmann. 8 Bilder in Farbendruck nach Aquarellen von W. Simmler. Stuttgart: Thienemann, 1871.

9 См. об этом в разделе «Отбор и редакция сюжетов» настоящей статьи.

10 Гофман Ф. Путешествия и приключения барона Мюнхгаузена / пер. с нем. А. Н. Нееловой. СПб.: Изд.

B. И. Губинского, 1903.

11 Похождения и приключения барона Мюнхгаузена, рассказанные в стихах Козьмою Саврасым. Одесса: Изд. Эмиля Берндта, 1883.

12 П-я-ь Н. [Рец. на кн.:] Похождения и приключения барона Мюнгаузена, рассказанные в стихах Козьмой Саврасым. Одесса. Издание Эмиля Бернда. 1883 // Жен. образование. СПб., 1884. № 6/7, авг.-сент.

C. 438-439.

13 Чудесные приключения барона Мюнхгаузена, рассказанные дедушкою своим внукам / переделано

для рус. юношества О. И. Шмидт-Москвитиновою; с 6 хромолитогр. рис. СПб.: Изд. А. Ф. Девриена, 1883.

14 Там же. С. 5.

15 См.: Mund E. D. (Edmund von Pochhammer) Reisen und Abenteuer des Freiherrn von Münchhausen, wie er dieselben im Kreise seiner Freunde selbst zu erzahlen pflegte. Für die leibe Jugend bearb. Stuttgart; Leipzig: Verl. von Wilh. Effenberger (L. Loewes Verl.), 1882(1881). Полный русский перевод во «взрослом» издании см.: Мунд-Похгаммер Э. Д. Путешествия и приключения барона Мюнхгаузена, рассказанные им в кругу своих друзей: [по Р. Распе] / пер. с нем. С. Г. Займовского. М.: Новая Москва, 1923.

16 Приключения и путешествия барона Мюнхгаузена, как он рассказывал их сам в дружеском кругу / пер. с нем. Ф. Немцева. СПб.: П. В. Луковников, 1905.

17 Приключения и путешествия барона Мюнхгаузена / полный пер. на рус. яз. Е. Песковской; с 118 ил. в тексте и 29 отдельными картинами Г. Дорэ. СПб.; М.: Т-во M. О. Вольфа, [1889].

18 Приключения и путешествия Барона Мюнхгаузена / пер. А. Федорова-Давыдова; с 124 рис. Г. Доре. М.: Лидерт, 1901.

19 Путешествия и приключения барона Мюнхгаузена: с хромолитогр. рис. М.: Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1894.

20 Удивительные путешествия и приключения барона Мюнхгаузена: с 6 раскраш. карт. М.: Типолит. торг. дома Е. Коновалова и К0, 1910. С 1911 г. по 1917 г. переиздано 6 раз.

21 Чудесные приключения и путешествия барона Мюнхгаузена, обработанные для юношества. СПб.: Ф. А. Битепаж, [1896].

22 Путешествия и приключения Барона Мюнхгаузена: [перераб. для юношества]: пер. с нем; с много-числ. ил. Киев; СПб.; Одесса: Южно-рус. кн. изд-во «Ф. А. Иогансон», владелец П. И. Бонадурер, [1912].

23 Распе Э. Р. Приключения Мюнхгаузена / в пересказе Корнея Чуковского; с 80 рис. Г. Доре. М.; Л.: Госиздат, 1928.

24 Блюм А. В. Указ. соч. С. 53-54.

25 Распе Р. Э. Удивительные приключения, путешествия и военные подвиги барона Мюнхгаузена: сокр. изд. для детей сред. возраста / с рис. Густава Доре; пер. с англ. под ред. Чуковского. Пг.; М.: Всемир. лит., 1923.

26 Распе Э. Р. Приключения Мюнхгаузена / в пересказе Корнея Чуковского; с 80 рис. Г. Доре. М.; Л.: Госиздат, 1928. С. 34.

27 Макаров А. Н. Указ. соч. С. 279.

28 В качестве эталонного текста использовалось издание: Бюргер Г. А. Удивительные путешествия на суше и на море, военные походы и веселые приключения Барона фон Мюнхгаузена, о которых он обычно рассказывает за бутылкой в кругу своих друзей / Г. А. Бюргер; Р. Э. Распе; подгот. А. Н. Макаров. М.: Наука, 1985. (Литературные памятники).

29 Там же. С. 88-90.

30 Там же. С. 98-100.

31 Там же. С. 12.

32 Чудесные приключения и путешествия барона Мюнхгаузена, обработанные для юношества. СПб.: Ф. А. Битепаж, [1896]. С. 5.

33 Путешествия и приключения Барона Мюнхгаузена: [перераб. для юношества]: пер. с нем; с много-числ. ил. Киев; СПб.; Одесса: Южно-рус. кн. изд-во «Ф. А. Иогансон», владелец П. И. Бонадурер, [1912]. С. 7.

34 Бюргер Г. А. Удивительные путешествия на суше и на море. С. 45.

35 Путешествия и приключения барона Мюнхгаузена: с хромолитогр. рис. М.: Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1894. С. 6-7.

36 Приключения и путешествия барона Мюнхгаузена / полный пер. на рус. яз. Е. Песковской; с 118 ил. в тексте и 29 отдельными картинами Г. Дорэ. СПб.; М.: Т-во М. О. Вольфа, [1889]. С. 37-40; Путешествия и приключения Барона Мюнхгаузена: [перераб. для юношества]: пер. с нем; с многочисл. ил. Киев; СПб.; Одесса: Южно-рус. кн. изд-во «Ф. А. Иогансон», владелец П. И. Бонадурер, [1912]. С. 40-43; Приключения и путешествия Барона Мюнхгаузена / пер. А. Федорова-Давыдова; с 124 рис. Г. Доре. М.: Лидерт, 1901. С. 23.

37 Приключения и путешествия барона Мюнхгаузена, как он рассказывал их сам в дружеском кругу / пер. с нем. Ф. Немцева. СПб.: П. В. Луковников, 1905.

38 Бюргер Г. А. Удивительные путешествия на суше и на море. С. 37-40.

39 Гофман Ф. Путешествия и приключения Барона Мюнхгаузена. СПб., 1872. С. 30; Гофман Ф. Путешествия и приключения барона Мюнхгаузена. СПб., 1903. С. 39; Путешествия и приключения Барона Мюнхгаузена: [перераб. для юношества]: пер. с нем; с многочисл. ил. Киев; СПб.; Одесса: Южно-рус. кн. изд-во «Ф. А. Иогансон», владелец П. И. Бонадурер, [1912]. С. 80.

40 Чудесные приключения барона Мюнхгаузена, рассказанные дедушкою своим внукам / переделано для рус. юношества О. И. Шмидт-Москвитиновою; с

6 хромолитогр. рис. СПб.: Изд. А. Ф. Девриена, 1883. С. 14; Чудесные приключения и путешествия барона Мюнхгаузена, обработанные для юношества. СПб.: Ф. А. Битепаж, [1896]. С. 28-29.

41 Путешествия и приключения барона Мюнхгаузена: с хромолитогр. рис. М.: Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1894. С. 14-15.

42 Бюргер Г. А. Удивительные путешествия на суше и на море. С. 52-53.

43 Гофман Ф. Путешествия и приключения Барона Мюнхгаузена. СПб., 1872. С. 67; Гофман Ф. Путешествия и приключения барона Мюнхгаузена. СПб., 1903. С. 73; Путешествия и приключения Барона Мюнхгаузена: [перераб. для юношества]: пер. с нем; с многочисл. ил. Киев; СПб.; Одесса: Южно-рус. кн. изд-во «Ф. А. Иогансон», владелец П. И. Бонадурер, [1912]. С. 214.

44 Бюргер Г. А. Удивительные путешествия на суше и на море... С. 86.

45 Путешествия и приключения Барона Мюнхгаузена: [перераб. для юношества]: пер. с нем; с много-числ. ил. Киев; СПб.; Одесса: Южно-рус. кн. изд-во «Ф. А. Иогансон», владелец П. И. Бонадурер, [1912]. С. 239.

46 Бюргер Г. А. Удивительные путешествия на суше и на море. С. 111.

47 Чудесные приключения и путешествия барона Мюнхгаузена, обработанные для юношества. СПб.: Ф. А. Битепаж, [1896]. С. 77.

48 Приключения барона Мюнхгаузена. [СПб.]: М. О. Вольф, [1864]. С. 17.

49 Гофман Ф. Путешествия и приключения барона Мюнхгаузена. СПб., 1903. С. 106.

50 Там же.

51 Чудесные приключения и путешествия барона Мюнхгаузена, обработанные для юношества. СПб.: Ф. А. Битепаж, [1896]. С. 77.

52 Бюргер Г. А. Удивительные путешествия на суше и на море. С. 92.

53 Путешествия и приключения Барона Мюнхгаузена: [перераб. для юношества]: пер. с нем; с много-числ. ил. Киев; СПб.; Одесса: Южно-рус. кн. изд-во «Ф. А. Иогансон», владелец П. И. Бонадурер, [1912]. С. 245.

54 Гофман Ф. Путешествия и приключения Барона Мюнхгаузена. СПб., 1872. С. 80.

55 Распе Э. Р. Приключения Мюнхгаузена / в пересказе Корнея Чуковского; с 80 рис. Г. Доре. М.; Л.: Госиздат, 1928. С. 66.

56 Приключения барона Мюнхгаузена. [СПб.]: М. О. Вольф, [1864].

57 Там же. С. 5-6.

58 Чудесные приключения и путешествия барона Мюнхгаузена, обраб. для юношества. СПб.: Ф. А. Битепаж, [1896].

59 Там же. С. 21.

60 Там же. С. 24.

61 Там же. С. 31.

62 Там же. С. 99.

63 Приключения барона Мюнхгаузена. [СПб.]: М. О. Вольф, [1864].

64 Там же. С. 2.

65 Там же. С. 7.

66 Там же. С. 5.

67 Там же. С. 8.

68 Удивительные путешествия и приключения барона Мюнхгаузена: с 6 раскраш. карт. М.: Типолит. торг. дома Е. Коновалова и Ко, 1910.

69 Путешествия и приключения барона Мюнхгаузена: с хромолитогр. рис. М.: Тип. т-ва И. Д. Сытина, 1894.

70 Похождения барона Мюнхгаузена: игра. М., 1889.

71 Приключения барона Мюнхгаузена: книжка-картинка. Л.: Артель «Красный бумажник», 1939.

72 Бюргер Г. А. Удивительные путешествия на суше и на море, военные походы и веселые приключения Барона фон Мюнхгаузена, о которых он обычно рассказывает за бутылкой в кругу своих друзей: [для сред. шк. возраста] / Готфрид Август Бюргер; [пер. с нем. Д. Урбас; ил. К. Каспаравичюс]. Вильнюс: Виту-рис, 1987; Распе Р. Э. Приключения барона Мюнхгаузена: [для мл. шк. возраста] / Э. Распэ; [пер. Н. М. Макаровой]; худож. М. Старостин. Якутск: Кн. изд-во, 1988.

73 Гофман Ф. Путешествия и приключения Барона Мюнхгаузена / предисл. Ф. Гофмана; с 8 хромолитогр, рис.; пер. С. Майковой. СПб.: Ф. А. Битепаж, [1872].

74 [Рец. на кн.:] Путешествия и приключения барона Мюнхгаузена / с предисл. Фр. Гофмана; пер. С. Майкова. Изд. Битепажа, 1873 // Пед. листок (для родителей и воспитателей). СПб., 1873. № 1. С. 68. Поскольку у большинства рецензий имена их авторов не указаны или обозначены одними инициалами, мы используем их сокращенное обозначение по названию того издания, в котором они напечатаны.

75 Чудесные приключения барона Мюнхгаузена, рассказанные дедушкою своим внукам / переделано для рус. юношества О. И. Шмидт-Москвитиновою; с 6 хромолитогр. рис. СПб.: Изд. А. Ф. Девриена, 1883.

76 П-я-ъ Н. [Рец. на кн.:] Дон-Кихот Ламанчский, рыцарь печального образа и рыцарь львов / переделано по Сервантесу для рус. юношества О. И. Шмид-Москвитиновою. СПб.: Изд. А. Ф. Девриена. 1883. Цена 1 р. 75 к.; Путешествия д-ра Гулливера в страну Лилипутов и к великанам / по Свифту переделано для рус. юношества О. И. Шмид-Москвитиновою. СПб.: Изд. А. Ф. Девриена. 1883. Цена 1р. 75 к; Чудесные приключения барона Мюнхгаузена, рассказанные дедушкою своим внукам / переделано для рус. юношества О. И. Шмид-Москвитиновою. СПб.: Изд. А. Ф. Девриена, 1883. Цена 1 р. 75 к. // Жен. образование. СПб., 1883. № 2, февр. С. 146-147.

77 Там же.

78 Обзор детской литературы. СПб., 1883. Вып. 1. Рец. № 190. С. 110-111.

79 П-я-ь Н. [Рец. на кн.:] Похождения и приключения барона Мюнгаузена... С. 439.

80 [Рец. на кн.:] Путешествия и приключения барона Мюнхгаузена / с предисл. Фр. Гофмана; пер. С. Майкова. Изд. Битепажа, 1873 // Пед. листок: для родителей и воспитателей. СПб., 1873. № 1. С. 68.

81 П-я-ь Н. [Рец. на кн.:] Похождения и приключения барона Мюнгаузена. С. 439.

82 Обзор детской литературы. С. 111.

83 П-я-ъ Н. [Рец. на кн.:] Дон-Кихот Ламанчский. С. 147.

84 Соболев М. Обзор детских книг за 1900 г. Ст. 2 // Пед. сб. СПб., 1901. Авг. С. 138.

85 [Рец. на кн.:] Приключения и путешествия барона Мюнхгаузена / пер. А. А. Федорова-Давыдова. М., 1901. Ц. 15 к. // Рус. шк. СПб., 1901. № 8, авг. С. 29.

86 [Рец. на кн.:] Путешествия и приключения

барона Мюнхгаузена I с предисл. Фр. Гофмана; пер. С. Майкова. Изд. Битепажа, 1873 II Пед. листок: для родителей и воспитателей. СПб., 1873. № 1. С. 68.

87 Приключения барона Мюнхгаузена. [СПб.]: М. О. Вольф, [1864]. Предисловие.

88 Гофман Ф. Путешествия и приключения Барона Мюнхгаузена I предисл. Ф. Гофмана; с 8 хромолитогр, рис.; пер. С. Майковой. СПб.: Ф. А. Битепаж, [1872]. Предисловие.

89 Бегак Б. Мюхгаузен и дети II Дошк. воспитание. 1975. № 2. С. 27.

90 Блюм А. В. Указ. соч. С. 49.

91 [Рец. на кн.:] Приключения и путешествия барона Мюнхгаузена. Перевод А. А. Федорова-Давыдова. М., 19G1. Ц. 15 к. II Рус. шк. СПб., 19G1. № 8, авг. С. 28.

92 Соболев М. Обзор детских книг за 19GG г. Ст. 2. С. 138.

93 Венгерова З. А. Введение // Барона Мюнхгаузена рассказы об его удивительных приключениях в России и других странах / пер. и введение З. А. Венгеровой. СПб., 1901. С. 8.

94 Трубачев С. С. Предисловие // Путешествия и приключения Барона Мюнхгаузена / пер. с нем. А. Н. Линдегрен; под ред. С. С. Трубачева; ил. Г. Дорэ. СПб., 1902. С. 1.

95 Рагозина С. Новая детская литература: ввод. ст. и указ. с аннот. Л.; М.: Кн. угол, 1924. С. 104.

96 См: Чуковский К. И. От двух до пяти // Собр. соч.: в 6 т. М., 1965. Т. 1: Разговор о Мюнхаузене. 1929.

С. 535-542; И опять о Мюнхгаузене. 1936. С. 559-561.

97 Распе Э. Р. Приключения Мюнхгаузена / в пересказе Корнея Чуковского; с рис. Г. Доре. М., Л.: Детгиз, 1950. С. 2.