Научная статья на тему 'Детские дома и приюты на территории Башкирии в 1917-1928 годах'

Детские дома и приюты на территории Башкирии в 1917-1928 годах Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
59
20
Поделиться
Ключевые слова
БАССР / УФИМСКАЯ ГУБЕРНИЯ / ДЕТСКИЕ ДОМА / ПРИЮТЫ / ДЕТСКАЯ БЕСПРИЗОРНОСТЬ / КОМИССИЯ "БАШКИРПОМОЩЬ" / БЕСПРИЗОРНИКИ / ДЕТСКИЙ ДОМ-РАСПРЕДЕЛИТЕЛЬ / ДЕТУЧРЕЖДЕНИЯ / ГОЛОД / КОМИССИИ ПОМОЩИ ГОЛОДАЮЩИМ / ЭВАКУАЦИЯ / ШКОЛЫ-ИНТЕРНАТЫ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Абдрахманов Радмил Рамилевич

В данной статье рассматривается становление системы детских домов и приютов на территории Башкирии в 1917-1928 гг. Автор, используя широкий круг архивных источников, раскрывает в указанных хронологических рамках роль детских домов и приютов Уфимской губернии и Малой Башкирии, а затем БАССР в борьбе с детской беспризорностью и сохранении жизни и здоровья тысячам детей-сирот, показывает рост и сокращение числа этих учреждений.

Текст научной работы на тему «Детские дома и приюты на территории Башкирии в 1917-1928 годах»

Вестник Челябинского государственного университета. 2009. № 41 (179). История. Вып. 38. С. 41-44.

р. р. Абдрахманов

детские дома и ПРИЮТЫ

НА ТЕРРИТОРИИ БАШКИРИИ В 1917-1928 ГОДАХ

В данной статье рассматривается становление системы детских домов и приютов на территории Башкирии в 1917-1928 гг. Автор, используя широкий круг архивных источников, раскрывает в указанных хронологических рамках роль детских домов и приютов Уфимской губернии и Малой Башкирии, а затем БАССР в борьбе с детской беспризорностью и сохранении жизни и здоровья тысячам детей-сирот, показывает рост и сокращение числа этих учреждений.

Ключевые слова: БАССР, Уфимская губерния, детские дома, приюты, детская беспризорность, комиссия «Башкирпомощь», беспризорники, детский дом-распределитель, детучреж-дения, голод, комиссии помощи голодающим, эвакуация, школы-интернаты.

В результате голода, разрухи и других тяжёлых последствий Первой мировой войны и революций в России к концу 1917 г. резко возросло количество беспризорных детей. Сиротство, беспризорность, правонарушения среди детей и подростков, проституция несовершеннолетних - острейшие социальные проблемы того времени, которые требовали своего решения. В связи с массовым характером беспризорности в стране охрана детства стала общегосударственной задачей. Советское правительство с первых же дней после октябрьских событий систематически направляло значительные силы и средства на преодоление детской беспризорности и порождённых ею тяжёлых социальных последствий. Была законодательно оформлена государственная система социально-правовой защиты несовершеннолетних, создана система взаимосвязанных органов и учреждений, способных вести одновременно и борьбу с беспризорностью и безнадзорностью и осуществлять их профилактику. Основными учреждениями для беспризорных детей и подростков стали приемники-распределители и детские дома.

Органы Советской власти и партия большевиков на местах также направляли большие усилия на борьбу с детской беспризорностью. На территории Башкирии детские дома также являлись учреждениями, которые были призваны сохранить жизнь и здоровье детей-сирот.

До Октябрьской революции на территории Башкирии было очень мало детских домов и приютов, все они находились в Уфе. Сюда входили: приют для мальчиков, приют

для девочек, содержавшиеся на средства губернского попечительства детских приютов; приют для девочек, находящийся на содержании мусульманского дамского общества; приют для глухонемых (со школой) и колония малолетних преступников, содержавшиеся на средства губернского земства1.

Весной 1918 г. в Уфимскую губернию, как благоприятную в продовольственном отношении, были эвакуированы в количестве около 2 тыс. детей разного возраста из Петроградской и Московской губерний. Часть из них была размещена в Юрюзани и Златоустовском уезде, где для них были выделены дачи для организации трудовых колоний, приюты и богадельни2. Остальные были размещены в Уфе. Детские дома, в которых они жили, были бедно оборудованы, воспитательная работа почти не велась. Дети не занимались трудом. Из-за этого в городе выросла детская преступность3. Как сообщала газета «Вперед», в начале лета из Петрограда были посланы представители комиссариата Народного просвещения для проведения ревизии в Уфимской губернии детских колоний Петроградских рабочих, чтобы проверить слухи о неправильной постановке дела4. Некоторая часть из этих детей была возвращена обратно в Москву и Петроград в 1919 г. Около 800 детей были увезены отступающими колчаковцами в Сибирь5. Но в итоге, благодаря помощи Американского Красного креста, они были возвращены на родину6.

Неоценимый вклад в создание детских домов на территории Малой Башкирии внесла комиссия «Башкиропомощь». Она была создана согласно постановления от 6 октября

1919 г. СНК РСФСР «Об оказании помощи башкирам,пострадавшим от белогвардейцев», в котором необходимость помощи обосновывалась так: «Ввиду крайне бедственного положения населения трех районов Башкирской Советской Республики, где особенно свирепствовали белые колчаковские банды, безотлагательно, в порядке мер чрезвычайного государственного характера, организовать помощь жертвам белогвардейских насилий и погромов на территории Башкирии». В соответствии с этим постановлением на нужды республики были отпущены большие денежные средства - сто пятьдесят миллионов рублей авансом.

«Башкиропомощь» организовала 52 детских дома и приюта, в которых были помещены около 5 тыс. детей7. Это были сироты, родители которых погибли на фронтах или же от эпидемии и которые при общей разрухе и нищете были обречены на неминуемую гибель. Поэтому оказание немедленной помощи детям было необходимым делом органов комиссии помощи. Преодолевая большие трудности, органы «Башкиропомощи» организовывали питание для детей. Получаемых в централизованном порядке продуктов не хватало, приходилось приобретать продукты на рынке.

В тех районах, где были школы, учителя привлекались к работе в детских домах, часто в порядке совместительства. Среди открытых «Башкиропомощью» детских домов были и образцовые, снабженные всем необходимым: обувью, бельем, прекрасным оборудованием и обстановкой, где и воспитательная работа стояла на высоте. Таких образцовых домов было почти в каждом кантоне по нескольку8.

В 1919 г. в поселении при Белорецком заводе БАССР находился эвакуированный детский дом из Петрограда со 100 воспитанниками9.

В 1920 г. в Уфе было создано около 40 детских домов для детей возраста от 3 до 16 лет с вместимостью в 3 тыс. человек. В их числе были отдельные дома для еврейских, польских, татарских, латышских детей. Кроме того, имелся дом для глухонемых детей, а также дом для детей, больных трахомой10. По всей Уфимской губернии в том же 1920 г. существовало 133 детских домов-приютов, в которых воспитывались дети в возрасте от до 16 лет11.

25 апреля 1920 г. в Уфе был впервые открыт детский дом-распределитель, предназначенный для приема детей с улицы в возрасте от 3 до 16 лет и распределения их

по детским домам12. После приема сюда ребенок проходил тщательный медицинский осмотр, затем собирались сведения о нем, о его родителях, производилось исследование психического состояния, заполнялась личная карточка. После этого, если он был здоров, направляли в детдом, если болен - в детскую больницу или специальное учреждение для дефективных детей. Дети могли оставаться здесь не более трех недель.

По данным Ф. Х. Мустафиной, в июне

1920 г. в Башкирии было 14 детдомов с 768 воспитанниками, в декабре - 80 детдомов с 4170 детьми13.

В 1921 г. в Башкирии разразилась сильная засуха, вследствие чего начался страшный голод, продолжавшийся вплоть до 192324 гг. От него наиболее пострадало население горно-лесных и горно-степных районов, где преобладали башкиры. Угроза голодной смерти согнала с насиженных мест огромный слой населения. С начала лета 1921 г. из татаро-башкирских деревень двинулись волна беженцев и масса беспризорных детей в Уфу, Стерлитамак и другие города региона. По Уфимской комиссии помощи голодающим, в детские дома Уфимской губернии ежедневно в апреле 1921 г. поступало 15-20 детей, в мае - 25-35, в июне - 60-100, в июле - 125-150, затем в связи с улучшением питания на местах (овощи, суррогаты) число поступающих уменьшилось до 50-70, а потом стало снова расти: в декабре - 100-150, в январе 1922 г. -115-250 детей14.

Следует отметить и деятельность комиссий помощи голодающим по организации детских домов в Башкирии. 2 августа

1921 г. в Уфимской губернии, 9 августа в Малой Башкирии были организованы комиссии помощи голодающим: «Губпомгол» и «Башпомгол»15. Поставив перед собой задачу спасти детей от голода, смерти, помголы создали особые продовольственные фонды и организовали детские дома. Большинство детских домов были прикреплены к крупным предприятиям, учреждениям, профобъединениям и переведено на их материальное обеспечение. Так, в Уфимской губернии в 1921-1922 гг. работал 351 детский дом на 27 тыс. детей, в Малой Башкирии - 240 на 21443 детей16. В общем, летом 1922 г. в пределах Башкирии действовал 591 детский дом на 48443 человек17.8 октября 1921 г. по постановлению Коллегии Народного комиссариата

Детские дома и приюты на территории Башкирии.

43

просвещения БАССР башкирский детский дом в Уфе, который содержался на средства Башнаркомпроса, был передан в ведение Уфимского губернского отдела народного образования с 68 воспитанниками вместе с бельем, посудой, постельными принадлеж-ностями18. Передача была объяснена тем, что данное детучреждение не обслуживает интересы башкирского народа.

Конечно, учреждения для детей не могли приютить всех нуждающихся, ведь в январе 1922 г. число голодных детей только по Уфимской губернии составило 568 тыс. человек, из них 51 тыс. беспризорных19. Существующие детучреждения были переполнены. Например, Уфимский детский эвакоприемник, рассчитанный на 300 мест, вмещал более 1000 человек20. Высокой была и смертность детей. Так, с июня 1921 г. по февраль 1922 г. в заразных бараках и больницах, детучреждениях Уфимской губернии умерло 2837 детей (надо отметить, что эти беспризорники еще до определения их в де-тучреждения были больны и ослаблены). В основном они умирали от кори, ослабления от плохого питания и простуды21. Ввиду того, что детские дома Уфимской губернии и Башкирской АССР не могли дать приют всем нуждающимся детям, около 25 тысяч детей в 1921-1922 гг. были эвакуированы в более урожайные губернии22. По другим данным, из Башреспублики были посланы в другие губернии 11859 детей, из которых возвратились к 1926 г. 6055 человек23.

5 февраля 1922 г. состоялось заседание комиссии помощи голодающим Уфимской губернии, на котором было постановлено: от дальнейшей организации детских домов отказаться, перенести всю работу на местах. Также было принято решение принимать новых детей в детдома только по мере эвакуации прежних в благополучные губернии или возвращения к родным, а также путем сокращения штата служащих24. Но потом все же было решено открыть новые детские дома, но принимать туда в первую очередь сирот и полусирот, так как в детучреждениях было много детей, имеющих родителей25.

После ликвидации голода и улучшения продовольственной ситуации в Уфимской губернии и БАССР число детских домов, начиная с 1923-1924 гг., стало сокращаться. Это было связано также с недостатком средств. Дети, у которых были родители или род-

ственники, направлялись к ним, сироты отдавались на патронирование семьям, а также в предприятия и школы-интернаты, открывшиеся в это время. Так, в 1924/25 учебном году по решению Наркомпроса было открыто 10 национальных школ II ступени с интернатами при них, 8 - в сельской местности и 2 - в Уфе: республиканская башкирская школа-девятилетка имени В. И. Ленина и татарская школа-интернат имени Ф. Э. Дзержинского. В эти школы брали сирот, полусирот, детей башкирской и татарской бедноты и батраков26. В деревне Серменево Катайской волости Тамьян-Катайского кантона в октябре 1926 г. открылась школа на 120 мест для детей башкирских крестьян и батраков, в которой они находились на государственном обеспечении и получали стипендию в размере 20 р.27

В целом, число детских домов с 1923 по 1932 г. сократилось до 3828. В это время внимание было направлено на улучшение воспитательной работы в них, а не на увеличение их числа.

Рассматривая деятельность детских домов Башкирии в 1917-1928 гг., надо отметить, что несмотря на отсутствие квалифицированных кадров и помещений, нехватку материальных средств, продовольствия, обуви, белья, посуды, постельных принадлежностей, они сохранили многим тысячам детей жизнь и здоровье, дали им надежду на жизнь. В деле организации большую роль сыграли партийные и государственные органы БАССР и Уфимской губернии, профсоюзы, общественные организации. Конечно, ни о какой воспитательной работе в условиях голода не приходится говорить.

Примечание

1 Адресно-справочная и телефонная книга «Вся Башкирия» на 1925 год. Уфа, 1925. С. 178.

2 Вперед. 1918. 30 мая.

3 Кишинский, Ф. Забота о детях // Уфим. Октябр. сб. Уфа, 1920. № 2. С. 70.

4 Вперед. 1918. 8 июня.

5 ЦГИА РБ (Центр. гос. ист. арх. Респ. Башкортостан). Ф. Р-801. Оп. 1. Д. 44. Л. 17, 19.

6 Кишинский, Ф. Указ. соч. С. 70.

7 Образование Башкирской автономной Советской Социалистической Республики. Уфа, 1959. С. 396.

8 Сайранов, Х. С. Упрочение Советской власти в Башкирии. Уфа, 1957. С. 74.

9 Башкирская энциклопедия. Т. 2 : В-Ж. Уфа, 2006. С. 465.

10 Кишинский, Ф. Указ. соч. С. 71.

11 Изв. 1920. 26 мая.

12 Изв. 1920. 4 мая.

13 Мустафина, Ф. Х. Расцвет народного образования в Башкирской АССР. Уфа, 1968. С. 76.

14 Власть труда. 1922. 14 февр.

15 Гумеров, Г. Х. «Башкиропомощь» и «Башпомгол» // Октябрьская революция и рождение Советской Башкирии : сборник. Уфа, 1959. С. 245.

16 Там же. С. 245.

17 Очерки по истории Башкирской АССР. Т. 2. Уфа, 1966. С. 197.

18 ЦГИА РБ (Центр. гос. ист. арх. Респ. Башкортостан). Ф. 801. Оп. 1. Д. 96. Л. 50.

19 Власть труда. 1922. 19 февр.

20 Там же. 14 февр.

21 Там же. 2 марта.

22 Гумеров, Г. Х. Указ. соч. С. 245.

23 Десять лет. Советская Башкирия к 10-й годовщине Октябрьской революции. Уфа, 1927. С. 146.

24 Власть труда. 1922. 14 февр.

25 Там же. 28 февр.

26 История Башкортостана: 1917-1990-е годы. Т. I. Уфа, 2004. С. 194.

27 Культурное строительство в Башкирской АССР (1917-1941 гг.). Уфа, 1985. С. 165.

28 Мустафина, Ф. Х. Народное образование в Башкирской АССР. Уфа, 1960. С. 20.