Научная статья на тему 'Детерминанты авторского идиоконцепта «Angst» (на материале писем и дневников Ф. Кафки)'

Детерминанты авторского идиоконцепта «Angst» (на материале писем и дневников Ф. Кафки) Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
319
71
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИНДИВИДУАЛЬНО-АВТОРСКИЙ КОНЦЕПТ / Ф.КАФКА / ЭМОЦИОНАЛЬНЫЙ КОНЦЕПТ "ANGST" / THE AUTHOR'S INDIVIDUAL CONCEPT "ANGST" / EMOTIONAL CONCEPT "ANGST" / FRANZ KAFKA

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Шаюк А. Ю.

В представленной работе рассматриваются детерминанты индивидуально-авторского концепта «Angst»: чувство ничтожности и вины, отсутствие внутренней свободы, отсутствие веры, боязнь людей, шума, неожиданностей и перемен в жизни, бессонница как следствие страха и вины, выражение эмоционального состояния «Angst» через описание физического состояния.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The present article is devoted to the determinants of the author's individual concept Angst: the feeling of insignificance and guilt, the absence of inner freedom, the absence of faith, the fear of people, noise, surprise, and change in his life; sleeplessness as consequence of fear and guilt, expression of the emotional state of Angst by means of describing physical states.

Текст научной работы на тему «Детерминанты авторского идиоконцепта «Angst» (на материале писем и дневников Ф. Кафки)»

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ИССЛЕДОВАНИЯ КОНЦЕПТА В СОВРЕМЕННОЙ ЛИНГВИСТИКЕ

УДК 81.23

А. Ю. Шаюк

Детерминанты авторского идиоконцепта «Angst»

(на материале писем и дневников Ф. Кафки) Determinants of the author’s individual concept «Angst»

(with examples from letters and diaries)

В представленной работе рассматриваются детерминанты индивидуальноавторского концепта «Angst»: чувство ничтожности и вины, отсутствие внутренней свободы, отсутствие веры, боязнь людей, шума, неожиданностей и перемен в жизни, бессонница как следствие страха и вины, выражение эмоционального состояния «Angst» через описание физического состояния.

The present article is devoted to the determinants of the author’s individual concept "Angst”: the feeling of insignificance and guilt, the absence of inner freedom, the absence of faith, the fear of people, noise, surprise, and change in his life; sleeplessness as consequence of fear and guilt, expression of the emotional state of "Angst” by means of describing physical states.

Ключевые слова: индивидуально-авторский концепт, Ф. Кафка,

эмоциональный концепт «Angst».

Key Words: the author’s individual concept «Angst», Franz Kafka, emotional concept «Angst».

Исследуя средства языковой репрезентации лингвокультурного концепта на материале произведений определенного автора, целесообразным представляется выявить, прежде всего, особенности авторского идиоконцепта. Для определения детерминантов индивидуально-авторского концепта «Angst» у Ф. Кафки следует

обратиться к дневникам и переписке автора, а также к воспоминаниям его современников, что в дальнейшем может способствовать выявлению средств импликации данного концепта в его

художественных произведениях.

В художественных произведениях, как правило, отражается доминирующий эмоциональный фон авторской личности; если в

произведениях преобладают определённые аффекты, то существует вероятность того, что данные аффекты и эмоции присущи человеку и в жизни: «je haufiger gewisse affektive Inhalte in einem Text auftreten, um so starker ist die jeweilige Emotion. Dadurch, daft ein Sprecher gehauft liber gewisse Themen spricht und sich so spezifische sprachinhaltliche Affektindikatoren innerhalb eines Textes massieren, steigt die

*

Преподаватель кафедры иностранных языков; Ленинградсткий государственный университет имени А.С. Пушкина, email <tonik666@rambler.ru>

Wahrscheinlichkeit der Prasenz eines bestimmten affektiven Merkmals seitens der Sprechers». [1: 95].

По мнению кафкаведов, Ф. Кафка, терзаемый противоречиями и различными комплексами, воспринимал мир как конфликт: еврей среди немцев, немецкоязычный среди чехов, поэт, столкнувшийся с волевым отцом - предпринимателем, человек, любивший жизнь и здоровье, но терзаемый болезнями. Исследователи его жизни и творчества дают ему следующую характеристику: Ф. Кафка боялся отца, женщин, Праги, тела, любви, жизни - себя самого, страдал неврозом навязчивых состояний, изводил себя гимнастическими упражнениями, сто раз пережёвывал каждый кусок, почти панически реагировал на телефонные звонки и писал своим подругам отточенные письма, чтобы держать их от себя подальше. Страх он пытается обуздать лишь в своем творчестве, отражая в произведениях реальный мир: холодно, сюрреально (перевод наш) [10: 1]. Для характеристики произведений Кафки используется

прилагательное «kafkaesk»: описываемый мир - запутанный,

непонятный, противоречивый, абсурдный, в нем анонимным загадочным силам противостоит слабый одиночка. Ф. Кафка жил изолированно, стремился к анонимности, страдал бессонницей, головными болями, длительными приступами слабости и кошмарными сновидениями. В 1917 г. он заболел неизлечимой болезнью, и в 1924 г. умер от туберкулёза гортани.

Из воспоминаний современников можно заключить, что одним из основных чувств Ф. Кафки было «Gefuhl des Kleinseins» - чувство недостойности, ничтожности перед иными могущественными силами: «Ich entdecke in mir nichts als Kleinlichkeit, Entschluftunfahigkeit, Neid und Haft gegen die Kampfenden ...» [5: 166], которое он метафорически сравнивает с чувством человека в открытом море: «.und doch ist es nichts als gemeine Angst, Todesangst. So wie wenn einer der Verlockung nicht widerstehen kann, in das Meer hinauszuschwimmen, gluckselig ist, so getragen zu sein, jetzt bist du ein Mensch, bist ein grofter Schwimmer und plotzlich richtet er sich auf, ohne besonders viel Anlass und sieht nur Himmel und Meer und auf den Wellen ist nur sein kleines Kopfchen und er bekommt eine entsetzliche Angst» [3: 185]. Часто встречающееся в произведениях Кафки чувство неуверенности и нерешительности, входящее в состав концептуальных признаков концепта «Angst» и связанное с ним причинно-следственными связями, является отражением эмоций, испытываемых автором в действительности.

Многое в своей жизни и в жизни окружающих Кафка объяснял страхом: «Die meisten von uns sind nur durch den Dreck der Angst an die wackligen Stuhle billiger Grundsatze festgeleimt. Das ist die ganze Lebenspraxis. Ich - zum Beispiel - sitze in der Kanzlei, blattere in den Akten herum und versuche meine Abneigung gegen die ganze Unfall-Versicherungs-Anstalt hinter einer seriosen Miene zu stecken» [3: 67].

Страх - «грязное» чувство, которое овладевает человеком, лишает его свободы и заставляет скрывать отвращение по поводу нелюбимого занятия за маской серьёзности.

В письмах и дневниках автор много внимания уделяет себе: внешности, здоровью, ощущениям, бессоннице, отсутствию аппетита, что, как считают психологи, может быть важным действующим фактором развития чувства страха (Angst): «Der Grad der

Selbstaufmerksamkeit ist daher eine wichtige Einfluftgrofte fur das Angstgeschehen. Personen, die leicht sich in den Mittelpunkt ihrer Gedanken stellen und dabei ein defizitares Selbstmodell wahrnehmen, verstarken das Erleben von Selbstwertbedrohung und damit ihre gesamte Angstreaktion» [12: 128]. Если такого человека игнорируют или обращают на него внимание и критикуют, возникает тревожное возбуждение, человек боится потерять свою социальную ценность (Leistungsangst), мучается вопросом о том, хорошее ли он производит впечатление, и всё время пытается смотреть на себя со стороны: «Wird man entweder vollig ignoriert oder von allen Leuten kritisch angeblickt, so entsteht angstliche Erregung <...> Manche Menschen machen sich standig Gedanken uber sich selbst als ein soziales Objekt. Dabei werden sie von Ungewiftheit daruber geplagt, ob sie wirklich einen guten Eindruck machen. Eine uberdauernde offentliche Selbstaufmerksamkeit ist daher oft mit sozialer Angstlichkeit verbunden» [12: 131-132]. В произведениях Кафки герои много и беспокойно размышляют о своей роли в обществе, болезненно реагируют на слова и действия окружающих, или представляется ситуация потери человеком статуса в обществе (Der Prozess, Amerika).

Кафка и его герои с тревогой наблюдают за собственным телом, его функционированием и его изменениями: «Der eigene Korper, dessen Funktion und Veranderungen, sind ihm Objekt standiger angstlicher Beobachtung» [11: 329]. В произведениях Кафки тело для героев часто становится проблемой, оно может внезапно и без явных причин подвести (plotzlich und scheinbar unbegrundet versagt) [11: 332]. Исследователи отмечают, что Кафка не описывает психическое состояние привычным языком, а концентрирует своё внимание на физических ощущениях, через которые передает эмоции: «Statt seinen psychischen Zustand auf der Ebene der Verbalsprache zu beschreiben, schildert er korperliche Empfindungen. Er verwendet die ikonischen Zeichen einer Korpersprache statt der konventionellen der Verbalsprache ... Kafka verwendet diese Korpersprache aber nicht im Sinne eines Tauschungsmanovers, sondern sie ist Ausdruck seiner Art, Psychisches zu erleben. Psychische Zustande treten ihm als korperliche ins Bewufttsein, die Grunde dafur aber sind ihm spontan nicht bewuftt» [11: 336]. В письме Милене Кафка говорит о приступе туберкулёза как о сговоре мозга и легкого: «Diese Verhandlungen zwischen Gehirn und Lunge, die ohne mein Wissen vor sich giengen, mogen schrecklich gewesen sein» [9: 7]. В

связи со слабым здоровьем Кафка часто испытывал чувство усталости, слабости, уязвимости, которое вызывало различные опасения и страхи: «Der Korper ist ihm kein sicheres Besitz, und deshalb ist Kafka standig in Angst, den letzten Boden unter den Fuften zu verlieren ... Gefuhle erleben Kafka und seine Figuren korperlich in einem fur uns kaum verstandlichen Mafte» [11: 339-340]. Из вышесказанного следует, что эмоциональный концепт «Angst» часто имплицируется в произведениях Кафки в физиологических состояниях героя.

Кафка страдал бессонницей, часто видел кошмары, о чем можно заключить из его дневников и писем, а также воспоминаний его друзей. Сон для него был врагом за день установленных ориентиров и взаимосвязей реального мира: «die Zeit vor dem muden Einschlafen ist die eigentliche Zeit der Reinheit von Gespenstern, alle sind vertrieben, erst mit der fortschreitenden Nacht kommen sie wieder heran...» [6: 369]. По словам друга, Кафка связывал свою бессонницу со страхом смерти: «Vielleicht ist meine Schlaflosigkeit nur eine Art von Angst vor dem Besucher, dem ich mein Leben schulde» [3: 119]. Для Кафки трубят трубы бессонных ночей (.bald blasen wieder die Trompeten der schlaflosen Nacht [9: 41]), он подкарауливает сон, а тот приходит ненадолго и тут же исчезает: «Nun liege ich aber hier auf dem Kanapee, ... passe auf den Schlaf auf der nicht kommen will und wenn er kommt mich nur streifen wird...» [4: 203], «Schlechter elender Schlaf, fruh marternde Kopfschmerzen...» [6: 100], «ich bin seit etwa 14 Tagen in einer sich immer noch verstarkenden Schlaflosigkeit ... der Schlaf ist das unschuldigste Wesen und der schlaflose Mensch das schuldigste» [9: 11]. Бессонница, исходя из содержания последней цитаты, воспринимается Кафкой как следствие вины, которая являлась частью психологического состояния автора и связана с концептом «Angst» причинно-следственными отношениями. С подобным отношением автора ко сну можно связать и высокую частотность единиц лексикосемантического поля «Schlaf» в его произведениях, например, в его романе «Замок» (Das Schloss).

Признавая страх своим доминирующим состоянием, Кафка не объяснял его принадлежностью к «боязливому иудаизму» (zu jenem angstlichen Judentum), по его словам, этот страх овладевает не всеми евреями, а единицами, но очень сильно: ... zweitens trifft er nach meiner Erfahrung die meisten Juden nicht und drittens trifft er nur Vereinzelte, diese aber sehr stark z. B. mich» [9: 26]. В то же время отношение Кафки к вере является одним из детерминантов индивидуального авторского концепта «Angst», он писал о себе: «Mir fehlt jedes Vertrauen» [8: 349]. Отсутствие доверия и веры приводит человека в состояние безвыходности, неуверенности, нерешительности, бессилия и страха. Но следует говорить не только о страхе неверия, но и о страхе веры «von der Angst des Glaubens» [2: 69]. Так, в одном из писем Кафка говорит следующее: «diese Angst ist doch nicht meine

private Angst - sie ist es bloft und furchterlich - aber es ist ebenso die Angst alles Glaubens seit jeher» [9: 105].

Автор много размышляет о правде, верности и вере. Бог, жизнь и правда для него есть одно и то же (verschiedene Namen einer Tatsache): «Wer das Leben voll begreift, hat keine Angst vor dem Sterben. Todesangst ist nur das Ergebnis eines nichterfullten Lebens. Es ist eine Aufterung der Untreue» [3: 145]. Кто познал жизнь, правду и Бога, тот не боится смерти. Ф. Кафка относился к смерти противоречиво: с одной стороны, он приветствовал её, как того, кому он может довериться: «Dem Tod also wurde ich mich anvertrauen» [6: 234], с другой стороны, свои страхи он объяснял страхом смерти: «Und doch ist es nichts als gemeinste Angst, Todesangst» [7: 290]. Перед правдой автор

испытывал страх, как перед пропастью, по дороге к правде нет указателей, и всегда можно сбиться с пути: «Ich schrekke vor der Wahrheit zuruck», «Die Wahrheit ist immer ein Abgrund», «Der Weg in die Wahrheit hat keinen Fahrplan. Hier gilt nur das Wagnis der geduldigen Hingabe. Ein Rezept ware schon ein Zuruckweichen, ein Mifttrauen und damit schon der Anfang eines Irrweges. Man muft eben alles geduldig und ohne Angst hinnehmen. Der Mensch ist zum Leben und nicht zum Tode verurteilt» [3: 156-174]. Ложь, по мнению Ф. Кафки, есть проявление страха быть задавленным правдой, стыда за своё ничтожество и грех: «Die Luge ist oft nur der Ausdruck der Angst, daft man von der Wahrheit erdruckt werden konnte. Es ist die Projektion der eigenen Kleinheit, der Sunde, vor der man sich furchtet» [3: 187].

Вопрос правды связан с вопросом свободы, которой Кафка не испытывал, так как дом для него был тюрьмой без видимых оков и решеток, из которой нельзя было вырваться (einen speziell fur mich installierten Kerker, der um so harter ist, da er einer ganz gewohnlichen burgerlichen Wohnung gleicht und von niemandem - aufter von mir - als ein Gefangnis erkannt wir), а родители - преследователями: «Ich habe die Eltern immer als Verfolger gefuhlt, bis vor einem Jahr vielleicht war ich gegen sie wie vielleicht gegen die ganze Welt gleichgultig wie irgendeine leblose Sache, aber es war nur unterdruckte Angst, Sorge und Traurigkeit, wie ich jetzt sehe» [8: 112]. Не имея внутренней свободы, свободу внешнюю Кафка считал заблуждением, пустыней, где кроме горьких трав страха и отчаяния ничего не растет: «Die falsche, nur durch auftere Maftnahmen angestrebte Scheinfreiheit ist ein Irrtum, ein Durcheinander, eine Wuste, wo aufter den bitteren Grasern der Angst und Verzweiflung nichts gedeihen kann» [3: 50].

Одним из главных детерминантов авторского концепта «Angst» является боязнь людей и отношений с ними: «Jetzt war A. hier ... Wenn nur diese Besuche aufhoren wollten, alle Menschen sind so ewig lebendig ... Ich habe solche Angst vor ihnen. Jeden Wunsch mochte ich ihm von den Augen ablesen vor Angst und aus Dankbarkeit ihm die Fufte kussen, wenn

er ohne Aufforderung zu einem Gegenbesuch fortgehen wollte. Allein lebe ich noch, kommt aber ein Besuch, totet er mich formlich» [9: 233]. «Die Furcht vor Menschen habe ich seit jeher gehabt, nicht eigentlich vor ihnen selbst, aber vor ihrem Eindringen in meine schwache Natur, das Betreten meines Zimmers durch die Befreundetsten war mir ein Schrecken, war mir mehr als nur ein Symbol dieser Furcht» [8: 412]. Нежелание принимать посетителей, боязнь самых близких людей и их вторжения в свою слабую личность отразились в творчестве автора: неожиданное появление чужих людей («Der Prozess»), вмешательство родственников в личные дела героев («Amerika», «Die Verwandlung») создают в эмоциональном пространстве текста неприятное, беспокойное напряжение. Любовь вызывает у Кафки страх потерять себя: «Die Angst vor der Verbindung, dem Hinuberflieften. Dann bin ich nie mehr allein» [5: 311], она связана с мучениями: «Liebe ist, daft Du mir das Messer bist, mit dem ich in mir wuhle» [9: 225]; сексуальные отношения как составляющая любовных отношений вызывают отвращение: «die Vorstellung einer Hochzeitsreise macht mir Entsetzen, jedes Hochzeitsreisepaar, ob ich mich zu ihm in Beziehung setze oder nicht, ist mir ein widerlicher Anblick, und wenn ich mir Eckel erregen will, brauche ich mir nur vorzustellen, daft ich einer Frau den Arm um die Hufte lege» [7: 122]. В его произведениях нет счастливых влюблённых, а любовные сцены выглядят грязно, неловко и приводят к печальным последствиям.

Кафка пытался оградить себя от непредсказуемости людей, сюрпризов и неожиданностей, для него не существовало «приятных неожиданностей» (keine angenehme Uberraschungen) [7: 104], а письма воспринимались как посланники нового, неизвестного, которое поджидает как за закрытой дверью и внезапно обрушивается на получателя письма независимо от его воли: «Trager und Uberbringer von Uberraschungen, welche seine Ruhe gefarden konnten. Wie hinter verschlossenen Turen lauert in ankommenden Briefen ungewift Drohendes, das plotzlich, ohne Rucksicht auf den Empfanger uber ihn herfallt» [2: 57].

Кафка был чувствителен к шуму, отмечал, что в мире очень много шума: «so viel Larm in der Welt» [7: 377]. О граммофонах он писал следующее: «schon daft sie in der Welt sind, empfinde ich als Drohung» [8: 134]. Ему требовалось много времени, чтобы избавиться от боязни шума и головных болей: «Um die Larmangst, das niemals erfolglose Lauern auf den Larm, die Verwirrung im Kopf, die Schmerzen in den Schlafen loszuwerden» [7: 395]. Шум был для Кафки вторжением в его жизнь чужой, подчиняющей себе силы, которая отвлекала от выбранного направления, разрушала порядок и повергала в сомнения и страх.

Полная тишина, отсутствие всяческих шумов также вызывает чувство изоляции и страх: «eine Stille, formlich von allen Seiten ihm zugewendet, ihn behorchend, eine Stille, die sich von ihm nahren will, nur sie hort er. Das ist unheimlich» [6: 2б7].

Слабая натура Кафки страдала не только от неожиданного вторжения людей и шума, ему по долгу службы приходилось много времени проводить в поездках, связанных с переменами, новыми впечатлениями и людьми: «Ich habe, um es zuerst ganz allgemein zu sagen, Angst vor der Reise ... Aber nicht vor dem Reisen selbst ... Eher ist es Angst vor der Veranderung, Angst davor, die Aufmerksamkeit der Gotter durch eine fur meine Verhaltnisse grofte Tat auf mich zu lenken» [7: 38б]. Из этого высказывания следует также, что страх Кафки неразрывно связан с чувством недостойности и вины перед высшей силой.

На основе дневников и писем Ф. Кафки, а также воспоминаний современников можно выделить следующие детерминанты индивидуально-авторского концепта «Angst»: 1) чувство ничтожности «Gefuhl des Kleinseins» и вины перед могущественными силами; 2) чувство внутренней несвободы (der Dreck der Angst) как следствие страха; 3) отсутствие веры как причина страха; 4) боязнь людей и отношений как страх потерять себя; б) боязнь шума как вторжения чужой разрушительной силы; 6) боязнь неожиданностей и перемен в жизни; 7) бессонница как следствие страха и вины; 8) имплицитное выражение эмоционального состояния «Angst» через описание физического состояния человека.

Список литературы

1. Battacchi M., Suslow T., Renna M. Emotion und Sprache. Frankfurt am Main: Peter Lang GmbH Europaischer Verlag der Wissenschaften, 1997

2. Honegger J. B. Das Phanomen der Angst bei Franz Kafka. - Berlin, 197б.

3. Janouch G. Gesprache mit Kafka, Aufzeichnungen und Erinnerungen. -Frankfurt am Main: Fischer Taschenbuch Verlag, 1981.

4. Kafka F. Tagebucher Bd. 1: 1909-1912. - Frankfurt am Main: Fischer Taschenbuch Verlag GmbH, 2008.

б. Kafka F. Tagebucher Bd. 2: 1912-1914. - Frankfurt am Main: Fischer Taschenbuch Verlag GmbH, 2008.

6. Kafka F. Tagebucher Bd. 3: 1914-1923. - Frankfurt am Main: Fischer Taschenbuch Verlag GmbH, 2008.

7. Kafka F. Briefe 1902-1924, Gesammelte Werke. - Frankfurt am Main: S. Fischer Verlag, 1966.

8. Kafka F. Briefe an Felice. - Frankfurt am Main: Fischer Taschenbuch Verlag GmbH, 2004.

9. Kafka F. Briefe an Milena. - Frankfurt am Main: Fischer Taschenbuch Verlag GmbH, 2004.

10. Kunkel S. «Ich bin Anfang oder Ende». Ein neuer Versuch uber den Zwangsneurotiker Franz // Die Welt. - 4 Dez. - 200б.

11. Peyer B. Die Rolle von Korper&Korperlichkeit bei Kafka // Symbolik des menschlichen Leibes, hrsg. von P.Michel, Peter Lang. - Bern, 1995.

12. Schwarzer R. Angst // Emotion und Kognition, Munchen, Wien, Baltimore: Urban und Schwarzenberg, 1983.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.