Научная статья на тему 'Дендизм: правила стиля'

Дендизм: правила стиля Текст научной статьи по специальности «Культура. Культурология»

CC BY
715
158
Поделиться
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Дендизм: правила стиля»

Зарюта К.И.

Оренбургский государственный университет

ДЕНДИЗМ: ПРАВИЛА СТИЛЯ

В статье рассматриваются понятия «дендизм», «денди», принципы поведения и мышления денди, их влияние на современную моду и мужской костюм в частности.

То, что гибнет всего бесследнее, та сторона быта, от которой менее всего остается обломков, - аромат слишком тонкий, чтобы быть устойчивым, - это манеры, непередаваемые манеры.

Ставшее банальным утверждение, что мода - отражение общественной жизни, находит свое подтверждение в ежегодных модных коллекциях. Мода начала XXI столетия все еще на перепутье. Нет целостности в оформлении стилей и образов, хотя успешные попытки уже сделаны, но идеалом, по-прежнему, остается прошлое.

Многие годы объектами внимания моды становились не только различные десятилетия XX века, но и романтика далекой старины. И сегодня мода продолжает свое путешествие во времени - в ближнее и дальнее прошлое. Причина такого ухода - разобщенность людей в мегаполисах, национальные конфликты. Наш мир - холодный и жестокий, где вечно спешащий человек подчас чувствует себя неуютно, разбитым и потерявшим ориентиры. Остановка в этом идеализированном мирке создает иллюзию защиты, уюта и стабильности, заставляет людей идеализировать прошлое, испытывать ностальгию.

Еще одна причина - потребитель теперь уже не хочет одеваться «как все». Он хочет, смешав стили, образы и детали, создать свой собственный стиль и продемонстрировать свою индивидуальность с помощью самых невероятных решений: оборки в одежде «мужественного» направления, романтика - в джинсовой одежде, шифон - в одежде для улицы, мягкость - в конструктивных решениях, легкость - в зимней одежде.

Мода не только пассивно отражает жизнь, она интегрирует процессы, происходящие в обществе. Предложения последних лет в мужской моде, разрушающие многие стереотипы, часто связывают с влиянием

Барбе д’Оревильи

культуры секс-меньшинств. Якобы подобные вещи могут носить только люди нетрадиционной ориентации, мода делается по преимуществу ими и для них. Но существует и другая точка зрения на данную ситуацию.

К настоящему моменту можно считать реализованными принципы феминизма, впервые сформированные в годы Великой французской революции. Женщина достигла экономической независимости и социального равенства, следовательно, и права на выбор образа жизни, каким всегда располагал мужчина. Критерий материальной обеспеченности больше не является для нее решающим при выборе партнера. И сегодня мужчины вынуждены привлекать внимание женщин чем-то еще, кроме атрибутов богатства и престижа. В том числе и ярким, нестандартным, образным решением внешности.

Женское население не видит ничего дурного в маникюре, салонной стрижке, чистке лица и одежде из коллекций последнего сезона. Даже если все это делает и носит не женщина. То есть не только женщина. Кто сказал, что настоящий мужчина должен быть похож на примата? Позвольте, это не такое уж новшество. Наоборот, в истории костюма уже преобладали периоды, когда мужская одежда была декоративнее и красочнее женской. Лондонские денди и кавалеры галантного века не считались аномалией ни тогда, ни сегодня. Так почему же современные аналоги вызывают панику?

.. .Вот слово, которое легко и изящно перевернуло всю европейскую историю! От него вздрогнула викторианская Англия, оно подтолкнуло парижан на баррикады, да то ли еще

было из-за денди! Какая неимоверная сила, оказывается, скрыта в изящном покрое фрака, в небрежно повязанном шейном платке и колком замечании, отпущенном на балу... [1].

«Что создает из человека денди?» - спрашивал Барбе д’Оревильи, первый биограф знаменитого денди Браммелла: «Дендизм -это вся манера жить, а живут ведь не одной только материально видимой стороной». [2] Манеры складываются из практического выполнения теоретических принципов поведения, например, из следования джентльменскому стилю или кодексу рыцарской чести. Манеры достаточно трудно поддаются культурной реконструкции, но отлично читаются как показатель адекватности того или иного члена социальной группы. Денди выступали как практики светских манер и во многом создавали нормы элегантного поведения.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Появление денди и дендизма относится к XVIII веку. Казалось бы, что может быть актуального в рассмотрении данного вопроса? Да, в XVIII-XIX веках наблюдается появление и наивысший расцвет такого культурного явления в жизни общества как дендизм. Но в настоящий момент утрачено истинное понимание этого уникального феномена культуры. Ведь в изучении этой проблемы можно выделить два направления: общее, относящееся к дендизму лишь как модному направлению, возникшему лишь в сфере моды. При этом сама личность денди не ставилась в центр изучения (исключение составил Д. Браммель). Второе - более углубленное, рассматривающее «дендизм как всю манеру жить, а живут ведь не одной только материально видимой стороной.». [3]

Перед тем, как начать рассмотрение явление дендизма в культуре и его отражение в современной моде, хотелось бы представить некоторые определения данного феномена в различных источниках.

Так, в словаре иностранных слов дается следующая трактовка: «Денди - англ. (dandy) - изящный «светский» человек. Дендизм - 1) изысканность в одежде, манерах и обращении; 2) модное течение и литературное направление XIX в., отличавшееся изысканностью и представленное во Франции Барбе д’Оревильи, в Англии О.Уайльдом». [4]

По свидетельству немецкого исследователя Отто Манна «первоначально дендизм, похоже, был лишь феноменом модного общества». [5] Как видно в приведенных выше интерпретациях терминов денди и дендизм превалирует отношение к этому явлению как явлению поверхностному, не несущего за собой какой-либо серьезности. Лишь как к модному направлению,возникшему в сфере моды. При этом сама личность денди не ставится в центр изучения, а тем более понимания.

Но понятие дендизма и денди не может сводится лишь к образу, который возникает у нас перед глазами в первые минуты: «элегантный мужчина, безупречный костюм, возможно смокинг, галстук-бабочка, дорогая курительная трубка, ленивые отточенные движения, презрительная улыбка...». [6]

Значит ли это, что дендизм - прежде всего мода, поза и стиль изысканной жизни? Нет, по словам теоретика дендизма Барбе д’Оре-вильи, дендизм нужно рассматривать «как всю манеру жить, а живут ведь не одной только материально видимой стороной.. .».[7]

Дендизм возникает в Англии в XVIII и начале XIX в. как форма борьбы аристократии с энергически наступающей буржуазией на арене быта, форм жизнеустройства и бытового уклада. Стремлению буржуа считаться с общепринятыми моральными нормами и художественными вкусами денди противопоставляет культ своеобразной личности, враждебной «тривиальности», «пошлости», тому, «что модой самовластной в высоком лондонском кругу зовется vulgar», [8] семейственному комфорту, несколько грубоватому, типичному для нового господствующего класса -утонченную изысканность внешности, манер и обстановки; его респектабельности и строго фарисейской нравственности - аморальность и демонизм.

Представители дендизма справедливо возражали против вульгарного понимания этого термина как щегольства, модничанья, склонности к франтовству в одежде, как «искусства повязывать галстук».

Дендизм представлял собой подчас целое миросозерцание с определенным жизненным и практическим уклоном. Он окрашивал все существование своих приверженцев, отнюдь

не сводясь к показному фатовству и проводя глубоко-консервативную идею о природном неравенстве людей в области изящного.

Важно также отметить основные принципы поведения и мышления человека, относившего себя к денди:

• Одежда всегда должна быть элегантной, но не заметной;

• Поступки неожиданные, так, чтобы ум, привыкший к игу правил, не мог, рассуждая логически этого предвидеть;

• Стремление более удивлять, чем нравиться;

• Индивидуальность направлена на романтический культ.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Но следует оговориться, что эти положения ни в коем случае не являлись каким-то каноном поведения, следуя которому можно стать денди. Если бы существовали четкие правила поведения, то все бы стали денди, а это невозможно. Основное правило дендизма - никаких правил! Независимость -прежде всего!

Вот из-за такой постановки себя в обществе и возникают проблемы коммуникации между денди и собственно обществом, в котором он находится. Но следует отметить, что конфликт для него - один из возможных стилей общения. Денди может дойти до определенной точки и совершенно спокойно вернуться назад. Поэтому он весьма уверенно идет к этой точке, и строго чувствует момент остановки.

Денди в какой-то степени поддерживает жизнь общества: «происходит своего рода «обмен дарами», заключается негласный договор: денди развлекает людей, избавляя их от скуки, отучает от вульгарности, а за эти функции общество должно содержать денди, как политическая партия содержит своего оратора». [9]

Посредством своей надменной дерзости, гипертрофированного чувства достоинства, а также чувства тщеславия и неожиданных поступков денди пытается «хотя бы временно вырваться из сферы глобальной социально-утилитарной зависимости, детерминированной конкретными жизненными условиями; пережить состояния личной свободы, гармонии и абсолютной полноты жизни». [10]

Рассмотрев основные особенности возникновения и развития дендизма, хотелось бы более подробно остановиться на первом и одновременно классическом представителе это явления, Джордже Брайане Брамме-ле, которого называли «премьер-министром элегантности», щеголем, по аналогии с «героями» моды во французском обществе.

Сферой жизни и деятельности Браммеля было модное английское аристократическое общество, т.е. первых десятилетий XIX века. Щеголи, выделялись своей одеждой и поведением. Браммель же был тактично незаметен. «Одет он был просто, как любой другой в Belvoir Hunt» [11]. Он строго придерживался «принципа, что одежда определяется законами приличия.. .Он избегал ярких красок, всяких украшений и побрякушек» [12]. И его поведение было сдержанным, серьезным, достойным. Образу щеголя мало соответствовало мужское начало и достоинство в его внешнем облике. Казалось, что он и не хотел оказывать на моду какое-либо влияние. Одежда была сшита без изъяна и словно для него. И носил он ее превосходно, опять же не стремясь произвести эффект. Отсутствие во всем его облике чего-либо заранее рассчитанного казалось необычным. Его положение в английском обществе являлось следствием его эстетически совершенного вида. Он пожинал «восхищение, которое заслуживал его бесспорный вкус» [13].

Браммель занимал господствующее положение в обществе и пользовался этим. Только казалось, что совершенный эстетический образ Браммеля не предполагал воздействия на окружающих. Благодаря этому образу Браммель господствовал, а посредством господства проявлял и вводил в действие свой вкус. Для этого он использовал преимущества своей персоны и личности.

Итак, на первый взгляд, дендистское поведение - сплошная гладкая оболочка текучей вежливости, непринужденного изящества, расцвеченного вспышками остроумия. Но на самом деле за внешним лоском скрывались тысячи нюансов.

Толкование многих эпизодов сейчас затруднительно, да и в то время, вероятно, было доступно только людям, преуспевшим в науке светской жизни.

Камертон к дендистским манерам - старинное понятие «Ъа 8ре//а1ига». Напомним, что его впервые стал употреблять Б. Кастильоне в XVI в. для характеристики идеального придворного, который отличается восхитительной непринужденностью во всем, что он делает.

У денди «Ъа 8ре//аШга» проявляется прежде всего в общем стиле легкого и непринужденного обращения, культе досуга и изысканных развлечений.

В дендистском костюме «Ъа 8ре//а1:ига» дает о себе знать в нарочито небрежных деталях: расстегнутая нижняя пуговица жилета, легкая поношенность одежды, как бы случайно и быстро завязанный шейный платок... Внешний вид призван свидетельствовать о том, что весь ансамбль сложился сам собой, без особых усилий. Реально стоящие за таким ансамблем многочасовые консультации с портными, сессии перед зеркалом, тренировки по завязыванию узлов на шейном платке или личные уроки слуге по чистке ботинок - все это должно оставаться за кадром. Надев костюм, денди забывает о нем и держится в высшей степени свободно и естественно.

Сам Браммель не довольствовался тем воздействием, которое исходило из его внешнего вида и одежды. Он также обладал «выдающимся даром развлекать» [ 14]. Барбе д’О-ревильи называет его одним из выдающихся мастеров развлекательного искусства Англии. Но он не довольствовался успехами и на этом поприще. Он был еще «смелым и бойким насмешником» [15]. В своем окружении он высмеивал все изъяны во вкусе. При этом он демонстрировал и свое духовное превосходство.

«Манеры денди были сами по себе очаровательны. Денди отличались приятным стилем речи и безукоризненным языком. Многие из них обладали высокими дарованиями и преуспевали во всем, что они делали; менее талантливые, если им что-то не удавалось, умели вовремя остановиться, без особых иллюзий или энтузиазма. Они демонстрировали джентльменскую выучку - щедрость и великодушие. Эфемерные, как молодость и духи, они все же имели одну постоянную черту - верность в дружбе, несмотря на позднейшее соперничество», - писал Барбе д’Оревильи.

«С удивительным мужеством он мог поражать острием своего слова людей, превосходящих его и своим положением, и талантом. Внушать опасения - это преимущество было ему знакомо. Ему было знакомо легковерие мира, была знакома рыночная цена самомнения, и вскоре он стал выступать в роли признанного судьи, высшей инстанции в обществе» [16].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Браммель очаровывал всех людей и, особенно, великих своим духом. Среди почитателей Браммеля был и Д.Г. Байрон. Говорят, что он однажды сказал, что скорее хотел бы быть Браммелем, чем Наполеоном.

Здесь просматривается еще одна сфера влияния Браммеля: он представляет не только моду, но и форму культуры. Поэтому он пребывает в напряженных отношениях с обществом. Он олицетворяет собой форму культуры, которой должно было бы обладать, но в полной мере не обладает общество. Он, по сути, противостоит обществу.

Как представитель классического дендизма, Браммель никогда не был превзойден. Только для него пребывание и господство в мире моды стало исключительно содержанием жизни. Только он господствовал абсолютно.

Со времен первых денди, конечно, много воды утекло. Но весь XIX век в искусствах, особенно в литературе, принадлежал им почти безраздельно. Сотни романов, составивших, как говорится, «золотой фонд» французской и английской словесности, к примеру, «Красное и черное» Стендаля, рассказывают о нелегкой судьбе того, кто стремится к дендистским идеалам. Пушкина с его «Онегиным» не будем даже упоминать, о «русском дендизме» и Лотман давно все сказал, и только ленивый не повторял. Но ведь был еще и декаданс «серебряного века», напрямую связанный с дендизмом. И, наконец, в XX веке тему дендизма подхватили такие «книжные монстры» как Фуко и Палья, переплавив ее в тему постмодернизма. Впрочем, это уже философия. А о том, насколько дендизм повлиял на нынешнюю моду, не стоит и рассуждать. Ее бы без денди просто не существовало. Достаточно лишь напомнить, что один из самых модных и дорогих париж-

ских бутиков назван в честь первого денди -«Браммель».

Но, кстати, денди повлияли на моду не только своим примером. Немало они приложили сил, чтобы облечь ткань платьев в ткань слов, особенно постаравшись для дам, которые не могли просто копировать их наряды. И, видимо, старались не без удовольствия.

Создание моды - не самое важное в истории дендизма. Что же важнее? То же, что в любом порыве, в любом преодолении человеком рамок своей участи, как бы оно ни запечатлелось в истории. Дадим напоследок еще раз слово первому денди, явившемуся когда-то на земли туманного Альбиона - Джорджу Браммеллу: «Создание самого себя - это моя прихоть. Если бы я не разглядывал нахально герцогинь, выводя их из терпения, и не кивал принцу через плечо, я был бы забыт через неделю: и если мир настолько глуп, что востор-

гается моими нелепостями, вы и я можем быть разумнее, но какое это имеет значение?»

Столь бурный XX век возродил оппозицию обществу в духе денди. Пристрастие к маскам и маскировке становилось подчас необходимостью, а не развлечением. Перенасыщение галлюциногенной реальностью начала XX века, вызвало к жизни повышенный интерес к минимализму - внимание к деталям, достижение выразительности при экономии выразительных средств. «Маленькое черное платье» Шанель - аналог браммелловского черного фрака. Не вызывающе изящный костюм, простота вкуса без придворной роскоши - несомненное достижение английской моды.

И если теперь дендизм - это история, то дело совсем не в том, что он остался в далеком прошлом. Дело в том, что часть (и самая небезынтересная часть!) истории - это дендизм.

Список использованной литературы:

1. Ташевский С.,2005

2. Д’Оревильи Б. О дендизме и Джордже Браммелле. М., 2000. С. 72.

3. Барбе д’Оревильи. Дендизм и Джордж Браммель: Эссе / Пер. с фр. А.Райской. - М.: Независимая газета, 2000. - с. 7.

4. Словарь иностранных слов. Под. ред. Т.М.Капельзона. - М.: Государственно-энциклопедическое издательство «Советская энциклопедия», 1933. - с.353-354..

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Манн О. Дендизм как консервативная форма жизни // Волшебная гора, №7 - М., 1998. - С. 5.

6.Вайнштейн О. Поэтика дендизма: литература и мода // Иностранная литература, №3 - М., 2000. - С.2.

7. Барбе д’Оревильи. Дендизм и Джордж Браммель: Эссе / Пер. с фр. А.Райской. - М.: Независимая газета, 2000. - С. 7.

8. Пушкин А.С. Евгений Онегин. М.: Художественная литература, 1986. - С. 176.

9. Барбе д’Оревильи. Дендизм и Джордж Браммель: Эссе / Пер. с фр. А.Райской. - М.: Независимая газета, 2000. - С. 10-15.

10. Бычков В.В. Эстетика: Учебник. - М.: Гардарики, 2002. - С. 15-69.

11. (Перевод с английского языка мой - А.Ю.) George Grabbe in Sieveking A.F.: Dandysm and Brummell.// The Contemporary Review,1912. - Р. 237.

12. William Pitt Lennox Lord: Celebrities I have known. 2 series. 2 vols, 1876/1877. - Р.180.

13. Там же.

14. Барбе д’Оревильи. Дендизм и Джордж Браммель: Эссе / Пер. с фр. А.Райской. - М.: Независимая газета, 2000. - С. 21-25.

15. Там же.

16. Edward Bulwer-Litton.Pelham.1885. - Р. 252.