Научная статья на тему 'Чины приема в Православную Церковь из обновленческого раскола. Документы Патриарха Тихона и Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра 1923-1925 гг'

Чины приема в Православную Церковь из обновленческого раскола. Документы Патриарха Тихона и Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра 1923-1925 гг Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
379
61
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РУССКАЯ ПРАВОСЛАВНАЯ ЦЕРКОВЬ / ПАТРИАРХ ТИХОН (БЕЛЛАВИН) / ПАТРИАРШИЙ МЕСТОБЛЮСТИТЕЛЬ МИТРОПОЛИТ ПЕТР (ПОЛЯНСКИЙ) / СВЯЩЕННЫЙ СИНОД / ОБНОВЛЕНЧЕСКИЙ РАСКОЛ / ПОКАЯНИЕ / ПРИЕМ В ЦЕРКОВЬ / ВОССОЕДИНЕНИЕ РАСКОЛЬНИКОВ / ЦЕРКОВНОЕ ПРАВО / RUSSIAN ORTHODOX CHURCH / PATRIARCH TIKHON (BELLAVIN) / PATRIARCH'S LOCUM TENENS METROPOLITAN PETR (POLYANSKIY) / HOLY SYNOD / RENOVATIONIST SCHISM / READMISSION TO CHURCH / REINTEGRATION OF SCHISMATICS / CHURCH LAW

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Мазырин Александр Владимирович, Николаев Сергей Константинович

Публикация вводит в научный оборот ранее неизвестные документы Патриарха Московского и всея России Тихона (Беллавина) и Священного Синода при нем, а также его преемника Патриаршего Местоблюстителя митрополита Крутицкого Петра (Полянского), касающиеся приема в Православную Церковь (патриаршую) кающихся обновленческих клириков и мирян. Документы выявлены в хранящемся в церковно-историческом архиве ПСТГУ архивном фонде архиепископа Угличского Серафима (Самойловича), которому они, по-видимому, поступили как к управлявшему тогда Ярославской епархией. Первый из публикуемых документов представляет собой комбинацию двух постановлений Священного Синода при Патриархе Тихоне, датированных декабрем 1923 г. и мартом 1924 г. Второй документ, развивающий, по сути дела, положения первого (двусоставного), не является по своей форме постановлением

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по философии, этике, религиоведению , автор научной работы — Мазырин Александр Владимирович, Николаев Сергей Константинович

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ORDERS OF ADMISSION TO THE ORTHODOX CHURCH FROM THE RENOVATIONIST SCHISM. DOCUMENTS OF PATRIARCH TIKHON AND PATRIARCH’S LOCUM TENENS PETR, 1923-1925

This publication introduces the earlier unknown documents of Patriarch of Moscow and All Rus’ Tikhon (Bellavin) and his Holy Synod, as well as of his successor, Patriarch’s Locum Tenens Metropolitan of Krutitsy Petr (Polyanskiy). They deal with admission to the Orthodox Church (Patriarchal) of repenting renovationist clergyand laymen. These documents were found in the archive of archbishop of Uglich Serafim (Samoilovich) kept at the Church-Historical Archive of St. Tikhon University for the Humanities. Archbishop Serafim probably received these documents as the administrator of Yaroslavl diocese. The first of these documents is a combination of two statutes of Patriarch Tikhon’s Holy Synod and dates to December 1923 and March 1924. The second document, which, in fact, develops the theses of the preceding one, is not in its form a statute of the higher church authorities. However, there are suffi cient grounds to regard it as reflecting the position of Patriarch’s Locum Tenens Petr and church hierarchs close to him as to the order of admission of renovationists. The exact date of this document is not given, but judging by its content, it is approximately midsummer and early autumn 1925. The order deals in quite a detailed way with various cases related to falling into the renovationist schism and going back. Moreover, the approach to ordinations made in the schism was rather strict, whereas such ceremonies as baptism, church marriage, funerary service were looked at not as strictly: they were complemented in a certain way, rather than repeated. The documents published here are of significant historical value; besides, they can be of practical interest in preparing ecclesiastical and law norms as to some present-day schismatics.

Текст научной работы на тему «Чины приема в Православную Церковь из обновленческого раскола. Документы Патриарха Тихона и Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра 1923-1925 гг»

Вестник ПСТГУ.

Серия II: История. История Русской Православной Церкви.

Мазырин Александр Владимирович, священник д-р церк. ист., канд. ист. наук, проф., зам. зав. Научно-исследовательским отделом новейшей истории РПЦ, проф. кафедры общей и русской церковной истории и канонического права ПСТГУ Российская Федерация, 127051 Москва, Лихов пер., 6/1, ком. 219 am@pstbi.ru

2018. Вып. 85. С. 133-149 Э01: 10.15382/йиг11201885.133-149

ОЯСГО: 0000-0002-6490-9745

Николаев Сергей Константинович, диакон

зам. зав. архивохранилища Научно-исследовательского отдела новейшей истории РПЦ ПСТГУ

Российская Федерация, 127051 Москва, Лихов пер., 6/1, ком. 219

nsk_zel@mail.ru

ОЯСЮ: 0000-0001-7896-0157

Чины приема в Православную Церковь

ИЗ ОБНОВЛЕНЧЕСКОГО РАСКОЛА.

Документы Патриарха Тихона и Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра 1923-1925 гг.*

А. В. Мазырин (публикация, вступительная статья и примечания),

С. К. Николаев (публикация)

Аннотация: Публикация вводит в научный оборот ранее неизвестные документы Патриарха Московского и всея России Тихона (Беллавина) и Священного Синода при нем, а также его преемника — Патриаршего Местоблюстителя митрополита Крутицкого Петра (Полянского), касающиеся приема в Православную Церковь (патриаршую) кающихся обновленческих клириков и мирян. Документы выявлены в хранящемся в церковно-историческом архиве ПСТГУ архивном фонде архиепископа Угличского Серафима (Самойловича), которому они, по-видимому, поступили как к управлявшему тогда Ярославской епархией. Первый из публикуемых документов представляет собой комбинацию двух постановлений Священного Синода при Патриархе Тихоне, датированных декабрем 1923 г. и мартом 1924 г. Второй документ, развивающий, по сути дела, положения первого (двусоставного), не является по своей форме постановлением

* Публикация подготовлена в рамках проекта «Высшее управление в Русской Православной Церкви в 1920—1930-е годы: проблемы канонического и практического преемства» при поддержке Фонда развития ПСТГУ.

высшей церковной власти. Однако есть достаточные основания полагать, что он вполне отражал позицию по вопросу чиноприема обновленцев Патриаршего Местоблюстителя митрополита Петра и близких к нему православных иерархов. Точная дата составления этого документа не указана, но по его содержанию примерно определяется как середина лета — начало осени 1925 г. В чиноприеме достаточно детально рассмотрены различные случаи, связанные с отпадением в обновленческий раскол и возвращением из него. При этом если в отношении совершенных в расколе рукоположений подход был довольно строгим, то применительно к другим обновленческим священнодействиям (крещениям, венчаниям, отпеваниям) допускалась значительная икономия: они лишь определенным образом восполнялись, но не повторялись. Публикуемые документы имеют немаловажное историческое значение, но также могут представлять и практический интерес при выработке церковно-правовых норм в отношении некоторых современных раскольников.

В 2012 г. в церковно-исторический архив Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета был передан уникальный корпус документов, хранившихся в 1920-е гг. у священномученика архиепископа Серафима (Самойло-вича), а затем у его последовательницы исповедницы Ираиды Тиховой1. С того времени сотрудниками ПСТГУ ведется работа по изучению материалов этого архивного фонда и их введению в научный оборот. Поскольку архиепископ Серафим входил в число наиболее деятельных иерархов своего времени, а на рубеже 1926—1927 гг. в течение ста дней даже фактически возглавлял Русскую Церковь в должности Заместителя Патриаршего Местоблюстителя, в его собрании отложились документы первостепенной важности, причем не все из них на данный момент известны историкам. К числу таковых относятся два чиноприема, кающихся обновленцев, составленных руководством Московского Патриархата в 1923—1925 гг. и ныне предлагаемых вниманию читателей.

В то время спровоцированный богоборческой властью и поддерживаемый Константинопольской Патриархией обновленческий раскол был одним из главных бедствий Русской Православной Церкви. В период пребывания Патриарха Тихона под арестом, на рубеже 1922—1923 гг., обновленцы были близки к тому, чтобы полностью возобладать над православными. Однако возвращение Святейшего Тихона к церковному управлению летом 1923-го кардинально изменило ситуацию, началось массовое покаянное возвращение раскольников в Патриаршую Церковь. Это поставило вопрос о выработке Московской Патриархией общих правил их приема, отражением чего и являются публикуемые документы.

Можно видеть, что решение рассматриваемого канонического вопроса оформилось не сразу, претерпевая определенное развитие как в плане практическом, так и теоретическом. Сначала были намечены самые общие принципы и оговорены лишь особо вопиющие случаи (как, например, с расстригой Александром Сидоровским, вновь ставшим у раскольников «архиереем», печально известным Александром Введенским и «хиротонисанными» ими). В дальнейшем было обращено внимание и на другие казусы, отдельно разобраны вопросы

1 Историю, без преувеличения, чудесного обретения этого собрания документов см.: Казаков С., прот. Дарохранительница // Мир Божий. 2009—2010. № 14. С. 90—93.

чиноприема обновленческих епископов, клириков и мирян, предложено богословское обоснование строгих мер по отношению к раскольникам.

Первый из публикуемых документов составлен из двух дополняющих друг друга постановлений Священного Синода при Святейшем Тихоне. Одно постановление датировано декабрем 1923 г., другое — мартом 1924-го. Тот вид, в котором документ отложился в фонде архиепископа Серафима, он, согласно указанной на нем дате, приобрел 22 апреля 1924 г. Представляется, что его выпуск именно в те дни был неслучайным.

Дело в том, что неделей ранее, 15 апреля, Патриархом Тихоном в ответ на клевету обновленцев было выпущено послание, налагавшее каноническое пре-щение на вождей раскола. «Ныне, — гласило патриаршее послание, — по власти, данной Нам от Верховного Пастыреначальника — Господа и Бога и Спаса Нашего Иисуса Христа, руководствуясь правилами Священных Соборов (13—15-е правила Двукратного; 13, 21 и 22-е Антиохийского Соборов), объявляем: бывшего Нижегородского архиепископа Евдокима [Мещерского], епископа Антонина [Грановского] и других запрещенными в священнослужении и находящимися вне общения со всею Православною Русскою Церковью, — передаем их, как и других главарей обновленческого раскола, каноническому суду Православного Собора. С болезнью сердца объявляем о сем, заповедуем всем Православным архипастырям, пастырям и пасомым, руководствуясь 10-м Апостольским правилом, не иметь со всеми отступниками молитвенного общения, как преступного пред Богом и Церковью»2.

Данный канонический акт влек необходимость преподать православным архиереям более точные предписания, как поступать с теми, кто, раскаявшись, решал порвать «преступное пред Богом и Церковью» общение с обновленцами, что спустя неделю и было сделано. Судя по всему, широкого распространения этот документ Патриарха и его Синода не получил, но до управлявшего тогда Ярославской епархией архиепископа Серафима (Самойловича) дошел. В последующих актах Московской Патриархии встречаются ссылки3 на вошедшее в него постановление № 160 от 7/20 декабря 1923 г., но сам его текст даже такому выдающемуся собирателю документов Патриарха Тихона, как М. Е. Губонин, известен не был.

Второй публикуемый документ, как можно предположить, тоже был связан с появлением антиобновленческого послания, но уже не Патриарха Тихона, а его преемника — Патриаршего Местоблюстителя митрополита Крутицкого Петра (Полянского). Точной датировки он не имеет, однако основания для ее примерного определения есть. В его предпоследнем пункте упоминаются запрещенные в священнослужении главари нового украинского раскола («лубенско-го»). Между тем известно, что таковое прещение Патриаршим Местоблюстителем было наложено на бывшего епископа Лубенского Феофила (Булдовского)

2 Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917—1943 / Сост. М. Е. Губонин. М., 1994. С. 316.

3 См.: Там же. С. 643.

25 июня 1925 г.4 Соответственно, рассматриваемый документ был составлен не ранее этого дня.

В то же время в документе еще не фигурирует такое важное событие, как второй обновленческий лжесобор, открывшийся в Москве 1 октября того же года. Подготовка раскольников к этому «собору», который они поначалу преподносили как «примирительный», послужила поводом для издания митрополитом Петром 28 июля 1925 г. послания, в котором со всей определенностью было заявлено: «Не о соединении с Православною Церковью должны говорить так называемые обновленцы, а должны принести искреннее раскаяние в своих заблуждениях... Присоединение к Святой Православной Церкви так называемых обновленцев возможно только при том условии, если каждый из них в отдельности отречется от своих заблуждений и принесет всенародное покаяние в своем отпадении от Церкви»5. Такое исповедническое заявление Местоблюстителя, во многом стоившее ему свободы, требовало более детальной разработки чиноприема обновленцев, «отрекающихся от своих заблуждений». Публикуемый документ как раз и предлагал решение этой задачи.

Можно обратить внимание на то, что, в отличие от первого акта, авторизованного Патриархом Тихоном и его Синодом, новый подробный чиноприем не имел формы постановления высшей церковной власти (в данном случае митрополита Петра). Он, как сказано в его преамбуле, выражал позицию Православной Русской Церкви «в лице своего настоящего епископата». Однако в самом тексте документа именно Патриарший Местоблюститель указан как носитель высшей власти в Русской Церкви, и нет оснований считать, что выработанные положения как-то расходились с позицией митрополита Петра.

Удивительно, что, при всей своей значимости, второй документ, так же как и первый, остался малоизвестным современникам. Архиепископу Серафиму он был направлен лично, о чем свидетельствует надписание на нем, сделанное предположительно рукою самого митрополита Петра. Надо полагать, были и другие православные архиереи, получившие тогда экземпляры нового чиноприема, но свидетельства об этом пока еще не выявлены. Также нет информации о том, кто именно в окружении Патриаршего Местоблюстителя участвовал в написании этого документа. Исходя из того что в нем особо акцентируется позиция православного епископата, можно сделать вывод, что и разработчики его были из числа архиереев.

В конце 1925 г. органами ОГПУ была арестована группа близких митрополиту Петру иерархов-ревнителей, включавшая в себя архиепископов Николая (Добронравова), Гурия (Степанова), Прокопия (Титова), епископов Амвросия (Полянского), Парфения (Брянских), Дамаскина (Цедрика), Германа (Ряшен-цева). Они были проведены по одному следственному делу с Патриаршим Местоблюстителем и в мае 1926 г. осуждены за то, что «составили так называемый "Даниловский синод"», в том числе и «для обсуждения и корректирования гото-

4 См.: Феодосий (Процюк), митр. Обособленческие движения в Православной Церкви на Украине (1917-1943). М., 2004. С. 335.

5 Акты Святейшего Тихона... С. 420.

вящихся к выпуску документов митр[ополита] Петра»6. Весьма вероятно, что и к публикуемому ниже документу указанные иерархи тоже приложили руку, хотя конкретно этот факт следствием установлен не был.

Касаясь содержательной стороны «Чиноприема обновленческой иерархии», можно отметить, что в его вступительной (догматической) части выражено весьма жесткое отношение к обновленчеству как к безблагодатной общине, лишившей себя духовных дарований священства и разорвавшей единение с Православной Русской Церковью, а через то — и со всей Вселенской Церковью Христовой. Свое обоснование такой взгляд на обновленчество находил в первую очередь в известном 1-м правиле святого Василия Великого, а также в целом ряде других церковных канонов, указываемых составителями чиноприема. В соответствии с этим ригористическим взглядом правила приема кающихся раскольнических клириков устанавливались довольно строгие, причем для обновленческих священников и диаконов степень их строгости зависела еще и от того, принес ли покаяние рукоположивший их в расколе епископ.

В то же время если к обновленческим хиротониям подход был жестким (впрочем, с допущением определенной икономии), то к другим раскольничьим священнодействиям проявлялось уважение. Приходской храм, клир которого отпадал от Церкви, требовалось заново освятить (малым чином), но крещения, миропомазания, венчания и отпевания, совершенные обновленческими священниками, признавались. Предписывалось лишь совершить дополнительное молебствие для обрачившихся у раскольников, а по усопшим, скончавшимся во время обновленчества, отслужить великую панихиду на кладбище. Дети, крещенные раскольниками, сразу допускались к причастию, а заготовленные обновленческими священниками запасные Дары подлежали потреблению по окончании одной из Литургий при потреблении Святых Даров, освященных на самой этой Литургии.

Можно заметить, что позднее, в 1929 г., возглавивший Московскую Патриархию в должности Заместителя Патриаршего Местоблюстителя митрополит Нижегородский Сергий (Страгородский), между прочим сам побывавший в обновленчестве в 1922—1923 гг., в отношении к раскольничьим священнодействиям пошел существенно дальше и вместе со своим Временным Синодом постановил: «...крещенных в обновленчестве, при присоединении или приеме в лоно Св. Православной Церкви, принимать через миропомазание; браки, заключенные в обновленчестве, навершать церковным благословением и чтением заключительной в чине венчании молитвы: "Отец, Сын и Св. Дух". Умерших в обновленчестве. не следует хотя бы и по усиленной просьбе родственников отпевать, как и не следует совершать по них и заупокойную литургию»7. Только таинство Крещения, совершенное обновленцами, признавалось в полной мере.

При этом на практике, если верить печати обновленцев, по отношению к ним со стороны некоторых «сергиевцев» допускался и еще более жесткий подход. Так, в 1929 г. раскольничий «Вестник Синода» сообщал, что «по распоряжению

6 Кифа — Патриарший Местоблюститель священномученик Петр, митрополит Крутицкий (1862—1937) / Отв. ред. прот. В. Воробьев. М., 2012. С. 777—778.

7 Акты Святейшего Тихона. С. 644.

самого же митрополита Сергия епископ Сталинградский Иов (по-видимому, Рогожин. — свящ. А. М.) не только перерукополагает клириков, но и предписывает перекрещивать младенцев, крещенных обновленцами». «Это ли не глумление над благодатью Духа Святого?» — возмущались раскольники8. О другом православном архиерее-ревнителе обновленческие пропагандисты сообщали: «Фанатик, староцерковник еп[ископ] Кирилл (Соколов. — свящ. А. М.) в Пензе не называет иначе обновленцев, как "живцами". Крещенных ими перекрещивает, предпочитая крещение даже бабкою, причем он заявляет, что бабка — православный человек, а обновленческий священник — еретик»9.

Если епископ Кирилл действительно называл обновленцев еретиками, в этом можно видеть излишнее утрирование их экклезиологического статуса. Ве-роучительные вопросы «живцов» вообще интересовали мало, они решали более приземленные задачи. Однако отпадение от Церкви возможно не только через ересь, и в этом плане «бабка» вполне могла быть православной, а представители раскольнической иерархии — нет. Соответственно и крещение, совершенное ею, оказывалось предпочтительнее обновленческого.

Первый из публикуемых документов представляет собой копию, переписанную от руки по старой орфографии. Второй документ — машинописный, воспроизведенный с использованием уже новой орфографии. При подготовке к печати оба документа приведены к современным орфографическим нормам, но с сохранением исходных стилистических особенностей, таких как использование строчных и заглавных букв. Публикаторы не нашли нужным приводить в примечаниях текст многочисленных канонов, упоминаемых в документах, но проверили правильность указания их номеров (с учетом того, что для правил Карфагенского Собора существует двойная нумерация).

Публикуемые документы интересны в плане не только историческом, но и практическом. Они, как представляется, вполне заслуживают того, чтобы быть принятыми во внимание при возможном соборном решении вопроса о правилах приема в Православную Церковь и современных раскольников, таких как не воссоединившиеся в 2007 г. части РПЦЗ, украинские автокефалисты и др.

8 Хроника церковной жизни // Вестник Священного Синода Православных Церквей в СССР. 1929. № 5-6 (38-39). С. 19.

9 Бюллетень информационно-организационного отдела при Священном Синоде от 7 февраля 1928 г. // Вестник Священного Синода Православных Церквей в СССР. 1928. № 2 (25). С. 10.

№ 1

22 апреля 1924 г.

Постановление о чиноприеме клириков, приходящих от обновленческого раскола.

7 XII 1923 г. № 160.

Заслушав доклад члена Свящ[енного] Синода Высокопреосвященного Архиеп[ископа] Тверского Серафима10, Свят[ейший] Патриарх11 и Свящ[енный] Синод постановили:

1) Руководствуясь 8 пр[авилом] I Всел[енского] Собора и 7912 пр[авилом] Карфагенского Собора, Свят[ейший] Патриарх и Свящ[енный] Синод находят возможным «ради мира и пользы Церкви» благословить Епархиальным Преосвященным «приимати» в общение и единение с Прав[ославной] Церковью клириков (пресвитеров и диаконов), «расположение свое исправивших и возжелавших приити к кафолическому соединению» от обновленческого раскола «во своих степенях священства», если при этом они письменно отрекутся от обновленческого раскола и незаконного собора 1923 года, если публично принесут покаяние, дав обещание находиться в общении со Свят[ейшим] Патриархом и исполнять все церковные каноны и распоряжения Св[ященного] Синода при Патриархе.

Необходимо при этом Епархиальным Преосвященным тщательно исследовать как прошлую, так и настоящую жизнь и деятельность ищущих воссоединения, исследовать и дознавать, когда и кем они рукоположены, и принимать только тех, кои, удовлетворяя требованиям, предъявляемым церковными канонами к кандидатам священства, рукоположены Епископами, получившими хиротонию от Архиереев старого (в недрах Св[ятой] Церкви) рукоположения, не запрещенных и не изверженных.

2) Ни в коем случае не разрешается и не благословляется Епархиальному Архиерею принимать в сущем сане клириков, рукоположенных обновленческим лжеепископом Зосимою — Александром Сидоровским13, ввиду того, что до вступления в обновленческий раскол отрекся от Епископства и монашества и вступил в брак, в силу чего лишился благодатной силы совершать рукоположение (7 прав[ило] IV Всел[енского] С[обора] и 62 Апост[ольское правило]).

3) Не благословляется принимать в сущем сане клириков, вступивших до или после хиротонии во второй (17, 26 Ап[остольское] пр[авило], 3 и 6 пр[авило]

10 Серафим (Александров Дмитрий Александрович; 1867-1937) — с 1919 г. епископ Тверской и Кашинский; с 1921 г. член Священного Синода; с 1922 г. архиепископ; с 1924 г. митрополит; расстрелян.

11 Святитель Тихон (Беллавин Василий Иванович; 1865-1925) — с 1917 г. Патриарх Московский и всея России.

12 Здесь и во втором документе номер указанного правила Кафагенского Собора дан по «Книге правил»; по «Афинской синтагме» — правило 68.

13 Сидоровский Александр Александрович (в монашестве Зосима; 1876 — после 1928) — с 1914 г. епископ Киренский, викарий Иркутской епархии; в 1920 г. отрекся от монашества и вступил в брак; с 1922 г. в обновленческом расколе; обновленческий «архиепископ» Александр.

VI Всел[енского] Соб[ора]) или в незаконный брак (26 Ап[остольское] пр[авило]).

4) Вопрос о принятии обновленческих Архиереев подлежит ведению и суждению Собора Епископов.

Постановление от 4/111 1924 г. № 135.

II. Рукоположенных Епископами женатыми, а равно рукоположенных Введенским14 и Белковым15 принимать на правах мирян и решение о них оставить до будущего Пр[авославного] Собора Епископов.

III. Рукоположенных теми Архиереями, при хиротонии коих был один Архиерей старого рукоположения, возможно принимать в сущем сане при соблюдении условий, указанных в руководственных правилах.

Патриарх Тихон.

Архиепископ Тихон16.

Архиепископ Серафим.

Архиепископ Петр17.

22/^ 1924 года.

№ [не указан]

Москва. Донской монастырь.

Церковно-исторический архив ПСТГУ. Фонд священномученика архиепископа Серафима (Самойловича) и исповедницы Ираиды Тиховой. Оп. 4. Д. 2. Док. № 8. Копия. Рукопись.

№ 2

Не ранее 25 июня — не позднее 1 октября 1925 г.18

чиноприем обновленческой иерархии

Благодать Всесвятого Духа пребывает в церкви Христовой. Благодатная жизнь не может быть вне Тела Христова. Самое существо дела показывает, что обновленчество, разорвав единение с Православной Русской Церковью, вы-

14 Введенский Александр Иванович (1889—1946) — с 1914 г. священник; с 1921 г. петроградский протоиерей; с 1922 г. в обновленческом расколе; с 1923 г. «архиепископ Крутицкий»; с 1924 г. «митрополит-благовестник»; с 1941 г. «Первоиерарх-Патриарх Православных Церквей СССР».

15 Белков Евгений Христофорович (1882—1930) — с 1917 г. петроградский священник; с 1922 г. в обновленческом расколе; с 1923 г. «епископ Петроградский», затем «Ленинградский».

16 Тихон (Оболенский Иван Иванович; 1856—1926) — с 1908 г. епископ Уральский и Николаевский; с 1918 г. архиепископ; с 1923 г. член Священного Синода; с 1924 г. митрополит.

17 Священномученик Петр (Полянский Петр Федорович; 1862—1937) — с 1920 г. епископ Подольский, викарий Московской епархии; с 1923 г. архиепископ, член Священного Синода; с 1924 г. митрополит Крутицкий; с 1925 г. Патриарший Местоблюститель; с того же года в заключении; расстрелян.

18 Датировано по содержанию.

вело себя из благодатного Вселенского организма Церкви Христовой и тем, по

1-му правилу Василия Великого, лишило себя духовных дарований священства, т. е. стало безблагодатной общиной. В обновленчестве «оскудело преподание благодати, потому что пресеклось законное преемство» священно-начальственной иерархической власти.

В момент возникновения обновленчества священно-начальственная власть в Православной Русской Церкви находилась у Святейшего Патриарха и находящегося в единении с ним русского епископата. Обновленчеством эта власть не была получена законно, по церковному преемству, а захвачена обманом и насильственно; поэтому, восхитившие недарованное, сделавшиеся отступниками, хотя сами получили посвящение от отцов и через возложение рук их, имели дарование духовное, но отторгнувшись, через самочиние и раскол от Тела Христова, они лишились исходящей от этого Тела благодати священства, почему сделались мирянами и уже «не имеют власти ни крестить, ни рукополагать, и не могли преподать другим благодать Св[ятого] Духа, от которой сами отпали. Так самое существо дела, самый факт отторжения от Церкви, свидетельствует о без-благодатности обновленчества и его иерархического состава, рассматриваемого св[ятым] Василием Великим уже не как иерархия, а как миряне.

Совершенно так же рассматривается и понимается самочинная иерархия церковными правилами.

35-е апостольское правило гласит: «Епископ да не дерзает вне пределов своей епархии творить рукоположения во градах и в селах, ему не подчиненных. Аще же обличен будет, яко сотвори сие без согласия имеющих в подчинении грады оные или села, да будет извержен и он, и поставленнии от него» 1) [Примеч. авт. — см. ниже].

В 13-м правиле Антиохийского собора читаем о самочинном епископе: «Аще никем не быв призван, вне порядка пойдет для рукоположения некоторых и для устроения церковных дел, до него не принадлежавших, то все содеянное им да будет недействительным, и он за бесчиние свое и за безрассудное начинание да понесет приличное наказание через немедленное извержение из самого чина святым собором». Также недействительными считаются самочинные рукоположения епископа 22-м правилом того же Собора.

По 6-му правилу 1-го Вселенского собора, «аще кто без соизволения митрополита (области) поставлен будет епископом, о таковом и Великий собор определил, что он не должен быти епископом», то же по существу утверждает 19-е правило Антиохийского собора.

Относительно применения икономии к иерархии самочинных сборищ, Василий Великий рассуждает так: «Находящиеся в церковных степенях, отступив купно с непокорными, когда покаются, нередко приемлются паки в тот же чин», т. е. икономия применяется к самочинной иерархии на общих основаниях — она может быть принимаема в своих степенях, а может быть и не принимаема по усмотрению Церкви. И это вполне понятно, потому что самочинное общество, как и еретическое, одинаково находятся вне Церкви, почему, по смыслу церковных правил, самочинные сборища и приравниваются к еретикам (см. 6 правило

2-го Вселенского Собора).

Решительное обличение самочинных хиротоний Максима Киника19 и его иерархических действий известно.

Таким образом, церковными канонами совершенно ясно устанавливается безблагодатность и ничтожность самочинной обновленческой иерархии, причем в обосновании своих иерархических полномочий эта иерархия не имеет никакого права претендовать на сохранение апостольского преемства, так как она имеет преемство только внешнее, а законного преемства священно-начальственной власти не имеет. Мы уже не говорим, что раскольническими тенденциями обновленчества еще более подчеркивается безблагодатность этой иерархии и ее церковная неправомочность.

Как безблагодатная и недействительная обновленческая иерархия была засвидетельствована церковным авторитетом Православной Русской Церкви — Святейшим Патриархом в своем послании от 15 июля 1923 г.20, причем в последующее время некоторые из главных представителей обновленческого движения епископов были подвергнуты Святейшим Патриархом каноническому запрещению посланием от 5 апреля 1924 года21, а еще ранее того также каноническому запрещению были подвергнуты митрополитом Вениамином22 некоторые из инициаторов обновленчества23. Послание православных епископов24, вскоре после послания Святейшего Патриарха, свидетельствуя о безблагодатности обновленчества, объявляло его церковным расколом. Все это, вместе взятое, особенно послание епископов, должно в настоящих условиях русской церковной жизни рассматривать как соборный голос Православной Русской Церкви, как церковный суд над обновленчеством, объявляющий обновленчество состоящим вне единения со Вселенскою Христовою Церковью.

Таким образом, и по существу дела, и по церковным канонам, и по соборному голосу Православной Русской Церкви, обновленчество, как самочинное

19 Максим Киник (IV в.) — александрийский пресвитер, в 380 г. поставленный египетскими епископами на Константинопольскую кафедру, ранее занятую св. Григорием Богословом; в 381 г. осужден II Вселенским Собором (Правило 4).

20 «Они отделили себя от единства тела Вселенской Церкви и лишились благодати Божи-ей, пребывающей только в Церкви Христовой. А в силу этого все распоряжения не имеющей канонического преемства незаконной власти, правившей Церковью в Наше отсутствие, недействительны и ничтожны! А все действия и таинства, совершенные отпавшими от Церкви епископами и священниками, безблагодатны, а верующие, участвующие с ними в молитве и таинствах, не только не получают освящения, но подвергаются осуждению за участие в их грехе» (Акты Святейшего Тихона. С. 291).

21 Опечатка в дате, правильно 15 апреля (см.: Там же. С. 315-316).

22 Священномученик Вениамин (Казанский Василий Павлович; 1873-1922) — с 1917 г. митрополит Петроградский и Гдовский; в 1922 г. арестован и расстрелян.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

23 В послании к Петроградской епархии от 28 мая 1922 г. священномученик Вениамин писал: «Петроградские священники: протоиерей Александр Введенский, священник Владимир Красницкий и священник Евгений Белков, без воли своего митрополита, отправились в Москву, приняв там на себя высшее управление церковью. <...> Этим самым по церковным правилам (Двукр[атного] собор[а], прав[ила] Вас[илия] Великого) они ставят себя в положение отпавших от общения со святой церковью, доколе не принесут покаяния перед своим епископом. Такому отлучению подлежат и все присоединяющиеся к ним» (цит. по: Левитин А., Шавров В. Очерки по истории русской церковной смуты. М., 1996. С. 81-82).

24 Документ содержится в фонде архиепископа Серафима, готовится к печати.

сборище и раскол, не имеет истинно благодатной иерархии. Оно чуждо благодати священства, как и благодати прочих церковных таинств. Соответственно этому, Православная Русская Церковь, в лице своего настоящего епископата, считая, что в данных условиях церковной жизни не представляется возможным применять к обновленческой иерархии икономии, как общей меры, полагает достаточным ограничиться в отношении чиноприема этой иерархии следующими основоположениями.

1) Примечание. Термин «извержение» не свидетельствует о какой-либо степени правомочности самочинных хиротоний, он применяется в 19 правиле 1 Всел[енского] Соб[ора] к клиру павлиан, извращающих учение о Св[ятой] Троице и потому совершенно чуждых благодати священства.

правила для принятия воссоединяющихся с православной церковью отпадавших от нее

В ТАК НАЗЫВАЕМЫЙ ОБНОВЛЕНЧЕСКИЙ РАСКОЛ

I. ОБЩИЕ ПОЛОЖЕНИЯ

1. Приходящие в Православную Церковь от так называемого обновленческого раскола принимаются только под условием принесения ими искреннего раскаяния в сделанном ими грехе.

2. Воссоединяющиеся с Церковью обновленческие епископы, священники и диаконы с момента подачи заявления о воссоединении до времени принятия их в Православную Церковь не могут священнодействовать. Им предоставляется в это время лишь право ношения духовной одежды. В случае смертной опасности они причащаются православным священником, без предварительного разрешения на это православного священноначалия с донесением ему о сем. В случае выздоровления они снова возвращаются в прежнее положение еще не воссоединенных с Церковью. В случае кончины их в таком состоянии чин их погребения указывается Высшею Церковною Властью.

3. Порядок принятия в Церковь удостоенных сего принятия священнослужителей таков:

а) кающегося епископа принимает в Церковь Патриарший Местоблюститель или, по его указанию, другой иерарх, а прочих клириков — местный православный епископ или лицо, им уполномоченное;

б) перед часами принимаемый, предварительно исповедавшись у духовника, в рясе, читает отречение от заблуждений и исповедание веры, после чего первенствующим произносится молитва разрешения и примирения, особая из Большого Требника или обычная из чина исповеди. Затем на епископа надевается мантия, на иерея епитрахиль, на диакона стихарь с орарем и поручами. Принятые участвуют, каждый в своем чине, в совершении Божественной Литургии;

в) принятые не в сущем сане и вводимые в клир хиротонисуются в обычном порядке, по усмотрению епископа, или в тот же день, когда принимаются в Церковь, или в другое время;

г) принятые не в сущем сане и пока не вводимые в клир пребывают в состоянии покаяния, с правом ношения духовной одежды. Причащаются они в алтаре, но без облачения. В случае кончины чин их погребения указывается Высшею Церковною Властию.

4. Обновленческие епископы, священники и диаконы, по своему брачному положению или по своим нравственным качествам не удовлетворяющие каноническим требованиям, принимаются как миряне.

5. Если бы обязанные незаконными браками епископы или другие клирики пожелали при воссоединении с Церковью прекратить брачное сожитие, то им и в сем случае не может быть оказываемо снисхождение, так как они в недозволенные священными канонами браки вступили не по незнанию священных правил, как то было во времена VI Вселенского Собора (см. 3 правило сего Собора), а в отмену сих правил.

6. При воссоединении с Церковью все награды, полученные воссоединившимися епископами, священниками, диаконами и псаломщиками в период их отторжения от Церкви (сан митрополита или архиепископа, протоиерея или протодиакона, звание чтеца и т. п.), отменяются. В случае получения ими сих наград от Православного Священноначалия, соответствующий чин (посвящения в чтеца, протодиакона или протоиерея и т. п.) совершается над ними православным епископом.

II. ЧАСТНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

А) О принятии епископов.

7. Обновленческие епископы, желающие воссоединиться с Православною Церковию, подают письменное заявление о сем на имя Высшей Церковной Власти с подробным изложением допущенных ими в состоянии отторжения отступлений от священных канонов (признание незаконной самочинной Высшей Церковной Власти вместо законной Патриаршей Власти, участие в незаконном соборе 1923 года, участие в хиротонии обновленческих епископов, с кем и каких именно, поставление в священные степени двоеженцев, разрешение вторых браков священнослужителям, получение от обновленческого Синода наград и каких именно и т. п.) с изложением веры и отречением от заблуждений, в частности от постановлений обновленческого собора 1923 года. Если одновременно с епископом присоединяются клирики и церковные общины, то о сем должно быть упомянуто в заявлении кающегося епископа, с указанием наименования сих клириков и общин. Заявления такого рода рассматриваются православными епископами по назначению Высшей Церковной Власти.

8. Епископ православного посвящения, временно отпадавший в обновленчество, может быть принимаем, с согласия рассматривающих его дело епископов, в сущем сане с наложением на него епитимьи по усмотрению Высшей Церковной Власти. Если же православные епископы, рассматривавшие его дело, не найдут возможным в настоящее время принять его в сущем сане, то он, по принятии в церковное общение, запрещается в священнослужении до Собора, пребывая в состоянии покаяния, описанном в § 3 п. г) сих Правил.

9. Обновленческий епископ, удовлетворяющий каноническим требованиям относительно брачного положения и своих нравственных качеств, поставленный епископами хотя бы и православного посвящения, но во время уклонения сих епископов в обновленчество, в настоящее время не может быть принимаем в сущем сане или хиротонисуем вновь. Ему предоставляется состояние покаяния, описанное в § 3 г) сих Правил, без каких-либо иерархических выявлений его сана.

10. Исключительные случаи, по ходатайству православных епископов, подлежат особому рассмотрению Высшей Церковной Власти, которая и делает по поводу них свое распоряжение.

11. Обновленческие священники и диаконы, в случае раскаяния, подают письменное заявление местному епископу с изложением своей вины (признание епархиального обновленческого управления и обновленческой иерархии, подчинение их распоряжениям — с какого и по какое время именно — сослуже-ние обновленческим епископам, принятие от них хиротоний, возведение в сан протоиерея или протодиакона, получение наград и каких именно и т. п.). Заявление этого рода рассматриваются православными пастырями, по назначению местного епископа, коему и принадлежит право окончательного решения сих дел, кроме случаев недоуменных и указанных в §§ 12, 15, 16, 17 и 19.

Б) О принятии священников и диаконов.

12. Священники и диаконы православного рукоположения, временно уклонившиеся в обновленческий раскол, в случае раскаяния принимаются в Православную Церковь в сущем сане с прохождением епитимьи, назначаемой местными епископами. Но если у сих клириков будут обнаружены какие-либо другие вины, кроме вины временного отпадения от православия, то они, смотря по степени вины, или запрещаются в священнослужении до Собора, оставаясь в состоянии покаяния, описанного в § 3 г) сих Правил, или же тотчас извергаются из сана судом епископа с утверждения Высшей Церковной Власти (ср. § 18).

13. Священники и диаконы, получившие рукоположение от временно отпадавших в обновленческий раскол, а затем воссоединившихся с Православною Церковию епископов православного посвящения, во время отпадения сих епископов от Православия, могут быть принимаемы в сущем сане, если они удовлетворяют каноническим требованиям, при условии принесения покаяния каждым из них в отдельности.

14. а) Священники и диаконы, рукоположенные в состоянии отторжения обновленческими епископами православного посвящения, не воссоединившимися с Церковию, оставляются в состоянии покаяния до Собора, с запрещением в священнослужении, руководясь изложенным в § 3 г) сих Правил;

б) по снисхождению, как исключение из общего правила, эти клирики могут быть принимаемы, с разрешения Высшей Церковной Власти, в сущем сане, если будет дознано, что они приняли обновленческую хиротонию по неведению или насилию.

15. а) Священники и дьяконы, рукоположенные в священные степени епископами обновленческого посвящения во время их отторжения от Православной Церкви, оставляются до Собора запрещенными в священнослужении в состоянии покаяния, описанном в § 3 г) сих Правил;

б) в случае дознания, что эти священники или диаконы приняли неправославную хиротонию по неведению и, не сознавая своего греха в этом, при желании иметь их в клире, они хиротонисуются в священные степени за личной ответственностью православного епископа и после соответствующей епитимьи, с особого каждый раз разрешения Высшей Церковной Власти (ср. § 18).

16. а) Обновленческие священники и диаконы, посвященные брачными епископами и, таким образом, даже по внешней форме не удовлетворяющие условиям православной хиротонии, принимаются на положении мирян и нежелательны в православном клире, как сознательно принявшие неправильную хиротонию;

б) в исключительных случаях, по особому снисхождению, при факте неведения, за личной ответственностью православного епископа эти клирики могут быть хиротонисуемы в священные степени после более или менее продолжительной епитимьи в причетнической должности (причетническое состояние разумеется не как церковная степень, а как должность, обеспечивающая материальное содержание), с особого каждый раз разрешения Высшей Церковной Власти (ср. § 18).

17. Диаконы православного рукоположения, хиротонисанные во священники епископами обновленческого посвящения в состоянии отторжения сих епископов от Православной церкви, по прохождении епитимьи, могут быть принимаемы в диаконском сане, с особого каждый раз разрешения Высшей Церковной Власти (ср. § 18).

18. При ходатайствах православного епископа о присоединяющихся из обновленчества клириках пред Высшею Церковною Властью должны быть прилагаемы: 1) заявление присоединяющегося (ср. § 11), 2) краткий послужной список его с указанием образовательного ценза, 3) заключение о нем православных священников, рассматривавших его дело, и 4) отзыв о нем православного епископа.

19. Исключительные случаи подлежат особому рассмотрению местного православного епископа, который и делает по поводу них свое распоряжение, по руководству 79 правила Карфагенского собора и 1 Правила Св[ятого] Василия Великого, с утверждения Высшей Церковной Власти (ср. § 18).

В) О присоединении к Православию целых приходов.

В обновленческих приходах при воссоединении с Православною Церковью совершается малое освящение приходского храма с чтением особой молитвы из Большого Требника, общее открытое исповедание временно отпадавшими от Православия мирянами их греха участия в обновленчестве и чтение над ними молитвы из чина исповеди: «Господи Боже, спасение рабов Твоих.», предшествующей заключительной формуле сего таинства, с заменой в этой формуле слов «вся согрешения твоя» словами «сей грех ваш временного отторжения от Церкви», причащение всех детей, крещенных обновленческими священниками, говение, по возможности, для всех взрослых в ближайший пост с причащением их Св[ятых] Тайн, потребление по окончании одной из Литургий (при потреблении Св[ятых] Даров сей Литургии) заготовленных обновленческим священником запасных Даров и заготовление таковых вновь православным священником, служение великой панихиды на кладбище по усопшим, скончав-

шимся во время обновленчества, молебствие для обрачившихся у обновленческих священников.

Исполнение всего этого совершается по указанию местного епископа.

III. ЗАКЛЮЧИТЕЛЬНЫЕ ПОЛОЖЕНИЯ

21. Получившие мнимое посвящение в иерархические степени от украинских самосвятов-липковцев и от снявшего с себя архиерейский и монашеский сан б[ывшего] епископа Киренского Зосимы (в обновленчестве Александра) Сидоровского при покаянии принимаются в Церковь как миряне.

22. Посвященные в тот или другой священный сан отделившимися от Православного Российского Украинского Епископата, запрещенными в священ-нослужении епископом Лубенским Феофилом25, б[ывшим] архиепископом Ека-теринославским Иоанникием26 и поставленными ими, при покаянии принимаются в Православную Церковь как поставленные обновленческими епископами в период их отторжения от Церкви.

23. Все чиноприемы лиц так называемой обновленческой иерархии совершаются условно, ожидая своей окончательной санкции от Поместного Собора Православной Русской Церкви.

Церковно-исторический архив ПСТГУ. Фонд священномученика архиепископа Серафима (Самойловича) и исповедницы Ираиды Тиховой. Оп. 1. Д. 5. Док. № 4. Подлинник. Машинопись. На первой странице документа надпись (предположительно, автограф митрополита Петра): «Высокопреосвященнейшему Архиеп[ископу] Серафиму».

Ключевые слова: Русская Православная Церковь, Патриарх Тихон (Беллавин), Патриарший Местоблюститель митрополит Петр (Полянский), Священный Синод, обновленческий раскол, покаяние, прием в Церковь, воссоединение раскольников, церковное право.

Список литературы

Акты Святейшего Тихона, Патриарха Московского и всея России, позднейшие документы и переписка о каноническом преемстве высшей церковной власти, 1917—1943 / Сост. М. Е. Губонин. М., 1994. Казаков С., прот. Дарохранительница // Мир Божий. 2009—2010. № 14. С. 90—93. Кифа — Патриарший Местоблюститель священномученик Петр, митрополит Крутицкий (1862-1937) / Отв. ред. прот. В. Воробьев. М., 2012. Левитин А., Шавров В. Очерки по истории русской церковной смуты. М., 1996. Феодосий (Процюк), митр. Обособленческие движения в Православной Церкви на Украине (1917-1943). М., 2004.

25 Феофил (Булдовский Федор Иванович; 1865-1944) — с 1923 г. епископ Лубенский, викарий Полтавской епархии; с 1924 г. в украинском автокефалистском расколе; в 1926 г. лишен сана; впоследствии именовался «архиепископом Харьковским» и «митрополитом всея Украины».

26 Иоанникий (Соколовский Феодосий Семенович; 1889-1938) — с 1921 г. епископ Бах-мутский, викарий Екатеринославской епархии; с 1924 г. архиепископ Екатеринославский; в том же году уклонился в украинский автокефалистский раскол; в 1926 г. лишен сана; примкнул к григорианскому расколу, в котором титуловался «митрополитом Ульяновским»; расстрелян.

Vestnik Pravoslavnogo Sviato-Tikhonovskogo gumanitarnogo universiteta. Seriia II: Istoriia. Istoriia Russkoi Pravoslavnoi Tserkvi.

2018. Vol. 85. P. 133-149

DOI: 10.15382/sturII201885.133-149

Revd. Alexander Mazyrin, Doctor of Theology, Candidate of Sciences in History, Professor, Deputy Head of the Research Centre for the Study of Modern History of Russian Orthodox Church, St. Tikhon's Orthodox University for the Humanities.

Professor of the Department of General and Russian Church History and of Canon Law, St. Tikhon's Orthodox University for the Humanities.

6/1 Likhov Pereulok, Moscow, 127051, Russian Federation am@pstbi.ruam@pstbi.ru

ORCID: 0000-0002-6490-9745

Deacon Sergey Nikolaev,

Deputy Head of Archive Repository of the Research Centre for the Study

of Modern History of Russian Orthodox Church, St. Tikhon's Orthodox University for the Humanities.

6/1 Likhov Pereulok, Moscow, 127051, Russian Federation nsk_zel@mail.ru

ORCID: 0000-0001-7896-0157

Orders of Admission to the Orthodox Church from the Renovationist Schism.

Documents of Patriarch Tikhon and Patriarch's Locum Tenens Petr, 1923—1925

Abstract: This publication introduces the earlier unknown documents of Patriarch of Moscow and All Rus' Tikhon (Bellavin) and his Holy Synod, as well as of his successor, Patriarch's Locum Tenens Metropolitan of Krutitsy Petr (Polyanskiy). They deal with admission to the Orthodox Church (Patriarchal) of repenting renovationist clergy-and laymen. These documents were found in the archive of archbishop of Uglich Serafim (Samoilovich) kept at the Church-Historical Archive of St. Tikhon University for the Humanities. Archbishop Serafim probably received these documents as the administrator of Yaroslavl diocese. The first of these documents is a combination of two statutes of Patriarch Tikhon's Holy Synod and dates to December 1923 and March 1924. The second document, which, in fact, develops the theses of the preceding one, is not in its form a statute of the higher church authorities. However, there are sufficient grounds to regard it as reflecting the position of Patriarch's Locum Tenens Petr and church hierarchs close to him as to the order of admission of renovationists. The exact date of this document is not given, but judging by its content, it is approximately midsummer and early autumn 1925. The order deals in quite a detailed way with various

The publication and notes by A. Mazyrin and S. Nikolaev

cases related to falling into the renovationist schism and going back. Moreover, the approach to ordinations made in the schism was rather strict, whereas such ceremonies as baptism, church marriage, funerary service were looked at not as strictly: they were complemented in a certain way, rather than repeated. The documents published here are of significant historical value; besides, they can be of practical interest in preparing ecclesiastical and law norms as to some present-day schismatics.

Keywords: Russian Orthodox Church, Patriarch Tikhon (Bellavin), Patriarch's Locum

Tenens Metropolitan Petr (Polyanskiy), Holy Synod, renovationist schism, readmission to

church, reintegration of schismatics, church law.

References

Feodosii (Protsiuk), metropolitan (2004) Obosoblencheskie dvizheniia v Pravoslavnoi Tserkvi na Ukraine (1917—1943) [Factional Movements in the Orthodox Church in the Ukraine (1917-1943)]. Moscow (in Russian).

Gubonin M. (ed.) (1994) Akty Sviateishego Tikhona, Patriarkha Moskovskogo i vseia Rossii, pozdneishie dokumenty i perepiska o kanonicheskom preemstve vysshei tserkovnoi vlasti, 1917— 1943 [Acts of Holy Tikhon, Patriarch of Moscow and All Rus', Subsequent Documents and Correspondence on Canonical Succession of Higher Church Authorities, 1917-1943]. Moscow (in Russian).

Kazakov S., archpriest (2009—2010) "Darokhranitel'nitsa" ["Tabernacle"]. Mir Bozhii, vol. 14, pp. 90-93 (in Russian).

Levitin A., Shavrov V. (1996) Ocherkipo istoriirusskoi tserkovnoismuty [Studies of Russian Church Tumult]. Moscow (in Russian).

Vorob'ev V., archpriest (ed.) (2012) Kifa — Patriarshii Mestobliustitel' sviashchennomuchenik Petr, mitropolit Krutitskii (1862—1937) [Patriarch's Locum Tenens Metropolitan of Krutitsy Petr (Polyanskiy)]. Moscow (in Russian).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.