Научная статья на тему '«Чай и каша» как кормили югорских школьников в годы «Перестройки»'

«Чай и каша» как кормили югорских школьников в годы «Перестройки» Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
79
14
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
школьная столовая / горячее питание / ассортимент продуктов / рацион питания / детское меню / бракераж блюд. / school canteen / hot meals / range of products / dietary ration / children menu / food quality control.

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Кирилюк Денис Валериевич

Данная статья посвящена вопросам организации питания в школах Ханты-Мансийского автономного округа в годы «перестройки». В ней анализируются достижения и трудности местных властей по обеспечению школ помещениями столовых, мебелью и посудой, а также в области качества детского питания. Отдельно рассматриваются особенности меню в школьных столовых, стоимости продуктов и факты многочисленных злоупотреблений со стороны местных работников в организации школьных обедов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Кирилюк Денис Валериевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

«TEA AND PORRIDGE...»: NUTRITION OF YUGRA REGION SCHOOLCHILDREN DURING THE «PERESTROIKA» YEARS

This article is devoted to the organization of nutrition at schools of Khanty-Mansiysk Autonomous Okrug during the «perestroika» years. The following subjects are analized in the article: the achievements and difficulties of the local authorities in providing schools with canteens, furniture and dishes, and in the field of quality of children nutrition. The other subjects as the features of menu in school canteens, product cost, and the numerous facts of abuse by local workers in the organization of school lunches were examined separately.

Текст научной работы на тему ««Чай и каша» как кормили югорских школьников в годы «Перестройки»»

YAK 613.2:371.72(091 )(571.122) ББК 51.28г(2Рос-4Тюм-2Хан)

A.B. КИРИЛЮК

D.V. KIRILYUK

«ЧАИ И КАША...»: КАК КОРМИЛИ ЮГОРСКИХ ШКОЛЬНИКОВ В ГОАЫ «ПЕРЕСТРОЙКИ»

«TEA AND PORRIDGE...»: NUTRITION OF YUGRA REGION SCHOOLCHILDREN DURING THE «PERESTROIKA» YEARS

Данная статья посвящена вопросам организации питания в школах Ханты-Мансийского автономного округа в годы «перестройки». В ней анализируются достижения и трудности местных властей по обеспечению школ помещениями столовых, мебелью и посудой, а также в области качества детского питания. Отдельно рассматриваются особенности меню в школьных столовых, стоимости продуктов и факты многочисленных злоупотреблений со стороны местных работников в организации школьных обедов.

This article is devoted to the organization of nutrition at schools of Khanty-Mansiysk Autonomous Okrug during the «perestroika» years. The following subjects are analized in the article: the achievements and difficulties of the local authorities in providing schools with canteens, furniture and dishes, and in the field of quality of children nutrition. The other subjects as the features of menu in school canteens, product cost, and the numerous facts of abuse by local workers in the organization of school lunches were examined separately.

Ключевые слова: школьная столовая, горячее питание, ассортимент продуктов, рацион питания, детское меню, бракераж блюд.

Key words: school canteen, hot meals, range of products, dietary ration, children menu, food quality control.

Создание условий для питания учащихся Ханты-Мансийского автономного округа долгие десятилетия находилось в числе проблем, с которыми не могли справиться государственно-партийные власти края. Этому способствовал целый ряд объективных причин: большая удалённость региона от центра страны, крайняя неразвитость транспортной системы Югры, значительно препятствовавшие своевременному завозу необходимых продуктов питания в округ, и в школы, в частности. С другой стороны, в решении данного вопроса не лучшим образом сказывались и иные особенности жизни Обского Севера. Школьная сеть края развивалась довольно неравномерно, сами общеобразовательные учреждения нередко находились друг от друга на больших расстояниях и представляли собой маленькие заведения, где работали 1-2 учителя на несколько десятков детей. В подобных условиях обеспечить детей не то, что горячим питанием, но даже буфетами было весьма непросто.

С открытием нефтегазовых месторождений округа, ситуация стала стремительно меняться в лучшую сторону. К концу 1970-х гг. подавляющее большинство городских школ ХМАО и значительная часть сельских школ были оборудованы школьными столовыми, вследствие чего девять десятых детей региона регулярно получали горячее питание. В начале 1980-х гг. государственно-партийные власти Ханты-Мансийского автономного округа продолжали планомерную работу по улучшению доступности, а также качества питания учащихся Югры. К примеру, только в 1982 г. количество посадочных мест в школьных столовых и буфетах в регионе увеличилось на 1500 единиц [3, л. 15].

Кроме того, постоянно увеличивались масштабы складских помещений, необходимых для хранения при школах продуктов питания. Так, в том же 1982 г. мощность овощехранилищ только пришкольных интернатов возросла на 70 тонн [3, л. 15]. Все вместе это позволило охватить горячим пита-

нием уже 95 процентов школьников Ханты-Мансийского автономного округа [3, л. 15]. Причём, по сути, впервые в отчётных документах начинает подниматься вопрос не только об обеспечении детей горячим питанием, но и о качестве этого питания, что свидетельствует о переходе от количественных показателей к качественным в оценке данного вопроса.

Надо сказать, что уже в середине 1980-х гг. и здесь уже было что продемонстрировать проверяющим инспекторам. К примеру, как следует из документов, качественно было организовано и питание воспитанников некоторых интернатов Югры. Подтверждением этому была ситуация в начале «перестройки» в Нефтеюганске. Во-первых, к середине 1980-х гг. здесь была реконструирована столовая интерната, вследствие чего дополнительно появилось 80 посадочных мест. Во-вторых, дети посещали столовую четыре раза в день. Такое советское понятие как «детодень» (норма потребления ребёнком продуктов) выполнялось не только по сумме калорий, но и по содержанию потреблявшихся продуктов питания [3, л. 27]. В итоге, к 1985 г. количество посадочных мест в школьных столовых и буфетах увеличилось на 2890 мест, а обеспеченность детей горячим питанием достигла к началу «перестройки» 98,6% от общего числа учащихся [3, л. 7].

Тем не менее, исходя из имеющихся у нас сведений, мы можем утверждать, что в организации питания школьников ХМАО в годы «перестройки» продолжали наблюдаться и определённые хозяйственные трудности. В первую очередь, к ним следует отнести проблему не освоения денежных средств, выделявшихся государством на нужды питания детей - воспитанников школ-интернатов. При этом основной причиной этого не освоения заведующий окроно В.А. Васильков назвал несвоевременное перечисление денег районными отделами народного образования в торговую сеть и невыполнение планов по контингентам школьников [3, л. 29].

Кроме того, во многих школах Ханты-Мансийского автономного округа продолжала оставаться проблемой невысокая вместимость школьных столовых. В годы «перестройки» нормой считалось наличие 25-ти посадочных мест на 100 учащихся [5, л. 41]. В реальности же этих мест было гораздо меньше. К примеру, в Кондинской средней школе № 1 в 1990 г. на 670 учащихся приходилось 80 посадочных мест, т. е. более чем в два раза меньше нормы. В Кондинской средней школе № 2 на 278 школьников имелось в наличии 40 посадочных мест, а в Междуреченской средней школе № 1 на 1050 учащихся имелась школьная столовая на сто человек [5, л. 41], т. е. в 2,5 раза меньше нормы. Фронтальные проверки школ других районов показали наличие таких же проблем и на соседних территориях. К примеру, в Берёзовском районе при проверке Казымской национальной школы в 1987 г. оказалось на 392 учащихся приходилось 50 посадочных мест в школьной столовой [4, л. 32], т. е. вновь почти в два раза меньше нормы.

Схожая проблема наблюдалась и в отношении площадей производственных помещений и пищеблоков школьных столовых. Часто они были столь малы, что это с трудом позволяло обеспечить поточность изготовления блюд для детей, не было возможности установить дополнительное технологическое оборудование [5, л. 41]. Кроме того, в силу причин финансово-материального характера медленно строились в некоторых районах, например, в Кондин-ском, в годы «перестройки» пристрои к школам, где должны были размещаться школьные столовые. Эти пристрои предполагалось сдать до конца 1990 г. Не везде было организовано питание школьников по абонементам [5, л. 41].

Подобное положение дел не выглядит удивительным, учитывая тот факт, на некоторых территориях Югры и в конце «перестройки» многие школы продолжали функционировать в приспособленных, ветхих и даже аварийных помещениях. Так, в 1989 г. было установлено, что в Октябрьском районе из 22-х местных школ шесть работали в аварийных зданиях, а 14 - в приспособленных помещениях! [5, л. 5]. Несколько лучше было положение в Бе-лоярском районе, где из 11-ти школ две числились как приспособленные и

одна - как ветхая [5, л. 152] (т. е. 25% школ, тем не менее, не соответствовали нормам). Это не позволяло местным руководителям обеспечить нормальную работу школьных столовых, т. к. сначала необходимо было решить вопрос с получением школами новых, соответствующих требованиям времени площадей. Не случайным было признание инспекторов, что во всем Берёзовском районе столовые и буфеты в школах, особенно в школах-интернатах были размещены в тесных, приспособленных помещениях [4, л. 115].

Ряд справок и актов проверки общеобразовательных учреждений Ханты-Мансийского автономного округа в 1985-1991 гг. также содержит прямые и косвенные указания на то, что в организации питания школьников к концу «перестройки» не были устранены все предыдущие недоработки. Например, в 1990 г. в аналитической записке по проверке школ Берёзовского района указывалось на то, что в районе в 1986-1990 гг. действовала целевая программа «Здоровье», которая, однако, основное внимание уделяла строительству больничных учреждений и почти не касалась вопросов организации питания детей, профилактике вредных привычек и пропаганде здорового образа жизни [5, л. 115]. То есть недочёты в работе школьных столовых в районе продолжали сохраняться.

Вместе с тем, перечисленные трудности не умаляли масштабов достигнутых результатов. Охват учащихся школ Ханты-Мансийского автономного округа, по крайней мере, по официальным данным, продолжал увеличиваться в течение всех лет «перестройки», достигнув в 1990 г. фактически стопроцентных значений. Особенно заметным этот прогресс был в школах Кон-динского района. Так, в рассматриваемое время, согласно местным отчётам, охват горячим питанием учащихся школ этой территории составил 99% [5, л. 40]. Ещё больших результатов не позволяло добиться только то обстоятельство, что в районе числилось 5 начальных малокомплектных школ с небольшим количеством учащихся (5-6 человек), которые имели возможность питаться дома [5, л. 40].

Кондинский район лидировал и в решении других вопросов, связанных с питанием детей. К примеру, большое внимание здесь уделялось детям из многодетных и малообеспеченных семей. Все они получали либо бесплатное питание, либо государство компенсировало половину его стоимости [5, л. 40]. Подобные факты, конечно же, были удивительны с учётом сохранявшейся в стране идеи социализма, но, с другой стороны, свидетельствовали о немалых достижениях государства в обеспечении детей приемлемыми условиями для учёбы. В целом, тем не менее, бесплатное питание относилось только к малообеспеченным детям и, как указывают материалы проверок отдельных школ округа, например, в Берёзовском районе, им пользовалось абсолютное меньшинство учащихся (до 10-ти процентов от общего числа) [4, л. 59].

Руководство школьным образованием Кондинского района не собиралось останавливаться на достигнутых рубежах. С 1989 г. в районо уже имелся перспективный план по организации горячего питания учащихся, было спланировано также самообеспечение школьных столовых овощами и картофелем. Помимо этого, в районе имелся отдельный перспективный план по созданию пришкольных участков и теплиц, перспективный план строительства овоще- и фруктохранилищ, рассчитанный до 1995 г. [5, л. 40]. В районе также начались соревнования в форме смотров-конкурсов на лучшую организацию общественного питания учащихся [5, л. 40]. Во многом подобные мероприятия стали выставкой достижений школ в решении данного вопроса.

Все школьники Кондинского района питались в соответствии с цикличным двухнедельным меню обедов для учащихся 8-10 классов общеобразовательных школ, рекомендованное Управлением общественного питания, Главным управлением народного образования облисполкома [5, л. 40]. Это позволяло добиться высоких показателей в качестве питания. По сути, была создана весьма эффективная система организации детского питания, во многом сохранившаяся в Югре и в постсоветский период.

При этом поставка мясных и молочных продуктов в школы Югры в 1985-1991 гг., как правило, была организована на очень хорошем уровне. Это относилось не только к школам районов активного нефтегазового освоения, но даже и к территориям со слабым уровнем развития транспорта и иной инфраструктуры, например, в Кондинском районе в 1990 г. [5, л. 41]. Здесь учащимся своевременно доставляли овощи и фрукты. В каждой школьной столовой района ежедневно организовывались витаминные столы, в ассортимент которых входили различные соки, салаты из квашеной капусты, винегреты, свежемороженые ягоды [5, л. 41].

Не вызывало нарекания и качество приготовления еды для школьников [5, л. 41]. За этим процессом, за так называемым бракеражем блюд, как и за соблюдением различных санитарных норм следили медицинские работники школ. Они же содействовали работе по обогащению школьных продуктов витамином «ц». В 1990 г. лишь в одной школе Кондинского района не имелось в штате собственного медицинского работника [5, л. 41]. Аналогичный контроль со своей стороны осуществляли также родительские комитеты при школах [5, л. 41].

Представляет также определённый интерес и вопрос о том, каким образом осуществлялось снабжение продуктами питания школьных столовых. Судя по имеющимся документальным сведениям, единой системы снабжения в Ханты-Мансийском автономном округе в годы «перестройки» не существовало. К примеру, в 1990 г. в Кондинском районе главными снабженцами выступали Райрыбкооп и ОРС ЛПК [5, л. 41]. Каждый из этих поставщиков обладал своими каналами приобретения продуктов. Однако, как указывают документы, работа Отдела рабочего снабжения Лесоперерабатывающего комбината, по крайней мере, в Кондинском районе в 1985-1991 гг. была более эффективной [5, л. 41]. В крупных городах Югры, таких как Сургут, снабжение продуктами школьных столовых со стороны ОРСов также оказалось более эффективным [2, л. 87].

Успехи советского государства в обеспечении всех югорских детей питанием были столь очевидными, что данный вопрос постепенно стал сниматься с повестки дня отделов народного образования Ханты-Мансийского автономного округа. К примеру, в том же Кондинском районе вопрос об организации горячего питания в школах был актуален до начала 1988-1989 уч. г., а затем был снят с контроля в связи с выполнением предложений предшествующих проверок [5, л. 40].

Однако сравнение имеющихся сведений позволяет утверждать, что другие районы округа решали подобные проблемы более медленными темпами. Например, проверка школ Белоярского района в 1989 г. установила, что лишь 86% детей были обеспечены горячим питанием [5, л. 152]. Более того, в некоторых школах Ханты-Мансийского автономного округа в годы «перестройки» продолжало вызывать нарекания проверяющих инспекторов и организация и качество питания в школьных столовых.

Как показала реальная практика, по-прежнему не во всех школах края была решена проблема даже с помещениями и мебелью школьных столовых. Прогрессивным изменением здесь было то, что теперь речь шла не о нехватке мебели как таковой, а о нехватке специальной мебели. Так, в Берёзовской вспомогательной школе-интернате в 1987 г. обнаружилось отсутствие столов с гигиеническим покрытием [4, л. 125]. Но к числу массовых подобные факты не относились.

Сложнее обстояло дело с питанием. Например, в 1987 г. при проверке Казымской национальной средней школы Берёзовского района выяснилось, что ассортимент продуктов в школьной столовой был бедным и не соответствовал нормам детского питания [4, л. 32]. Там же, в Берёзовской вспомогательной школе-интернате контролирующими специалистами было выявлено, что дети недостаточно обеспечивались рыбными и молочными блюдами, растительным маслом, яйцами [4, л. 125].

Большие проблемы в организации питания школьников имелись также в интернатах. Так, проверка интерната при Казымской национальной школе Берёзовского района показала, что складские помещения, где хранились продукты, не выдерживали никакой критики. В беспорядке, в кучу были свалены мешки с мукой, сахаром, крупами, часть из которых уже была проедена мышами. При этом никто даже не догадался сделать ёмкости для хранения сыпучих продуктов, а рядом валялись музыкальные инструменты, которыми тоже никто не пользовался [4, л. 32]. Другие пришкольные интернаты этого района также из-за отсутствия овощехранилищ не обеспечивались овощами на всю зиму [4, л. 116], что и создавало бедный рацион питания детей. Данные хранилища предполагалось создать в течение 19871990 гг. [4, л. 119]. Но в условиях кризиса советской государственности начала 1990-х гг., как указывают документы, не все эти проекты были реализованы к концу «перестройки».

Весьма посредственно в целом ряде общеобразовательных учреждений решался также вопрос о контроле за качеством школьного питания. Например, в Берёзовской вспомогательной школе-интернате в 1987 г. школьный инспектор зафиксировала факты отсутствия пробы блюд перед раздачей детям и отсутствия соответствующих записей в бракеражном журнале [4, л. 125]. Не случайно, воспоминания людей, учившихся в школе в годы «перестройки» отличают фразы о том, что кормили в школьной столовой невкусно1.

Ещё одним любопытным вопросом было отношение советских государственных органов власти к понятию «качественное питание». К примеру, в 1987 г. местные школьные повара были подвергнуты критике за то, что включали в детское меню дорогостоящие консервированные продукты: борщи, рассольники, рыбные консервы [4, л. 125]. Это заметно контрастировало с борьбой окружных школьных властей против бедного рациона детского питания.

Не обошлось и без фактов откровенного нарушения технологии приготовления отдельных блюд, которые могли быть связаны с хищениями продуктов. Так, в 1987 г. в Берёзовской вспомогательной школе-интернате обнаружился факт отсутствия нужного контроля за закладкой продуктов в школьные блюда. К примеру, в меню 12 февраля этого года при проверке мяса в блюде оказалось на 3,5 килограмма меньше нормы и наоборот сыра - на 1 килограмм больше. При этом сливочное масло и сухое молоко и вовсе не были взвешены [4, л. 125].

Печальный итог подвела финансовая ревизия школьных столовых Бе-рёзовского района 1987 г. Выявились многочисленные злоупотребления с использованием положенных продуктов питания для учащихся района. Оказалось, что в рационе питания многих образовательных учреждений, особенно пришкольных интернатов, отсутствовали овощи, фрукты, свежее молоко, творог, яйцо [4, л. 153]. При этом часть продуктов откровенно разворовывалась хозяйственными работниками, а те отчёты, которые предоставлялись были «шиты белыми нитками». Например, в декабре 1986 г. по Ванзетурскому интернату на 46 воспитанников было списано 1330 кг картофеля, то есть по 330 килограмм на каждого! Согласно меню Сосьвинского интерната, в то же время на 114 воспитанников было потрачено 160 кг мяса, притом, что в рационе преобладали блюда с фрикадельками и было списано 520 банок [4, л. 153]. В Ванзетурском интернате в течение 10 дней января 1987 г. в меню мясо отсутствовало напрочь [4, л. 153].

Для того, чтобы сэкономить на питании детей, отдельные школьные повара и сотрудники школьных столовых систематически включали в меню макаронные изделия, каши и практически исключили оттуда целые группы товаров, например, соки или молоко. Так, по меню Тегинского интерната в это время производилось бесконтрольное списание молока. Только в ноябре

1 Личный архив автора.

1986 г. было списано сверх нормы 575 и 600 литров молока соответственно [4, л. 153]. В Ванзетурском интернате в течение десяти дней января 1987 г. была запланирована на детей всего одна банка сока [4, л. 153].

В связи с этим, средний вид меню в школьной столовой в югорском интернате выглядел достаточно скудно. Завтрак: каша, чай. Обед: одно блюдо, омлет, чай. Ужин: каша, чай. Фактический денежный расход на одного воспитанника в сутки в Ванзетурском интернате составлял 1 рубль 16 копеек, в Казымском интернате - 1 рубль 41 копейку, Сарампульскому интернату -1 рубль 70 копеек, по Берёзовской вспомогательной школе-интернату -

1 рубль 82 копейки при норме 1 рубль 83 копейки для школ-интернатов и

2 рубля 1 копейка - для вспомогательных школ! [4, л. 153]. Систематически не осваивались средства, выделяемые на питание и в ряде школ других районов [1, л. 67].

Наконец, даже вопросы общего санитарно-гигиенического состояния школьных столовых Югры в реальной повседневной жизни все ещё не были решены и продолжали периодически встречаться в отчётах окружного управления народным образованием региона. Подтверждением этому могут служить слова о том, что в отдельных школах Ханты-Мансийского автономного округа в 1987 г. нарушался режим мытья посуды [4, л. 125]. Контроль за этой работой местные руководители неоправданно пытались возложить на медицинских работников школ и профком [4, л. 132]. Подобные случаи могли самым неблагоприятным образом сказаться на здоровье детей.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что в организации питания школьников в Ханты-Мансийском автономном округе в 1985-1991 гг. наблюдались как заметные успехи, так и неразрешимые проблемы. Очевидным достижением было обеспечение подавляющего большинства учащихся (8699%) горячим питанием, создание и реализация планов по строительству новых овоще- и фруктохранилищ, усиление контроля за рационом и качеством школьных блюд. С другой стороны, эта работа на территории Югры проводилась весьма неравномерно, во многом зависела от местных условий, а также от способностей и энергии местных руководителей. Поэтому в ряде школ ХМАО, особенно в Берёзовском, Белоярском и Советском районах, в рассматриваемое время сохранялись проблемы и с вместимостью школьных столовых, и с условиями хранения продуктов, и с качеством питания учащихся.

Литература

1. Государственный архив Ханты-Мансийского автономного округа (далее -ГАХМАО). Ф. 5. Оп. 1. Д. 768.

2. ГАХМАО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 769.

3. ГАХМАО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 771.

4. ГАХМАО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 819.

5. ГАХМАО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 883.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.