Научная статья на тему 'Политехнизация и трудовое обучение в школах Ханты-Мансийского округа в 1950-1980-е гг'

Политехнизация и трудовое обучение в школах Ханты-Мансийского округа в 1950-1980-е гг Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
151
23
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ПОЛИТЕХНИЗАЦИЯ / ТРУДОВОЕ ОБУЧЕНИЕ / ШКОЛЬНАЯ РЕФОРМА / УЧЕБНЫЙ ПРОЦЕСС / POLYTECHNIZATION / LABOR EDUCATION / SCHOOL REFORM / EDUCATIONAL PROCESS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Кирилюк Денис Валериевич

В статье анализируется идея политехнизации советской школы и её реализация в школах Ханты-Мансийского округа в 1950-1980-е гг. Кроме того, автор делает попытку показать основные трудности организации трудового обучения в местных школах. Результаты государственной школьной политики в данных вопросах рассматриваются как совокупность ряда объективных и субъективных факторов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE POLYTECHNIZATION AND LABOR EDUCATION AT THE SCHOOLS OF KHANTY-MANSYSK REGION IN 1950-1980 th

The idea of Soviet school polytechnization and its realization at Khanty-Mansysk region schools in 1950-1980 th is analyzed in this article. Besides the author makes an attempt to show the main problems in the organization of labor education in the local schools. The results of the state school politics are analyzed as the scope of objective and subjective factors.

Текст научной работы на тему «Политехнизация и трудовое обучение в школах Ханты-Мансийского округа в 1950-1980-е гг»

ББК 74.263(2Рос-4Тюм-6Хан) YAK 372.86(091 )(571.122)

Д.В. КИРИЛЮК

D.V. KIRILYUK

ПОЛИТЕХНИЗАУИЯ И ТРУДОВОЕ ОБУЧЕНИЕ В ШКОЛАХ ХАНТЫ-МАНСИЙСКОГО ОКРУГА В 1950-1980-е гг.

THE POLYTECHNIZATION AND LABOR EDUCATION AT THE SCHOOLS OF KHANTY-MANSYSK REGION IN 1950-1980th

В статье анализируется идея политехнизации советской школы и её реализация в школах Ханты-Мансийского округа в 1950-1980-е гг. Кроме того, автор делает попытку показать основные трудности организации трудового обучения в местных школах. Результаты государственной школьной политики в данных вопросах рассматриваются как совокупность ряда объективных и субъективных факторов.

The idea of Soviet school polytechnization and its realization at Khanty-Mansysk region schools in 1950-1980th is analyzed in this article. Besides the author makes an attempt to show the main problems in the organization of labor education in the local schools. The results of the state school politics are analyzed as the scope of objective and subjective factors.

Ключевые слова: политехнизация, трудовое обучение, школьная реформа, учебный процесс.

Key words: polytechnization, labor education, school reform, educational process.

На протяжении всего периода своего существования советская общеобразовательная школа находилась под властью нескольких основных идей организации обучения молодёжи. Одной из наиболее живучих из них стала идея политехнизации школьного образования. Организация данной работы в школах Ханты-Мансийского округа рассматривалась на совещаниях органов народного образования региона почти весь рассматриваемый период. Трудовое обучение чаще всего связывалось с идеей политехнизации школы, бравшей свои истоки ещё в 1930-е гг.

Обратимся вначале к определению термина «политехнизация». В большинстве современных толковых словарей этот термин трактуется как «ознакомление учащихся школ в теории и на практике с основными отраслями производства» [16]. Если рассматривать политехнизацию школы с этой точки зрения, то она, безусловно, имеет большое значение для развития экономической и социальной сфер общества. Однако в Советском Союзе реализация данной идеи, на наш взгляд, была значительно отягощена двумя обстоятельствами: высокой степенью политизированности этого вопроса и крайней бедностью самой советской экономики, особенно в провинции.

В чём же конкретно выразилась политизация названной идеи? Ещё на XV Всероссийском съезде Советов в мае 1931 г. было заявлено: «Политехническая школа должна явиться в руках советской власти одним из средств уничтожения деления общества на классы, ликвидации противоречий между городом и деревней и устранения разрыва между физическим и умственным трудом» [15].

Не только с позиции сегодняшнего дня, но даже в сравнении с развитием социально-экономической жизни в ведущих капиталистических странах рассматриваемого времени, такая цель имела двоякий смысл. С одной стороны, она во многом соответствовала текущим потребностям экономики (подготовке кадров для дальнейшей индустриализации страны). С другой стороны,

на наш взгляд, деклассирование общества, нежелание руководства Советского Союза допускать разделение физического и умственного труда затрудняло послевоенный научно-технический прогресс государства.

В первые послевоенные годы трудности восстановительного периода на короткое время сделали эту идею менее актуальной. Однако уже в начале 1950-х гг. в Ханты-Мансийском национальном округе снова стали предприниматься попытки политехнизации школы. В отчётах учреждений общего образования появилась отдельная графа, посвящённая данной проблеме, учителя в своей повседневной работе должны были отвечать и за это направление обучения.

Тем не менее, учитывая многие вышеназванные трудности материального плана, подобная политехнизация порой принимала односторонний, теоретический характер. Так, в 1952-1953 уч. г. в отчёте Варьёганской школы Сургутского района отмечалось, что учащимся первого класса прививались следующие политехнические знания: описание труда самоотверженных советских людей на передовых производствах. Кроме того, при чтении отдельных статей таких как «На обувной фабрике» и «Знатный человек», учащиеся изучали жизнь отдельных ударников труда, а также рассказывали о работе своих родителей. Схожая ситуация наблюдалась и в других школах [1, л. 92, 98]. Лишь проводимые в эти годы экскурсии школьников региона в колхозы Ханты-Мансийского национального округа [1, л. 99] являлись реальным отражением государственно-партийного понимания политехнизации школы в те годы.

Не менее сомнительно идеи политехнизации реализовывались и на уроках математики. Все той же школой отмечалось, что дети в рамках данной идеи, учились измерять расстояние шагами, метрами [1, л. 92]. Учащиеся самых младших классов изготовляли различные изделия и игрушки из дерева. Это были сани, самолёты, автомобили и даже самодельные шахты [1, л. 93]. Несмотря на то, что подобные мероприятия в целом положительно влияли на воспитание трудолюбивой молодёжи, прямого отношения к задачам политехнизации они не имели.

С другой стороны, благодаря стараниям органов народного образования региона и педагогических коллективов югорских школ отчасти содействовала улучшению хозяйственной жизни и промыслов коренных народов Севера. В частности, дети учились ухаживать за оленями, ловить их арканами, самостоятельно запрягать и управлять этими животными [1, л. 93]. Но даже в обучении детей коренных народов Севера одновременно с этим наблюдались признаки потери школьниками интереса к традиционным национальным занятиям и промыслам: оленеводству, рыболовству и другим. Виной этому была оторванная от семьи, интернатная система их обучения [20, с. 20].

Несмотря на выявленные трудности политехнизации советской школы, в 1958 г. центральные органы власти объявили о начале новой школьной реформы. «Закон об укреплении связи школы с жизнью»1958 г. определял основные положения школьной реформы, предполагавшей существенную реорганизацию общеобразовательной школы и введение основ производственного обучения учащихся. Этот закон фактически продолжал развивать идеи политехнизации школ, возникшие задолго до Второй мировой войны.

Однако реальная жизнь вносила свои коррективы в планы руководства страны. Имеющиеся у нас сведения позволяют говорить о том, что политехнизация обучения была оправдана в крупных городах центра страны. Так, по данным музея школы № 363 в Москве уже в середине 1950-х гг. были созданы образцовые мастерские для мальчиков, а также вышивальные классы для девочек [14]. Можно также лишь отчасти согласиться с мнением исследовательницы Файзуллиной Н.К., что политехнизация имела позитивное значение для отдельных территорий Сибири, например, Омской области, развитой в промышленном и сельскохозяйственном отношении [20, с. 25].

Но какую политехнизацию могла провести, оторванная на тысячи километров от промышленных центров, югорская школа? Здесь, на наш взгляд, проявился ещё один недостаток государственно-партийной политики - стремление к безусловному выполнению постановлений центра во всех без исключения регионах, даже там, где это неоправданно или и вовсе невозможно.

На территории Сургутского района идеи трудового воспитания в конце 1950-х - начале 1960-х гг. нашли своё отражение, прежде всего, в попытке соединить обучение школьников с производительным трудом посредством организации производственной практики учащихся на промышленных предприятиях и в колхозах. Известный старожил города Сургута А.Н. Сибирцев вспоминал, что учащиеся школ занимались благоустройством пришкольных территорий. Совместными усилиями педагогов, родителей и учеников было высажено до пяти тысяч деревьев, в результате чего получилась прекрасная аллея выпускников, огромная берёзовая роща. Один из выпускных классов, которым руководила историк школы Калентьева Евгения Ивановна, в полном составе ушёл работать в совхоз на целый год [18, с. 53]. В организации трудового воспитания активно использовались примеры взрослых, детям повсеместно рассказывалось о значимости труда как такового.

В начале 1960-х гг. в совершенствовании трудового обучения в Сургутском районе удалось достигнуть и заметных успехов. К примеру, В.П. Бирюков, бывший в 1960-1964 гг. директором Сургутской средней школы № 1, вспоминал, что школа силами учителей и учащихся создала хорошую мастерскую на два цеха - столярный и слесарный. Удалось создать также «шикарный пришкольный участок, где выращивали овощи» [12, с. 4-5]. Однако подобные успехи во многом стали возможным благодаря шефству над школой первых нефтяников - Сургутской нефтеразведочной экспедиции Ф.К. Салманова.

Тем не менее, в условиях рассматриваемого времени трудовое обучение школьной молодёжи натолкнулось на уже ранее называвшиеся проблемы: бедную материально-техническую базу большинства школ и многих предприятий, отсутствие квалифицированных кадров преподавателей. Её отличительной чертой было также отсутствие продуманности и последовательности. На практике она обычно выливалась в оказание детьми помощи колхозам в заготовке кормов и уборке урожая [3, л. 96-97]. Но, пожалуй, самым главным неразрешённым вопросом осталось нежелание сотрудников местных предприятий заниматься организацией работы с детьми. Об этом свидетельствуют результаты обсуждения проблем трудового воспитания на областном совещании педагогов.

Не лучшим образом идея политехнизации и её внедрение в практику работы образовательных учреждений влияли на послешкольные перспективы молодого человека. Для поступления в вуз отныне был нужен производственный стаж, что делало труд на предприятии формальным. Выпускники школ стали воспринимать его лишь как ступеньку на пути к попаданию в высшее учебное заведение [19, с. 87]. Если же учесть тот факт, что низкая заинтересованность в результатах своего труда у рабочих и крестьян была системной проблемой советской экономики [2, с. 20], [20, с. 22], то подобные процессы в югорских школах ещё больше снижали заинтересованность молодёжи к работе на производстве.

Не случайно, что в последующие годы наблюдались все большая формализация идеи трудового обучения. В 1966 г. в Постановлении ЦК КПСС и Совета Министров СССР «О мерах дальнейшего улучшения работы средней общеобразовательной школы» было отражено стремление интенсифицировать эту работу и с помощью трудовых усилий населения решить финансово-материальные трудности школы. Сопутствующим процессом должно было стать трудовое воспитание советских школьников, формирование у них чувств ответственности, любви к труду, глубокого уважения к принципам социалистического общества.

Однако в реальности реформа с каждым днём уходила все дальше от своей цели. Уже в 1966 г. обязательная производственная практика учащихся была отменена [12, с. 4-5]. Позже, во второй пол. 1960-х - 1970-е гг. были зафиксированы многочисленные случаи отказа молодёжи работать по тем специальностям, по которым они в рамках политехнизации долгое время обучались в школе [6, л. 102]. Более того, постепенно забрасывались даже те трудовые начинания, которые были успешными в 1950-1960-е гг [13, с. 76]. В школьных документах все реже встречается термин «политехнизация», чаще всего упоминается менее амбициозное словосочетание - «трудовое обучение».

В 1970-е гг. трудовое обучение югорских школьников происходило в значительной степени по инерции. Заметным явлением в организации данной работы среди школьников в первой пол. 1970-х гг. было социалистическое соревнование различных уровней. Чаще всего оно проходило под девизом «Предприятие-школа, бригада-класс». Наиболее качественно в рассматриваемый период эта работа была поставлена в городе Урае, где существовало аж 9 предприятий и 63 производственных бригады, а непосредственно с учащимися работало 32 вожатых-производственника [4, л. 157-159].

Положительные примеры сотрудничества между общеобразовательной школой и промышленными организациями были отмечены также и в других районах. Так, в Сургутском районе оказался в центре внимания окружного комитета КПСС и органов народного образования опыт сотрудничества Локосовской школы и коллектива Куль-Еганского лесхоза, в результате которого появилось на свет школьное лесничество, где ребята занимались посадками деревьев, а также сбором плодов леса [4, л. 157-159].

Кроме того, в конце 1970-х гг. в городах Сургуте и Нефтеюганске были открыты учебно-производственные комбинаты. В 1979-1980 гг. решался вопрос об их открытии в городах Нижневартовске и Ханты-Мансийске. В стадии строительства находился учебный комбинат в поселке Советском. В общеобразовательных школах и учебно-производственных комбинатах округа велась подготовка по 26 специальностям с охватом учащихся 3046 человек, что составляло 26,8% от общего числа учащихся 9-10 классов [7, л. 141].

Однако в течение первой пол. 1970-х гг., несмотря на все усилия окруж-кома КПСС и окружного отдела народного образования, организация данного компонента воспитания школьников по-прежнему находилась на неудовлетворительном уровне. Например, собрание коммунистов школ и средних специальных заведений Сургута в 1975 г. отмечало, что трудовое воспитание и профессиональная ориентация учащихся являлась одной из наиболее острых нерешённых проблем в городе [5, л. 4].

Впоследствии заведующий окружным отделом народного образования А.А. Котов в 1980 г. подытожил и во многом повторил наличие в ХМАО вышеназванных трудностей. По его словам, проблема несоответствия комплектования трудовых профилей потребностям экономики Среднего Приобья стала носить окружные масштабы. Так, обучение обработке ткани в ХМАО в 1979-80 уч. г. проходило 253 десятиклассника, а получили соответствующую квалификацию 91 учащийся. Из них, в конечном счёте, было трудоустроено лишь 21 человек, которые своё профессиональное образование продолжать не стали.

Ещё более показательный пример был зафиксирован в Ханты-Мансийском районе. Во всех районных средних школах девочки изучали швейное дело и ни одна из них не получила изучаемую квалификацию. Кроме того, ни одна из названных учениц района не трудоустроилась и не продолжила обучение по профилю. Такие же примеры отмечались в Кондинском и Советском районах [6, л. 102].

Имеющиеся в нашем распоряжении данные позволяют также говорить о том, что, начиная со второй пол. 1970-х гг., несмотря на внешние статистические успехи, в организации трудового воспитания школьной молодежи

появились новые проблемы. Одним из подобных эпизодов стало некоторое падение интереса педколлективов школ к обустройству пришкольных территорий, парков посредством труда учащихся. Об этом свидетельствуют воспоминания учителей края [13, с. 76].

Несмотря на то, что идеи политехнизации и трудового обучения к середине 1980-х гг. выявили на территории Ханты-Мансийского округа серьёзные проблемы, высшее советское руководство настойчиво продолжало проводить данную политику в жизнь. Очередное продолжение она нашла в реформе общеобразовательной школы страны в 1984 г. В постановлении Верховного Совета СССР от 12 апреля этого года говорилось, что новая реформа развивает ленинские идеи о единой, трудовой, политехнической школе и её роли в формировании нового человека [17]. Кроме того, местным властям, а также руководителям предприятий, колхозов и совхозов было предписано «осуществить конкретные мероприятия по организации трудового обучения и воспитания, общественно полезного, производительного труда, профессиональной ориентации школьников. Обеспечить на каждом рабочем месте учащихся безопасные условиях их труда» [17].

Однако реалии начавшейся в стране «перестройки» оказались далеки от установок правящей коммунистической партии. Взятые на вооружение экономической политики ещё А.Н. Косыгиным в середине 1960-х гг. принципы хозрасчета и рентабельности, в середине 1980-х гг. окончательно стали превращать Югру в ресурсодобывающий регион. Основными профессиями здесь стали: нефтяник, газовик и энергетик. Они практически не нуждались в подготовке новых кадров со школьной скамьи, т.к. более высокие заработки в данных сферах вполне по-рыночному (через институты, техникумы и училища) успешно решали проблему «кадрового дефицита» для этих производств. Колхозно-совхозная же система, учитывая северный характер региона, была развита достаточно слабо и не могла в полной мере реализовать в Ханты-Мансийском округе данное решение партии. Сами же старшеклассники учиться по сельскохозяйственному профилю в подавляющем большинстве также отказывались [11, л. 22].

Тем не менее школы продолжали отчитываться от деятельности по трудовому обучению и воспитанию учащихся. В регионе удалось в рассматриваемые годы организовать производительный труд на предприятиях для учащихся старшего звена. Этому способствовало значительное улучшение материальной базы самих школ. К примеру, в Сургуте уже в 1985 г. каждая школа имела свой земельный участок, а каждая вторая школа - собственную теплицу, что позволяло задействовать школьников в опытно-огороднической работе. Помимо этого, все общеобразовательные учреждения имели мастерские по техническому и обслуживающему труду, оборудованные всеми необходимыми станками и инструментами [9, л. 9-10, 15]. Все городские школы удалось обеспечить учителями труда [9, л. 15].

Определённым новшеством в этом смысле было лишь то, что наряду с термином «трудовое обучение» в годы «перестройки» стали часто использовать более современный термин «экономическое образование». Но его практическое содержание было схожим с трудовым обучением предыдущих лет с поправкой на идеи экономии и рентабельности. Так, в 1987 г. учащиеся школ г. Ханты-Мансийска через классные часы, экскурсии и встречи, а также на уроках обслуживающего труда знакомились с расценками предприятий, с экономией материалов, ниток, используя при шитье приспособление для обрыва ниток [11, л. 11]. Такой же характер имели и уроки технического труда, где школьники учились экономии древесины и металла, умению использовать отходы производства [11, л. 11].

При этом учащиеся в большинстве случаев никакого вознаграждения за свою работу не получали. Окружной отдел народного образования отмечал, что это касалось даже тех случаев, когда они осуществляли работы, необходимые школе - подклеивали учебники, чинили школьную мебель и т.д.

Более того, в угоду политической конъюнктуре предполагалось также, несмотря ни на что, организовать труд на предприятиях школьников среднего и младшего звеньев [11, л. 12]. В школах стали внедряться кабинеты труда для 1-3 классов [11, л. 19]. В этих кабинетах младшеклассники порой выполняли заказ даже завода по ремонту автомобилей! Они изготавливали картонные прокладки для двигателей [8, л. 12].

В подобных фактах в очередной раз проявились изъяны государственной политики в отношении школ - её чрезмерная политизированность, стремление любой ценой отчитаться о больших успехах. Только так можно объяснить попытки организовать производственную практику для подростков, в силу своего возраста не готовых ещё окончательному выбору будущей профессии и не способных выполнять работу качественно.

Однако ухудшение материального положения местных предприятий в конце 1980-х гг. окончательно не позволили реализовать данные планы. Пришли в упадок и окончательно стали исчезать схемы взаимодействия школ и предприятий. К примеру, в годы «перестройки» прекратились соревнования «бригада - класс», а также работа комиссий содействия семье и школе на предприятиях [11, л. 25]. В сельских районах Ханты-Мансийского автономного округа, например, в Октябрьском районе, эти формы и структуры и вовсе плохо функционировали уже в начале «перестройки» [10, л. 11].

Таким образом, идея политехнизации советской школы, начатая ещё в 1930-е гг., очевидно в 1950-1980-е гг. в Югре имела двоякое значение. С одной стороны, во многом благодаря успехам этой деятельности преодолевались трудности материально-технического снабжения общеобразовательных учреждений. В определённом смысле данные идеи позитивно влияли на характер школьной молодёжи, повышая их ответственность и трудолюбие.

С другой стороны, эта идея натолкнулась на ряд объективных трудностей, преодолеть которые система школьного образования региона оказалась не в состоянии. Во-первых, это слабая материальная база школ, в связи с чем организовать обучение детей по специальностям с высокой квалификацией было довольно сложно. Во-вторых, это командно-административные, а не экономические принципы управления советского руководства, когда вместо повышения заинтересованности людей в результатах своего труда внедрялись идеи «привить любовь к труду». В-третьих, это особенности экономики региона, где фактически отсутствовали развитая промышленность и сфера услуг, преобладал тяжёлый физический труд, популяризовать который было нелегко. Поэтому указанные причины сделали идею политехнизации советской школы в Ханты-Мансийском округе в 1950-1960-х гг. малопродуктивной. Они же, в конечном счёте, в 1970-1980-е гг. подтвердили её бесперспективность. Идеи же трудового обучения школьников в умеренной форме продолжали развиваться в Югре и в постсоветское время.

Литература

1. Архивный отдел Администрации г. Сургута - Сургутский городской архив (далее - СГА). Ф. 12. Оп. 1. Д. 49.

2. Афонасьева, О.В. История сельского хозяйства Среднего Зауралья (19651985 гг.) [Текст] : автореф. дис. ... канд. ист. наук / О.В. Афонасьева. - Тюмень, 2010. - 26 с.

3. Государственный архив социально-политической истории Тюменской области (далее - ГАСПИТО). Ф. 107. Оп. 1. Д. 2137.

4. ГАСПИТО. Ф. 107. Оп. 1. Д. 2275.

5. ГАСПИТО. Ф. 113. Оп. 27. Д. 24.

6. Государственный архив Ханты-Мансийского автономного округа (далее -ГАХМАО). Ф. 5. Оп. 1. Д. 656.

7. ГАХМАО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 657.

8. ГАХМАО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 765.

9. ГАХМАО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 767.

10. ГАХМАО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 768.

11. ГАХМАО. Ф. 5. Оп. 1. Д. 819.

12. Захарова, Л. Виктор Бирюков: «раньше школьники получали более глубокие знания, чем сейчас» [Текст] / Л. Захарова // Новый город. - 2010. -30 янв. - С. 4-5.

13. Кошкарова, Е.А. Милая сердцу профессия [Текст] // Памяти магический кристалл: Воспоминания сургутских учителей / под ред. Ю.А. Дворяшина / Е.А. Кошкарова. - Екатеринбург : ИД «Сократ», 2001. - С. 71-77.

14. Музей школы № 363 г. Москва [Электронный ресурс]. - Режим доступа : http://scool.beon.ru.

15. О всеобщем обучении и политехнизации массовой школы / Известия. - № 64 (4271) от 6.03. 1931 г. [Электронный ресурс]. - Режим доступа : http://www. oldgazette. ru/izvestie/06031931/index1.html.

16. Политехнизация // Новый словарь иностранных слов, 2009 [Электронный ресурс]. - Режим доступа : /http://dic.academic.ru/dic.nsf /dic_fwords/47153/ политехнизация.

17. Постановление Верховного Совета СССР от 12 апреля 1984 года «Об основных направлениях реформы общеобразовательной и профессиональной школы» [Электронный ресурс]. - Режим доступа : //http://www.zaki.ru/ pagesnew.php?id=1846&page=17.

18. Распопова, Н.Н. Андрей Николаевич [Текст] // Памяти магический кристалл: Воспоминания сургутских учителей / под ред. Ю.А. Дворяшина / Н.Н. Распопова. - Екатеринбург : ИД «Сократ», 2001. - С. 50-56.

19. Суслов, А.Б. История России (1917-1995) [Текст] / А.Б. Суслов. - Пермь : Изд-во ПГПУ, 1995. - 144 с.

20. Файзуллина, Н.К. Школьное образование Западной Сибири в середине 1950-х - середине 1960-х гг. (на материалах Омской, Томской и Тюменской областей) [Текст] : автореф. дис. ... канд. ист. наук / Н.К. Файзуллина. - Тюмень, 2010. - 30 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.