Научная статья на тему 'Бытие в цифре: модусы цифрового существования'

Бытие в цифре: модусы цифрового существования Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
229
77
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
медиа / цифровая реальность / цифровая культура / фейк / троллинг / шок / ауторитмия / экзистенция / компьютерные игры / media / digital reality / digital culture / fake / trolling / shock / autorhythm / existence / computer games

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Константин Алексеевич Очеретяный

В статье идет речь о ключевых феноменах цифровой реальности – непроизводительной трате времени и усилий, ориентации на фейк-контент, коммуникативных девициях в сети. По-казано, что эти феномены не свидетельствуют об экстренном сворачивании проекта рацио-нальности в культуре, но напротив предельно усложняют и интенсифицируют существование – заставляя уточнять принципы рационального. Логика трансформации поведения и мышления в цифровую эпоху продиктована сложностью и избыточностью информации, предельным уже-сточением требований к использованию человеческого ресурса (внимания, времени, телесной дисциплины – собранности под взглядом Другого). Информационное изобилие оборачивается информационным отчуждением. Из равноправного участника коммуникативных процессов че-ловек превращается в его паразита: из субъекта смыслопроизводства в переносчика информа-ции. Остро встает вопрос об этологических поправках в процессе приспособления к новой сре-де. На вызовы цифровой реальности человек отвечает смешением ее кодов. Свое существова-ние он утверждает в качестве источника помех. Шум, глитч, фейк становятся для новых форм цифрового существования тем же, чем для аналогового существования была ауторитмия – сквозные волны возбуждения, проходящие через первобытное тело и проявляющиеся в ритми-зированных движениях. Современные формы ауторитмии поддерживаются компьютерными играми – «новой дикостью», которая позволяет принести время, средства и цели в жертву и тем самым стать господином себя, переприсвоить отчужденное и, освободившись от утилитарных и прагматических значений, открыть существование как таковое. Игры становятся архетипами новейших медиа, ориентироваными не на хранение и трансляцию значения, а на раскрытие мо-дусов существования и обмен экзистенциальными состояниями.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

BEING DIGITAL: THE MODES OF DIGITAL EXISTENCE

The article deals with the key phenomena of digital reality waste of time and effort, focus on fake content, communicative deviations in the network. It is shown that these phenomena do not indi-cate an emergency collapse of the project of rationality in culture, but on the contrary extremely com-plicate and intensify the existence forcing to clarify the principles of the rational. The logic of trans-formation of behavior and thinking in the digital age is dictated by the complexity and redundancy of information, the ultimate tightening of requirements for the use of human resources (attention, time, bodily discipline concentration under the view of the Other). Information abundance turns into in-formational alienation. From an equal participant in communicative processes, a person turns into his parasite: from a subject of sense production into a carrier of information. The question of ethological corrections in the process of adaptation to the new environment is acute. A person responds to the challenges of digital reality by mixing her codes. It claims its existence as a source of interference. Noise, glitch, fake become for the new forms of digital existence the same as for analog existence there was an auto rhythm through excitation waves passing through the primitive body and manifest-ing in rhythmic movements. Modern forms of auto-rhythmism are supported by computer games “new wildness”, which allows sacrificing time, money and goals and thus becoming the master of oneself, reassigning the estranged and freeing itself from utilitarian and pragmatic meanings, discover-ing existence as such. Games become the archetypes of the newest media, oriented not to the storage and transmission of meaning, but to the disclosure of the modes of existence and the exchange of exis-tential states.

Текст научной работы на тему «Бытие в цифре: модусы цифрового существования»

кажется принадлежащим одному и только одному. Здесь есть противоречие, и здесь — начало той отрешенности, в которую мы впадаем, когда пускаемся на секс без причины. Потому и генитальный секс — вовсе не преимущественная форма эротизма. Это попросту наиболее внятное обещание общего добра-скарба, детей, потомства. Но обещание это нерефлективное, пустое, и поэтому секс без причины является вещью неупорядоченной распределенности. Почему столь убедительное, но ненадежное обещание может вызывать аффекты, и какие именно — здесь-то и нужна аналитика распределенности, а вовсе не сексуальности самой по себе."

Литература

1. Quote Investigator. URL: https://quoteinvestigator.com/2011/12/13/swap-ideas. (Дата обращения: 05.12.2018)

2. Горц А. Нематериальное. Знание, стоимость и капитал. Пер. с нем. и фр. М. М. Сокольской. - М.: Изд. дом. Гос. Ун-та - Высшей школы экономики, 2010. - 208 с.

3. Аглиетта М., Орлеан А. Деньги между насилием и доверием. Пер. с фр. И. А. Егорова; под научн. ред. Н. А. Макашевой. - М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2006. - 365 с.

4. Hutchins E. The cultural ecosystem of human cognition // Philosophical Psychology. 2014. Vol. 27. Is. 1: Extended cognition: New philosophical perspectives. P. 34-49.

5. Гитин Фунакоси Каратэ-до. Мой жизненный путь / Гитин Фунакоси. М.: «Канон+», РООИ "Реабилитация», 2011. - 176 с.

6. Plato Symposium / Platonis opera. Ed. by J. Burnet. Vol. 2. Oxford: Clarendon Press, 1963. — 434 p.

7. Погоняйло А. Г. Образы ума в европейской философии (общие замечания) // Вестник СПбГУ. Философия и конфликтология. 2017. Т. 33. Вып. 1. С. 50-63.

8. Шеллинг Ф. В. Й. Философские исследования о сущности человеческой свободы и связанных с ней предметах // Шеллинг Ф. В. Й. Соч. в 2 т. Т. 2. М.: Мысль, 1989. — 636 с.

9. Малышкин Е. В. Опыт определения класса дистрибутивного знания // Тяготение: к 50-летию Аскольда Владимировича Тимофеенко / ред. А. Б. Паткуль и др. - СПб.: Издательство РХГА, 2016. - С. 17-28.

10. Гоббс Т. Левиафан. - М.: Мысль, 2001. - 478 с.

11. Шиповалова Л.В. Научная объективность в исторической перспективе. Диссертация на соискание ученой степени доктора философских наук. Санкт-Петербург, 2014. - 370 с.

12. Летурно Ш. Эволюция собственности. Пер. с фр. Изд. 2-е. М.: Книжный дом Либроком, 2012. - 416 с.

УДК 111

БЫТИЕ В ЦИФРЕ: МОДУСЫ ЦИФРОВОГО СУЩЕСТВОВАНИЯ34

Константин Алексеевич Очеретяный

Кандидат философских наук Санкт-Петербургский государственный университет

В статье идет речь о ключевых феноменах цифровой реальности - непроизводительной трате времени и усилий, ориентации на фейк-контент, коммуникативных девициях в сети. Показано, что эти феномены не свидетельствуют об экстренном сворачивании проекта рациональности в культуре, но напротив предельно усложняют и интенсифицируют существование -заставляя уточнять принципы рационального. Логика трансформации поведения и мышления в цифровую эпоху продиктована сложностью и избыточностью информации, предельным ужесточением требований к использованию человеческого ресурса (внимания, времени, телесной дисциплины - собранности под взглядом Другого). Информационное изобилие оборачивается информационным отчуждением. Из равноправного участника коммуникативных процессов человек превращается в его паразита: из субъекта смыслопроизводства в переносчика информации. Остро встает вопрос об этологических поправках в процессе приспособления к новой среде. На вызовы цифровой реальности человек отвечает смешением ее кодов. Свое существование он утверждает в качестве источника помех. Шум, глитч, фейк становятся для новых форм цифрового существования тем же, чем для аналогового существования была ауторитмия -сквозные волны возбуждения, проходящие через первобытное тело и проявляющиеся в ритмизированных движениях. Современные формы ауторитмии поддерживаются компьютерными играми - «новой дикостью», которая позволяет принести время, средства и цели в жертву и тем самым стать господином себя, переприсвоить отчужденное и, освободившись от утилитарных и прагматических значений, открыть существование как таковое. Игры становятся архетипами

34 Работа выполнена при финансовой поддержке гранта Президента Российской Федерации. Проект МК-2256.2018.6. СПбГУ

новейших медиа, ориентироваными не на хранение и трансляцию значения, а на раскрытие модусов существования и обмен экзистенциальными состояниями.

Ключевые слова: медиа, цифровая реальность, цифровая культура, фейк, троллинг, шок, ауторитмия, экзистенция, компьютерные игры.

BEING DIGITAL: THE MODES OF DIGITAL EXISTENCE

Konstantin Alexeyevich Ocheretyany

PhD in Philosophy Saint-Petersburg State University

The article deals with the key phenomena of digital reality - waste of time and effort, focus on fake content, communicative deviations in the network. It is shown that these phenomena do not indicate an emergency collapse of the project of rationality in culture, but on the contrary extremely complicate and intensify the existence - forcing to clarify the principles of the rational. The logic of transformation of behavior and thinking in the digital age is dictated by the complexity and redundancy of information, the ultimate tightening of requirements for the use of human resources (attention, time, bodily discipline - concentration under the view of the Other). Information abundance turns into informational alienation. From an equal participant in communicative processes, a person turns into his parasite: from a subject of sense production into a carrier of information. The question of ethological corrections in the process of adaptation to the new environment is acute. A person responds to the challenges of digital reality by mixing her codes. It claims its existence as a source of interference. Noise, glitch, fake become for the new forms of digital existence the same as for analog existence there was an auto rhythm - through excitation waves passing through the primitive body and manifesting in rhythmic movements. Modern forms of auto-rhythmism are supported by computer games -"new wildness", which allows sacrificing time, money and goals and thus becoming the master of oneself, reassigning the estranged and freeing itself from utilitarian and pragmatic meanings, discovering existence as such. Games become the archetypes of the newest media, oriented not to the storage and transmission of meaning, but to the disclosure of the modes of existence and the exchange of existential states.

Keywords: media, digital reality, digital culture, fake, trolling, shock, autorhythm, existence, computer games.

Независимо обоснованная К. Лоренцем и Н. А. Бернштейном теория ауторимии говорит о самопроизвольной активности центральной нервной системы, которая осуществляется вне всякой стимуляции и проявляется в ритмизированных движениях. Живое вещество как бы исходит волнами возбуждения и лишь затем над этими не имеющими цели движениями надстраиваются рефлексы и другие регулятивные механизмы. «Рефлекторное поведение не является чем-то эволюционно-первичным, напротив, оно является довольно поздним эволюционным приобретением и первична как раз таки ауторитмия - спонтанные колебания интенсивности, что-то вроде appetitus'а, задающего определенность живой формы» [Грякалов, 2015, с. 27]. В самом широком культурно-антропологическом аспекте эта теория говорит о том, что до языка как беседы души самой с собой существует девиация языка - неупорядоченные звуковые потоки, намеки на речь, где на ходу расплавляются лишь недавно высветившиеся формы, до действия - некоординированные движения «первичного танца», до устойчивой реальности и стабильного ее восприятия - несвязные интенсивности: скорости, скольжения, кружения. До всякой утилитарно-практической ориентации существует избыток наслаждения, который неизбежно заявляет о себе, вводит в первичное беспокойство, заставляет ресурс живого растрачиваться вне возможной прибыли, вне всякого смысла. Изначальное состояние живого только под внешним неблагоприятным воздействием вынуждает выработать ряд правил, которые со временем превращаются во взаимодействующие машины спасения, коллективно ткущие полотно принципа реальности.

Избыток легче обнаруживается на фоне недостатка: так растущее усложнение машин культурного кодирования, символических ритуалов, способов организации пространства и времени, говорит о том избытке, который им приходится осваивать, координировать, упорядочивать и который все сложнее контролировать. Технические средства возникающие у человека в различных культурах становились продолжением его тела, но не покушались на его время, его пространство, его воображение и его память. Все началось с захвата памяти письменностью и продолжилось захватом времени в календарях и циферблатах, захватом воображения в оптических медиа (от станковой перспективной живописи до интерфейсов наших смартфонов). И тем не менее, дойдя до предельной рационализации живого вещества, технологии записи, обработки и воспроизведения информации, обслуживающие принцип реальности, грозят вернуть ауторитмию: высвободить энергии из старых форм существования. Длительное время подавлявшиеся с позиций разума шизо-потоки неразумия и безумия, сегодня омывают цифровой разум - позволяя жить в недоступном для понимания мира в согласии с иными практиками существования: провокации бывшие длительное время монополией философов, юродивых, поэтов, художников становятся социальной нормой. Маргинальное измерение мысли или жеста - становится руководством по ориентации в реальности. Отсюда темы паразитологии ме-

диа и шума как новой формы коммуникации: поскольку увеличение информации приводит к исчезновению смысла, то смысл ищут в сбое коммуникационных систем - в багах, глитчах. В условиях информационного изобилия (всевидения при хронической смыслонепроницаемости) человек сопротивляясь превращению в переносчика информации видит себя человеком только в качестве источника помех: отсюда феномены троллинга, распространения шок-контента, сетевых девиаций. Разумные формы коммуникации, ориентированные на дискурсивность как будто уходят в прошлое. Современная коммуникация - это вызов, ее содержание - шок-контент. Самым публичным становится самое приватное, самым обычным явлением становится скандал, самым привычным обращением - оскорбление. В пределе - самое неразумное поведение в условиях бытия-онлайн становится самым разумным для увеличения признанности и усиления ауры присутствия. Наша современная информационная история, - это история багов, глитчей, спама, фейков, троллинга и т.д. Машины социальной коммуникации работают только в сбоях, информация все больше напоминает шум. Множественная-аватар идентичность позволяет создавать помехи в информационном поле и таким образом задавать индивидуацию, по крайней мере, на уровне сбоя. Области, которые считались маргинальными и даже девиантными получают статус резервации подлинности.

К. Шмитт показал, что враг - фантазм сообщества [Шмитт, 2016]: оно узнает себя перед лицом врага, но враг - это его собственная греза. Сообщество грезит врагом и только поэтому существует. Аналогично разум грезит безумием и только поэтому существует, порядок грезит хаосом и только поэтому существует, коммуникация - срывом. Цифровые формы существования - переход от грезы к действию. Художники чувствительнее обывателя (даже если этот обыватель - философ) и давно заметили, что цифровое искусство объединяет возможности живописи и фотографии: субъективность, свободу и нереальность с объективностью, механикой и реальностью [Вайбель, 2011, с. 35]. В обыденном опыте, точно также как в опыте искусства цифра стала принципом неразличимости воображения и объективности, свободы и необходимости, факта и фейка. Теперь разум для того, чтобы быть самим собой должен не грезить безумием, а быть им. Точно также порядок должен быть представлен как хаос, коммуникация - как собственный срыв, факт как фейк - иначе все они не будут определены в качестве действительного разума, разумной коммуникации, внушающего доверия факта. Если проекты Нового времени были освоением действительного в учете и контроле самых разных, иногда противоречивых, ее возможностей, то современность ведет освоение возможностей, ради контроля действительности. Длительное время вытеснявшиеся из опыта возможности, - фантаз-матические, имагинативные, допредикативные, все в большей мере становятся единственными возможностями опыта. Для цифрового формата ауторитмия, - неразумные типы поведения, нецелесообразные способы взаимодействия, странные жесты и движения не имеющие завершения, расточительная трата времени -это новый способ освоения цифрового ресурса. Показательный пример компьютерные игры: в отличие от иных достижений цифрового мира игры ничего не обещают и не предлагают, напротив - говорят о том, сколько времени необходимо на них потратить, сколько усилий может пройти даром, сколько действий не принесет ничего. И тем не менее, на игры ориентируются все иные медиа; опыт игр, становится доминирующим опытом цифровой реальности, игра становится как бы парадигмальной моделью любого действия осуществленного в цифре. Анализируя феномен насилия В. Беньямин замечает, что о насилии всегда говорят как об используемых средствах, но никогда как о самой цели [Беньямин ,2012, с. 65-99]. Насилие как цель и его возможное телеологическое оправдание - вот ключевой вопрос теории насилия. В. Беньямин дает ответ на этот вопрос различая насилие человеческое и божественное: человеческое насилие разрушает устоявшийся порядок для того, чтобы установить новый, божественное насилие разрушает порядок для того, чтобы не устанавливать никакого порядка. Божественное насилие - как бы предельная трата и предельная жертва. Смысл, принесенный в жертву, время, принесенное в жертву, цель, принесенная в жертву - все это насилие, совершаемое в игре над устоявшимися культурными практиками и значениями, но именно это возвращает опыт ауторитмии - опыт скорости, скольжения, кружения, а вместе с тем позволяет переприсвоить действие себе, осуществить о себе заботу как о сущем в первом смысле слова, значимом как таковом. Очеловечивание техники - ее приближение к человеку, расчеловечивает человека, отдаляя его от самого себя. Обратная сторона доступности техники - ее интерактивности, является интерпассивность человеческих сообществ. Уязвимость и незащищенность человека, вызванная развитием технологий, ускорением процессов коммуникации, требованием перманентного бытия-онлайн имеет обратной своей стороной уход в допреди-кативные состояния. В конце концов игры не дают ничего кроме опыта существования как такового вне отнесения ко значениям и целям и именно это делает ее важной для понимания модусов цифрового существования, которые ориентированы не на экономию, а на трату, не на смысл, а на парадокс, не на рефлексию, а на действие.

Литература

1. Беньямин ,2012 - Беньямин В. К критике насилия // Беньямин В. Учение о подобии. Медиаэстетические произведения. Сб. статей М.: РГГУ, 2012. С. 65-99.

2. Вайбель, 2011 - Вайбель П. К истории и эстетике дигитального искусства // Вайбель П. 10++ программных текстов для возможных миров. - М.: Логос-Гнозис, 2011. С. 29-65

3. Грякалов, 2015 - Грякалов Н.А. Жребии человеческого: Очерк тотальной антропологии. СПб. : Дмитрий Буланин, 2015. 438 с.

4. Шмитт, 2016 -Шмитт К. Понятие политического и др. работы // К. Шмитт. Понятие политического. СПб.: Санкт-Петербургская издательская фирма «Наука» РАН, 2016. С. 280-395

УДК 008

ФОТО-МОДЕЛИРОВАНИЕ МЕДИАРЕАЛЬНОСТИ: ЧТО ФОТОГРАФИЯ

МОЖЕТ СООБЩИТЬ О МЕДИА?

Ирина Николаевна Терентьева

Кандидат философских наук, доцент Нижегородский государственный технический университет им. Р.Е. Алексеева

Может ли фотография, один из компонентов медиареальности, стать инструментом ее познания? Да, если предположить, что фотография - это микромодель основных процессов и элементов медиареальности. Познавательные (моделирующие) возможности фотографии реализуются в использовании структурно-функционального, праксеологического и коммуникати-вистского подходов. Итак, моделирование:

в структурном аспекте позволяет выделить ключевые элементы медиареальности: визуальный, технический, технологический, субстратный, социально-технологический. Их взаимосвязь предстает и как повседневная практика профессиональных фотографов и любителей, работающих в различных жанрах, и как функционирование фотография во всех основных сферах деятельности;

в функциональном аспекте фотография выступает катализатором иерархии медиа-репрезентаций в ходе познания и самопознания, постоянных соотнесений и отсылок этих репрезентаций друг к другу;

в праксеологическом аспекте раскрывает социально маркированную и ценностно -нагруженную активность всех, кто вовлечен в создание и использование фотоизображений;

в коммуникативном аспекте, фотография это сообщение, возникающее на границе обозначаемого/означающего и провоцирующее интерпретации;

Применение метода моделирования позволило сделать вывод: медиальные свойства фотографии имеют ситуативный, а по происхождению - социальный характер. Фотография - это «медиум» в ситуации социального взаимодействия.

Ключевые слова: фотография, медиа, модель, медиареальность, структурно-функциональный, праксеологический, коммуникативный подходы, фотография как практика, фотоизображение, фото-сообщение, репрезентация, функционирование фотографии, социальное взаимодействие

PHOTO-SIMULATION OF REALITY: WHAT A PHOTOGRAPH CAN TELL US ABOUT MEDIA?

Irina Nikolaevna Terentyeva

PhD in Philosophy, Associate Professor Nizhny Novgorod State Technical University n.a. R.E. Alekseev

The author claims that photography is a micro model of media reality and at the same time an instrument of its cognition.

Modeling in the structural aspect allows us to identify elements of media reality: visual, technical, technological, substrate, socio-technological. Their interrelation appears both as everyday practice of photographers, and as functioning of the photo in all main spheres of activity;

Photography in functional aspect catalyzes the creation of visual representations and their mutual correlation.

Modeling in the praxeological aspect reveals socially marked and value-loaded activity of all those involved in the creation and use of photographic images. Finally, in the communicative aspect, photography is interesting as a message that appears on the border of the signified and the signifier and provokes interpretations.

Conclusion of the study: the medial properties of photography have a social and situational character; it is an intermediary in the situation of social interaction.

Keywords: photo, media, pattern, mediareality, research approach: structural-functional, procedural, praxeological, communica-tive, photography as a practice, photographic image, photo message, representation, functioning of photography, social interaction

Медиа? Медиареальность? Мы все ощущаем ее воздействие, наблюдаем распространение, но не все-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.