Научная статья на тему 'Брань в зеркале права: взгляд из Америки'

Брань в зеркале права: взгляд из Америки Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
100
36
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Юрислингвистика
Область наук
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Брань в зеркале права: взгляд из Америки»

Раздел 1.

ПРОБЛЕМЫ ЯЗЫКА И ПРАВА И ИХ ЛИНГВИСТИЧЕСКОЕ ИЗУЧЕНИЕ В РАЗЛИЧНЫХ СТРАНАХ

В.И. Жельвис БРАНЬ В ЗЕРКАЛЕ ПРАВА: ВЗГЛЯД ИЗ АМЕРИКИ

Общеизвестно, что последнее время проблема сквернословия приобретает все большую значимость в юридическом ключе. Тем не менее, российские юристы располагают пока очень небольшими средствами, которые помогли бы четко определить правовые границы этого явления: что считать сквернословием, что безусловно является оскорбительным словоупотреблением, а что ограничено определенными условиями места и времени и т.д. В этом отношении мы, без сомнения, серьезно отстаем от многих стран западного мира, где эти вопросы давно обратили на себя пристальное внимание юристов, филологов, психологов, этно- социо- психолингвистов и медиков.

Опыт других стран может, поэтому, оказаться весьма небесполезным. Оглушительное нашествие никем

неконтролируемого сквернословия и порноизданий, которые легко обнаружить в любом газетном киоске, услышать в кинофильмах и в аудиозаписях заставляет задуматься о необходимости хоть какого-нибудь контроля, и единственным серьезным сдерживающим фактором остается опасение, что цензура в одном месте может легко перекинуться и на любые другие области.

Настоящая статья представляет собой сокращенное изложение части Шестой главы книги американского исследователя сквернословия Тимоти Джея (Timothy Jay. Cursing in America. A psycholinguistic study of dirty language in the courts, in the movies, in the schoolyards and on the streets. John Benjamins Publishing Company: Philadelphia/Amsterdam, 1992. Chapter 6. Free Speech and Censorship. Pp. 195-234). Автор тщательно анализирует правовую сторону вопроса и приводит большое количество фактического материала, изучение которого русскими юристами может оказать им существенную помощь как в решении практических дел, связанных с нарушением чести и достоинства граждан, так и в принятии

соответствующих законов, потребность в которых назрела уже давно1.

***

В какой мере американцы обладают правом говорить и писать, что им угодно? На каком этапе можно их в этом отношении ограничивать? Данный материал имеет целью показать, каким образом непристойная лексика влияет на нашу речь и какие в этом отношении существуют ограничения. Кинофильмы, аудиозаписи, телефонные разговоры, даже иные слова, которые можно услышать на улице, - все это предмет, подлежащий ограничению, цензуре и другим способам контроля2.

Слово «непристойность» (obscenity) представляет собой юридический термин, который порой неправильно используется непрофессионалами для обозначения любой профанной или табуированной лексики. Более точное значение этого термина можно выяснить из текста решений Верховного Суда и постановлений по поводу подобного словоупотребления, которое не является разрешенным и не защищено Первой поправкой конституции США3. Определение непристойности не дается, оно динамично, ибо закон страны - это живой организм, который растет, изменяется или развивается с течением времени в соответствии с изменениями в обществе и решениями судебных органов. Цель данной главы состоит в том, чтобы очертить природу соответствующих ограничений, налагаемых на нашу речь, которая во всех остальных случаях является свободной.

За последние 100 лет Верховный Суд вынес ряд решений, ограничивающих речевую деятельность в четырех случаях:

• непристойная речь (obscenity)

• поношение или клевета (defaming or libelous speech)

• слова, провоцирующие насильственные действия (fighting words)

• речь, представляющая непосредственную опасность (that which poses an imminent danger)

1 Все примечания принадлежат нам - В.Ж.

2 Обращает на себя внимание то, что в США предметом судебного разбирательства могут оказаться даже телефонные разговоры.

3 Первая поправка американской конституции, помимо всего прочего, гарантирует гражданам США свободу слова.

Проанализируем каждую из этих групп с точки зрения истории права. В конечном счете нам предстоит составить концепт непристойности, дать ее современную интерпретацию и определить применимость. Необходимо отметить, что обычно понятие «непристойность» ассоциируется с порнографией, поскольку секс связывается с насилием. Хотя юридические решения, касающиеся свободы слова, то есть языка, также касаются других способов общения - порнографии, кинофильмов, журналов или спектаклей, все же речь и порнография - это разные виды «речи». Порнография per se здесь не рассматривается, и все наши аргументы ограничены языком.

Понятие непосредственной опасности. Судебный процесс, давший жизнь понятию непосредственной опасности, был «Schenck v. US», проведенный Верховным Судом в 1919 г. На этом процессе рассматривалась законность «Акта о шпионаже» 1917 г. в той его части, где речь шла об ограничениях, накладываемых на антиправительственные антивоенные высказывания. Судья Холмс исходил из того, что «Конгресс имеет право запрещать соответствующие слова, которые используются в таких обстоятельствах, что они могут представлять ясную и непосредственную угрозу и нанести существенный ущерб». Далее Холмс продолжал: «Не подлежит защите свобода слова человека, который облыжно закричит «Пожар!» в театре и тем вызовет панику».

Так как речь представляет собой мощное и суггестивное коммуникативное средство, она не должна использоваться так, чтобы наносить ущерб и создавать опасность. За понятием «непосредственная опасность» скрывается стремление защитить невинного и ничего не подозревающего человека от влияния могущественных слов и мыслей. Первоначально это понятие применялось к изложению провокационных политических взглядов, но мнение, что слова могут быть опасными, стало распространяться и на неподобающее поведение и слова, провоцирующие насильственные действия (fighting words).

Поношение и клевета. Здесь речь идет о судебных решениях, принимаемых в гражданских судах, в отличие от законов и решений, касающихся нарушения договоренностей. В данном случае некое лицо требует возмещения ущерба (обычно это определенная сумма денег) с другого лица, обвиняемого в нарушении договоренностей.

О судебных процессах, связанных с клеветой, говорят, когда известное лицо или общественный деятель подвергается поношению

и клевете в газете или журнале. Процесс должен возместить ущерб репутации и моральному здоровью истца.

Слова, провоцирующие насильственные действия. Понятие «слова. провоцирующие насильственные действия» возникло со времен процесса «Чаплинский против штата Нью-Гемпшир». В 1942 году некто Чаплинский распространял литературу «Свидетелей Иеговы» в г. Рочестере, штат Нью-Гемпшир; жители города пожаловались, что он поносит религию, называя ее «рэкетом» (racket), и хотели, чтобы ему это запретили. Позже, после возникших по этому поводу волнений, полиция запретила ему распространять соответствующие листовки. Чаплинский отказался, был арестован, а при аресте заявил полицейскому: «Вы проклятый (damned) фашист, и вся администрация в Рочестере - фашисты». Он был признан виновным в соответствии с законом штата Нью-Гемпшир, где заявлялось, что «официальное обращение к любому человеку на улице или в общественном месте со словами, носящими оскорбительный, насмешливый или раздражающий (annoying) характер, является противозаконным действием». В дальнейшем суд интерпретировал эти слова и выражения как слова, провоцирующие насильственные действия. Позже это понимание ситуации было использовано при аресте протестующих против войны во Вьетнаме, которые обзывали полицейских «свиньями» (pigs).

Ниже мы еще вернемся к проблеме слов, провоцирующих насильственные действия, когда коснемся реально имевшего место процесса.

Непристойная речь. Понятие непристойной речи до последнего времени не фигурировало в судебных решениях. Правда, в масштабах государства и на местах имели место многочисленные судебные постановления. В Верховном Суде можно отметить три решающих процесса. Это «Roth», «Miller» и «Pacifica». До процесса «Roth» американские законы о непристойности были схожи с законами, существовавшими в Англии еще столетия до того, и в основе своей носили религиозный характер, в противоположность запретам на чисто сексуальные слова и действия.

Составом преступления непристойность в Америке и Англии была признана в связи с сексуальными материалами, в которых содержались нападки на религию и религиозные убеждения. Многие соответствующие судебные постановления сегодня больше подошли

бы к тому, что считается богохульством (profanity or blasphemy)4. В американских колониях на протяжении 1700-х гг. не было общего закона, запрещающего богохульства. Единственной колонией, где был определен статус непристойности, был Массачусетс. Оскорбления религии, такие, как богохульство (blasphemy) до 1697 года наказывались смертной казнью. Другим видом наказания было протыкание языка раскаленным железом. В 1662 г. была установлена строгая цензура, но на сексуальных непристойностях она не сосредотачивалась. В Массачусетсе не сохранилось соответствующих письменных свидетельств вплоть до знаменитого процесса «Фанни Хилл» 1821 г., когда было вынесено обвинительное заключение в адрес издателя.

Первый процесс о непристойности в США состоялся в Пенсильвании в 1815 г., а первым штатом, определившим статус непристойности, был Вермонт. На протяжении почти всех 1800-х гг. ни на государственном, ни на штатном уровнях законы о непристойности почти не применялись. Однако когда Энтони Комсток5 начал кампанию против распространения непристойной литературы по почте, последовала реакция Конгресса, и федеральные законы стали строго исполняться.

Американское понятие непристойности ведет свое начало с 19 века, со времени английского процесса, известного под названием «Regina v. Hicklin». Это определение послужило основой для федерального постановления 1873 года, за которым последовало около тридцати законов штатов. Определение непристойности по «Хиклину» было следующим:

<Нечто следует определить как непристойность>, «...если в намерения того, кто обвиняется в непристойности, входит растление и развращение тех, чей разум подвержен такому аморальному влиянию и в чьи руки соответствующее издание может попасть» (См. доклад Комиссии по непристойности и порнографии 1970).

Большая часть современных законов, касающихся непристойности, основана на определении, изложенном на процессе «Roth v. US» 1970 г. Там была сделана попытка дать более точное

4 Под profanity следует понимать грубое, вульгарное упоминание религиозных символов «всуе», не имея в виду прямое оскорбление чувств верующих - таково, например, русское «.в Бога мать!»; blasphemy -сознательное оскорбление типа «Ебал я твоего Папу!» - непереносимое оскорбление для благоверного католика.

5 Anthony Comstock (1844 - 1915) американский социальный реформатор и борец с пороками общества.

определение непристойности для взрослого населения с тем, однако, чтобы при этом не войти в противоречие с Конституцией.

Процесс «Roth» (в 1957 г. по нему была подана апелляция вместе с процессом «Albert») вынудил Верховный Суд впервые составить определение непристойности, которое состояло из трех частей. В дальнейшем это определение было сформулировано в 1966 г. в ходе процесса «Memoirs». Этот процесс был примечателен тем, что вначале он шел в штате Массачусетс. Автор обращает внимание на то, что большая часть недавних полевых и рейтинговых данных взяты им именно отсюда.

Трехчастное определение непристойности, появившееся после процесса Roth, состояло в следующем. Чтобы некое произведение было определено как непристойное, необходимо, чтобы:

1) основной темой данного материала было разжигание похоти (prurient interest in sex);

2) он оскорблял современную установку на то, как следует описывать сексуальные действия; и

3) он был абсолютно лишен какой бы то ни было общественной значимости.

Вслед за процессом Roth состоялось несколько крупных процессов по вопросам непристойности, одним из которых был вышеупомянутый процесс Memoirs. На этих процессах было отмечено, что определения непристойности, основанные на таких понятиях, как «разжигание похоти», «безусловно непристойный» или «современная установка» слишком расплывчаты и неточны, чтобы ими можно было пользоваться при принятии правовых решений. Тем, кто производит, распространяет или покупает определенные материалы, непонятно, являются ли они непристойными.

В 1969 г. в ходе процесса Staley v. Georgia суд выразил сомнение относительно решения в процессе Roth, где исходили из того, будто ценности, лежащие в основе Первой поправки к Конституции США, препятствуют распространению

«непристойных» материалов. В ходе процесса Stanley суд постановил, что Первая и Четырнадцатая6 поправки запрещают считать преступлением изготовление и простое владение непристойными материалами. Он пришел к решению, что даже если некий материал отвечает всем требованиям, изложенным в Roth, обладание этим

6 Четырнадцатая поправка, в частности, утверждает право граждан США на владение собственностью, которая может быть отчуждаема только по закону. Ни один штат не имеет права посягать на свободу и собственность своих граждан. Очевидно, что порнографические материалы тоже подпадают под понятие личной собственности.

материалом частным лицом не запрещается Конституцией. Другими словами, отдельный гражданин вправе читать или разглядывать, что ему угодно, и это - его право удовлетворять собственные потребности, эмоциональные или интеллектуальные, в пределах своего собственного жилища, даже если материал не имеет общественной значимости или является «непристойным». Постановление, выпущенное весной 1990 г., исключило в данном случае порнографические произведения, в которые вовлечены дети.

В 1973 г. в ходе процесса Miller Верховный Суд попытался выработать более практичное и единообразное определение того, что есть непристойное. Трехчастное определение из процесса Roth подверглось изменению, потому что оно и в самом деле не работало. Конечным результатом было утверждение, что общественные оценки того, что считать «разжиганием похоти», необязательно должны исходить из общегосударственных оценок; скорее они должны основываться на дефинициях, принятых в данном штате или даже на данной территории. Специфические действия, которые следует считать потенциально непристойными, должны быть определены штатной или федеральной легислатурой, а выражение «абсолютно лишенный какой бы то ни было общественной значимости» заменен на «без серьезной литературной, художественной, политической или научной значимости». В результате решения, принятого в ходе процесса Miller, теперь следовало учитывать все три следующие критерия:

Произведение носит непристойный характер, если

1) Обычный средний гражданин, руководствующийся современными общественными нормами, найдет, что данное произведение, взятое в целом, взывает к разжиганию похоти; и

2) Данное произведение описывает или изображает в неоспоримо оскорбительном виде сексуальное поведение, именно таким образом определенное соответствующим штатным или федеральным законом; и

3) Произведение, взятое в целом, не имеет никакой серьезной литературной, художественной, политической или научной значимости.

Далее, в ходе процесса Smith (1977) было решено, что пункт 3 во всех случаях должен носить национально-специфический характер. Другими словами, суд отказался учитывать определения, введенные штатами относительно того, что такое общественные нормы, при принятии решений о непристойности на федеральном

уровне. Суд склонялся к мнению, что хотя общественные нормы и могли применяться, в соответствии с доктриной иерархии законы штата могут не учитываться, если они противоречат законам федеральным.

Самым последним процессом, посвященным тому, что можно передавать с помощью электронных информационных средств, был процесс «FCC v. Pacifica». На этом процессе шла речь о радиостанции WBAI в Нью-Йорке, одной из станций компании Pacifica, которая в дневные часы регулярно передавала песню «Семь грязных слов» Джорджа Карлина. В данном случае суд подтвердил право FCC цензурировать выходящую в эфир речь. Pacifica таким образом подтвердила тот факт, что СМИ обладают большой силой и оказывают влияние на молодежь. Обратите внимание: постановление Pacifica направлено не на непристойность, а на стандарты FCC касательно непристойности радиопередач. Поддержав судебное

п

решение относительно «неприличных» (indecent) , а не непристойных (obscene) программ, суд распространил государственное цензурирование за пределы, установленные в ходе процесса Miller v. California.

Что можно сказать в заключение о праве американцев на свободу слова? Они действительно в большой степени имеют право выражения любых мыслей. Однако они не имеют права использовать речь для того, чтобы призывать других к насильственным действиям. Они не имеют права на ложные утверждения о других людях с целью нанесения ущерба их репутации (клевета). Они не свободны сообщать слушателям мысли, которые способны создать немедленную угрозу жизни других людей, особенно такие мысли, которые угрожают миру и безопасности, обеспечиваемые государством. И наконец, они не имеют права употреблять сексуально откровенные выражения, то есть непристойности8. Далее. Речь, производимая для нужд общественных электронных или иных коммуникативных каналов, не абсолютно свободна. Необходимо принимать во внимание возраст потенциальных слушателей и время дня. Там, где речь идет о

7 В соответствии со стандартами FCC (Federal Communication Commission), «неприличие» - более широкий термин, чем «непристойность» и охватывает «сексуально заряженное» (sexually explicit) общение, агрессивную, ориентированную на насилие (violent or aggressive) речь, упоминание сексуальных действий и половых органов (Jay cit. loc. p. 211).

8 Очевидно, речь здесь идет о сквернословии в общественных местах и в присутствии тех, кто против сквернословия возражает. В пределах своего жилища и в отсутствие возражающей аудитории американец волен говорить, что и как ему угодно. Школьный учитель вправе запретить своему ученику произносить непристойности в стенах школы, но правом такого же запрещения у себя дома обладают только родители ребенка. Надписи на майках могут носить сколь угодно непристойный характер, но появляться в таких майках в общественных местах запрещается.

развлекательных программах, киноиндустрия, промышленность, производящая аудиозаписи, телевидение, музыкальные и другие компании, как правило, сами разработали свои методы контроля.

Процессы, касающиеся слов, провоцирующих насильственные действия

Во многих штатах деление слов на брань (swearing), проклятия (cursing), оскорбления (insulting), словесное поношение (verbal abuse) или слова, провоцирующие насильственные действия (fighting words), основывается на понятии нарушения общественного порядка. Автор принимал участие в судебном процессе, который позволил ему сделать несколько важных выводов, касающихся проблем брани в общественном месте и прав, гарантированных Первой поправкой.

Понятие «слова, провоцирующие насильственные действия»

С тех пор, как в процессе по делу Chaplinsky было дано определение того, что такое «слова, провоцирующие насильственные действия», Верховный Суд обрисовал условия, которые должны быть учтены прежде, чем можно утверждать, что какая-то речь или какие-то слова являются словами, провоцирующими насильственные действия, и поэтому не защищены Первой поправкой. Согласно обзору, выполненному Gard (1980), понятию «слова, провоцирующие насильственные действия» должны отвечать следующие требования:

1. Произносимое должно содержать личное оскорбление, обладающие исключительной провоцирующей силой. Это обстоятельство требует анализа содержания соответствующего высказывания (см. Norwell v. City of Cincinnati; Cantwell v. Connecticut).

2. Данные слова должны обладать возможностью вызывать у обычного адресата немедленное возмущение (см. Gooding v. Wilson).

3. Данные слова должны быть непосредственно обращены на присутствующего адресата (см. Gooding v. Wilson).

4. Данное выражение должно быть направлено на конкретного человека, а не на группу людей (см. Gooding v. Wilson).

Подобно многим судебным решениям, вынесенным относительно непристойности и табуированных выражений, в отношении слов, провоцирующих насильственные действия, необходимо учитывать контекст, в котором они произносятся. Суд

должен изучить обстоятельства, в которых данные слова были произнесены. Если отсутствует любой из вышеперечисленных факторов, анализируемое высказывание может считаться находящимся под защитой Конституции. По самой своей природе такие решения, касающиеся влияния контекста на произнесенное высказывание, носят как юридический, так и психологический характер. Однако до сих пор суды еще не подвергли достаточно тщательному анализу требование, чтобы соответствующие слова представляли собой оскорбление, носящее в высшей степени провоцирующий характер.

Процесс Баффкинс против города Омаха

Процесс «Баффкинс» касался женщины из г. Денвера, которая летела в Небраску навестить семью. Местная полиция получила наводку, что в самолете находится некто темнокожий, провозящий наркотики. Полицейские задержали Баффкинс, сообщили ей, что они получили наводку и отвели ее в участок. Ей не разрешили воспользоваться телефоном и подвергли допросу в течение часа, выпытывая у нее цель ее поездки в данный район. Она не разрешила им осмотреть свой багаж, но сообщила им, где она останавливается, так как в это время ее сопровождала сестра. Затем ее освободили. Полицейские пришли к выводу, что у них нет оснований задерживать Баффкинс и отпустили ее, пожелав «счастливого пути». Когда она забирала свои вещи, она произнесла слово asshole9 - по ее словам, имея в виду «систему». Полицейские подтвердили под присягой, что она употребила это слово в его вульгарном смысле в адрес одного из них. Ее арестовали и доставили в полицейское управление, обвинив в нарушении общественного порядка. У нее были взяты отпечатки пальцев. Она была поставлена на учет. Ее багаж был подвергнут осмотру, но наркотиков обнаружено не было.

Адвокаты Баффкинс пожелали знать, как обычные граждане воспринимают брань, а также как в Уголовном кодексе Омахи понимаются понятия «слова, провоцирующие насильственные действия» и «нарушение общественного порядка». Они хотели разобраться в психологических обстоятельствах данного судебного дела.

Обвинение в нарушении общественного порядка было с Баффкинс снято. Вместе со своими адвокатами она решила начать

9 Asshole - крайне распространенное бранное выражение, не имеющее точного соответствия в русском языке. Дословно: «дырка в жопе».

гражданский процесс на основании нарушения прав Баффкинс в соответствии с Первой, Четвертой10 и Четырнадцатой поправками к Конституции. Они потребовали заключения экспертов относительно характеристики слова asshole и реакции на него американцев. Данный процесс оказался исключительно полезным в деле изучения функционирования грязной ругани в Америке.

Нижеследующий анализ был присоединен к делу в формате показаний под присягой в ходе процесса «Buffkins v. City of Omaha» летом 1989 г. Ниже дается вся необходимая информация в сжатом виде и в виде цитат. Вначале следует изложение правовых оснований в соответствии с судебными решениями федерации и штата Небраска. В заключительную часть показаний вошли соответствующие психологические и психолингвистические данные, большая часть которых была взята из исследований, выполненных автором.

В данном случае преследовалась цель добиться, чтобы социологические данные и мнения: 1) касались строго данной проблемы; 2) не отвлекались на вопросы, касающиеся, главным образом, правовых проблем (например, сложности слишком широкой интерпретации) и 3) адресовались адвокатам, а не клиенту. Судам трудно иметь дело с экспертами, привлеченными в качестве свидетелей, особенно психологов и психиатров, потому что судьи незнакомы с методами тех, кто работает в области социальных наук. Однако же решения, касающиеся среднестатистического гражданина, оправданность или неоправданность его поведения и вопрос о том, провоцирует ли автоматически то или иное высказывание насильственные действия - все это область теории и практики именно социальных наук.

Предыдущие процессы в Федеральном Суде

Каковы были правовые прецеденты у процесса «Баффкинс»? Материал показаний потребовал привлечения психолога, чтобы тот проинтерпретировал правовые постановления. Ведь мнения судей и адвокатов могут расходиться. Здесь представляет особый интерес вся ситуация, в которой человек прибегнул к «словам, провоцирующим насильственные действия». Наиболее интересно выяснить: что такое опрометчивые поступки, дополнительные насильственные или провоцирующие действия, потребности говорящего и слушающего,

10 Четвертая поправка к Американской Конституции, среди прочего, подтверждает равные права граждан любого штата.

роль оружия и, в первую очередь, причины, по которым полицейские чины вступили в конфликт с Баффкинс.

Выдержки из показаний Чаплинский против штата Нью-Гемпшир

На этом процессе суд решил, что у обвиняемого не было права пользоваться «словами, провоцирующими насильственные действия» или словами, «которые могли вызвать обычного человека на насильственные действия». Суд отметил также, что соответствующие слова были произнесены «без обезоруживающей улыбки», чем признал, что влияние на поведение адресата могут оказывать не только слова.

Коэн против штата Калифорния

Это был суд над человеком, который протестовал против призыва в армию. Ему вменялось в вину то, что на нем была куртка со словами Fuck the draft .11 Судья Харлан записал мнение, что это высказывание Коэна не составляло действий, это были только слова. Дело Коэна приводится здесь для того, чтобы подкрепить мнение, что слова будут бранными, если они направлены на другое лицо и стимулируют насильственные действия.

Кэнтвелл против штата Коннектикут

Суть здесь в том, что бранные слова должны быть «направлены на личность слушающего». Речь здесь шла о некоем человеке, который раскричался на двух человек, шедших по улице. Конфликт касался проблем государственной религии, сильных выражений или личных выпадов не было. В судебном решении было отмечено, что «слова, провоцирующие насильственные действия» должны быть непосредственно адресованы слушающему или его провоцировать, а не просто обижать непричастное постороннее лицо или случайно услышавшего эти слова.

В процессе «Баффкинс» существенным было, произнесла ли она брань в адрес «системы» или адресовала их одному из арестовывающих ее полицейских.

11 То есть что-то вроде «Военный призыв - к ебене матери!» или «Ебал я военный призыв!»

Гудинг против Вильсона.

В этом деле фигурировали весьма агрессивные действия и оскорбительные выражения. В апелляции по поводу решения суда штата Джорджия главным образом шла речь о сквернословии и непристойных выражениях. По мнению судьи Бреннана, отменившего судебное решение суда штата, соответствующие слова «должны обнаруживать явное стремление спровоцировать насильственный акт».

***

В остальной части 6-й главы Т. Джей, в частности, отмечает, что оскорбительность того или иного выражения может сильно зависеть от пола или расы оскорбляемого. Слово asshole звучит оскорбительнее для женщин, чем для мужчин. В общем и целом, отмечает он, это слово не принадлежит к слишком грубым и широко употребляется американцами. Для того, чтобы «усилить» его, обычно прибегают к более грубым эпитетам (Fucking asshole!), чего Баффкинс не сделала. В большом количестве конфликтов, включающих сквернословие, внимание судебных органов обращалось на сопутствующие словам обстоятельства или действия: удары, наличие оружия и т.п. Без этих последних сквернословие обычно воспринималось судами много спокойнее.

Представляет интерес составленный автором рейтинг грубых слов и выражений. Подобный рейтинг в отношении русского сквернословия мог бы значительно облегчить юристам принятие судебных решений.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.