Научная статья на тему 'Биология и мировоззрение: вклад Р. С. Карпинской в развитие научной и философской методологии'

Биология и мировоззрение: вклад Р. С. Карпинской в развитие научной и философской методологии Текст научной статьи по специальности «Философия»

CC BY
91
6
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
Р. С. КАРПИНСКАЯ / КОЭВОЛЮЦИЯ / БИОФИЛОСОФИЯ / ГЛОБАЛЬНЫЙ ЭВОЛЮЦИОНИЗМ / БИОЛОГИЯ / МИРОВОЗЗРЕНИЕ / R. S. KARPINSKAYA / CO-EVOLUTION / BIOPHILOSOPHY / GLOBAL EVOLUTIONISM / BIOLOGY / WORLDVIEW

Аннотация научной статьи по философии, автор научной работы — Хен Юлия Вонховна

В статье рассматривается ряд направлений, в разработку которых внесла значительный вклад выдающийся отечественный методолог науки, учёный с мировым именем Р. С. Карпинская. Анализируется специфика её подхода к постановке и решению проблем эпистемологии науки. Отмечается, что в исторической перспективе её работы из области философии биологии представляются «системообразующими», т. е. во многом определившими облик современной философии естествознания. На основании проведённого анализа делается вывод, что идеи коэволюции, биофилософии, глобального эволюционизма и т. д., в разработке которых Р. С. Карпинская принимала активное участие, дали толчок и стали основой для многих современных концепций и теорий. Отмечается также активное участие Р. С. Карпинской в международной научной жизни.

Biology and Worldview: R. S. Karpinskaya''s Contribution to the Development of Scientific and Philosophical Methodology

The article describes a number of areas, in development of which R. S. Karpinskaya, a scientist with the world name, an outstanding methdologist of science, has made a significant contribution. We examine the specifics of her approach to the formulation and solution of the problems of epistemology of science. It is noted that in the historical perspective, her works in the field of philosophy of biology provide the backbone, that is, in many ways they have led to the appearance of modern philosophy of science. Based on this analysis, we conclude that the idea of co-evolution, biophilosophy, global evolution, etc., in which R. S. Karpinskaya took an active part, gave impetus and became the basis for many modern concepts and theories.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Биология и мировоззрение: вклад Р. С. Карпинской в развитие научной и философской методологии»

http://www.zabvektor.com

ISSN 2542-0038 (Online) ISSN 1996-7853

УДК 57

DOI: 10.21209/1996-7853-2018-13-2-167-171

Юлия Вонховна Хен,

доктор философских наук, ведущий научный сотрудник, Институт философии Российской академии наук (109240, Россия, Москва, ул. Гончарная, 12), e-mail: hen@iph.ras.ru

Биология и мировоззрение: вклад Р. С. Карпинской в развитие научной и философской методологии

В статье рассматривается ряд направлений, в разработку которых внесла значительный вклад выдающийся отечественный методолог науки, учёный с мировым именем Р С. Карпинская. Анализируется специфика её подхода к постановке и решению проблем эпистемологии науки. Отмечается, что в исторической перспективе её работы из области философии биологии представляются «системообразующими», т. е. во многом определившими облик современной философии естествознания. На основании проведённого анализа делается вывод, что идеи коэволюции, биофилософии, глобального эволюционизма и т. д., в разработке которых Р. С. Карпинская принимала активное участие, дали толчок и стали основой для многих современных концепций и теорий. Отмечается также активное участие Р. С. Карпинской в международной научной жизни.

Ключевые слова: Р. С. Карпинская, коэволюция, биофилософия, глобальный эволюционизм, биология, мировоззрение

Введение. В заглавии статьи использовано название монографии Регины Семёновны Карпинской («Биология и мировоззрение»), увидевшей свет в 1980 году и посвя-щённой философским проблемам адаптации биологических открытий в мировоззрении. 28 января 2018 года исполнилось 90 лет со дня рождения этого выдающегося философа и замечательного человека (28.01.192806.08.1993). В ознаменование этого юбилея сотрудники сектора био- и экофилософии Института философии РАН) провели конференцию «Философия биологии в новом диалоге с природой», участвовать в которой позвали её друзей, учеников, единомышленников и оппонентов, а также молодых учёных, знакомых с идеями Р. С. Карпинской только по многочисленным публикациям.

Регина Семёновна является одним из основателей отечественной философии биологии, соавтором первых вузовских учебников по философии естествознания, организатором и первым руководителем сектора философии биологии в Институте философии Академии наук (ИФАН; ныне - сектор био- и экофилософии Института философии РАН). Она активно участвовала в научной жизни, организовывала семинары и посещала философские конференции, проводившиеся как на территории СССР, так и за рубежом. Её международные связи были необычайно обширны, и ещё много лет после её смерти на её имя приходили приглашения участвовать в зарубежных конференциях.

Идеи Р. С. Карпинской существенным образом повлияли на философию биологии, как мы её воспринимаем сегодня. «Историческая справедливость» требует вернуться к истокам, чтобы новое поколение исследователей могло по достоинству оценить вклад Р. С. Карпинской в философский пейзаж, сегодня ставший привычным для всех.

Биология и мировоззрение. Тема влияния биологических наук на мировоззрение, на картину мира, в исследованиях Р. С. Карпинской неизменно присутствует как постоянное фоновое излучение. И дело не только в том, что второе высшее образование Регина Семёновна получала на биологическом факультете МГУ, но и потому, что сумела уловить тонким чутьём истинного эпистемолога (впрочем, как и многие её современники, например, И. Т. Фролов), что будущее принадлежит именно биологии. Физическая картина мира, привычная всем со школьной скамьи, и ставшая, по сути, синонимом естественнонаучного видения мира, под давлением ошеломляющих открытий в биологии постепенно стала отступать на второй план. В конце 70-х годов прошлого столетия, когда писалась монография «Философия и мировоззрение», это было не столь очевидно, как сегодня, когда слова «биотехнология» или «генноинженерный» вошли в повседневный словарь обывателя. Нельзя также не учитывать специфическую идеологическую атмосферу, в которой приходилось анализировать перспективы развития науки. Ещё живы пред-

© Хен Ю. В., 2018

167

ставители того поколения (я - в их числе), которые помнят, что любой свой вывод или наблюдение приходилось соотносить с мнением «классиков марксизма» Так, например, в цитируемой монографии можно прочитать: «В интерпретации новейших достижений в области генетической инженерии, генетики и экологии человека происходит серьёзная идейная борьба, в конечном счёте обусловленная противостоянием марксистской и буржуазной идеологий, несовместимостью политических и социально-экономических идеалов мира социализма и мира капитализма» [3, с. 206].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Но даже в условиях оруэлловского «двоемыслия» (а иногда и искренней веры в идеалы коммунизма) прозорливым умам удавалось вести подлинную работу, вычленять объективную истину. Р. С. Карпинская обращает внимание на «перегибы», которые, в азарте эпохальных открытий в области генетики, подстерегают теоретиков на стезе ассимиляции достижений биологической науки. Наиболее очевидным является, конечно, биологи-заторство, стремление рассматривать человека как продукт эволюции природной среды, (вульгарный дарвинизм, социал-дарвинизм), а также биологический редукционизм, сводящий многообразие сложных интеллектуальных и эмоциональных проявлений психики человека к ограниченному числу врождённых инстинктов. Но не меньшую опасность для объективности рассмотрения такого сложного биосоциального объекта, каковым является человек, представляет и противоположная крайность - социологизаторство, - являющееся, по сути, стремлением вывести человечество за рамки единого эволюционного процесса, перенести акцент на прогресс социальный. В представлении Р. С. Карпинской «срединный путь» лежит в сфере глобального эволюционизма. В абсолютно полном (и идеальном) натуралистическом описании генезиса homo sapiens, человек должен представать результатом естественного развития материи в масштабах космоса. Конечно, это идеальная конструкция (как замечала Р. С., она не может быть проверена экспериментом), но разве не таковы, по существу, все глобальные теории в чистом выражении?

Глобальный эволюционизм. Идея глобального эволюционизма, претендующая на описание развития любых материальных систем, связана в сознании большинства людей, прежде всего, с биологией, с дарвинизмом. Это понятно, поскольку из всех эволюционных теорий дарвиновская оказалась,

несомненно, самой яркой и влиятельной. Хотя, если быть точным, первоначально идея эволюции относилась не к живой природе, а к «косной» материи, к звёздным системам (И. Кант). Теория глобального эволюционизма имеет чётко выраженный мировоззренческий акцент и в качестве предпосылки присутствует в самых разных теориях и суждениях. Очевидно, экстраполяция естественнонаучного понятия за рамки обычной области его применения, чревато всевозможными «перегибами», влекущими за собой серьёзные ошибки, разночтения и неправомерные выводы.

Р. С. Карпинская, анализируя инфильтрацию идеи эволюции в широчайший культурный контекст, отмечает двоякое влияние, происходящее в рамках этого процесса. С одной стороны, основные идеи, понятия биологического эволюционизма становятся достоянием общей культуры, используются в самых различных областях. («Достаточно обратиться, например, к эволюционной эпистемологии, чтобы увидеть, насколько привлекательны понятия биологического эволюционизма для исследования развития даже такой сложнейшей субстанции как мышление, научное познание» [4, с. 4]). Однако встаёт вопрос о том, что при таком «окультуривании» (выражение Р. С.) происходит с самим научным эволюционизмом. Остаётся ли он тем же самым, как до того, как сделался объектом повышенного общественного интереса? Или популяризация идеи (сопровождающаяся неизбежной вульгаризацией) оказывает некоторое обратное воздействие на научный эволюционизм, и он перестаёт быть достоянием чистой науки, растворяясь в социологическом контексте. Ответ на этот вопрос можно найти в истории взаимоотношений дарвинизма с генетикой, начавшейся с разлада, прошедшей через несколько этапов и, вопреки распространённому заблуждению, до сих пор не пришедшей к благополучному завершению (противоречия между макро- и микроэволюцией до сих пор не удаётся преодолеть).

Общеизвестно, что дарвинизм подвергался критике со стороны учёных разных специализаций практически с момента возникновения. Фактически, даже раньше: достаточно вспомнить пресловутый спор Ж. Кювье и Э. Жоффруа Сент-Илера, приводимый во всех учебниках по истории биологии. В ходе этой дискуссии Кювье, опираясь на данные палеонтологии, биогеографии, морфологии и эмбриологии, вполне убедительно доказал, что эволюция в живой природе отсутствует. А всего только через двадцать лет после выхо-

да «Происхождения видов» можно было уже говорить о кризисе дарвинизма, причиной которого, не в последнюю очередь, стали усилия популяризаторов (А. Р. Уоллес, А. Вейс-ман, Т. Гексли и пр.), сделавших дарвинизм ясным для любого обывателя, но совершенно непригодным для серьёзных учёных.

Трудности дарвинизма, в частности, дали импульс развитию идей Г. Менделя, который впоследствии был назван «отцом генетики». Свои работы по гибридизации растений Мендель начал ещё до выхода в свет «Происхождения видов» и задачей своей ставил изучение проблемы наследственности, которая в то время обсуждалась очень активно. Ознакомившись с трудом Дарвина, Мендель пришёл к выводу, что дарвинизму «чего-то не хватает», и что его (Менделя) собственная гипотеза передачи наследственного материала лучше подходит на роль механизма эволюционного процесса.

Тридцать лет спустя (1900 г.) переоткрытые законы Менделя, а также работы Гуго де Фриза (открытие мутации), А. Вейсмана (теория детерминантов), Т. Моргана (хромосомная теория наследственности) и других авторов ознаменовали становление генетики как науки. Но эти же работы, всё ещё рассматривавшие мутации как отдельные курьёзы, представили изменчивость организмов как результат простой перекомбинации генов (детерминантов), таким образом, эволюция исчезла из биологии, и вплоть до формулировки принципов СТЭ (синтетическая теория эволюции: С. С. Четвериков, Дж. Б. С. Холдейн, Т. Добжанский, Дж. Г. Хаксли, И. И. Шмаль-гаузен, Э. Майр и др.) генетика и дарвинизм были противниками.

Как видно из приведённого примера, не только идеи науки способны оказывать влияние на общество, но и общественная жизнь, культура, присваивая себе научные концепции и преобразуя их в угоду различным политическим и социальным соображениям, способны влиять на судьбу научных идей. Эта же история показывает, однако, что если идея действительно плодотворна, то никакие временные трудности не заставят научное сообщество полностью от неё отказаться. Идея эволюции вернулась в науку и даже расширила сферу своего применения. Современный эволюционизм - глобальный, т. е. рассматривает всю актуальную природу как результат единого процесса развития. При этом, невзирая на всю критику в адрес Дарвина (причём, справедливую критику), именно ему приписывается авторство идеи. Один из основате-

лей синтетической теории эволюции, нобелевский лауреат Дж. Б. С. Холдейн объяснил сей факт следующим образом: «Учение об эволюции для того времени не было конечно новым, но ни Ламарк, ни другие выдающиеся биологи не сумели убедить учёный мир в том, что эволюция действительно происходит [9, с. 1]. Сделать это посчастливилось Чарльзу Дарвину. А кроме того, как отмечает Р. С. Карпинская, «какие бы разумные аргументы против дарвиновской концепции эволюции сегодня ни выдвигались, но именно Дарвин, как гениальный натуралист, показал далеко не полное совпадение проблем организации со всем объёмом общебиологических проблем. Простые примеры «комфортности» жизне-проживания низкоорганизованных существ не только показывают относительность понятий «простое» и «сложное», «низшее» и «высшее», но и заставляют задумываться над тайной жизни в целом. Как бы жизнь ни была «схожа» с неживой материей по тем или иным параметрам, но в её исследовании точными методами постоянно сохраняется «остаток», необъяснимый с их помощью» [4, с. 19].

Коэволюционная стратегия. Идея эволюции в культурном контексте нашла массу применений. В частности, она была использована в рамках одной из экологических теорий, которая получила название «коэволю-ционной стратегии развития общества и природы». Она предполагает, что для выхода из экологического кризиса достаточно будет осуществления гармонизации развития природы и общества, «обеспечивающей стабильное развитие окружающей человека среды» (Ви-кипедия). Некоторое время назад теория коэволюции была необычайно популярна, однако вскоре некоторые исследователи обратили внимание на то, что коэволюция природы и общества, строго говоря, невозможна по причине того, что два этих объекта движутся по разным временным шкалам. Эволюция природы измеряет своё время миллионами лет, тогда как человечество всем своим существованием насчитывает всего двести тысяч, из них «сознательных» - не более пяти тысяч (и это с большой натяжкой). Правомерно ли сопоставлять процессы со столь различной скоростью протекания? И неужели этой простой истины не понимали адепты коэволюционной идеи, в том числе и Р. С. Карпинская, обладавшая феноменальным чутьём на всяческие просчёты и несоответствия. Разумеется, ответ не столь очевиден, как представляется на первый взгляд. Дело в том, что изначально

термин «коэволюция» использовался в биологии для описания ситуации совместного развития, например, бабочки и цветка. Таким образом, сферой его применения было взаимное приспособление видов в ходе биологической эволюции. Академик Н. Н. Моисеев, работавший в этом направлении, понимал под коэволюцией «соразвитие», т. е. совместное развитие элементов одной системы, сохраняющей свою целостность и естественный (эволюционный) канал развития. Использование термина применительно к задачам экологии (в узком смысле) возможно только в качестве метафоры, и именно так обстоит дело в работах Р. С. Карпинской. Говоря о необходимости следовать коэволюци-онной стратегии развития, Регина Семеновна имеет в виду такое развитие человеческого общества, которое не будет хищническим образом разрушать стабильность окружающей среды (биосферы) и, путём создания системы экологических запретов и императивов, сумеет сохранить биологическое разнообразие, обеспечив тем самым возможность будущего на земле. То есть природа и общество должны соразвиваться как элементы одной системы. С учётом сказанного, историю использования термина «коэволюция» можно рассматривать как ещё один пример неправомерного употребления терминов науки в социальной сфере. В аналогичных условиях из дарвинизма получился социал-дарвинизм, а из идеи биологической коэволюции вышел целый спектр экосферных, ноосферных и прочих теорий, многие из которых, проистекая из вполне разумных оснований и числя в зачинателях уважаемых учёных (Вернадский, Чижевский) постепенно скатываются в чистую эзотерику. Р. С. Карпинскую очень беспокоил этот процесс. Она писала, что её «глубоко тревожит тот факт, что буквально разгулу ненаучных, фантастических, произвольно эклектичных религиозных представлений о глобальном эволюционизме, о космизме противостоит, как правило, лишь благостная футурологическая мечта о ноосферогенезе, о грядущей гармонии Человека и Природы, о гуманистической направленности процесса коэволюции. Реальное место конкретных естественных наук в изучении коэволюции почти не рассматривается. Засилие предельно широких, общефилософских рассуждений о ноосферогенезе лишь по видимости повышает престиж философии, поскольку при этом игнорируется сложность совмещения философского и конкретного научного знания» [4, с. 17].

Биофилософия. В конце своего творческого пути (впрочем, наверняка, это не планировалось как завершение, просто так сложились обстоятельства) Регина Семёновна занялась разработкой обобщённого, синтетического подхода в сфере философского осмысления комплекса «наук о жизни». Предложенный ею термин - биофилософия - как нельзя более точно описывает специфику нового направления, примкнуть к которому она немедленно предложила всем своим сотрудникам и единомышленникам.

Согласно определению Р. С. Карпинской, биофилософия - это «новейшее направление в философском осмыслении жизни, связанное с разработкой гуманистической проблематики. В неё включены проблемы единства жизни на Земле, жизни как высшей ценности человеческой культуры, обсуждение возможных путей сохранения жизни на Земле и соответственно путей изменения образа науки, её идеалов и норм. Ценностная ориентация научного исследования становится важнейшей в определении перспектив развития биологии и обретения ею лидирующих позиций в естествознании. Эта ценностная ориентация не привносится извне, но осознаётся и обговаривается самими естествоиспытателями. Свидетельство тому - возникновение своеобразных концепций, имеющих своей конечной целью именно общегуманистические заключения о перспективах человечества (социобиология, биоэтика, биологический структурализм, биополитика и др.) [7, с. 90].

Эта тематика разрабатывалась Региной Семёновной в конце 80-х годов прошлого века, но обратите внимание, насколько современно выглядит этот текст. Это потому, что сегодня мы продолжаем двигаться в указанном ею направлении, и в своих работах мы до сих пор используем идеи и подходы, предложенные ею.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Заключение. Мы рассмотрели лишь немногие проблемы из тех, которые занимали Регину Семёновну Карпинскую, и в разработку которых она внесла свой посильный вклад. К сожалению, тяжёлая болезнь положила конец её трудам. Но мы можем сказать, что в результате её кропотливой работы научный ландшафт в области философии биологии заметно изменился. Многое из того, что сегодня мы считаем само собой разумеющимся (биофилософия, глобальный эволюционизм, коэволюционные стратегии и т. п.), было создано, в том числе, и благодаря Регине Семеновне. Конечно, она была не единственным воином на этом поле, но её ясный голос был

чётко слышен в любой научной дискуссии. Её принципиальная позиция, трезвость мысли, умение отстаивать свои идеи, смело возражать самым маститым оппонентам и без обид

принимать конструктивную критику - это тот урок, который мы, её аспиранты и ученики, в меру сил пытались усвоить. Некоторым это даже удалось.

Список литературы

1. Биофилософия. М.: ИФ РАН, 1997. 250 с.

2. Глобальный эволюционизм (филос. анализ). М.: ИФ РАН, 1994. 151 с.

3. Карпинская Р. С. Биология и мировоззрение. М.: Мысль, 1980. 208 с.

4. Карпинская Р. С. Глобальный эволюционизм и науки о жизни // Глобальный эволюционизм. М.: ИФ РАН, 1994. С. 4-23.

5. Карпинская Р. С., Лисеев И. К., Огурцов А. П. Философия природы: коэволюционная стратегия. М.: Интерпракс, 1995. 352 с.

6. Карпинская Р. С. Биология и гуманизм // Философия биологии: вчера, сегодня, завтра. М.: ИФ РАН,

1996. С. 3-25.

7. Карпинская Р. С. Биофилософия - новое направление исследования // Биофилософия. М.: ИФ РАН,

1997. С. 90-94.

8. Философия биологии: вчера, сегодня, завтра. Памяти Регины Семёновны Карпинской: сборник. М.: ИФ РАН, 1996. 300 с.

9. Холдэн Дж. Б. С. Факторы эволюции: пер. с англ. / под ред. Б. Н. Васина. М.; Л.: Биомедгиз, 1935. 121 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Karpinskaja R. S. Die weltanschauliche Bedeutung der modernen Biologie. Gesellschaftswissenschaftlichen Beitrage. Berlin, 1978. Pp. 115-130.

Статья поступила в редакцию 27.01.2018; принята к публикации 25.02.2018

Библиографическое описание статьи_

Хен Ю. В. Биология и мировоззрение: вклад Р. С. Карпинской в развитие научной и философской методологии // Гуманитарный вектор. 2018. Т. 13, № 2. С. 167-172. DOI: 10.21209/1996-7853-2018-13-2-167-172.

Yulia V. Khen,

Doctor of Philosophy, Leading Researcher, Institute of Philosophy, Russian Academy of Sciences (12 Goncharnaya st., Moscow, 109240, Russia), e-mail: hen@iph.ras.ru

Biology and Worldview: R. S. Karpinskaya's Contribution to the Development of Scientific and Philosophical Methodology

The article describes a number of areas, in development of which R. S. Karpinskaya, a scientist with the world name, an outstanding methdologist of science, has made a significant contribution. We examine the specifics of her approach to the formulation and solution of the problems of epistemology of science. It is noted that in the historical perspective, her works in the field of philosophy of biology provide the backbone, that is, in many ways they have led to the appearance of modern philosophy of science. Based on this analysis, we conclude that the idea of co-evolution, biophilosophy, global evolution, etc., in which R. S. Karpinskaya took an active part, gave impetus and became the basis for many modern concepts and theories.

Keywords: R. S. Karpinskaya, co-evolution, biophilosophy, global evolutionism, biology, worldview

References

1. Biophilosophy. M: IFRAN, 1997. (In Rus.)

2. Global evolutionism. Philosophical analysis. M: IF RAN, 1994. (In Rus.)

3. Karpinskaya, R. S. Biology and worldview. M: Mysl', 1980. (In Rus.)

4. Karpinskaya, R. S. Global evolutionism and life sciences. Global evolutionism. M: IF RAN, 1994: 4-23. (In Rus.)

5. Karpinskaya, R. S., Liseev, I. K., Ogurtsov, A. P. Philosophy of nature: the co-evolution strategy. M: Interpraks, 1995. (In Rus.)

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Karpinskaya, R. S. Biology and humanism. Philosophy of biology: yesterday, today, tomorrow. M: IF RAN, 1996: 3-25. (In Rus.)

7. Karpinskaya, R. S. Biophilosophy - a new research direction. Biophilosophy. M: IFRAN, 1997: 90-94. (In Rus.)

fyMaHMTapHbm BeKTop. 2018. T. 13, № 2

8. Philosophy of biology: yesterday, today, tomorrow. M: IF RAN, 1996. (In Rus.)

9. Holden, J. B. S. Factors of evolution. M.-L: Biomedgiz1935. (In Rus.)

10. Karpinskaja, R. S. Die weltanschauliche Bedeutung der modernen Biologie. Gesellschaftswissenschaftlichen Beitrage. Berlin, 1978: 115-130. (In German)

Received: January 27, 2018; accepted for publication February 25, 2018

Reference to the article_

Khen Yu. V. Biology and Worldview: R. S. Karpinskaya's Contribution to the Development of Scientific and Philosophical Methodology // Humanitarian Vector. 2018. Vol. 13, No. 2. PP. 167-172. DOI: 10.21209/1996-78532018-13-2-167-172.