Научная статья на тему 'Биологические факторы трансформации маскулинности'

Биологические факторы трансформации маскулинности Текст научной статьи по специальности «Социология»

CC BY
168
111
Поделиться
Область наук
Ключевые слова
ГЕНДЕР / ФАКТОРЫ ТРАНСФОРМАЦИИ / МАСКУЛИННОСТЬ / ПОКАЗАТЕЛИ СМЕРТНОСТИ / ЗАБОЛЕВАЕМОСТИ

Аннотация научной статьи по социологии, автор научной работы — Эшиев А. К.

В статье говорится о факторах кризиса мужественности и трансформации маскулинности, о его биологических причинах. Даются статистические данные Кыргызстана. Отмечается необходимость гендерного подхода при реализации политики здравоохранения.

BIOLOGICAL FACTORS OF TRANSFORMA TION OF MASCULINITY

The article refers to the factors of the crisis of masculinity and the transformation of masculinity, his biological causes. Statistics are given in Kyrgyzstan. The necessity of a gender perspective in the implementation of health policy.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Биологические факторы трансформации маскулинности»

А. К. ЭШИЕВ,

кандидат политических наук, доцент,

Жалал-Абадский государственный университет, г. Жалал-Абад

БИОЛОГИЧЕСКИЕ ФАКТОРЫ ТРАНСФОРМАЦИИ МАСКУЛИННОСТИ

В статье говорится о факторах кризиса мужественности и трансформации маскулинности, о его биологических причинах. Даются статистические данные Кыргызстана. Отмечается необходимость гендерного подхода при реализации политики здравоохранения.

Ключевые слова: гендер, факторы трансформации, маскулинность, показатели смертности, заболеваемости.

В настоящее время в мировой научной литературе появляется немало монографий и статей, посвященных трансформации образа мужчины в современном обществе, кризисе маскулинности, изменению традиционной роли мужчины в семейной жизни. Можно предположить, что зачастую трансформация мужского гендерного конструкта, трансформация мужской идентичности связана с попыткой женщин уравнять свои права с мужчинами, получить независимость во всех сферах общественной и семейной жизни, право выбирать и быть избранными. В настоящее время женщины наравне с мужчинами занимают руководящие посты в правительстве, в руководящих структурах власти, в силовых ведомствах, в профессиональном спорте, охоте, то есть женщины вторглись в истинно мужские сферы деятельности, в связи с чем существенно понизился статус мужчин в обществе. В связи с этим можно говорить о кризисе мужественности и трансформации маскулинности в современном обществе.

Представители биологической школы Б. Ц. Урланис и В. А. Геодакян пытаются объяснить причины трансформации мужчин с биологической и медицинской точек зрения и увязывают этот процесс с повышенной смертностью мужчин, подверженностью новым заболеваниям. Они сделали попытку доказать, что мужчины являются «слабым полом». В СССР впервые обратил внимание на повышенную смертность мужчин и попытался выяснить причины сокращения средней продолжительности жизни мужчин Б. Ц. Урланис в публикации «Берегите мужчин» [1], получившей общественный резонанс еще в 1970-е годы. По мнению Б. Ц. Урланиса, мужской пол обладает «индексом мужской сверхсмертности» [2, с. 116]. Это связано с тем, что коэффициент смертности мужского пола превышает коэффициент смертности женского на равных возрастных промежутках жизнедеятельности.

Б. Ц. Урланис выделяет несколько причин сверхсмертности мужчин:

1. наибольшее количество случаев насильственной смерти среди молодых мужчин, чем у женщин;

2. несчастные случаи, являющиеся главной причиной смерти мужчин во многих возрастных группах, особенно среди молодёжи, связанные с увлечением мотоциклами, автомобилями, занятием экстремальными видами спорта и т. д.;

3. преждевременное старение мужского организма, которое является не физиологическим, а патологическим;

4. повышенная мертворождаемость мальчиков в сравнении с девочками и смертность мальчиков до одного года;

5. увлечение мужчин вредными привычками: алкоголизмом, курением, неумеренностью в еде [2, с. 124-127].

В Кыргызстане более половины мужчин злоупотребляют курением. Судя по опросам, проведенным в 2006 г., 73 % мужчин в возрасте от 25 до 45 лет злоупотребляют курением. Если взять возрастной период от 18 лет и до пенсионного возраста, то курящие среди них составят более 50 %. Среди женщин процент курящих составляет 12 %. Спустя 5 лет ситуация не улучшилась. В Кыргызстане в последнее время отмечается увеличение количества курящих. Наблюдается угрожающая тенденция превалирования мужской смертности над женской и сокращение средней продолжительности жизни мужчин [3].

Что касается детской смертности по полу (число умерших детей в возрасте до 5 лет на 1000 родившихся), то картина не менее утешительная: мальчики -

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

29,2 лет, девочки - 23,6 года [3]. В Кыргызстане число родившихся и умерших по полу имеет следующие показатели: родившиеся мужчины - 74 788, женщины - 71325, умершие мужчины - 20 372, женщины - 15802 [3]. Б. Урла-нис приводит такие интересные цифры того времени: средняя продолжительность жизни мужчин в СССР в 1968-1971 годах составляла 64,5 года, а женщин - 73,5: следовательно, мужчины жили на 9 лет меньше женщин [2, с. 121]. Для сравнения, в современном Кыргызстане средняя продолжительность жизни женщины - 73 года, средняя продолжительность жизни мужчины - 65 лет. Разница составляет 8 лет [3]. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении по полу составляет у мужчин - 65,3 года, у женщин - 73,5. Таким образом, разрыв составляет 8,2 года [3].

В связи с этим следует отметить, что средняя продолжительность жизни мужчин в середине - конце 1980-х годов была намного выше, чем к концу XX началу XXI в. Это связано, во-первых, с определенными результатами антиалкогольной кампании, инициированной М. С. Горбачевым, когда резко сократился выпуск алкогольной продукции и выросли цены на нее, снизилось потребление алкоголя. Также временно снизилось потребление суррогатной водки, во многих случаях заканчивавшееся летальным исходом. Во-вторых, активизировалась спортивная пропаганда и пропаганда здорового образа жизни. На предприятиях проводились спортивные мероприятия, которые способствовали «внедрению физической культуры в массы». Было множество спор-

тивных объединений, клубов и кружков, где дети и взрослые могли повышать уровень физического развития. Все это способствовало укреплению здоровья населения.

Б. Урланис утверждал, что настало время, когда охрану материнства надо дополнить охраной отцовства. Мужчины должны стать предметом особой заботы специальных лечебно-профилактических учреждений. Необходимо создать наряду с женскими консультациями мужские, которые будут способствовать повышению продолжительности жизни мужчин в нашей стране [2, с. 137]. В другой своей статье Б. Урланис отмечает, что в мужских консультациях должна быть развернута работа по сплошной диспансеризации мужчин старше сорока пяти лет. Это так называемая первичная профилактика, назначение которой - предупреждение заболевания среди здоровых людей, тех, кто ни на что не жалуется и к врачу не обращается. Современная структура причин смерти мужчин старше сорока пяти лет характеризуется преобладанием хронических болезней, требующих для своего успешного лечения раннего распознавания [4, с. 230].

Если посмотреть на статистику Кыргызстана, число умерших от болезней нервной системы составляет у мужчин - 283, у женщин - 217; от болезней систем кровообращения у мужчин - 8828, у женщин - 8816, от травм и других внешних воздействий у мужчин - 3145, у женщин - 809 [3]. В отличие от Кыргызстана во многих странах мира созданы кризисные центры и общественные организации для мужчин, основной целью которых является оказание им психологической, юридической, социальной и медицинской помощи, о чем мы отметили в первой главе. Именно в таких организациях мужчины могут реализовать свои истинно маскулинные качества. Среди таких организаций могут быть общества охотников, различные спортивные сообщества и клубы, клубы по интересам (автолюбителей, филателистов, нумизматов и т. д.), где мужчины могут обсуждать свои проблемы, не боясь быть непонятыми.

Другим представителем биологической школы в изучении мужчин и мужских проблем является В. А. Геодакян. В. А. Геодакян выделяет два потока информации - генеративный и экологический. Генеративный (передача генетической информации из прошлого в будущее) он связывает с женским полом (консервативным), а экологический (информация от среды, из настоящего в будущее) - с мужским (оперативным). В связи с этим у мужчин и у женщин по-разному происходит адаптация в меняющихся условиях. Женщины приспосабливаются к ситуации, а мужчины выходят из неё, находя новое решение. Мужчины берутся за новые, требующие поиска неординарные задачи, а женщины доводят решение знакомых задач до совершенства [4, с. 60-69]. Приписывая женскому полу консервативную миссию, а мужскому - оперативную, теория связывает эти параметры популяции с условиями среды и эволюционной пластичностью вида. В стабильной (оптимальной) среде, когда нет необходимости ничего менять, сильны консервативные тенденции и эволюционная пластичность минимальна. В движущей (экстремальной) среде, когда требуется повысить пластичность, усиливаются оперативные тенденции [4, с. 61].

У женского пола более широкая норма реакции, которая позволяет ему (полу) за счет модификационной пластичности покинуть зоны отбора, сохранить и передать потомству весь спектр исходных генотипов. У мужчин же узкая норма реакции заставляет его (пол) остаться в зонах элиминаций и подвергнуться интенсивному отбору. Поэтому мужской пол передает следующему поколению только узкую часть исходного спектра генотипов, максимально соответствующую условиям среды в данный момент [4, с. 61-62].

Геодакян пишет о том, что мужчины всегда и везде первыми осваивали все профессии, виды спорта. Но мужской пол обладает авангардной ролью не только в освоении различных видов деятельности, но и в подверженности различным заболеваниям и мутациям. Кроме того, мужской пол чаще подвержен «новым» болезням, или, как их называют, болезнями века, цивилизации, урбанизации: атеросклерозу, раку, шизофрении, СПИДу, а также социальным порокам: алкоголизму, курению, наркомании, азартным играм, преступности и т. д. [4, с. 67]. Но у мужчин преобладают творческие способности, пространственное воображение, абстрактное мышление, юмор. Выдающиеся ученые. композиторы, художники, писатели, режиссеры в основном мужчины, а среди женщин же много исполнителей [4, с. 67].

Таким образом, исходя из вышеизложенного, приходим к выводу, что средняя продолжительность жизни мужчин намного меньше средней продолжительности жизни женщин. Это обусловлено не только увлечением мужчин вредными привычками и более частыми несчастными случаями, но и тем, что мужской пол является наиболее подверженным воздействию различных неблагоприятных условий как внешних, так и внутренних. Мужскому полу приписывают оперативную миссию - постижение нового, любознательность, агрессивность и другие качества, которые относятся к внешней деятельности, к среде.

Интересные цифры есть в кыргызской статистике [3]. Так, если численность населения составляет - 5 477 620 человек, из них мужчины - 2 703 688, женщины - 2 773 932. И интересно, что постепенно с возрастом это соотношение меняется, о чем свидетельствует кыргызская статистика. Приведем соответственно следующие цифры: до 4 лет общее количество населения - 627 320, из них мужчины - 320 314, женщины - 307 314; возраст 20-24 лет общее количество населения - 598 084, из них мужчины - 299 313, женщины - 298 771; возраст 40-44 лет общее количество населения - 323 470, из них мужчины -158 341, женщины - 165 129; возраст 55-59 лет общее количество населения 178436, из них мужчины - 82 131, женщины - 96 305; возраст 65-69 лет общее количество населения - 55 927, из них мужчины - 24 388, женщины - 31 539; возраст 75-79 лет общее количество населения - 49 488, из них мужчины -18 963, женщины - 30 525; возраст 100 лет и старше общее количество населения - 425, из них мужчины - 53, женщины - 372 [3].

Можно констатировать, что природа на мужском поле ставит свои опыты в подверженности различным новым заболеваниям, мутациям, а женский пол, наоборот, совершенствует. Представители биологической школы считают, что

мужчин необходимо защищать не только от внешних воздействий окружающей среды, но и от самих себя. Они считают, что именно мужской пол, а не женский является «слабым».

Для того чтобы представить гендерно-специфическую картину заболеваемости, попытаемся проследить различия фактических показателей нарушения здоровья у мужчин и женщин. Анализ международной статистики помогает оценить факторы риска для здоровья женщин и мужчин. Ситуация в Кыргызстане, конечно, имеет свои особенности, тем не менее существуют универсальные для населения всего мира корреляции пола и здоровья.

Следуя Н. С. Григорьевой, разберем вопрос о том, насколько различия в здоровье мужчин и женщин определяются образом жизни и иными социальными причинами, а не сугубо физиологическими факторами [5, с. 252].

В большинстве стран мира регистрируется низкая продолжительность жизни и высокий уровень смертности мужчин во всех возрастах, поэтому межпо-ловые различия смертности обсуждаются в первую очередь многими демографами и социологами. Только в четырех странах мира регистрируется равная продолжительность жизни у мужчин и женщин или даже несколько большая продолжительность жизни мужчин - Бангладеш, Индия, Мальдивы и Непал.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

В сравнении с показателями смертности, показатели заболеваемости для любых групп населения не отражают реальность в полной мере, а предлагают только приблизительную оценку. Это связано с тем, что многие недомогания, болезненные явления, а также тяжелые болезни остаются незарегистрированными по различным причинам (отсутствие доступа к медицинской помощи, пренебрежение болезненными симптомами). Поэтому в медицине в целом принято говорить об эпидемиологии (науке о распространенности заболеваний) как регистрирующей только часть случаев заболеваемости.

Факты позволяют исследователям определить общую тенденцию следующим образом. Женщины более уязвимы к хроническим патологиям, которые не являются ведущими причинами смертности. Мужчины в большей степени страдают теми хроническими заболеваниями, которые угрожают жизни. Кроме того, женщины чаще обращаются за медицинской помощью, но живут дольше, а мужчины реже обращаются за помощью, но умирают раньше. Частота обращения за помощью зависит в том числе от удовлетворенности состоянием своего здоровья. Эти различия свидетельствуют о том, что субъективные ощущения здоровья и болезни отличаются у женщин и мужчин точно так же, как отличаются объективные показатели заболеваемости.

Одно из наиболее распространенных заблуждений в здравоохранении и общественном мнении относительно различий в здоровье состоит в том, что акцент в большинстве статистических обзоров делается на смертности, тогда как главная задача охраны здоровья, которая учитывает потребности женщин, заключается в улучшении здоровья, а не снижении смертности. Здоровье - это особая сфера, где в полной мере проявляются биологические различия между мужчинами и женщинами, поэтому в гендерном подходе к здравоохранению необходимо усилить социальную составляющую здоровья [5, с. 9-23].

Анализируя показатели смертности, важно рассматривать не только заболеваемость, но и качество медицинских услуг, уровень жизни, социальные гарантии в области здравоохранения. Не только биологические риски создают гендерную асимметрию здоровья. Не менее важна также и способность женщин и мужчин управлять своей жизнью, справляться с рисками, вести здоровый образ жизни и др.

Н. С. Григорьева и Т. В. Чубарова предлагают концепцию взаимосвязи жизненного цикла и гендерных различий здоровья для акцентирования и объяснения социальной причинности заболеваний [6, с. 17]. Предполагается, что фактор возраста является определяющим в нарушениях здоровья. Жизненный цикл связан с последовательностью событий, происходящих в различные отрезки жизни и связанных с этапами детства, юности, взрослости, старости. Каждый из этапов жизненного цикла характеризуется уровнем здоровья, который зависит как от и биологических различий, так и от выполняемых социальных ролей. Соответственно, нарушения здоровья могут быть объяснены с помощью социальных функций, приписываемых мужчинам в различные возрастные периоды. Так, в Кыргызстане возрастные коэффициенты смертности по полу и возрастным группам следующие: в возрасте 0-4 лет мужчины -

29,2 лет, женщины - 20,1 лет; в возрасте 35-39 лет мужчины - 5,9 лет, женщины - 1,9 лет; в возрасте 40-44 года мужчины -7,1 лет, женщины - 2,6 года, в возрасте 50-54 лет мужчины - 15,8 лет, женщины - 5,7 лет [3]. Пол является одним из значимых факторов и зависимой переменной в здоровье населения, наряду с социальным классом, возрастом, этничностью, расой. Социальная и культурная стратификация здоровья и болезни - известный факт, который изучается культурологами, социологами, медиками и психологами.

Интересные цифры приводят российские исследователи из примера Великобритании и ФРГ [6, с. 105]. Так, в этих странах зависимость уровня смертности и заболеваемости от пола и социального класса демонстрируется следующими примерами: среди британских мужчин в возрасте 20-64 лет уровень смертности у малоквалифицированных рабочих в 2,5 раза выше, чем у высококвалифицированных специалистов. Среди женщин это различие менее выражено. Дифференциация смертности в Великобритании зависит от принадлежности к верхним и нижним статусным группам. Увеличивающийся разрыв между ними обусловлен количеством смертей от рака легких, сердечнососудистых болезней и заболеваний сосудов головного мозга. В качестве возможных причин этих различий называются возрастающая безработица в нижних статусных группах, увеличение разницы в доходах и сокращение курения в верхних статусных группах.

С повышением образовательного уровня увеличивается предполагаемая продолжительность жизни. Более явно это соотношение характерно для мужчин. Одна из причин - малообразованные мужчины, по сравнению с женщинами, употребляют больше алкоголя. В исследовании сердечно-сосудистых заболеваний, проведенном в Германии, была показана четкая взаимосвязь между

социальной принадлежностью (сравнивались три различных социальных слоя, определенные с помощью переменных - образование, семейный доход и профессиональное положение) и количеством сердечно-сосудистых заболеваний. При этом выявилось, что у представителей низшего слоя выше риск заболевания сердечно-сосудистой системы (мужчины - в 2 раза, женщины -в 3 раза), нежели соответственно у представителей высшего слоя.

Сравнение субъективных представлений о здоровье и возможностях медицинской помощи у разных социальных групп содержится, в частности, в исследовании, проведенном в середине 1990-х годов в Санкт-Петербурге В. Дж. Браун и Н. Л. Русиновой [7]. Авторы не приводят сравнительную статистику, а пытаются понять с помощью данных, полученных из интервью, что в установках людей из различных слоев влияет на их заболеваемость. В этом исследовании половая принадлежность респондентов показана как фактор, который дифференцирует людей внутри одной и той же социальной группы. По данным этих исследований, менее образованные люди (особенно мужчины) постоянно подчеркивают давление внешних обстоятельств, которые ограничивают человека в способности действовать в интересах собственного здоровья. Относительно самообразования в вопросах здоровья также отмечаются различия между статусными группами. Люди с более низким социальным статусом считают, что приобретение новых знаний по вопросам здоровья не нужно и дополнительные усилия напрасны; наиболее часто такая позиция характерна для мужчин. Таким образом, пол индивида, уровень дохода и образования, характер занятости, а также этническая принадлежность и гражданство во многом определяют состояние и прогноз здоровья. Положение индивида в социальной системе во многом объясняет качество его здоровья, и свидетельства социальной стратификации здоровья могуч быть обнаружены в любом обществе. К примеру, давно признано, что туберкулез считается социальной болезнью. В Кыргызстане средняя смертность от туберкулеза по полу (кол-во человек на 100 000 населения) составляет: мужчины - 423, женщины -180 человек [3].

Отметим, что в различных культурах поддержание здоровья, переживание болезни и инвалидности, восприятие лечения вариативны относительно пола. Многими антропологами, наряду с другими культурными артефактами традиционных обществ, изучались ритуалы «наведения порчи» и целитсльства. В постиндустриальном обществе, где доступны услуги здравоохранения, также существуют различия в практиках здоровья среди представителей различных регионов, этничностей, субкультур, жителей города и села. Эталоны мужского здоровья и мужской силы не в меньшей степени романтизированы и требуют жертв. В результате мужчины также терпят боль, но по другим причинам, например, они подчиняются культурному требованию, согласно которому мужчина не должен реагировать на телесную или душевную боль. Не замечать болезнь, работать без отдыха, не жаловаться, не обращаться к врачам по «пустякам» - эти девизы закладываются в психику многих мальчиков в ранние

годы. Идеал супермена, как и идеал супермодели, требует поведения, истощающего силы организма. Считаем, что политика здравоохранения, представляя собой один из компонентов социальной политики, подразумевает целенаправленные действия государства в построении развитой системы охраны здоровья граждан. Как любая политическая цель, задача по улучшению здоровья населения требует наличия политической воли, законодательно закрепленных решений и практической деятельности по их исполнению. Гендерный подход необходим па всех этапах реализации политики здравоохранения как при оценке общего курса, законодательства и стратегии реформ, так и при оценке реализации нововведений и экспертизе результатов. Не менее важным является то, как гендерные проблемы воспринимаются на уровне микрополитик, в ежедневной практике учреждений медицинского и социального обслуживания.

Литература

1. Урланис, Б. Ц. Берегите мужчин / Б. Ц. Урланис // Литературная газета. - 1978. - 7 июня.

2. Урланис, Б. Ц. Эволюция продолжительности жизни / Б. Ц. Урланис. - М., 1978.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

3. Статистический сборник Кыргызской Республики, 2011.

4. Урланис, Б. Ц. И снова: берегите мужчин / Б. Ц. Урланис // Избранное. - М., 1985.

5. Григорьева, Н. С. Гендерные измерения здравоохранения / Н. С. Григорьева // Теория и методология гендерных исследований: курс лекций. - М.: МЦГИ, 2001.

6. Григорьева, Н. С. Гендерный подход в здравоохранении: учеб. пособие / Н. С. Григорьева, Т. В. Чубарова. - М.: Альфа-Принт, 2001.

7. Браун, В. Дж. Социальные неравенства и здоровье / В. Дж. Браун, Н. Л. Русинова // Журнал социологии и социальной антропологии. - Т. II. - 1999. - № 1.

А. K. EsHIEV

biological factors of transforma tion of masculinity

summary

The article refers to the factors of the crisis of masculinity and the transformation of masculinity, his biological causes. Statistics are given in Kyrgyzstan. The necessity of a gender perspective in the implementation of health policy.

Key words: gender, factors of transformation, masculinity, mortality and morbidity.

Поступила 29.10.2012 г.