Научная статья на тему 'Бальзаковский возраст'

Бальзаковский возраст Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
709471
3189
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
О. БАЛЬЗАК / O. BALZAC / ЖЮЛЬ ЖАНЕН / JOUL JANIN / А.П. ЧЕХОВ / A.P. CHEKHOV / КРЫЛАТЫЕ СЛОВА

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Душенко Константин

«Бальзаковский возраст» русская идиома, не существующая в других языках. Это выражение появилось в 1880-е годы, а его самые ранние формы почти на полвека раньше. Вопреки нередко бытующим представлениям, «бальзаковский возраст» с самого начала понимался так же, как он понимается и теперь.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Balzac age is a Russian idiom that does not exist in other languages. This expression appeared in 1880-s and its earlier forms half of the century before it. Despite the common belief, this expression from the very beginning had the same meaning as it has now.

Текст научной работы на тему «Бальзаковский возраст»

Константин Душенко БАЛЬЗАКОВСКИЙ ВОЗРАСТ

Аннотация. «Бальзаковский возраст» - русская идиома, не существующая в других языках. Это выражение появилось в 1880-е годы, а его самые ранние формы - почти на полвека раньше. Вопреки нередко бытующим представлениям, «бальзаковский возраст» с самого начала понимался так же, как он понимается и теперь.

Ключевые слова: О. Бальзак; Жюль Жанен; А.П. Чехов; крылатые слова.

Abstract. Balzac age is a Russian idiom that does not exist in other languages. This expression appeared in 1880-s and its earlier forms - half of the century before it. Despite the common belief, this expression from the very beginning had the same meaning as it has now.

Keywords: O. Balzac; Joul Janin; A.P. Chekhov.

В справочнике Ашукиных «Крылатые слова» (1955) в качестве источника этого выражения указан роман Бальзака «Тридцатилетняя женщина». Однако здесь же отмечено, что речь идет о «возрасте 3040 лет» (1, с. 36-37). Мы бы добавили: «и более позднем». Может быть, поначалу «бальзаковский возраст» был меньше?

Роман «Тридцатилетняя женщина» («La Femme de trente ans», 1842) составлен из новелл, которые публиковались с 1830 г. Третья новелла, опубликованная в 1832 г., называлась «В тридцать лет» («А trente ans»); в следующем году она вышла в России отдельным изданием под заглавием «Женщина в тридцать лет».

Но уже в 1836 г. писатель и критик Жюль Жанен заявил об открытии Бальзаком - нет, не тридцатилетней женщины, а «женщины от тридцати до сорока лет, и даже старше!» «Женщина тридцати-сорока лет слыла в прошлом неподвластной страстям, а следовательно, не существовала ни для романа, ни для драмы; сегодня же, благодаря этим триумфальным открытиям, сорокалетняя женщина царит в романе и драме полноправно и единолично. (...) Сорокалетняя женщина вытеснила из литературы шестнадцатилетнюю барышню». (Рецензия на водевиль Ж. Ансело и П. Фуше «Соперница» в газ. «Journal des débats» от 28 ноября 1836 г.; вторая цитата - в переводе Веры Мильчи-ной.) (19, p. 72; 5, с. 63).

Вера Мильчина по поводу этой цитаты замечает: «Бальзаковской героине, на которую намекает Жанен, было не 40, а 30 лет»; «Именно отсюда [из романа "Тридцатилетняя женщина"] пошло выражение "женщина бальзаковского возраста", хотя сегодня под ним подразумевают особ более преклонных лет» (5, с. 62).

В действительности женщина, «открытая» Бальзаком, с самого начала виделась в России, как и во Франции, преимущественно сорокалетней. В повести Владимира Соллогуба «История двух калош» (1839) читаем: «В сорок лет, что ни говори Бальзак, женщина в неприятном положении» (13, с. 17).

В повести Сергея Победоносцева «Милочка» (1845) упоминалась «отцветшая бальзаковская сорокалетняя красавица» (4, с. 156). (Выражение «сорокалетняя красавица» стоит запомнить - мы его встретим ниже.)

Тогда же рецензент «Отечественных записок» повторил слова Жюля Жанена, назвав Бальзака «литературным Христофором Колом-бом», который «открыл сорокалетнюю женщину»: «Дайте Бальзаку сорокалетнюю женщину, бледную, желтую, хилую, болезненную, пусть даже она будет с горбом или хромает, - ничего! она вмиг явится очаровательным созданием: романист-парадоксист оденет ее с изящным вкусом <...>; вы ослеплены, очарованы, пред вами не женщина зрелаго возраста, желтая и безобразная, - перед вами ангел, волшебница, сама Венера» (7, с. 2).

В таком случае причем здесь «Тридцатилетняя женщина»?

Прежде всего напомним, что определение «тридцатилетняя» тогдашний читатель понимал как галантное обозначение женщины в возрасте за тридцать, а пожалуй, и далеко за тридцать. Критик парижского «Артистического журнала» язвительно замечал:

«Ни для кого не тайна, что женщина переходит от двадцати девяти лет до шестидесяти без промежутков, и что тридцатилетняя женщина существует только в фантастическом воображении г-на де Бальзака» (рецензия на водевиль Ж.Б. Розье «В тридцать лет, или Рассудительная женщина», 1838) (20, р. 56).

На исходе XIX в. о том же говорил Оскар Уайльд: «Ей все еще тридцать пять с тех самых пор, как ей исполнилось сорок» («Как важно быть серьезным» (1895), пер. И. Кашкина) (14, т. 1, с. 433).

Паспортов тогда не было, и дамы легко сбавляли себе возраст. 32-летняя Эвелина Ганская на первой встрече с Бальзаком выдавала себя за 27-летнюю, т.е. 30-летней она стала лишь в 35 (10, с. 246). В маркизе д'Эглемон, героине новеллы «В тридцать лет» (1832), осведомленные парижане находили сходство с графиней де Берни, возлюбленной молодого Бальзака, а ей в начале их романа было даже не сорок, а сорок пять, и она уже успела стать бабушкой.

Едва ли не центральное место занимает в этой новелле сравнение девушки со зрелой женщиной, причем безусловно в пользу последней. «Тридцатилетняя женщина идет на все, а девушка из девичьего страха вынуждена перед всем отступать». «В эту пору она уже обладает необходимым тактом, умеет затронуть чувствительные струны мужского сердца и прислушаться к их звучанию». «Женщины знают тогда цену любви и дорожат ею, боясь утратить ее; в ту пору душу их еще красит уходящая молодость, и любовь их делается все сильнее от страха перед будущим» (пер. А. Худадовой) (2, т. 2, с. 187, 189, 193).

Гораздо менее известно, что в том же 1832 г. Бальзак воспел и сорокалетнюю женщину - в новелле «Поручение» из цикла «Сцены из частной жизни». Герои новеллы переживают «то время, когда кажутся всего обаятельней женщины известного возраста, иными словами, женщины между тридцатью пятью и сорока годами»; «встречается немало сорокалетних женщин более молодых, чем иные двадцатилетние»; «мы признались друг другу: он - в том, что госпоже такой-то

тридцать восемь лет, а я, со своей стороны, в том, что страстно люблю сорокалетнюю» (пер. М. Столярова) (2, т. 3, с. 49).

Не удивительно, что с 1830-х годов Бальзак - любимый автор не только французских, но и русских дам. В повести Михаила Загоскина «Три жениха» (1835) упоминаются только что доставленные из Парижа в некий губернский город «две французские книги в синей красивой обертке: это были "Сцены из приватной жизни", сочинение г. Бальзака» (заметим: те самые «Сцены...», в которые включена новелла «Поручение»). Прибывшая из Москвы дама востороженно восклицает: «Но Бальзак!.. Ах, Бальзак!! В Москве нет ни одной порядочной женщины, которая не знала бы его наизусть» (6, с. 72).

В 1838 г. вышла в свет повесть «Сорокалетняя женщина» («La Femme de quarante ans») Шарля де Бернара, друга и ученика Бальзака. В том же году эта повесть - под измененным заглавием «Сорокалетняя красавица» - появилась в «Библиотеке для чтения», самом популярном тогдашнем русском журнале. Повесть Бернара еще более утвердила представление о «бальзаковской женщине» как сорокалетней.

А в следующем, 1839 г., вышел роман Бальзака «Беатриса». Одной из главных героинь романа была сорокалетняя мадемуазель де Туш, «списанная» с Жорж Санд. Бальзак превозносит ее до небес: «Юности свойственно лакомиться зрелыми плодами, а ими богата щедрая осень женщин»; «их преданность безгранична; они слушают вас, они любят вас, наконец, они хватаются за любовь, как приговоренный к смерти цепляется за какой-нибудь пустяк, связывающий его с жизнью; (...) словом, абсолютную любовь можно узнать только через них» (пер. Н. Жаркова) (2, т. 4, с. 281, 282).

Как видим, «бальзаковский возраст» с самого начала понимался так же, как он понимается и теперь. Само это выражение чисто русское: оно неизвестно в других языках, включая французский.

Появилось оно не сразу, а лишь в последние десятилетия XIX в., например, в юмореске Чехова «От нечего делать» (1886): «Ах ты, бесстыдница! Впрочем, что ж? Бальзаковский возраст! Ничего не поделаешь с этим возрастом!»; «Бальзаковская барыня и психопатка» (17, с. 59, 163). Здесь героине 33 года, и ее причисление к «бальзаковским барыням» - отчасти следствие сильнейшего раздражения ее мужа, заставшего ее целующейся с молодым человеком.

Примерно к тому же времени относится эпизод из воспоминаний Марии Павловны Чеховой. Левитан неожиданно объяснился ей в любви; она рассказала об этом брату. Тот ответил: «Ему нужны женщины бальзаковского возраста, а не такие, как ты». Это выражение было тогда новым. «Мне стыдно было сознаться, - вспоминает Мария Павловна, - что я не знаю, что такое "женщина бальзаковского возраста", и в сущности я и не поняла смысла фразы Антона Павловича» (18, с. 43).

Такой женщиной была, как известно, художница Софья Кувшин-никова - прототип чеховской «Попрыгуньи». Их роман с Левитаном начался, когда ей было сорок, а Левитану - двадцать восемь.

В романе Лескова «Некуда» (1864) говорилось о «страстных женщинах бальзаковской поры» («пора» здесь синоним «возраста»), а в очерке Некрасова «Петербургские углы» (1845) - о женщине «в полном цвете бальзаковской молодости, с красными, как бурак, одутловатыми щеками» (9, т. 2, с. 495; 11, т. 7, с. 117).

У Салтыкова-Шедрина, а также у Некрасова и Лескова, «бальзаковская женщина» дается в сугубо ироническом контексте:

«- Сорок годков изволили получить! Самая, значит, пора!

Я делаю чуть заметный знак нетерпения.

- По Бальзаку, это именно настоящая пора любви. Удивительно, говорят, как у этих сорокалетних баб оно знойно выходит...»

«Я, твоя бедная мать, эта сорокалетняя женщина, cette femme de Balzac, comme dit le Butor! [бальзаковская женщина, как говорит Butor]». («Благонамеренные речи», гл. «Еще переписка», 1874) (12, с. 317, 319).

Никакого сколько-нибудь известного Бютора не существовало, как не существовало во Франции выражения «femme de Balzac».

Прообраз оборота «бальзаковский возраст» мы находим уже в 1837 г. Рецензент одноактной комедии «Дамы-благотворительницы» Феликса Арвера недоумевал, зачем понадобилось автору сделать своих героинь женщинами в зрелых и даже перезрелых летах; женщинами, которые перешли уже бальзаковскую грань женской молодости -роковую грань, за которою уже не цветут никакие розы, и только витают морщины.

Сорокалетняя влюбленная женщина встречалась в литературе и раньше. В XVIII в. Генри Филдинг писал о ней почти так же, как и Бальзак:

«. Благоразумная страсть, которую женщина в этом возрасте чувствует к мужчине, во всех отношениях разнится от пустой детской любви девочки к мальчику, которая часто обращена только на внешность и на вещи ничтожные и преходящие.» («Том Джонс» (1749), кн. I. гл. 11; пер. А. Франковского) (15, с. 56).

Разница только в том, что у Филдинга это чистый сарказм, а вовсе не панегирик.

Леон Гозлан в мемуарном очерке «У Бальзака» (1853) заметил, что Бальзаку удалось «неопределенно продолжить в них [женщинах] возраст возможности любить и особенно быть любимыми» (3, с. 195).

Об этой заслуге французского романиста говорит и русская дама в повести Владимира Зотова «Между Петербургом и Москвою» (1853):

«Мне тридцать пять лет, а со смертью Бальзака кончились в литературе все апотеозы сорокалетних красавиц. [Опять-таки отметим этот оборот, повторяющий заглавие русского перевода повести де Бернара. -К. Д.] Только его гений мог сделать интересною женщину этих лет. Неблагодарные женщины, мы и не подумали воздвигнуть ему памятник в награду за один из самых смелых подвигов, о которых когда-нибудь упоминалось в истории!» (7, с. 21).

Список литературы

1. Ашукин Н.С., АшукинаМ.Г. Крылатые слова: Литературные цитаты. Образные выражения. - Изд. 2-е, доп. - М.: Худ. лит., 1960. - 752 с.

2. Бальзак О. де. Собрание сочинений: В 24 т. - М.: Правда, 1960.

3. Гозлан Л. Воспоминания о Бальзаке // Библиотека для чтения. - СПб., 1854. -Т. 123, № 2. - С. 192-211 (7-я паг.). - (Перевод мемуарного очерка «У Бальзака», опубликованного в журн. «Revue Contemporaine», 1853, т. 10.).

4. Живые картины: Повести и рассказы писателей «натуральной школы». - М.: Моск. рабочий, 1988. - 492 с.

5. Жирарден Д. де. Парижские письма виконта де Лоне. - М.: Нов. лит. обозр., 2009. - 496 с.

6. Загоскин М.Н. Три жениха: Провинциальные очерки // Библиотека для чтения. -СПб., 1835 - Т. 10, № 5. - С. 25-100 (1-я паг.).

7. Зотов В. Р. Между Петербургом и Москвою: Рассказ в шести станциях // Пантеон. - 1853. - Т. 8, кн. 4. - С. 1-54 (1-я паг.).

8. Иностранная литература: Новый роман Бальзака // Отечественные записки. -СПб., 1845. - Т. 38, № 1. - С. 2-5 (7-я паг.).

9. ЛесковН. С. Собр. соч.: В 11 т. - М.: Гослитиздат, 1956-1958.

10. МоруаА. Прометей, или Жизнь Бальзака. - М.: Радуга, 1983. - 672 с.

11. НекрасовН. А. Полное собрание сочинений и писем: В 15 т. - Л. (СПб.): Худ. лит., 1981-2000.

12. Салтыков-Щедрин М. Е. Благонамеренные речи. Еще переписка // Салты-ков-ЩедринМ. Е. Собр. соч.: В 20 т. - М.: Худ. лит.-1971. - Т. 11. - С. 310-343.

13. СоллогубВ.А. Три повести. - М.: Советская Россия, 1978. - 285 с.

14. Уайльд О. Избр. произв.: В 2 т. - М.: Республика, 1993.

15. ФилдингГ. История Тома Джонса, найденыша. - М.: Худ. лит., 1973. - 879 с.

16. Французский театр в Париже // Библиотека для чтения. - СПб., 1837. - Т. 21. -С. 118 (7-я паг.)

17. Чехов А. П. От нечего делать (Дачный роман) // Чехов А. П. Полн. собр. соч. и писем: В 30 т. Соч.: В 18 т. - М.: Худ. лит., 1979. - Т. 5. - С. 158-163.

18. ЧеховаМ.П. Из далекого прошлого. - М.: Худ. лит., 1960. - 269 с.

19. Janin J. Histoire de la littérature dramatique. - Paris: Michel Lévy Fréres, 1858. -Т. 6. - 376 p.

20. Theatre du Vaudeville [Recensio] // Journal des artistes. - Paris, 1838. - № 1 (7 janvier). - P. 56-57. - Rec. ad op.: Rosier M. «A Trente Ans, ou la Femme raisonnable, drame-vaudeville en trois actes». - Mode of access: https://books.google.ru/books?id=0oI_AAAAcAAJ&pg=PP2&lpg=PP2&dq=A+Trente+An s,+ou+la+Femme+raisonnable,+drame-

vaude-

ville+en+trois+actes&source=bl&ots=W27EAI75lA&sig=mwHMI_iXpX8VnzLHXniCAj6 9JLk#v=onepage&q=A%20 Trente%20 Ans%2 C%20 ou%20 la%20 Femme%20 raisonnab le%2 C%20 drame-vaudeville%20 en%20 trois%20 actes&f=false

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.