Научная статья на тему 'Аутодеструктивное поведение подростков в контексте отклоняющегося развития личности'

Аутодеструктивное поведение подростков в контексте отклоняющегося развития личности Текст научной статьи по специальности «Психологические науки»

CC BY
1807
150
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Акмеология
Ключевые слова
АУТОДЕСТРУКТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ / ПОДРОСТОК / САМОСОЗНАНИЕ / ВНУТРЕННИЕ ПРОТИВОРЕЧИЯ / ПСИХОЛОГИЧЕСКИЙ МЕХАНИЗМ РАЗРЕШЕНИЯ ПРОТИВОРЕЧИЙ / SELF-INJURIOUS BEHAVIOR / TEENAGER / SELF-CONSCIOUSNESS / SELF-CONTRADICTIONS / PSYCHOLOGICAL MECHANISM OF CONFLICT RESOLUTION

Аннотация научной статьи по психологическим наукам, автор научной работы — Ипатов Андрей Владимирович, Шишигина Татьяна Робертовна

В статье исследуется аутодеструктивное поведение подростков. Авторы рассматривают его в контексте отклоняющегося развития личности, движущими силами которого являются противоречия самосознания. На материале сравнительного анализа содержания внутренних противоречий подростков с регулярным и эпизодическим аутодеструктивным поведением раскрывается неконструктивный способ их разрешения в направлении зависимости и разрушения личностных новообразований самоконтроля и саморегуляции. Анализ эмпирических данных позволил авторам описать аутопсихологический механизм аутодеструкции у подростков на начальной стадии её становления.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

TEENAGERS’ SELF-INJURIOUS BEHAVIOUR IN THE CONTEXT OF THE DEVIANT PERSONALITY DEVELOPMENT

The article studies the self-injurious behavior of teenagers. The authors consider it in the context of the personality deviant development driven by contradictions of self-consciousness. On the base of the materials of the comparative analysis of content of teenagers’ self-contradictions with regular and episodic self-injurious behavior, there is defined a non-constructive method of resolving them in the direction of dependence and destruction of personality new formations self-control and self-regulation. The analysis of empiric data allowed the authors to describe auto-psychological mechanism of self-injuriousness of teenagers at the initial stage of its development.

Текст научной работы на тему «Аутодеструктивное поведение подростков в контексте отклоняющегося развития личности»

УДК 59.9.072.422

АУТОДЕСТРУКТИВНОЕ ПОВЕДЕНИЕ ПОДРОСТКОВ В КОНТЕКСТЕ ОТКЛОНЯЮЩЕГОСЯ РАЗВИТИЯ ЛИЧНОСТИ

Ипатов Андрей Владимирович — кандидат психологических наук, доцент Санкт-Петербургского государственного института психологии и социальной работы; Санкт-Петербург, 12-линия В.О., д. 13; е-mail: spbavi@mail.ru

Шишигина Татьяна Робертовна — кандидат психологических наук, доцент Санкт-Петербургского государственного университета промышленных технологий и дизайна; Санкт-Петербург, ул. Большая Морская, 18; е-mail: trsh2008@yandex.ru

Введение

Аутодеструктивное поведение это наиболее опасные для самоосуществления человека виды социально-поведенческих девиаций, например: употребление ПАВ, членовредительство, суицид, зацепинг, несоблюдение медицинских предписаний, выученная беспомощность, трудоголизм [5; 7; 9]. Не все проявления аутодеструктивного поведения ведут человека к преждевременной смерти, но любые его формы препятствуют биологическому, психологическому и социальному благополучию, противоречат развитию.

Всевозрастной подход определяет развитие как единство «приобретений и потерь» на протяжении жизни [11]. В этой логике понятие саморазрушения отражает регрессивные процессы, а понятие самопостроения — прогрессивные процессы развития. Приставка «само-» в том и другом случае обозначает процессы, осуществляемые в отношениях человека с самим собой. Таким образом, саморазрушение (аутодеструк-ция) — это один из вариантов развития, специфика которого не в его существовании, а в нарушении соотношения приобретений и потерь в целостном потоке развития, выбора личностью деструктивного режима жизни.

Мы определяем аутодеструктивное поведение как проявление отклоняющегося, непутевого личностного развития. Отсюда следует вопрос о направленности развития: «куда» развивается личность, если есть и путь «не туда»?

Линии развития человека: органическая, социальная и личностная. Вектор органического развития ориентирован

на продолжение рода; социального — на интеграцию в общество; личностный вектор устремлён к самоопределению и самоосуществлению через увеличение психологической сложности и гибкости. Отсюда саморазрушение в телеологическом смысле есть отказ личности от своего пути, редукция сложности и потеря гибкости (причём самостоятельно, без управляющих воздействий извне), психологическое движение от субъектности к объектности. Это движение запускает другие процессы, идущие в том же направлении, такие как социальная дезадаптация, деградация межличностных связей и отношений, разрушение соматического здоровья, преждевременный физический уход.

Начало многим аутодеструктивным практикам приходится на возраст 1315 лет, по разным статистическим данным каждый третий современный подросток знаком с саморазрушением.

Психологический подход к решению проблемы связан с познанием роли личности в становлении аутодеструктивного поведения.

Развитие идёт по пути разрешения внешних и внутренних противоречий. Принцип субъекта связан с тем, каким образом сам человек разрешает различного рода противоречия в своей жизни и развитии [1]. Подростковый возраст — совокупность противоречий. Причины девиаций Л.С. Выготский связывал с психологическим конфликтом между ребёнком и социальным окружением или между отдельными сторонами и слоями личности ребёнка [3]. Подростковый возраст — это период второго рождения личности, когда движущие силы развития смещаются извне внутрь [6]. Поэтому внутренние противоречия и способы их разрешения приобретают большую актуальность в понимании причин нарушений поведения и развития.

РЕЗЮМЕ

В статье исследуется аутодеструктивное поведение подростков. Авторы рассматривают его в контексте отклоняющегося развития личности, движущими силами которого являются противоречия самосознания. На материале сравнительного анализа содержания внутренних противоречий подростков с регулярным и эпизодическим аутодеструктивным поведением раскрывается неконструктивный способ их разрешения в направлении зависимости и разрушения личностных новообразований — самоконтроля и саморегуляции. Анализ эмпирических данных позволил авторам описать аутопсихологический механизм аутодеструкции у подростков на начальной стадии её становления.

Ключевые слова: аутодеструктивное поведение, подросток, самосознание, внутренние противоречия, психологический механизм разрешения противоречий.

Но если девиации в форме ауто-деструкции также своим источником и движущей силой имеют противоречия и конфликты, тогда очевидно, что не всякое противоречие ведёт к развитию. Деструктивный характер разрешения внутренних противоречий определяется особенностями и самих противоречий, и активностью личности по их «снятию».

Мы рассматриваем аутодеструктив-ное поведение как неконструктивный способ разрешения внутренних противоречий, учитывая стремление личности к согласованности внутреннего мира, и смещаем мишени психокоррекцион-ного воздействия с симптомов саморазрушения на работу с самосознанием, активностью личности, направленной на разрешение его конфликтов и противоречий.

Самосознание существует как внутренний диалог, противоречие разных смысловых позиций. Возникает «внутренняя необходимость» конфликта, устремлённость сознания к достижению согласованности и непротиворечивости внутреннего мира. Противоречия разрешаются по типу монолога, следования одному голосу в ущерб другому, по типу взаимодействия, компромисса голосов, по принципу творческой задачи, когда сравнение двух смысловых позиций предполагает обращение к третьей. Поведение будет соответствовать доминирующей в разрешении противоречий позиции, которая, не являясь собственно мотивом, в то же время способна стать смысловой опорой внутреннего выбора [2]. Созидательный или разрушительный потенциал противоречия будет заключаться в том, какие психические функции становятся такой опорой, определяют перспективы изменения личности в направлении её усиления или ослабления.

Опираясь на приведённые методологические положения, мы предприняли эмпирическое исследование противоречий самосознания и их разрешения у подростков с разной направленностью поведения вне зависимости от формы аутодеструкции и пола несовершеннолетних.

Методика, организация и выборка исследования

Исследованы две группы подростков в возрасте 13-14 лет: 100 подростков с аутодеструктивным поведением (экспериментальная группа) и 100 подрос-

тков с нормативным поведением (контрольная группа).

Группы формировались по расчётному индексу аутодеструкции: для экспериментальной группы он равен 0,38, для контрольной — 0,14. Индекс ау-тодеструктивного поведения по каждой группе рассчитывался по формуле к = М/сЫ, где М — количество подростков с элементами аутодеструктивного поведения всех степеней вовлечённости (регулярность, нерегулярность, эпизодичность поступков); с — сумма видов аутодеструкции (потребление ПАВ, самоповреждения, зацепинг, пропуски школьных занятий, бессодержательное времяпрепровождение); N — количество подростков в исследуемой группе. Величина индекса (к) меняется в пределах от 0 до 1. Регулярность поступков означает их частую повторяемость во времени, хотя и с разными интервалами. При этом у подростков отсутствуют признаки физической зависимости, нет активного поиска повода и подходящей компании. Такие подростки относятся к группе риска, их не за что пока привлекать к ответственности, не от чего лечить (нет клинических признаков для постановки диагноза). Нерегулярность поступков — редкие повторы, от случая к случаю, — может быть реакцией на ситуацию (кто-то предложил сделать, попробовать). Эпизодичность — отдельные, однократные саморазрушительные пробы, эпизоды, поступки.

В экспериментальной группе представлены подростки с регулярной и нерегулярной аутодеструктивной практикой, в контрольной — только подростки с отдельными эпизодами саморазрушения.

Внутренние противоречия и способ их разрешения исследовались с помощью следующих методик.

1. Опросник «ДАП-11» выявляет лиц, склонных к различным видам аутодеструктивного поведения (аддик-тивному, суицидальному). Показатели выступают поведенческими индикаторами тенденций в разрешении внутренних противоречий.

2. Тест-опросник самоотношения и его элементов В.В. Столина, С.Р. Пан-тилеева (ОСО).

3. Методики исследования свойств личности и их самооценки (Р. Кетелл; Т. Дембо — С. Рубинштейн, модификация И.И. Мамайчук). Актуализируют у подростка столкновение двух противоположных установок — на самораскрытие и самозащиту, выявляют осоз-

наваемые качества и адекватность их самовосприятия.

4. Многоуровневый личностный опросник «Адаптивность» А.Г. Маклакова. Измеряет интегральные возможности психического и личностного развития.

Статистическая обработка данных включала дескриптивный и корреляционный анализ с целью получения ответов на вопросы исследования: 1) о существовании внутренних противоречий и их содержании; 2) о направленности разрешения противоречий в сторону развития личности или её разрушения. Хотя в корреляционных исследованиях причинно-следственную связь невозможно доказать статистически, подобные модели, если они методологически обоснованы, считаются целесообразными [8; 12].

В противоречия вовлекаются те внутренние образования, которые имеют значение, затрагивают смысловую сферу подростка, но при этом разные по смыслу и поэтому находящиеся в оппозиции друг к другу (взаимном отрицании), что создаёт определённое внутреннее напряжение, требующее разрешения. Формы такого разрешения могут быть разные — по типу диалога и конструктивного взаимообогащения, по типу монолога и достижения относительного согласия через подчинение одной позиции другой; разными будут и результаты «снятия» противоречий — изменения личности в направлении внутренней регуляции поведения на основе самостоятельности и ответственности или в направлении зависимости и ухода в управляемое извне поведение. Как это будет выглядеть на языке статистики?

Во-первых, значимые корреляции показателей самооценки и самоотношения в группах респондентов укажут на смысловые позиции в самосознании. При этом мера совпадения называемых подростком качеств своей личности (называемая самооценка) с корреляционной структурой компонентов самооценки и самоотношения (переживаемая самооценка) будет свидетельствовать о преобладании установки на самораскрытие или самозащиту, о готовности к диалогу (или монологу) во взаимодействии с собой и окружающими. Во-вторых, сопряжённость одних и тех же характеристик образа «Я» с противоположными по модальности компонентами самоотношения обозначит взаимоисключающие точки зрения подростков на себя, т.е. внутренние противоречия. В-третьих, взаимосвязи смысловых по-

зиций с переменными поведения укажут доминирующие в разрешении противоречий позиции, которым соответствует аутодеструктивное поведение. Оценка достоверности различий в уровнях изучаемых признаков между группами испытуемых проводилась на основе t-критерия Стьюдента для независимых выборок. Корреляционный анализ выполнен по методу Пирсона, в работе представлена интерпретация наиболее сильных и достоверных связей (величина коэффициента г > 0,6 при p < 0,05).

Результаты исследования и их обсуждение

Эмпирические данные подростков с разной направленностью поведения представлены в таблице 1.

Как видно из таблицы 1, в группах подростков выявлены статистически достоверные отличия образа «Я» и самоотношения. Подростки экспериментальной группы описывают себя тревожными и внушаемыми. У них противоречивый, конфликтный смысл «Я», выражающий амбивалентное самоотношение (высокие показатели как по позитивным, так и негативным модальностям отношения к себе). Подростки контрольной группы характеризуют себя совестливыми, романтичными, с высоким самоконтролем; обладают позитивным самоотношением.

Уровень склонности к аддиктивному поведению в экспериментальной группе в сравнении с контрольной характеризуется как высокий, в уровне предрасположенности к суицидальному поведению отличий между группами нет. Данный статистический факт, с одной стороны,

подтверждает существующее мнение о том, что отклонения в поведении — это норма для подростка. Девиантное поведение во всех изучавшихся его формах настолько широко представлено в подростковой субпопуляции, что деви-антностью является его отсутствие [6]. С другой стороны, значимые различия в индексе аутодеструктивного поведения между группами подростков при относительном сходстве в выраженности склонности к данному поведению указывают на наличие специфических механизмов регуляции саморазрушительных побуждений.

О готовности и способности к диалогу у подростков свидетельствует мера совпадения называемой и переживаемой самооценок. У подростков контрольной группы наблюдается совпадение этих самооценок, что говорит об их ориентации на самораскрытие. Результаты статистики указывают и на развитость рефлексии, что подтверждается положительной корреляцией данных объективного теста и самоотчёта по показателям «совестливость», «самоконтроль» и «романтичность».

Подростки с аутодеструктивным поведением между установками на самораскрытие и самозащиту выбирают последнее: отражаемые ими качества «Я» (внушаемость и тревожность) не являются смысловыми позициями, т.к. не связаны с основными показателями самоотношения. Это указывает на неготовность подростков к режиму диалога или на наличие его примитивных форм. Последнее более вероятно в контексте выявленных положительных корреляций показателей самообвинения

и данных объективного теста — тревожности и внушаемости. Таким образом, называемая самооценка у подростков с аутодеструкцией не является случайной и декларативной. Она защищает их собственное «Я» от самообвинения.

В исследуемых группах подростков обнаружены разные внутренние противоречия. У подростков контрольной группы в амбивалентных отношениях находятся следующие точки зрения на себя, которые на рис. 1 (корреляционная плеяда) обозначены римскими цифрами 1-111: беспечность, которой в себе подростки симпатизируют, но не уважают и ожидают критики со стороны других (I); романтичность, уважаемая для себя, но критикуемая с позиции себя и другого (II); способности к саморегуляции (совестливость и самоконтроль), вызывающие одновременно уверенность и сомнения в том, что за это можно себя уважать (III).

У аутодеструктивных подростков иные внутренние противоречия (рис. 2): эмоциональная устойчивость, ожидаемо положительно воспринимаемая другими, но не самим собой (I); самоконтроль как объект и самообвинения, и самоуважения, в том числе отражённого (II); рассогласованные представления по поводу управляемости собственного «Я» (Ш):«владею собой, контролирую эмоции и поведение и уважаю себя за это» и «не руковожу собой, не отвечаю за последствия и уважаю свою беззаботность».

Вместе с тем в обеих исследуемых группах противоречия возникают на основе личностных потребностей отнестись к себе с позиции другого

Таблица 1

Достоверно различающиеся психологические характеристики подростков

Диагностические параметры Экспериментальная группа Контрольная группа

Называемая самооценка Тревожность Внушаемость Совестливость Романтичность Высокий самоконтроль

Самоотношение Конфликтное: невысокое самоуважение и выраженная самоуверенность; аутосимпатия и самообвинение; низкий самоинтерес и высокое саморуководство; ожидаемое негативное отношение других и самопринятие Позитивное: высокие самоуважение, аутосимпатия и самоинтерес, ожидание позитивного к себе отношения и низкое самообвинение

Переживаемая самооценка Самоконтроль Эмоциональная устойчивость Беззаботность Коллективизм Совестливость Романтичность Самоконтроль Беззаботность

Склонность к аутодеструкции Высокая предрасположенность к аддиктивному и предрасположенность к суицидальному поведению Предрасположенность к аддиктивному и суицидальному поведению

Личностный адаптивный потенциал Низкий Удовлетворительный

Рис. 1. Внутренние противоречия подростков контрольной группы

Бсп — самооценка беспечности, А/смп — аутосимпатия, Отр с/от — отражённое самоотношение, Рмн — самооценка романтичности, С/обв — самообвинение, С/увж — самоуважение, Сов — самооценка совестливости, С/конт — самооценка самоконтроля.

(амбивалентные позиции в самооценках и оценках, ожидаемых от других) и потребностей выйти за пределы себя, отнестись к себе с позиции возможного «Я» (противоречия самооценок и самоотношения). Принципиальные различия между группами подростков заключаются в соотношении смысловых позиций, вовлекаемых в противоречия из разных источников: в контрольной группе противоположности как бы раздвигают границы самосознания, в большинстве своём устойчиво не проявляются в поведении (по данным объективного теста), но находятся в зоне ближайшего развития, т.к. связаны с компонентами позитивного самоотношения; в экспериментальной группе альтернативные точки зрения на себя отражают не столько по-

зиции предполагаемого, сколько реального «Я» (совпадение данных измерения и самоотчёта), и в этом усматривается тенденция самосохранения.

У подростков контрольной группы более сложный внутренний мир, в нём больше отношений, между которыми существуют рассогласования. У ауто-деструктивных подростков — более простой.

Аутодеструктанты переживают и решают противоречия, связанные с непосредственным контролем побуждений к аутодеструктивному поведению. Они пытаются справиться с саморазрушительными импульсами, веря в успех, но, видимо, активная неудовлетворённость данных стремлений сменяет самоуверенность на самообвинение.

В этой напряжённой внутренней борьбе с самим собой самокритикующее «Я» оказывается сильнее, вынуждая подростка активизировать внутренние ресурсы по самозащите: рефлексия подростков направлена на те качества, которые снижают самообвинение. Во внутреннем диалоге актуализируются и становятся доминирующими смысловые позиции «Я-тревожный» и «Я-зависимый». С этими позициями личность подростков себя идентифицирует. На таком фоне получает неосознаваемое подкрепление схожая по смыслу позиция «Я — беззаботный, доверчивый, за себя не отвечаю». Опосредованно возникает ещё один положительный эффект для внутреннего спокойствия подростка — переживания совести: «бессовестно быть самоуверенным в своей силе, по совести не думать о последствиях своего поведения, всё равно с собой не справиться». В структуре внутреннего мира аутодеструктив-ных подростков голос совести самостоятельно не звучит, он усиливается и соглашается с голосом «слабого Я» в моменты его монолога.

В результате такой работы самосознания внутренний мир становится понятным, предсказуемым, эмоционально приятным (т.к. снижается самообвинение, усиливается аутосимпатия) и в этом смысле простым: «Я — слабый, зависимый, несамостоятельный, не руковожу собой и своим поведением и нравлюсь себе таким». Однако достигнутое внутреннее равновесие вступает в противоречие с отражённым «Я»: растёт ожидание негативного к себе отношения (невнимания, непонимания, неуважения) со стороны других. Данное противоречие подростки преодолевают,

Отр с/отн

Сс/ \ II / Бсп

V обв

Л с/ ] ( с/

V конт Г V увж г) V рук J

III

Рис. 2. Внутренние противоречия подростков экспериментальной группы

А/смп — аутосимпатия, Эм уст — самооценка эмоциональной устойчивости, С/конт — самооценка самоконтроля,

С/обв — самообвинение, Отр с/от — отражённое самоотношение, С/уваж — самоуважение, Бсп — самооценка беспечности,

С/рук — саморуководство

Аутодеструктивные побуждения

Самоконтроль

Самоуверенность

Внушаемость, тревожность

Самопринятие

Конформные установки

V

Беспечность

Самоуважение

Управляемое извне поведение, отказ от саморегуляции

Рис. 3. Аутопсихологический механизм реализации аутодеструкции подростками

актуализируя своё «Я — коллективист, участник совместных дел», испытывая при этом самоодобрение, самопринятие, т.е. вполне дружеское самоотношение. Поведение, соответствующее данной позиции, скорее всего, будет конформным, подросток будет довольствоваться любой социальной ролью, предлагаемой группой. В этом случае ему легко подчинить личные интересы групповым, не нести личную ответственность и не возбуждать негативные эмоции в адрес собственного «Я».

Таким образом, в экспериментальной группе подростков внутриличност-ные противоречия «закручены» вокруг способностей к самоконтролю и саморегуляции и их оценки. Мы обнаружили, что, обладая этими способностями (по данным объективного теста), аутодеструктивные подростки предпочитают преувеличивать свою «слабость»: тревожность, несамостоятельность, внушаемость, пытаясь тем самым приглушить негативный фон самоотношения. Следствием такой внутренней проработки становится отказ от саморегуляции и уход в управляемое извне поведение, а это и есть саморазрушение личности, ведущей характеристикой которой как высшей психической функции является произвольность (рис. 3).

Аутодеструкция как отклоняющееся личностное развитие возникает со стремления подростка доказать своим поведением самому себе, что он действительно такой, каким себя представляет. Эти подростки обладают способностями к саморегуляции, но признают себя тревожными и зависимыми, каковыми на самом деле не являются, тем самым с помощью аутодеструкции уходят от себя настоящих.

Личность стремится к непротиворечивости, однако внутреннее противоре-

чие аутодеструктантов разрешается не в режиме диалога, потому что, принимая одну из альтернатив, они вынужденно «разрушают» что-то в себе, отказываясь от значимой части своего «Я». Это и есть саморазрушение, но только без сознательного умысла причинить себе вред, саморазрушение, идущее по принципу авторазрушения, при этом под удар попадают тонкие и высокоспециализированные механизмы личностной регуляции — самоконтроль и самоотношение. Обнаруженное противоречие, судя по индексу аутодеструкции в данной группе подростков, остаётся неразрешённым.

Активность сознания подростков контрольной группы в направлении согласованности внутреннего мира и контроля побуждений к аутодеструкции приводит к иным эффектам.

Подростки решают противоречия, суть которых — в противопоставлении смысловых позиций, ориентированных на собственное «Я» и отражённое «Я». Если личность подростка идентифицирует себя с человеком, привлекательным для других, то реализация саморазрушительных склонностей облегчается; если доминирует альтернатива, связанная с собственными критериями оценки, то аутодеструкция не допускается. Судя по индексу аутодеструктивно-го поведения в контрольной группе, указанное противоречие снимается, но не «победой» первой смысловой позиции, т.к. подростки не идентифицируют себя с теми качествами, которые положительно коррелируют с самоотношением. Механизм разрешения указанного противоречия носит диалоговый характер и реализуется актуализацией потенциала самоконтроля и ответственности: с одной стороны подростки воспринимают себя чувствительными к социаль-

ному одобрению, с другой — готовы поступать правильно, исходя из собственных убеждений и принципов.

И хотя способность к саморегуляции сама по себе не удерживает подростка от совершения аутодеструктивного поступка (нет прямой статистической связи между уровнем её выраженности и саморазрушением), но её осознание позволяет сделать правильный выбор: поведение соответствует той смысловой позиции, которая помогает утвердиться в этой способности. Развивающий потенциал преодоления противоречия состоит также в том, что при этом актуализируется потенциал ещё одного личностного свойства — самостоятельности.

Однако для подростков это непростой выбор — отделиться от группы. «Цена» этому — ухудшение межличностных контактов и взаимопонимания с окружающими, проявление конфликтности. Для самоуверенности подросткам нужна группа, но, чтобы не подчиниться ей, нужно внутри себя обладать силой сопротивления. Преодоление импульса аутодеструкции становится актом сознательных усилий, положительные эмоции в адрес «Я» (самопринятие) свидетельствуют о правильности внутреннего выбора.

Доминантные смысловые позиции, с которыми подростки себя идентифицируют и благодаря которым контролируют аутодеструктивные побуждения (самоконтроль, совестливость, романтичность), сами находятся в противоречивом отношении (рис. 1, III), т.е. напряжение воспроизводится, но на новом уровне, внутренний диалог продолжается. Рассогласование «Я-Я» отражается в снижении адекватности восприятия подростками себя и действительности, переживании неспособности самостоятельно регулировать

Аутодеструктивные побуждения

Озабоченность Отражённое позитивное отношение Беспечность Реализм Отражённое позитивное отношение Романтичность Самообвинение

/ Аутосимпатия /

Z

Самоконтроль Низкое самоуважение Совестливость Высокое самоуважение

1

Личностный адаптивный потенциал

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рис. 4. Аутопсихологический механизм сдерживания аутодеструкции у подростков

своё взаимодействие с окружающими, неустойчивости самоуважения. Указанное противоречие актуализирует интегральный адаптивный потенциал: разнообразные личностные возможности, необходимые для преобразования взаимодействия с собой и социумом. В этом состоит развивающий эффект рассмотренного противоречия подростков контрольной группы (рис. 4).

Выводы

Саморазрушение начинается с противоречия — стремления преодолеть аутодеструктивные побуждения и неспособность продуктивно его реализовать. На нарушения поведения подростки реагируют ужесточением самоконтроля, чувством вины и напряжённым ожиданием поддержки со стороны окружающих. В самосознании подростка актуализируются противоположные смысловые позиции, отражающие борьбу с самим собой: уверенность в своей способности управлять поведением и готовность обвинять себя за неё. Вторая альтернатива оказывается доминантной в сознании, вынуждая «Я» подростка искать средства самозащиты. Актуальное «Я» позиционирует себя тревожным, внушаемым, в этой точке зрения происходит несовпадение личности подростка с самой собой, она выходит из себя, за пределы того, что она есть на самом деле, задавая вектор самоизменения «от личности». Признавая себя тревожными и внушаемыми, подростки с аутодеструкцией получают психологическую выгоду в плане самоосвобождения от ответственности за последствия своего поведения, а по-

терю позитивного отношения окружающих компенсируют конформным принятием групповых норм безотносительно их социальной направленности.

Подростки с однократными пробами аутодеструкции переживают противоречия между ориентацией на мнение окружающих и стремлением к саморегуляции. Их разрешение идёт по типу взаимодействия противоположностей, когда во внутреннем пространстве актуализируются ресурсы духовного «Я» (моральность, добросовестность, сознательность, ответственность), интегрирующие указанные альтернативы. Недопущение реализации аутодеструк-тивных побуждений осуществляется благодаря усилению тенденции к самодетерминации своего поведения, выражающейся в опоре на внутренние, а не внешние критерии.

В отличие от подростков экспериментальной группы, которые стремятся к избавлению от напряжения и достижению внутреннего равновесия ценой культивирования личностной слабости, подростки контрольной группы возобновляют напряжение, создают новые предпосылки для внутреннего диалога. В результате такой активности сознания обеспечивается не только сдерживание аутодеструктивных побуждений, но и развитие личностного потенциала.

ССЫЛКИ

[1]. Абульханова К.А. Принцип субъекта в отечественной психологии // Психология. Журнал Высшей школы экономики. — 2005. — Т.2. — №4. — С. 3-21.

[2]. Василюк Ф.Е. Психотехника выбора // Психология с человеческим лицом: гуманистическая перспектива в постсоветской психологии. — М.: Смысл, 1997. — С. 284-314.

[3]. ВыготскийЛ.С. Развитие трудного ребёнка и его изучение // Собр.соч.: в 6 т. — М., 1984. — Т.5. — С. 178.

[4]. Девиантность подростков: теория, методология, эмпирическая реалистичность / Я.И. Гилинский, И.Н. Гурвич, М.М. Русакова [и др.]. — СПб: Медицинская пресса, 2001. — 198 с.

[5]. Змановская Е.В., Рыбников В.Ю. Девиантное поведение личности и группы : Учебное пособие. — СПб.: Питер, 2011. — 352 с.

[6]. Леонтьев А.Н. Деятельность. Сознание. Личность / А.Н. Леонтьев. — М.: Политиздат, 1975. — С. 109.

[7]. Менделевич В.Д. Психология де-виантного поведения : учёб. пособие / В.Д. Менделевич. — М.: МЕДпресс, 2001. — 427 с.

[8]. Наследов А.Д. Математические методы психологического исследования. Анализ и интерпретация данных. — СПб.: Речь, 2004. — 342 с.

[9]. Пилягина Г.Я. Аутоагрессия: биологическая целесообразность или психологический выбор? // Таврический журнал психиатрии. — 1999. — Т.3. — №3. — С.24-27.

[10]. Саморазрушающее поведение у подростков / под ред. А.Е. Личко, Ю.В. Попова. — Л., 1991. — С. 5-9. — (Сборник научных трудов / Ленингр. Науч.-исслед. психоневрол. ин-т им. В.М. Бехтерева; Т. 128).

[11]. Baltes P.B.. Reese H W., Lipsett L.P. Life-Span Developmental Psychology // Annual Review of Psychology. — 1980. — № 31.

[12]. Baron R.M., Kenny D.A. The moderator mediator variable distinction in social-psychological research — Conceptual, strategic and conceptual consideration // Journal of Personality and Social psychology. — 1986. Vol 51. — P. 1173-1182.

REFERENCES

[1]. Abul'hanova K.A. Princip sub'ekta v otechestvennoj psihologii [The principle of the subject in Russian psychology] //Psihologiya. Zhurnal Vysshej shkoly eh-konomiki. [Psychology. Journal of Higher school of Economics] 2005. Vol.2. No.4. Pp.3-21.

[2]. Vasilyuk F.E. Psihotekhnika vybora [Psychotechnics of choice]// Psihologiya s chelovecheskim licom: gumanisticheska-ya perspektiva v postsovetskoj psihologii [Psychology with a human face: a humanistic perspective in post-Soviet psychology]. — Smysl Moskva [The Meaning Of Moscow], 1997. — Pp. 284-314.

[3]. Vygotskij L.S. Razvitie trudnogo reben-ka i ego izuchenie [Development of a difficult child and his study] //Sobr.soch. [SOBR. works]: in 6 t. T.5. M., 1984. P. 178.

[4]. Deviantnost' podrostkov: teoriya, metodologiya, ehmpiricheskaya realistich-nost' [Adolescents 'deviance: theory, methodology, empirical realism] / YA.I. Gilin-skij, I.N. Gurvich, M.M. Rusakova [i dr.]. SPb: Medicinskaya pressa [ya. I. Gilin-sky, I.N. Gurvich, M.M. Rusakova [and others]. St. Petersburg: Medical press], 2001. — 198 p.

[5]. Zmanovskaya E.V., Rybnikov V.Yu. Deviantnoe povedenie lichnosti i gruppy: Uchebnoe posobie [Deviant behavior of personality and group: textbook]. — SPb.: Piter, 2011. — 352 p.

[6]. Leontiev A.N. Deyatel'nost'. Sozna-nie. Lichnost' [Activity. Consciousness. Personality] / A.N. Leontiev. — M. Politi-zdat, 1975. P. 109.

[7]. Mendelevich V.D. Psihologiya de-viantnogo povedeniya: [ucheb. posobie] [Psychology of deviant behavior: [studies. manual]] / V.D. Mendelevich. — M.: MEDpress [Moscow: Medpress], 2001. — 427 p.

[8]. Nasledov A.D. Matematicheskie metody psihologicheskogo issledovaniya. Analiz i interpretaciya dannyh — SPb.: Rech' [Mathematical methods of psycholo-

gical research. Data analysis and interpretation — SPb.: Speech], 2004. — 342 p.

[9]. Pilyagina G.Y. Autoagressiya: bio-logicheskaya celesoobraznost' ili psiholo-gicheskij vybor? [Aggression: biological or psychological appropriateness of the choice?] // Tavricheskij zhurnal psihiatrii [Tauride journal of psychiatry] — 1999. — Vol. 3, № 3. P. 24-27.

[10]. Samorazrushayushchee povede-nie u podrostkov [Self-destructive behavior in adolescents] / pod red. A.E. Lichko, YU.V. Popova [edited by A.E. Licko, V. Popov]. — L., 1991. — Pp. 5-9. — (Sbornik nauchnyh trudov/ Leningr. Nauch.-issled. Psihonevrol. In-t im. V.M. Bekhtereva; t. 128) [(Collection of scientific works/ Leningrad. Scientific.-research. Psychoneural. In-t im. V. M. Bekhtereva; T. 128)].

[11]. Baltes P.B.. Reese H W., Lipsett L.P. Life-Span Developmental Psychology // Annual Review of Psychology. 1980. № 31.

[12]. Baron R.M., Kenny D.A. The moderator mediator variable distinction in social-psychological research — Conceptual, strategic and conceptual consideration // Journal of Personality and Social psychology. 1986. Vol 51. P. 1173-1182.

TEENAGERS' SELF-INJURIOUS BEHAVIOUR IN THE CONTEXT OF THE DEVIANT PERSONALITY DEVELOPMENT

Andrey V. Ipatov — Candidate of Psychological Sciences, Associate Professor, Saint-Petersburg State Institute of Psychology and

Social Work; 12th Line, 13, Vasilievsky Island, Saint-Petersburg; е-mail: spbavi@mail.ru Tatiana R. Shishighina — Candidate of Psychological Sciences, Associate Professor, Saint-Petersburg State University of Industrial

Technologies and Design; Bolshaya Morskaya Street, 18, Saint-Petersburg; е-mail: trsh2008@yandex.ru ABSRACT

The article studies the self-injurious behavior of teenagers. The authors consider it in the context of the personality deviant development driven by contradictions of self-consciousness. On the base of the materials of the comparative analysis of content of teenagers' self-contradictions with regular and episodic self-injurious behavior, there is defined a non-constructive method of resolving them in the direction of dependence and destruction of personality new formations — self-control and self-regulation. The analysis of empiric data allowed the authors to describe auto-psychological mechanism of self-injuriousness of teenagers at the initial stage of its development.

Keywords: self-injurious behavior, teenager, self-consciousness, self-contradictions, psychological mechanism of conflict resolution.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.