Научная статья на тему 'Архитектура замков рыцарей-крестоносцев XI-XIII вв. На Ближнем Востоке'

Архитектура замков рыцарей-крестоносцев XI-XIII вв. На Ближнем Востоке Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
594
60
Поделиться
Ключевые слова
СРЕДНЕВЕКОВЬЕ / ФЕОДАЛИЗМ / КУЛЬТУРА / ЗАМОК / ФОРМЫ / АРХИТЕКТУРА / ТИП / РЕГИОНЫ / ЗАПАДНАЯ ЕВРОПА / БЛИЖНИЙ ВОСТОК / MIDDLE AGES / FEUDALISM / CULTURE / CASTLE / ARCHITECTURE / FORM TYPE / REGIONS / WESTERN EUROPE / MIDDLE EAST

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Килимник Е.В.

Основной целью представленного исследования является проведение культурно-исторического анализа эволюции форм средневековых феодальных замков как феномена рыцарской культуры в регионах Ближнего Востока. Задачей работы становится изучение общего и особенного в развитии архитектуры крепостей Иерусалимского средневекового королевства. В ходе исследования на основе культурно-исторического анализа определено, что оборонный замок символизировал военно-политическую, экономическую и юридическую власть, был средоточием рыцарской культуры и бытовавших в то время феодальных традиций, представлял собой укрепленный плацдарм для последующего завоевания новых земель на Ближнем Востоке. В ходе проведения культурно-исторического исследования архитектуры крепостей рыцарей-пилигримов Ближнего Востока было выявлено, что строительные приемы, возникшие в замковом зодчестве средневекового Леванта, заимствовавшие культурный опыт времен римской Античности, традиции формообразования крепостей Ассиро-Хеттского царства, свидетельствуют об определенном самостоятельном пути развития архитектуры рыцарских замков на Ближнем Востоке. В ходе анализа формообразования ближневосточных замковых комплексов XII-XIII вв. установлено, что, с одной стороны, они традиционно базировались на культурно-строительных обычаях, привнесенных в регионы Леванта европейскими рыцарями башенный тип замка, возникший в ходе завоевания в районах Израиля, Палестины и Сирии, с другой, несколько отличные от архитектурных традиций Западной Европы местные технологии обработки каменных квадров, сооружение крепостных стен, имеющих забутовку, использование цементного раствора, создание башнеобразных пристроев у башен-донжонов, сооружение системы сводчатых перекрытий в помещениях, имеющий значительный объем. В свою очередь, применяемые в Иерусалимском королевстве строительные новшества с активным использованием романо-византийских традиций, попадая на территорию средневековой Западной Европы, развивали рыцарскую культуру замкостроения.

ARCHITECTURE OF THE CASTLE CRUSADERS XI-XIII CENTURIES THE MIDDLE EAST

The main objective of the study presented is the holding of cultural-historical analysis of the evolution of forms of medieval feudal castles as a phenomenon of chivalric culture in regions of the Middle East. Objectives of the study becomes a study of the General and especial in the development of architecture of castles Medieval Kingdom of Jerusalem. Conducting study issues historic entity, feudal Castle in medieval culture. The study, based on cultural-historical analysis determined that the Defense Castle symbolized the politico-military, economic and legal power was the center of culture and the accepted wisdom at the time of feudal traditions was a fortified bridgehead for later conquest of new lands in the Middle East. During the cultural and historical study of architecture of fortresses of the Knights-pilgrims in the Middle East revealed that construction techniques result in the Castle architecture of the medieval Levant, which borrowed cultural experience since Roman Antiquity, tradition forming fortresses Assyria-the Hittite Empire, the attested to a particular development path independently of knightly castles architecture in the Middle East. In the analysis of the forming Middle Eastern castle complexes in XII-XIII centuries. It is found that on one hand they are traditionally based on cultural and construction practices, introduced in regions of the Levant European Knights tower type lock, arising in the course of the conquest in parts of Israel, Palestine and Syria, on the other hand several different from the architectural traditions of Western Europe, local stone processing technology, construction block walls with moellon, using cement mortar, creating tour adjacent accommodation near towers, arched ceiling system construction in areas having a significant amount. In turn, applied in the Kingdom building innovations with the active use of the Romano-Byzantine traditions, getting into the territory of medieval Western Europe, developed the knightly culture of castle building.

Текст научной работы на тему «Архитектура замков рыцарей-крестоносцев XI-XIII вв. На Ближнем Востоке»



ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

УДК 72.033/034 (4)

Е.В. Килимник

д-р искусствоведения, доцент, чл.-кор. Российской Академии естествознания, проректор по научной работе, НОУ ВПО «Уральский институт бизнеса», e-mail: kilimnik_06@mail.ru

АРХИТЕКТУРА ЗАМКОВ РЫЦАРЕИ-КРЕСТОНОСЦЕВ XI-XIII вв. НА БЛИЖНЕМ ВОСТОКЕ

Аннотация. Основной целью представленного исследования является проведение культурно-исторического анализа эволюции форм средневековых феодальных замков как феномена рыцарской культуры в регионах Ближнего Востока. Задачей работы становится изучение общего и особенного в развитии архитектуры крепостей Иерусалимского средневекового королевства. В ходе исследования на основе культурно-исторического анализа определено, что оборонный замок символизировал военно-политическую, экономическую и юридическую власть, был средоточием рыцарской культуры и бытовавших в то время феодальных традиций, представлял собой укрепленный плацдарм для последующего завоевания новых земель на Ближнем Востоке. В ходе проведения культурно-исторического исследования архитектуры крепостей рыцарей-пилигримов Ближнего Востока было выявлено, что строительные приемы, возникшие в замковом зодчестве средневекового Леванта, заимствовавшие культурный опыт времен римской Античности, традиции формообразования крепостей Ассиро-Хеттского царства, свидетельствуют об определенном самостоятельном пути развития архитектуры рыцарских замков на Ближнем Востоке. В ходе анализа формообразования ближневосточных замковых комплексов XII-XIII вв. установлено, что, с одной стороны, они традиционно базировались на культурно-строительных обычаях, привнесенных в регионы Леванта европейскими рыцарями - башенный тип замка, возникший в ходе завоевания в районах Израиля, Палестины и Сирии, с другой, - несколько отличные от архитектурных традиций Западной Европы местные технологии обработки каменных квадров, сооружение крепостных стен, имеющих забутовку, использование цементного раствора, создание башнеобразных пристроев у башен-донжонов, сооружение системы сводчатых перекрытий в помещениях, имеющий значительный объем. В свою очередь, применяемые в Иерусалимском королевстве строительные новшества с активным использованием романо-византийских традиций, попадая на территорию средневековой Западной Европы, развивали рыцарскую культуру замкостроения.

Ключевые слова: Средневековье, феодализм, культура, замок, формы, архитектура, тип, регионы, Западная Европа, Ближний Восток.

E.V. Kilimnik, Ural Institute of business

ARCHITECTURE OF THE CASTLE CRUSADERS XI-XIII CENTURIES THE MIDDLE EAST

Abstract.The main objective of the study presented is the holding of cultural-historical analysis of the evolution of forms of medieval feudal castles as a phenomenon of chivalric culture in regions of the Middle East. Objectives of the study becomes a study of the General and especial in the development of architecture of castles Medieval Kingdom of Jerusalem. Conducting study issues historic entity, feudal Castle in medieval culture. The study, based on cultural-historical analysis determined that the Defense Castle symbolized the politico-military, economic and legal power was the center of culture and the accepted wisdom at the time of feudal traditions was a fortified bridgehead for later conquest of new lands in the Middle East. During the cultural and historical study of architecture of fortresses of the Knights-pilgrims in the Middle East revealed that construction techniques result in the Castle architecture of the medieval Levant, which borrowed cultural experience since Roman Antiquity, tradition forming fortresses Assyria-the Hittite Empire, the attested to a particular development path independently of knightly castles architecture in the Middle East. In the analysis of the forming Middle Eastern castle complexes in XII-XIII centuries. It is found that on one hand they are traditionally based on cultural and construction practices, introduced in regions of the Levant European Knights - tower type lock, arising in the course of the conquest in parts of Israel, Palestine and Syria, on the other hand - several different from the architectural traditions of Western Europe, local stone processing technology, construction block walls with moellon, using cement mortar, creating tour adjacent accommodation near towers, arched ceiling system construction in areas having a significant amount. In turn, applied in the Kingdom building innovations with the active use of the Romano-Byzantine traditions, getting into the territory of medieval Western Europe, developed the knightly culture of castle building.

Keywords: Middle ages, feudalism, culture, Castle, architecture, form type, regions, Western Europe, Middle East.

Картина средневековых оборонных комплексов - феодальных замков и укрепленных сакральных сооружений при проведении культурно-исторического исследования памятников ев-

ропейской культуры впечатляет своим многообразием архитектурных форм и использованного строительного материала, что проявляется при изучении крепостей Луарского дола во Франции, долины Рейна в Германии, Влтавы и ее притоков в Чехии, реки Дыйи в Моравии, отрогов Альп в Баварии, Белых Карпат в Словакии, Хорватского Загорья. Но, как показывает проведенный историко-культурный анализ, историческое наследие регионов Ближнего Востока производит еще большее впечатление своим неповторимым циклопическим монументализмом форм, созданной рыцарями-пилигримами в этих культурных локусах памятников военной архитектуры. Оборонные замки и крепости рыцарей-крестоносцев являют собой наглядные свидетельства времен крестовых походов, этого, можно сказать, загадочного периода истории Высокого Средневековья. Рыцари-крестоносцы, построившие множество замков на территории Европы, использовали свои знания и приобретенное мастерство на Святой Земле, чтобы защитить с таким трудом отвоеванные у мусульман территории. Изучая культурное наследие крестоносцев, сегодня бывает сложно представить себе, что стоила средневековым феодалам постройка многих оборонных замков в Европе, которые по соображениям безопасности, малого гарнизона и финансовых возможностей их владельцев обычно возводили в труднодоступных местах, чтобы своим неприступным природно-ландшафтным местоположением компенсировать имевшиеся недостатки в защите [2]. При этом становится еще более сложным представить себе, каких невероятных человеческих усилий стоило сооружение крепостей и рыцарских замков в районах Леванта в условиях практически полностью враждебного религиозного и национального окружения, находившихся в тяжелом и мало привычном для европейца климате, без особой помощи местных фортификаторов, зодчих-устроителей и искусных ремесленников и каменщиков.

Завоеванные рыцарями-крестоносцами земли, простиравшиеся на юге от города-крепости Ашкелона до феодальных княжеств Антиохии и Эдессы на севере, были столь обширны по тем временам, что в XI-XIII вв. для их защиты воинствующим пилигримам пришлось возвести целую линию крепостей (более 150 замков и крепостей). Многие из них располагаются на территории нынешнего Израиля, другие возвышаются в землях современного Ливана, Сирии, Иордании и даже Египта. Среди нескончаемых трудностей, с которыми сталкивались мастера-устроители, самой, пожалуй, серьезной была нехватка рабочих рук. В ответ на папский призыв Урбана II освободить Святую Землю действительно немало людей покинуло родные края, но многие погибли от болезней и лишений в долгом пути или пали в сражениях с арабами и турками-сельджуками. Очень часто удержать вновь завоеванный город было подчас труднее, чем взять его приступом. Именно поэтому, начиная с конца первой четверти XII в., рыцари-крестоносцы решили укрепить границы своих вновь завоеванных владений сетью традиционных для феодальной Европы крепостных сооружений. Проблема гарнизонов в Иерусалимском королевстве была отчасти решена путем создания военно-духовных рыцарских орденов: тамплиеров - рыцарей Храма, госпитальеров - иоаннитов и немецкого Тевтонского имени Девы Марии [2]. В результате крестовые походы стали не только вооруженным паломничеством европейских феодалов на Святую Землю, но и многолетней колонизацией завоеванных земель и местного населения. При этом религиозный пыл, вдохновлявший первых крестоносцев, постепенно угасал, и на смену ему в последующих военных походах все более ярко проявлялись вполне мирские соображения крестоносного воинства. На первый план выдвинулась цель обогащения и захвата новых земель, от которых традиционно не мог отказаться ни один король, граф или рыцарь.

Каким образом рыцари-крестоносцы пытались защитить свои ближневосточные завоевания, дают представление остатки (хоть и плохо сохранившиеся сегодня) крепостных стен в городе-крепости Ашкелон, замке-крепости Ле Торон де Шевалье близ города Латрун, мусульманской крепости, возведенной на руинах замка рыцарей-крестоносцев в Антипатре, в Аква Белла близ Иерусалима и во многих других регионах Ближнего Востока. После семи прошедших веков, принесших разрушение и запустение, и губительного воздействия времени от этих

некогда величественных твердынь мало что сохранилось. Но в свое время такие оборонные замки и укрепленные города, как Атлит, Кесария и Аккра, располагавшиеся на морском побережье; Монфор, Калат Джиддин и Нимрод в Галилее; Бофор в Ливане; Крак де Шевалье в Сирии, играли огромную роль в защите земель Иерусалимского королевства. По сохранившейся архитектуре этих шедевров мировой культуры и сегодня можно судить о внушительных военно-инженерных достижениях рыцарей-крестоносцев [2].

Как показывает историко-культурный анализ, феодальные крепости, расположенные в регионах средневековой Европы, и замки рыцарей-крестоносцев Ближнего Востока по своему ландшафтному местоположению труднодоступны. Например, попасть в оборонный замок Монфор к востоку от города Нагарии довольно сложно. Обширные руины крепости с трех сторон окружены крутыми скалами. Чтобы сегодня пройти к самой древней крепости крестоносцев, необходимо по горной тропе спуститься в ущелье, перейти через узкий ручей Кзив и затем взобраться на мощные закругленные стены. Другой путь к замку идет через леса от деревни Мии-лья, расположенной южнее Монфора. В замке располагалась просторная часовня с остроконечными раннеготическими арками и потолком, опирающимся на большую восьмиугольную колонну. Рядом с часовней находилось хранилище архивов Тевтонского ордена, помещения для рыцарей, работников, членов ордена, живших в замке традиционной общиной со строгими порядками. В подвальных помещениях Монфора находились конюшни и кладовые. В цистернах хранилась вода, поступавшая из ручья Кзив по сложной системе труб. Над замковой стеной возвышается 18-метровая традиционная башня-донжон, сохранившая свои первоначальные размеры. Помимо ее оборонного назначения, из окон башни открывается великолепный обзор окрестностей, кроме того, в солнечные дни можно было наблюдать Аккру.

Как показывает культурно-исторический анализ замка, первая небольшая феодальная крепость была здесь построена примерно в 1150 г. франкским рыцарем Жослином де Куртенэ, назвавшим ее Кастеллум Новум Регис (Новым королевским замком). Потом ее переименовали в Монте Фортис (Укрепленная гора), затем стали называть на французский манер Монфор. Вокруг простирались обширные поля, обеспечивающие продовольствием рыцарей-крестоносцев в Аккре. Вследствие своего стратегического положения оборонный замок Монфор часто подвергался нападениям. Например, в 1187 году крепость захватил султан Египта и Сирии Салах-ад-Дин, ставший основателем династии. В 1192 году он вернул замок франкам, которые в 1229 году продали его Тевтонскому ордену. В 1230 году замок-крепость расширили во многом благодаря денежной помощи папы Григория IX. В ходе подобной архитектурной трансформации он достиг свою наибольшую площадь: 160 на 70 метров. Замок воинствующих пилигримов начали называть по-немецки Штаркенберг. В окружающие замок крестоносцев владения входило около полусотни деревень. Некоторое время Штаркенберг был резиденцией великого магистра ордена Германа фон Зальца, проявившего дипломатическое искусство в посредничестве между императором Фридрихом II и Папой Римским.

Монфор начал приходить в упадок примерно с 1266 года, когда его попытался взять штурмом султан мамлюков Бейбарс I. Как показывает культурно-исторический анализ, в Леванте есть и другие места, связанные с именем этого султана. Так, изображение двух львов на Львиных воротах в Иерусалиме сделано, возможно, по его повелению, а на мосту через реку Аялон у Рамлы есть надпись, восхваляющая султана Бейбарса, которая обрамлена такими же изображениями двух львов. Этот мост был сооружен Бейбарсом из камней близлежащей церкви рыцарей-крестоносцев, а изображение львов, возможно, было им скопировано с герба заклятого врага султана - английского короля Эдуарда I. Первая попытка Бейбарса взять с налета Монфор-Штаркенберг не удалась, но он разорил все деревни и поля в округе. В 1271 году султан вернулся с осадными орудиями и таранами. Его саперы сделали подкопы под стенами замка, в результате чего крепостные стены обрушились. После нескольких дней осады рыцари были вынуждены вступить в переговоры. Бейбарс

согласился выпустить их из крепости без оружия, но с казной и архивами. С тех пор Монфор опустел, его крепостные стены со временем обрушились, а развалины заросли зеленью. Жители деревни Миилья брали отсюда камни для своих построек, но из-за трудностей перевозки остатки крепости все же сохранились. В 1926 году ученые из Нью-Йоркского музея «Метрополитен» начали раскопки в полузабытой крепости и, найдя много останков оружия и других рыцарских доспехов, приложили немало усилий, чтобы открыть для осмотра один из наиболее сохранившихся и живописных замков крестоносцев в Израиле (рис. 1).

Рисунок 1 - Замок Монфор, общий вид (Верхняя Галилея, Израиль)

Другая крепость, построенная для защиты города-крепости Аккры, имевшего большое стратегическое значение в Иерусалимском королевстве, известна из источников под разными историческими названиями: Джудин, Гадин, Калат Джиддин (по-арабски Крепость Могущественного). Она находится в 12 километрах от города Нагарии, на современной территории поселения Ехиам, и расположена не столь живописно, как Монфор, но дает представление о мощи замков рыцарей-крестоносцев. Как показывают археологические раскопки, сохранились два этажа замкового помещения, башня, дворы, массивные крепостные стены и своды. Крепость в ходе штурма захватил султан Салах-ад-Дин, а чуть позже король Англии Ричард I Львиное Сердце ее отбил. По сообщению очевидца того времени, в 1283 году замок уже был разрушен. В результате замки-крепости крестоносцев Монфор и Калат Джиддин защищали подступы к Аккре - естественной морской гавани с древних времен. Крестоносцы захватили ее в ходе штурма в 1191 г. Они укрепили город и гавань мощными стенами, построили здесь много разных архитектурных сооружений, хорошо сохранившихся до наших дней, в том числе склеп св. Иоанна.

На самой северной окраине современного Израиля, восточнее Банеаса (древнего Панеаса - по имени греческого бога Пана), перед взором путника неожиданно появляются на одиноком холме руины мощных стен на фоне горы Хермон. Это остатки крепости Нимрод, по-арабски - Калат Нимруд или Калат эс-Субейбе, возведенной крестоносцами в 1130-1140 гг. вместе с другими твердынями, защищавшими границы и дороги Иерусалимского королевства крестоносцев. В отличие от Монфора, укрытого мастерами-устроителями в гористой местности, Нимрод стоял на открытом ме-

сте. Его зодчие использовали естественные топографические преимущества высокого холма для создания отличной стратегической позиции. Крепость получила название в честь библейского Ним-рода - «могучего охотника перед Господом» (Бытие, 10:8).

Как показывают археологические исследования, длина крепостного холма составляет 450 метров, ширина в самом узком месте - 60 метров. Отсюда видны другие крепости: к северо-западу - Бофор, на скалистом берегу реки Литани, а к северо-востоку - Шато Неф или Ху-нин, близ горы Хермон. На востоке и юге видны вершины Голанских высот, разбросанных по овражистому плато поля, на которых трудились жители окрестных деревень, в большинстве друзы. Внизу, на западе, - поля и поселения долины Хула в Верхней Галилее.

Замок крестоносцев Нимрод постигла участь многих крепостей рыцарей-пилигримов. Его несколько раз захватывали и отбивали, разрушали и восстанавливали. Исторические хроники повествуют, что в 1132 г. его взяли дамасские мусульмане, а пять лет спустя крестоносные воины отвоевали его. В 1164 г. Салах-ад-Дин захватил замок, а в 1219 г. султан Дамаска велел его разрушить, чтобы крестоносцы его не отбили вновь. Внук Салах-ад-Дина Осман реконструировал его, а султан Бейбарс в 1230 и 1260 гг. расширил. К этому же времени относится искусно вырезанная на воротах крепости надпись во славу Аллаха и его Пророка.

Рисунок 2 - Замок Нимрод (Субейба), общий вид (Израиль)

Как показывают проведенные археологические раскопки, среди развалин расположены многие постройки с башнями, цистерна, часовня, жилые помещения. Но функциональное назначение некоторых зданий крепости остается до сих пор неясным. Ландшафтное высотное местоположение замка, выбранное его мастерами-устроителями, было оптимальным. С его стен открывается великолепная обзорная панорама окрестных мест, что позволяло крестоносцам полностью контролировать подступы и отдаленные районы от замка. Панорама сохранила свой исторический облик, она и сегодня такая же, какой ее увидел сэр Чарльз Уилсон в 1880

году: «Замок Субейбе расположен замечательно, и с его разрушенных стен открывается вид через долину Хула на горы Галилеи к западу, а террасы на склоне холма покрыты дубравами и оливковыми рощами. Преимущества расположения крепости настолько преумножены мастерством и трудом рук человеческих, что твердыню сию по праву можно назвать палестинским Гибралтаром» (рис. 2).

На основе проведенного культурно-исторического анализа, для своих замков рыцари-крестоносцы выбирали стратегически выгодные места, нередко к тому же весьма живописные. Вершина холма над рекой Иордан им так, очевидно, понравилась, что они назвали построенную здесь крепость Бельвуар, то есть «Прекрасный вид» в переводе с французского. Холм высотой 312 метров над уровнем моря господствует над дорогой из Египта и Газы в Сирию. Ассирийские цари, египетские фараоны и прочие завоеватели шли по долине Иордана между горами и рекой. Римляне построили на этом холме небольшое укрепление для передачи сообщений с помощью сигнальных костров. Во время Иудейской войны зелоты соорудили здесь укрепление, разрушенное римлянами в 66 году н.э. В 1168 году рыцари-госпитальеры купили этот участок земли у семьи знатных крестоносцев, и за пять лет сотни рабочих построили хорошо спланированную крепость площадью 140 на 100 м. Искусствоведческий анализ замка представляет следующую планировку. Внешние стены крепости крестоносцев образовали подобие пятиугольника, так как с восточной стороны к ним примыкала выступающая наружу башня. Кроме нее, по углам стояли башни, созданные из вулканического базальта. С севера, запада и юга крепость была защищена широким и глубоким рвом, через который в крепость шел мост. Внутри замка располагались дворы, кладовые, конюшни, кухня, трапезная и цистерна. Размеры замка, его мощные базальтовые стены (очищенные в ходе искусной реставрации, проведенной в 1966-1968 гг.) делают Бельвуар образцом пограничной крепости крестоносцев (рис. 3).

Рисунок 3 - Крепость Бельвуар, общий вид и макет (Израиль, Галилея)

После сокрушительного поражения крестоносцев на высотах Хатина в 1187 г. и последовавшей за ним потери ими Иерусалимского королевства Бельвуар был одним из трех сохраненных крестоносцами укрепленных аванпостов (два остальных - Сафед и Тир). 16 месяцев Салах-ад-Дин безуспешно осаждал крепость. В начале 1189 г. саперы султана вырыли подкоп в восточном склоне и подожгли один из бастионов. Однако 50 рыцарям и 400 ополченцам удалось отстоять внутренние укрепления. В конце обороны крестоносцам пришлось сдаться, и Салах-ад-Дин, проявив великодушие, позволил оставшимся в живых воинам уйти со своим имуществом в город-крепость Тир. Слухи о начале нового крестового похода побудили султана Дамаска отдать в 1220 г. приказ о разрушении Бельвуара, чтобы рыцари-крестоносцы вновь не овладели им. Действительно, в 1240 г. крестоносцы вернулись в руины замка, но так и не восстановили его.

Археологические раскопки, проведенные в замке, и его реставрация привели к интересным открытиям. В руинах часовни археологами были найдены живописные рельефные изображения ангелов, ныне выставленные в Рокфеллеровском музее в Иерусалиме. У нынешних ворот обнаружены камни с резными изображениями цветов, вероятно, перенесенные сюда из развалин синагоги III в. в Бельвуаре (Кохава) на восточном склоне замкового холма.

Расположением замка, открывающейся перед ним панорамой долины Иордана и горами, высившимися за нею, восхищались и арабские властители. Арабский историк Абу Шама писал, что замок «обрамлен звездами, как орлиное гнездо, как обиталище луны». Арабское название Бельвуара - «Звездный замок» или «Каукаб аль-Хава», то есть «Звезда ветров». Именно так назвал крепость рыцарей-пилигримов султан Салах-ад-Дин, сообщая своим последователям о необычном сопротивлении рыцарей-крестоносцев и объясняя неудачу своей попытки взять замок его «связью со звездами».

Практически одновременно с этими культурно-историческими процессами, происходившими в средневековом обществе на Ближнем Востоке, на основе исследований крепостей Ближнего Востока, следует отметить, что при сооружении феодальных и орденских замков в регионах Иерусалимского королевства XII-XIII вв. мастера-устроители, привнеся в местную архитектуру западноевропейский опыт сооружения основных замковых типов, использовали при этом старые сохранившиеся строительные традиции, материалы и технологии, пришедшие из античных римских времен и еще более ранней финикийской средиземноморской культуры. Так, например, связующим материалом каменной кладки ближневосточного оборонного замка был цемент, сделанный из извести и песка с добавлением пепла и молотого ракушечника. Между двумя рядами квадров замковой стены мастера-устроители обычно укладывали наполнитель -необработанную породу, смешанную с цементным раствором. Как показывают культурно-исторические исследования ближневосточных замков, расположенных на территории современного Израиля и Сирии, подобный межстенной наполнитель оставался целым даже при разрушении внешнего слоя камня замковой стены. Кроме того, в отличие от строительных обычаев Западной Европы, воинственные рыцари-пилигримы в регионах Леванта старались использовать при сооружении своих региональных опорных пунктов материалы, оставшиеся от прежних исторических эпох. Как показывает проведенный анализ ближневосточных рыцарских замков, определяющим значением для мастеров-устроителей при выборе места при сооружении будущей крепости было не только ее стратегическое положение, но и наличие строительных материалов, сохранившихся от античных руин. Кроме того, разрушенная крепость римско-византийских времен могла служить уже наполовину построенным рыцарским замком, служившим оплотом для проведения дальнейшей колонизационной политики и являвшимся региональным оборонительным центром против продвижения войск мусульман вглубь Иерусалимского королевства. Примером такого строительства могут служить ближневосточные феодальные и особенно орденские замковые комплексы (которых было большинство в Святой Земле) Монреаль (1115 г.), Бетжибелен (1136 г.), Ибелин (1141 г.), Шато-Пелерин (1218 г.) и другие, которых возводили, используя камень и строительный материал из предыдущих фортификаций и построек эпохи Античности. Замок рыцарей-иоаннитов Бельвуар (1168 г.), резиденция правителей Тевтонского ордена Монфор (1229 г.), - все они были возведены на фундаменте руин времен римской Античности. Одновременно с этим материал для сооружения рыцарских замков мог добываться в ходе их строительства и в многочисленных каменоломнях Иерусалимского королевства. Обычно квадр для стены будущего замка зодчие обрабатывали специальным инструментом - киркой, которой ему придавалась традиционная для замковых построек крестоносцев форма параллелепипеда. Полосы по кромкам камня мастера-устроители выравнивали долотом, создавая своеобразную рамку вокруг приподнятого центра квадра. Как показывает культурный анализ, размеры подобного каменного блока, возводимого ближневосточного зам-

ка, могли составлять, примерно, 1700 х 900 мм (замок рыцарей ордена Храма Шато-Пелерин -Атлит, 1218 г., Израиль).

С начала XIII века в архитектуре замков крестоносцев на Ближнем Востоке появляется новая архитектурная особенность. Как показывают культурно-исторические исследования замковых комплексов этого периода времени, мастера-устроители перестают обрабатывать каменный квадр по его кромкам, что может указывать, в свою очередь, на поспешность выполняемых фортификационных работ, шедших в условиях постоянных военных действий со стороны как христиан, стремившихся удержать захваченные земли, так и реконкисты мусульманских правителей. Кроме того, в сооружении феодальных и орденских замков Леванта в XIII в. выявляется еще одна архитектурная особенность - часто зодчие оставляли на поверхности обрабатываемого блока свое клеймо или знак, который, как показывает анализ квадров из каменной кладки рыцарских замковых комплексов, обычно выполнялся в виде различных геометрических фигур или латинских букв. Представляется вероятным, что нанесение подобных символов на камень могло иметь также и магическое, обрядовое значение для средневековых рыцарей-христиан, с одной стороны еще бывших во власти пережитков дохристианских времен, а с другой, познакомившихся с философскими учениями и магией Востока.

Подводя итоги, следует отметить, что семь крестовых походов европейских феодалов оказались безуспешными в военном отношении, так как отвоевать у мусульман святые места христианам так и не удалось. Несмотря на религиозный энтузиазм, с которым был встречен призыв папы Урбана II (в 1095 г.), политические и коммерческие интересы многих средневековых европейских правителей и рыцарей привели к смешению целей религиозных и захватнических. Но у крестовых походов были и иные аспекты. Усилились контакты европейцев с Востоком, во многих городах Леванта возникали торговые колонии, а итальянские города-государства, например, разбогатели на торговле с Востоком.

Крестовые походы как историческое явление остаются предметом спорным, в немалой степени из-за потоков пролитой крови в борьбе за веру. Двухвековое пребывание на Святой Земле многих тысяч рыцарей и ополченцев из всей Европы, несомненно, имело много непосредственных и далеко идущих последствий. В ходе проведенного историко-культурного анализа памятников архитектуры Леванта следует отметить, что Запад познавал Восток, и наоборот. Однако следует отметить на основе исследования замков рыцарей-пилигримов, что в процессе формообразования крепостей и оборонных замков крестоносцы особо не использовали опыт Востока, а просто переносили созданные европейские образцы замков в Палестину. Как и в Европе, для сооружения крепости традиционно выбиралось место с природными преимуществами. Об этом говорит архитектура оборонных замков крестоносцев на территории средневекового Иерусалимского королевства. И так же, как и многие ранние монастыри служат свидетельством распространения христианства, крепости крестоносцев наглядно напоминают об идеалах того времени, борьбе, слабостях и трудностях тысяч рыцарей, ополченцев, крестьян, женщин и детей, которые отправлялись из средневековой Европы в опасный путь на Святую Землю, жили там, строили и умирали.

Список литературы:

1. Килимник Е.В. Дворцово-замковая архитектура Центральной Европы ХМ-ХУП вв. [Текст]: монография / Е.В. Килимник. - Екатеринбург: Рос. гос. проф.-пед. ун-т, 2008. - 163 с.

2. Килимник Е.В. История европейской фортификации [Текст]. - Екатеринбург: Изд-во УрИБ, 2014. - 207 с.

3. Килимник Е.В. Культурно-исторические особенности феодальных замков Западной Европы эпохи Средневековья [Текст] // Власть. - 2010. - № 11. - С. 156-159.

4. Килимник Е.В. Культурно-историческая ценность феодальных замков и европейского Средневековья [Текст] / // Социология власти. - 2010. - № 7. - С. 98-105.

5. Килимник Е.В. Фортификационное зодчество VII тыс. до н.э. - V век [Текст] / Е.В. Ки-лимник // Вопр. культурологии. - 2008. - № 8. - С. 52-56.

6. Яковлев В. История крепостей. - M.: АСТ, 1994.

7. Billings Malcolm. The cross the crescent a history of the Crusades. - History, 1988. Nov 1.

- 239 р.

8. Boas Adrian J., Jerusalem in the Time of the Crusades Society, Landscape and Art in the Holy City under Frankish Rule. - Social Science, 2001. - 288 p.

9. Bumke J. Hofische Kultur, Literatur und Gesselschaft im hohen Mittelalter. - Munich: Munich, 1997. - 150 p.

10. Kilimnik E.V. Architectural and Historical Typology of European Feudal Castles of X-XVII Centuries / Kilimnik E.V. // Middle-East Journal of Scientific Research. (Scopus, ISI). - 2013. - 14 (2).

- Р.173-176.