Научная статья на тему 'Архетипические категории (концепты) в дискурсе травелога'

Архетипические категории (концепты) в дискурсе травелога Текст научной статьи по специальности «Культура. Культурология»

CC BY
84
45
Поделиться
Журнал
Дискурс-Пи
ВАК
Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Архетипические категории (концепты) в дискурсе травелога»

Дискурс травелога

Шекурс Пи

является завуалированным комплиментом. Секрет улыбки заключается в том, что она в качестве действия более выразительна, чем слова, и верят больше именно действиям. Дружеское расположение рождает (по принципу: подобное рождает подобное) ответное такое приветливое и доверительное расположение. Павел Симонов, видный советский физиолог и психолог в монографии «Эмоции» предложил формулу, по которой можно вычислять творческий потенциал личности, и связана она с длиной дуги ассоциативного ряда, которая измеряется расстоянием от отражаемого объекта и его ассоциативного образа. Однако не менее важным в процессе отражения действительности, в том числе и во время общения является установка (психологическое понятие, обозначающее внутреннюю готовность к действию). Отсюда даже в травелоге человек видит то, что он хотел увидеть, слышит то, что он хотел услышать, и воспринимает образ страны таковым, на который у него была уже сформирована установка. И пройдет не мало времени пока трансформируются полученные образы в адекватную целостную картину конкретного травелога.

Литература:

Горобова А.А. С двух сторон пустыня. М. «Советский писатель» 1970 г. С.47. « Головнев А.В. Говорящие культуры: традиции самодийцев и угров. Екатеринбург. УрО РАН. 1995 г С.197. л Бахтин М.М. Проблемы творчества Достоевского. Киев.1994. С.291. С.294-295.

Бахтин М.М. Эстетика словесного творчества. М. 1979, С.290.

Горский В.С. Историко-философское истолкование текста/ Киев 1981, С.52.

Баткин Л.М. Итальянские гуманисты: стиль жизни, стиль мышления. М., 1978, С. 137.

Каган М.С. Мир общения. Проблема межсубъектных отношений./ М. Политиздат, 1988. С. 151-152.

Русаков В.М. Тексты, интертексты и гипертексты в дискурсе травелога // Дискурсология: методология, теория, практика. Доклады Третьей международной научно-практической конференции, посвященной 40-летию студенческой революции 1968 г и корифеям Франкфуртской школы Том 1 .-Екатеринбург. Издательский Дом «Дискурс-Пи». 2008г. С. 177-178. * См. Колшанский Г.В. М.1974 г

Шибутани Т. Социальная психология. М. 1969. С.271- 273.

Русакова О.Ф. Дегустация Китая или дискурс квантового нар-ратива //Дискурс травелога. Сб. статей. Авт.-сост.: О.Ф.Русакова. В.М.Русаков. Екатеринбург, ИМС - Издательский дом «Дискурс-ПИ», Уральский финансово-юридический институт.2009.с. 18-19.

Каган М.С. Там же. С. 153-154.

Ghelen А. Dеr Мешск Sеinе Natur und sseiK Stе11ung in der Welt. ВегНп 1940.8.10.

Межуев В.М. Культура как философская проблема //Вопросы философии. 1982 .№ 10. С.51.

В.М. Русаков

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

АРХЕТИПИЧЕСКИЕ КАТЕГОРИИ (КОНЦЕПТЫ) В ДИСКУРСЕ ТРАВЕЛОГА

Русаков

Василий Матвеечвич

доктор философских, наук, профессор, заведующий кафедрой философии и культурологи

Института международных связей, г. Екатеринбург

1. Жанры травелога являются сколь древними, столь же разнообразными: описания дальних стран и странствия души в поисках сущностей и смыслов, отчеты экспедиций и дневники завоеваний и походов, путеводители и справочники, карты и лоции... Однако в этом причудливом многообразии

есть некоторое единство: оно пронизано рядом мифологем или архетипических категорий, таких как Путь, Путник, Гость, Приключение, Мост, Древо Познания и др.

2. Понятия «архетипической категории» или «мифологемы» на данном этапе исследования нуждаются в предварительном определении. Речь идет о том, что структурно-семантический анализ разнообразных продуктов травелога сталкивается с известными методологическими сложностями и не может быть признан устоявшимся с точки зрения его понятийно-категориального аппарата. Впервые, пожалуй, методологически отчетливое внимание этой проблеме уделила О.М. Фрейденберг в своей известной работе «Образ и понятие» ((19451954) в кн.: О.М.Фрейденберг. Миф и литература Древности.М., 1978). Говоря об отличии античной метафоры от современной, она подчеркивает: «под античным перенесением обязательно долж-

ъы

Дискурс травелога

но лежать былое генетическое тождество двух семантик - семантики того предмета, с которого переносятся черты и семантики другого предмета, на который они переносятся», в то время, как современная метафора «может создаваться по перенесению признака с любого явления на другое любое» (там же,с.188). Метафоризация, иносказание - перенос какого-либо признака, но уже отделенного, отвлеченного от исходного явления было началом отвлеченного мышления, т.е. рождения понятий (вначале как художественных образов, говорит О.Фрейденберг): «мифологический образ всегда значит то, что передает и передает только то, что значит. У понятия есть этап, когда оно передает не то, что значит, и значит не то, что передает» (там же,с.191). Это этап метафоры.

Однако совсем не случайно историческое и логическое укоренение понятий и образов в первоначальном мифе. Здесь же кроется их связь с архетипами - этими универсальными схематизмами коллективного бессознательного, отобразившимися в мифологии народов. Совокупность архетипов образует опыт предшествующих поколений, который наследуется новыми поколениями. Архетипы лежат в основе мифов, сновидений, символики художественного творчества. Отсюда выдвигается предположение, что человек - существо архе-типическое. «Сам по себе архетип пуст и чисто формален - говорит К.Г.Юнг,— ничего, кроме способности сформировать возможности представления, которая задана априори. Сами представления не являются унаследованными, но лишь формы, и в этом отношении они соответствуют в каждом случае инстинктам, которые также определяются только формой».

Поскольку архетип как «кристаллическая решетка», как система «силовых линий» способен выстраивать материал психических переживаний и рождать архетипические образы, то неизбежно его существенное, хотя и опосредованное воздействие на понятия, в особенности, связанные с маркировкой важных и универсальных областей смысложизненного ориентирования и поведения. С происхождением феномена наррации и формированием понятий появляется травелог как сказы-вание-путь с определенной структурой. Сказители должны были прежде всего придерживаться как раз схематизма повествования (начало и конец, повторы, обязательные обороты и т.п.), в гораздо

меньшей мере это касалось содержания. С этой точки зрения категории, принадлежащие дискурсу травелога обладают архетипическими чертами.

Архетипические категории обладают сложным набором противоречивых свойств: они устойчивы в употреблении, т.е. маркируют достаточно определенные предметно-смысловые области, но размыты в своих границах и потому довольно текучи в связях, соприкосновениях, сочетаниях. Они в юнгов-ском смысле в своем устойчивом ядре есть некие универсальные схематизмы, амбивалентные с точки зрения гносеологических и этических категорий истина-ложь, добро-зло и т.п. Поэтому они могут и наполняются столь разнообразным содержанием: «путь» - и часть пространства, предназначенная, приспособленная или выбранная для движения («путь лежит», «проложен», «оборудован»), но это и движение в иных смыслах («годы странствий», духовные искания, поиски решений из множества вариантов и т.п.), в том числе - совершенно фантастических (фантастические путешествия во времени и пространстве). Амбивалентны в аксиологическом плане: «Путник» - он же «Странник» (паломник, пилигрим, первооткрыватель и Агасфер, беглец, беженец); «Путь» как правильное обретение конца, истины, торжества добра и «Странствия» как мучительная маета тела и духа в пространстве и времени, остающаяся принципиально незавершенной.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Но в отличие от «первородного» мифологического (религиозно-мифологического или мифопоэ-тического) сознания они есть продукт разложения мифа, существования его на поздних стадиях, когда миф не только утрачивает изначальное неразличение субъективного и объективного (эти схематизмы достаточно саморефлективны и хорошо подготовлены для разнообразного применения человеком) и потому являются продуктом скорее, интеллектуальной интуиции, включающей в себя в качестве служебных компонентов чувственно-образные комплексы. Поэтому столь чувственно-наглядны для нас мифологемы «Пути-Дороги», «Путника-Странника», «Приключения-Авантюры», «Подвига-Решения», хотя и двоятся- множатся при попытке рассмотреть их поближе, уточнить их ядро, границы. Признаком «мерцания» смыслов в этих интеллектуально-чувственных образах является широчайшее употребление метафоры. Современный сконструированный миф тем более выступает довольно изощренной технологией,

Дискурс травелога

Шекурс Пи

тщательно проработанной и с точки зрения субъекта-объекта, условий и целей, средств и методов его разнообразного применения.

С этой точки зрения в исследовании продуктов травелога применим, эвристически продуктивен дискурс-анализ, который ныне широко используется в социально-гуманитарном познании. По необходимости, в значительной степени приходится упрощать картину современного состояния дискурс-исследований, учитывая весьма широкий разброс вариантов методологии дискурс-анализа. Дискурсология - междисциплинарная предметная область и воодушевляется главным образом стремлением нащупать методологию исследования специфических целостностей, рождающихся, как все человеческое, на стыке духовного и материально, сознания и практической деятельности, познания и оценки. Причем, эти «духовно-практические» целостности имеют не только свою определенную детерминацию, но и участвуют в обратной аффе-рентации, обладают значительным властным ресурсом, задают не только когнитивно-предметные области, но и через предметно-смысловые аспекты формируют новые реальности и миры, в которых, как в объективной реальности, данной нам в ощущениях, живет человек. Отсюда важно выделять и подвергать тщательной инвентаризации и изучению различные аспекты дискурса травелога (или травелог-дискурса): а)семиотический (мир знаков и значений); б)ценностно-аксиологический (мир ценностей и смыслов); в)властно-прагматический (ибо это всегда набор антропологических практик (практик себя, способов конструирования социальности, приемов и способов смысло-жизненного

ПУТЕШЕСТВИЕ КАК

ориентирования человека в мире), а также разнообразных социальных институтов, обладающих властными ресурсами.

Семиотический аспект травелог-дискурса прежде всего нацеливается на «инвентаризацию» мира знаков, в которых реализуется ряд архетипических категорий и мифологем, обращая внимание на то, что они очерчивают определенные предметные (теоретические и практические) области; задают определенный набор смысло-жизненных ориентаций, в поле зрения которых только и интерпретируются герои, события, предметы, действия. Огромную роль играет властно-прагматический аспект дискурса травелога: даже поверхностный взгляд показывает нам колоссальное воздействие на жизнедеятельность современного общества различных вариантов и отдельных категорий этого дискурса. Вспомним, как болезненно переживается обществом «застой» (стояние на месте), «исторические тупики» («не туда, не в том направлении «двигалось» общество), «регресс» (попятное движение), «ускорение» («большой скачок», «перестройка и ускорение», «прыжок азиатских тигров» и т.п.). Не меньшее интеллектуальное и эмоциональное переживание связывается с различными вариациями категории «Путник» (ведь это и «Вождь» (какой?), это и члены общества - то ли бредущие невесть куда, то ли в ужасе бегущие, то ли победоносно шествующие). Все эти элементы дискурса травелога самым активным образом используются для смысложизненного ориентирования и принятия решений (потому что «Путь» - это еще и «Древо», «Древо познания Добра и Зла», «дерево решений», выбора («дороги, которые мы выбираем»)).

Н.А. Быкова, Е.А. Куликова

гво от СЕБЯ

Быкова НА.

УрГУПС, г. Екатеринбург

Куликова Е.А.

УрГУПС, г. Екатеринбург

Бегство от себя ... Все-таки что-то в этом есть. Когда ты оказываешься один в совершенно незнакомом и загадочном мире, вырванный из привычного

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

окружения (надолго вырванный! лучше навсегда!), что-то в тебе потихоньку начинает просыпаться. Ты снова чувствуешь себя ребенком, исследующим