Научная статья на тему '«Архангельский областной словарь»: традиции и новаторство'

«Архангельский областной словарь»: традиции и новаторство Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1637
186
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДИАЛЕКТНЫЙ СЛОВАРЬ / ОБЩЕРУССКОЕ СЛОВО / СОЧЕТАЕМОСТЬ / DIALECTAL DICTIONARY / ALL-RUSSIAN WORD / COMPATIBILITY

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Нефедова Елена Алексеевна

В статье рассматриваются основные параметры «Архангельского областного словаря»: состав его словника, структура словарной статьи, способы представления системных связей слова. Отмечается ориентированность «Архангельского областного словаря» на отражение функциональных особенностей живой диалектной речи, на представление в словарной статье сведений этнокультурного характера. Лексикографическое описание общерусских слов в полном объеме их семантики приближает «Архангельский областной словарь» к словарям полного типа.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Нефедова Елена Алексеевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Arkhangelsk Regional Dictionary: traditions and innovation

"Arkhangelsk Regional Dictionary" is among the principal subjects of the studies of the Department of the Russian Language of the Philology Faculty, MSU. So far, 14 issues of Arkhangelsk Regional Dictionary were published, letters 'А' to 'Ж'. The total volume of publication is over 300 quires. The first 12 issues were edited by O.G. Getsova, issues No. 13-14 were edited by O.G. Getsova and Ye. A. Nefedova. The Card Index (including the electronic version) totals to about 6 million items. Its glossary contains over 180 thousand words. The difference from the neutral words of the literary language is the criterion for selection of lexis for the Dictionary. Along with the dialects, the dictionary describes colloquial and vernacular vocabulary, outdated in the literary language and not having stylistic colouring in the dialects. Any difference between the word of a dialect and the literary word (excluding regular phonetic and grammatical differences) is the reason for inclusion in the Dictionary of free and semi-free combinations of words, as full as possible. This is supported by sufficient illustrative material usually eight to twenty or more examples for each meaning. This material does not only demonstrate connotations, but also reveals the factual and cultural information about the reality behind the word. A Dictionary entry contains information about synonymy and variance of the word. A full range of synonyms and variants is given with a dominant word, marked by 'Ср' ('Sr', compare). All other synonyms refer to the dominant with the mark 'То же, что' ('To zhe, chto', same as). Issue No. 14 of the Dictionary introduces the marks 'С синон.' ('S synon.', with synonym) and 'С антон.' ('S anton.', with antonym), which represent functioning of synonyms and antonyms in a single statement. Geographical marks indicate the nature of the territorial spread of a word. Arkhangelsk Regional Dictionary pays particular attention to the all-Russian word in the totality of its meanings, including the meanings that coincide with the literary language. All-Russian words have the most advanced semantic structure in comparison with dialects. Dialects better preserve the archaic meanings of a word already lost in the literary language, and more freely disclose its semantic potency in derivatives that do not exist in literary language. Meanings, common to the literary language, usually show differences in lexical and semantic compatibility in dialects. Lexicographical description of the all-Russian words in their full semantics volume approximate Arkhangelsk Regional Dictionary to the dictionaries of general type.

Текст научной работы на тему ««Архангельский областной словарь»: традиции и новаторство»

УДК 808.2

Е.А. Нефедова

«АРХАНГЕЛЬСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СЛОВАРЬ»: ТРАДИЦИИ И НОВАТОРСТВО

В статье рассматриваются основные параметры «Архангельского областного словаря»: состав его словника, структура словарной статьи, способы представления системных связей слова. Отмечается ориентированность «Архангельского областного словаря» на отражение функциональных особенностей живой диалектной речи, на представление в словарной статье сведений этнокультурного характера. Лексикографическое описание общерусских слов в полном объеме их семантики приближает «Архангельский областной словарь» к словарям полного типа.

Ключевые слова: диалектный словарь, общерусское слово, сочетаемость.

В 50-е гг. XX столетия в науке шло обсуждение вопроса о типе диалектного словаря, который вырабатывался в оппозиции: полный словарь, включающий всю лексику говора, - дифференциальный словарь, включающий только диалектную лексику. Научная полемика касалась также таких важных для диалектной лексикографии вопросов, как понимание диалектного слова и критерии его выделения, содержание принципа дифференциальности и его соотношение с принципом системности. Эта полемика отражена в трудах Ф.П. Филина, Б. А. Ларина, И. А. Оссовецкого, О.Г. Гецовой и мн. др.

К этому времени относится начало формирования картотеки «Архангельского областного словаря» (АОС). Первые лексикографические экспедиции кафедры русского языка филологического факультета МГУ на территорию Русского Севера состоялись в 1956 г.

О.Г. Гецовой были разработаны теоретические принципы АОС, полное и последовательное отражение которых представлено в «Проекте Архангельского областного словаря» [1]. Появление «Проекта» явилось важным этапом в развитии лексикографической теории и практики.

АОС задуман и осуществляется как словарь дифференциального типа, но с широким пониманием принципа дифференциальности. Основным критерием отбора лексики для Словаря является ее отличие от нейтральных слов литературного языка. Поэтому, кроме диалектной, в Словарь включается также лексика разговорная, просто-

речная, устаревшая в литературном языке и не имеющая такой стилистической окрашенности в архангельских говорах. Основанием для такого подхода является положение о том, что в говорах слова, общие с литературным языком, оказываются в иных системных отношениях с другими словами и это проявляется в их семантике и сочетаемости1. Таким образом, любое отличие слова, функционирующего в диалекте, от литературного (исключая регулярные фонетические и грамматические отличия) является основанием для его включения в АОС.

К настоящему времени Словарь располагает картотекой, содержащей лексику говоров более 300 населенных пунктов Архангельской области. При этом экстенсивный метод обследования обширной территории архангельского региона сочетается с интенсивным изучением каждого говора. Стандартное время пребывания в говоре - два-три месяца.

Широко понимаемый в АОС принцип дифференциальности сочетается со стремлением к максимально полному описанию живого языка носителей говоров архангельской территории. Принцип вживания в диалект, повторные его обследования позволяют сократить коммуникативное расстояние между носителем говора и его собирателем, представить диалектную речь в ее естественном функционировании. Это способствует накоплению в картотеке АОС огромного материала как на конкретную, предметную, так и на предикатную лексику - глаголы, наречия, прилагательные, на так называемые «мелкие» слова, организующие диалектный дискурс - многочисленные частицы, модальные слова (да, дак, ек, быват, буде и мн. др.).

Перед составителями АОС стоит задача совместить полидиа-лектный характер Словаря с системным подходом к подаче лексико-

1 Идея обусловленности характеристик слова, общего для литературного языка и говоров, его положением в разных языковых системах последовательно проводилась в работах И.А. Оссовецкого: «Трудно допустить, что такое сложное целое, как слово, которое сформировано всеми... компонентами, определяемыми данной конкретной лексической системой, совпадет во всех частностях с другим таким же сложным целым, сформированным в пределах другой конкретной лексической системы, т.е., чтобы, например, слово данного говора полностью совпало со словом литературного языка. .Можно сделать закономерный вывод о том, что все слова говора хорошей сохранности будут обладать какими-либо отличиями от соответствующих слов литературного языка» [2. С. 9].

графируемого материала1. Прежде всего это касается детальной разработки семантической структуры лексикографируемого слова. Многие многозначные слова представлены в АОС весьма значительным количеством значений. Например, в 14-м выпуске АОС у слов жизнь - 14, жить - 22, житьё - 21, жировать - 10 словозна-чений, каждое из которых может входить в синонимические ряды [4. Вып. 14]2.

Объектом особого внимания в «Архангельском областном словаре» является общерусское слово во всей совокупности его значений, в том числе и значений, совпадающих с литературным языком. Картотека АОС, включая ее компьютерный вариант3, содержит обширный иллюстративный материал на общерусские слова и слово-значения. Опыт показывает, что именно общерусские слова в сравнении с собственно диалектными имеют в говорах наиболее развитую семантическую структуру. С одной стороны, в них лучше сохраняются архаические значения, уже утраченные литературным языком. С другой стороны, в условиях устной речи при отсутствии жесткой кодифицированной нормы такие слова раскрывают свои семантические потенции в производных значениях, отсутствующих в литературном языке. Что же касается значений, общих для литературного языка и говоров, то у них, как правило, обнаруживаются отличия в сочетаемости. При этом речь идет не только об устойчивых сочетаниях, но и о свободной сочетаемости слов, обнаруживающейся в процессе их функционирования4.

1 В работах рассматриваемого периода полидиалектный словарь определялся как сводный, содержащий материалы неодинаковых микросистем: «. сводный словарь многих говоров, независимо от рассуждений и деклараций его составителей, может быть только словарем дифференциальным» [3. С. 349]. Утверждалось также, что сводный характер словаря и дифференциальный подход к материалу исключают системность описания [3. С. 350].

2 Исследование полисемии и синонимии, представленной в АОС, выявило типы семантических отношений, специфических для частной диалектной системы одного говора и возможных лишь в макросистеме говоров определенной территории [5. С. 23-84].

3 С 1996 г. в кабинете диалектологии филологического факультета параллельно «бумажной» начинает создаваться «Электронная картотека “Архангельского областного словаря”» (ЭК). Работа над ЭК состоит из нескольких этапов: создание базы данных АОС как электронного продукта, подготовка материалов для ЭК, введение подготовленных материалов в ЭК.

4 Ср. иную точку зрения на общерусское слово: «Что же касается материалов, относящихся к общераспространенным словам, то они будут ненужным балластом ввиду их отрывочности и ненадежности. И что нового для науки могут внести эти материалы по

Стремление к полному, насколько это возможно, представлению свободной и полусвободной сочетаемости слова является принципиальной позицией составителей Словаря. Подобный подход направлен на показ функционирования слова в диалекте, он позволяет зафиксировать тонкие речевые смыслы слова. Обилие иллюстративного материала (как правило, от восьми до двадцати и более примеров при каждом словозначении) не только демонстрирует оттенки употребления слова, но раскрывает и фактологические, культурные сведения о стоящей за словом реальности.

В АОС при конкретных именах подается прежде всего атрибутивная сочетаемость, фиксирующая свойства артефактов или натур-фактов, а также их функции. Например, в словарной статье на слово дверь в общерусском значении показана следующая его сочетаемость: дверь голбечная, дворовая, звозовая, крылечная, назёмная, поветная, подвальная, подпольная, санничная [4. Вып. 9. С. 300301]; в словарной статье на слово дорога - зимняя, летняя, проходная, ходовая, ездовая, езжалая, гужевая, конная, санная, машинная, почтовая, балочная, мостовая, ледяная, серёдочная, поперечная, центральная, путичная и т.д. [4. Вып. 12. С. 9-20]. Фиксация подобного материала позволяет проследить номинативный процесс - от свободного сочетания к составному наименованию, на базе которого может быть образована однословная синонимичная номинация: зимняя дорога - зимник, летняя дорога - летник, ледяная дорога -ледянка.

Сочетаемостные возможности предикатных имен, прилагательных и существительных, показываемые в Словаре, раскрывают круг объектов, наделяемых в говорах общими свойствами. Например, груда в значении ‘большое количество’ - груда не только камней, но и дров, одежды, снарядов, навоза, сена, детей, девушек [4. Вып. 10. С. 87-88]. Длинными бывают не только шнур, сарафан, доска, но и трава, берёза, квашня, бабушка, корова, река, гора, пожня, деревня, прорубь, лес, ячмень, прокос, угор, дом, парень и т.д. [4. Вып. 11. С. 159-160], как большая характеризуется не только бедность, но и память, не только большие снега, ягоды, но и большая роса, мошка,

сравнению с описаниями общераспространенных слов, имеющихся в словарях литературного языка?» [6. С. 9].

большой народ, как большой ‘интенсивный’ определяется холод, дождь, ветер, сон, битьё и т.д. [4. Вып. 2. С. 6-70].

В сочетаемости глаголов, представляемых в АОС, отражены (по возможности максимально) субъект и объект действия, состояния. Например, гудеть ‘издавать монотонный шум’ могут не только комары, гудит также трава, вода, пиво [4. Вып. 10. С. 134]. Глагол брать в значении ‘охватывать своим воздействием’ - берут не только зло, тоска, но и горе берёт, берут физические состояния, болезни -одышка, пот, слёзы, понос, цинга, природные явления - ветер, дождик, засуха, роспута, и даже берёт весна [4. Вып. 2. С. 107-111].

Общерусские слова играют в пространстве диалектного словаря системообразующую роль. Они являются центрами системных отношений: развивают многозначность, группируют вокруг себя многочисленные синонимические ряды и фразеогруппы. В семантической и словообразовательной деривации и фразеологии проявляется их коннотативный потенциал.

В качестве гиперонимов именно общерусские слова возглавляют семантические поля и лексические группы. Важнейшей, возможно, универсальной особенностью является их свойство выступать в роли согипонимов в составе атрибутивных сочетаний (см. примеры, приведенные выше на слова дверь, дорога). Следовательно, показ атрибутивной сочетаемости имени в рамках словарной статьи на общерусское слово позволяет проследить и гипо-гиперонимические отношения в ЛСГ.

Детальное лексикографическое описание семантики общерусских слов способствует выявлению общей и вариативной части национальных представлений о мире. Сочетаемость имени, фиксируемая диалектным словарем, является уникальным материалом для определения концептуального содержания слов, таких, например, как ветер, вода, время, глаз, голова, грех, двор, дело, дом, дорога,

дух, душа, жизнь, жить и мн. др. Этот материал, наряду с данными литературного языка, может быть источником изучения национальных культурно значимых концептов.

В приведенных ниже примерах1 можно видеть разнообразные отличия общерусского слова в грамматической характеристике, со-

1 Представленные здесь и далее словарные статьи даны в сокращении, наименования районов и населенных пунктов, как правило, опущены.

четаемости, составе фразеологических единиц при общем с литературным языком значении.

ГРЕХ , -а, (-у), пр. п. -у, м. 1. Нарушение религиозных предписаний, правил. За эту дочьку мне греха не отмолить. Это грех незамолимой, што ис-под венця ушла. Украдёш - один грех, а потеряш - сорок. Украдёш - один грех, украл, да и фсё, а потеряш - на того здумаш и на того здумаш. Ты вот фсё, мама, не даваїа аборты-те деіать, здеїау" - один грех, а теперь вот с ними и греха сколько, не знаеш, как ы жыть. В сочет. ГРЕХА НЕТУ, ГРЕХ НЕ БУДЕТ. Кому. Не нарушены религиозные предписания, правила; не грешен, не виноват в нарушении их. На свет вьіпустиіа я фсех, ни одного не выкину1а, греха нету. Она уж бы1а такая, мне на это греха не будет, не засвойила, нет. / НА ГРЕХ. Нарушая правила морали, нравственности, религии; греша. Жывём на грех, и умрём на смех.

◊ ГРЕХА ГРЕШИТЬ (МОТАТЬ, НАМОТАТЬ). На кого-н., что-н. Нарушать религиозные предписания, правила. А тожо греха-то немаїо грешыла - дак вот, на-дойеш, и сама себе надойеш. Ой, греха-то много грешым, веть неможно терпить-то. Мы што дольшэ жывём, то большэ греха мотайем на себя. Ой, греха-то на душу-то намотаїа, эку-то молоску сьйеїа. Такой родился последыш - на душу мотайеш грех.

◊ ГРЕХ СВАЛИТЬ (ГРЕХ СВАЛИЛСЯ). С кого. Об освобождении от чувства вины за нарушение религиозных предписаний, правил. Фсё у меня окшшоныйе, фсе-то,

я уш сама уш с себя грех свалила. А нынь, гыт, слава богу, с меня грех свалився.

1 , ,

◊ ГРЕХА КУЧА. То же, что грех в 7 знач. Фсё веть везде теперь мафия кака-то,

греха-то куця, навеза1ось-то. Ой, греха куця. ◊ ГРЕХИ ПОПУТАЮТ. Трудно удержаться от чего-н. предосудительного. А грехи-то попутают фсё равно. ◊ ГРЕХИ СДАВАТЬ (СДАТЬ, НОСИТЬ, ОТДАВАТЬ). Признаваться в своих грехах на исповеди, исповедоваться. Раньшэ мы ходили посьничать - грехи здавать. Г батюшку, грехи-то здавали, носили. ◊ С (БОЛЬШИМ) ГРЕХОМ. С трудом, с затруднениями, преодолевая трудности. Раньшэ ванну з грехом, никак нельзя достать, а теперь фсяко набрано. ◊ СНЯТЬ ГРЕХИ. Простить исповедующемуся его грехи. Фсе грехи снимёт? ◊ ЧТО ГРЕХОВ ТАИТЬ. Следует признаться. Што грехоф таить! [4. Вып. 10. С. 48-51].

ДОЛГО, нареч., ср. ст. дольше и долее. 1. ДОЛГО. В течение продолжительного времени. Ср. дивно в 5 знач., докраю в 6 знач., долги, долговище, долгышко, доло. Я долго не йехала. Долго сейгот мороз был. / ДОЛГО НЕ ДУМАВШИ. Недолго думая. Она доуго не думафшы, пальто накину 1а и фстаїа, ушіа ...

◊ ВРЕМЯ (ВРЕМЕ) ДОЛГО. 1. После обычного, установленного или нужного времени, поздно. Ср. време далёко (см. време1 в 1 знач.). Пойдём, дефка, время долго теперь. Время уж долго. 2. О времени, наступившем после обычного для чего-н. срока. Боле выколосилась трава, времё-то долго. ◊ ГОДЫ ДОЛГО. Преклонный возраст. Ср. далёкие годы (см. далёкой в 7знач.), годы (года) далёко. (см. год в 4 знач.). Теперь я фся пала, мне восемдесяд два года, годы долго стали.

◊ ДОЛГО ЛИ СКОРО. То же, что ◊ долго ли, коротко. в 1 знач. Долго ли скоро

он заболел. ◊ НЕ ЧЕРЕЗ ДОЛГО (ГОДОВ). То же, что ◊ не через долгое време (время) (см. долгой). Не церез долго баржа-то идёт. Бует не через долго годо ф.

◊ ТОГО ДОЛЬШЕ. То же, что долгим-долго. Сё в окна смотрю и ни сплю того дольшэ. [4. Вып. 11. С. 321-322].

В картотеке АОС (ее бумажном и электронном вариантах) имеется большое количество слов, общих для литературного языка и говоров. Это позволило в последних томах АОС представить многозначные общерусские слова полноструктурно, без отсечения значений, общих с литературными, уже независимо от того, удалось ли обнаружить какие-либо отличия от литературного языка в исходном значении слова. См., например, дорога, дорого, дорогой, досадить, доска, душа и др. [4. Вып. 12], ёлка, жаждать, жадной, жадность, жалко, жаловаться, жарить и др. [4. Вып. 13], живой, живот, жидкой, жидкость, жизнь, жилой и др. [4. Вып. 14].

По признанию О.Г. Гецовой, сделанному в 2001 г., подобное лексикографическое описание общерусских слов «по существу переводит этот словарь в разряд п о л н ы х диалектных словарей» [7. С. 475-476].

Словарная статья АОС содержит информацию о синонимии и вариантности слова. Полный ряд синонимов приводится при словозначе-нии-доминанте с пометой Ср. К доминанте с помощью пометы То же, что или Ср. отсылаются все остальные синонимы. В вып. 14 АОС введены пометы С синон., С антон., указывающие на функционирование синонимов и антонимов в рамках одного высказывания.

Ограничения в семантической или лексической сочетаемости показываются с помощью специальных лексикографических средств (например, пометы В сочет ). В иллюстративной части словарной статьи помещены контексты употребления, максимально полно раскрывающие функционирование слова в речи. Наряду с речевыми высказываниями словарная статья АОС содержит и разного рода сентенции, пословицы и поговорки, примеры из других фольклорных жанров. Этот материал является источником разнообразной информации лингвокультурологического и этнолингвистического характера. Он дает представление о народной философии, об этических и эстетических нормах жизни народа (см. такие словарные статьи, как время, год, день, дума, век, жизнь и мн. др.).

Например, слово век в значении ‘жизнь’ в пословицах и поговорках [4. Вып. 3. С. 80-87]:

Век жыть - не поле перейти, век - долга неделя. Век-от пережить - не поле перейти. Век-от жыть - не полё бежать. Век жыть - не поле перейехать. Веко жыть - не ф поле йехать. Век жыть - не ниткой шыть. Век прожыть - не нитку пришыть. Век жыть - не поле перебресьти, не ниткой шыть. Век-от скажэм, не река бресьти, фсяко нажывессе. Век долок, фсециной полон. Век - не неделя, фсяко нажывесся. Фсё было на веку-ту - на веку, как на долгом волоку. На веку - как на волоку - фсяко нажывессе. Не век жыть; а век споминать. Печёному, варёному недолок век.

Словарь с вниманием относится к лексике, отражающей традиционную народную культуру (см. такие словарные статьи, как берёза, беседа, борода, елоха, елошить, дымовое, докосное и др.). Например, словарная статья на слово борода [4. Вып. 2. С. 81]:

БОРОДА 2, -ы, ж. 1. Окончание уборки урожая. Ср. дожин, дожинки. Колька-то скоро уш фсё выжнет, борода видьнейеца. БОРОДУ ЗАВИВАТЬ. Заканчивать уборку урожая (обычно с помощью соседей). Бороду завивать -дожынать таг до конца. Клавдей, приглашай у Анны бороду завивать.

2. Праздник по случаю окончания сельскохозяйственных работ. Ср. бо-родное, бородной праздник. Раньшэ у нас бороду делали по фсему колхозу в один день. Во фсяком уцяске своя борода была.

3. Последний сноп убранного с поля урожая. Борода, йей не ставят никуды, только в угол. А раньшэ бороду ф колени жали. Бородой коровушку кормят ф Покроф. Эту бороду на голову здынут.

В Словаре представлены также реликтовые факты древнего мифологического взгляда на мир (см. водяной2, водяник, гуменник, де-душко-атаманушко, дедушко-ботаманушко, дедушко-богоданушко, дедушко-братанушко, дедушко водяной, дедушко доманушко, дедушко-домовеюшко, дедушко-домохозяюшко, овинной дедушко, жихорь и др.).

Например, словарная статья на слово водяной:

ВОДЯНОЙ2, -ого, м. В народных поверьях сверхъестественное существо, обитающее в водоемах, и бран. Ср. ◊ водяная сила, водяней, водянейко, водяник в 1 знач., водянко, водянкой, водянник во 2 знач., водяное. Водяной к хорошэму не покажэцца. Водяной-то чёрт, чёртушко. Водяной - в воде, да мы не видали, старики, можэт, и видали. Журчят молодёш нынче, дак и водяной убежыт. В реки да в озёрах водяной жыл, воды напьйошся, надо спасибо дать. ◊ ДЕДУШКО-ВОДЯНОй. ◊ ЧЁРТУШКО-ВОДЯНОЙ. ЛЄшой - в лесу, а цёртушко-водяной - такой, как собацька, низенькой, на ногах. ◊ (кого) К ВО-

ДЯНОМУ. Бран. К водяному их! Нет ницёво, да што шляця-то, пошли, гоорю, домой, к водяному! ◊ (кого) ВОДЯНОЙ ПРИВОЛОКЁТ. Бран. Водяной вас при-волокёт! ◊ (кого) НЕСИ (ПОНЕСИ) ВОДЯНОЙ. Ср. ◊ лешой понеси. Бран. Теперь нет колдовок, а раньшэ: «Понеси их водяной!» Понеси тебя водяной! Одна на артеле, понеси водяной. Лешый понеси, водяной понеси [4. Вып. 5. С. 13].

В АОС включается также топонимика исследуемого ареала, особенно те имена, которые обнаруживают связь с апеллятивами, а также антропонимика.

Стилистические особенности слова представлены обобщенно, в основном с помощью пометы экспресс., возможны также пометы ум.-ласк., пренебр., бран. Динамический аспект функционирования слова отражается пометами стар., устар., малоупотр., нов.

Фонемные и словообразовательные варианты даются в отдельных словарных статьях, соотносимых друг с другом с помощью перекрестных ссылок (пометы Ср. или См ). Наряду со стандартными грамматическими характеристиками, принятыми в лексикографии для разных частей речи, в АОС показаны нерегулярные, а также варьируемые по говорам грамматические и акцентологические особенности слова.

Например:

БОЛЕТЬ, -ею (-лю), -еет (-лит), несов.

БОЛЕСТЬ -и, ж. (БОЛЕСТЬ - КАРГ. Хтн., БОлЕСТЬ - ПЛЕС. Прш., КАРГ. Нкл., НЯНД. Стп., Врл., КОН. Твр., ВЕЛЬ. Сдр.) [4. Вып. 2. С. 56].

Таким образом, можно утверждать, что АОС - словарь системного типа, по многим параметрам отличающийся от сводного поли-диалектного словаря1. Он включает в себя лексику, собранную на основе единых принципов при планомерном, систематическом обследовании говоров территории, характеризующейся структурной и генетической общностью. Источником Словаря являются записи живой разговорной речи в ее непосредственном проявлении. Они относятся к одному временному срезу и отражают состояние архангельских говоров с середины 50-х гг. ХХ столетия до наших дней.

1 Примером словаря сводного типа является «Словарь русских народных говоров»

Очень важно, что значительная часть этих записей сделана самими авторами словаря в диалектологических экспедициях.

Картотека АОС содержит огромный иллюстративный материал, наиболее частотные слова представлены множеством разнообразных контекстов. Все это существенно повышает возможности АОС адекватно передать как внутрисистемные, так и межсистемные отношения описываемых в нем слов. В этих условиях работа составителей АОС приближается к собственно лексикологическому исследованию и отличается от него прежде всего способом представления результатов в словарной статье.

Словарная статья АОС как словаря полидиалектного - это максимальная модель, конструкт семантических отношений слова в макросистеме. С учетом географии каждого слова (словозначения), представленной в Словаре в виде перечня районов и населенных пунктов, эта модель при необходимости выявить внутрисистемные отношения может быть свернута до микросистемы говора одного населенного пункта.

Таким образом, «Архангельский областной словарь» является полидиалектным системным словарем. Вместе с тем он отражает функциональные особенности живой диалектной речи, содержит сведения этнокультурного характера. Последние выпуски Словаря свидетельствуют о его эволюционировании от типа дифференциального к полному, типу тезауруса.

По способам подачи материала «Архангельский областной словарь» можно отнести к традиционным диалектным словарям. В нем используется линейная нумерация значений, семантическая структура слова - близость значений друг к другу, их цепочечнорадиальные отношения - передается традиционно с помощью знака //. Отдельные зоны словарной статьи не имеют специального выделения, перетекают друг в друга. Однако содержательная сторона Словаря (детальность семантизации слова, отражение сочетаемости, учет вхождения в синонимические отношения с другими словами, представление их функциональных характеристик, в том числе и с

помощью обильного цитирования) сближает его со словарями ново-

1

го типа .

1 О словарях нового типа см. [9].

«Архангельский областной словарь» - одна из ведущих тем научной работы кафедры русского языка филологического факультета МГУ. К настоящему времени опубликовано 14 выпусков Словаря, буквы А-Ж. Их общий объем - более 300 п. л. Первые 12 выпусков вышли под редакцией О.Г. Гецовой [4. Вып. 1-12], вып. 13-14 - под редакцией О.Г. Гецовой и Е.А. Нефедовой [4. Вып. 13-14]. Картотека Словаря насчитывает 5 млн. словоупотреблений, его словник включает более 180 тыс. слов. Опубликован также «Обратный словарь архангельских говоров» [10].

Литература

1. Гецова О.Г. Проект Архангельского областного словаря. - М.: Изд-во МГУ, 1970. -С. 214.

2. Словарь современного русского народного говора / под ред. И.А. Оссовецко-го. - М.: Наука, 1969. - 612 с.

3. Филин Ф.П. Актуальные проблемы диалектной лексикологии и лексикографии // Славянское языкознание: VII Междунар. съезд славистов. - М., 1973. - С. 347377.

4. Архангельский областной словарь / под ред. О.Г. Гецовой. - Вып. 1-9. - М.: Изд-во МГУ, 1980-1996; Вып. 10-14. - М.: Наука, 1999-2012.

5. Нефедова Е.А. Многозначность и синонимия в диалектном пространстве. -М.: Макс-Пресс, 2008. - С. 461.

6. Филин Ф.П. О составлении диалектологических словарей славянских языков // Славянское языкознание: V Междунар. съезд славистов: докл. сов. делегации. - М., 1963. - С. 318-346.

7. Гецова О.Г. Русская диалектная лексикография: «Архангельский областной словарь» // Русский язык: исторические судьбы и современность: Междунар. конгресс: труды и материалы. - М., 2001. - С. 475-476.

8. Словарь русских народных говоров / под ред. Ф.П. Филина. - Вып. 1-44. -Л.(СПб.): Наука, 1965-2010.

9. ШимчукЭ.Г. Русская лексикография. - М.: Изд-во МГУ, 2003. - 320 с.

10. Обратный словарь архангельских говоров / под ред. О.Г. Гецовой. - М.: Наука, 2006. - 559 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.