Научная статья на тему 'Антисоветский советизм (лексема «Самиздат» в современной прессе)'

Антисоветский советизм (лексема «Самиздат» в современной прессе) Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY-NC-ND
76
11
Поделиться
Ключевые слова
ПУБЛИЦИСТИКА / SOCIAL AND POLITICAL JOURNALISM / ИСТОРИЯ РУССКОЙ ЖУРНАЛИСТИКИ / THE HISTORY OF THE RUSSIAN JOURNALISM / НОВОЯЗ / NEWSPEAK / СОВЕТИЗМ / SOVIETISM / ЯЗЫКОВОЕ СОПРОТИВЛЕНИЕ / THE RESISTANCE OF LANGUAGE / ДЕМИФОЛОГИЗАЦИЯ / DEMYTHOLOGIZATION / САМИЗДАТ / SAMIZDAT

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Павлова С.В.

В статье анализируются случаи употребления лексемы «самиздат» в российской общественно-политической периодике конца ХХ начала ХХI в. Автор определяет, что, как правило, данное слово используется в контексте описания советских реалий, то есть является историзмом-советизмом. В то же время лексема «самиздат» несет в себе выразительный потенциал для создания публицистических приемов и зачастую употребляется в переносном значении. На основании подобных примеров автор приходит к выводу о том, что данный советизм постепенно теряет связь с системой советского «новояза».

Antisoviet sovetism (lexeme Samizdat in modern press)

The article analyzes the use of the term "samizdat" in Russian social and political periodicals of 1990-2000s. The author demonstrates, that as a rule this word is used to describe the peculiarities of the Soviet life, so one may call it sovietism (lexics and phraseology that appeared in the Soviet time and defined the unique phenomena of social and political life in the USSR) or archaism. At the same time the lexeme "samizdat" is often used in a figurative meaning or as an element of a word play, for instance, in the headlines. Such cases of usage of this word show that the sovietism "samizdat" is gradually loosing the linguistic connection with the system of the so-called "Soviet newspeak".

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Антисоветский советизм (лексема «Самиздат» в современной прессе)»

С.В. Павлова

АНТИСОВЕТСКИЙ СОВЕТИЗМ (ЛЕКСЕМА «САМИЗДАТ» В СОВРЕМЕННОЙ ПРЕССЕ)

В статье анализируются случаи употребления лексемы «самиздат» в российской общественно-политической периодике конца ХХ - начала XXI в. Автор определяет, что, как правило, данное слово используется в контексте описания советских реалий, то есть является историзмом-сове-тизмом. В то же время лексема «самиздат» несет в себе выразительный потенциал для создания публицистических приемов и зачастую употребляется в переносном значении. На основании подобных примеров автор приходит к выводу о том, что данный советизм постепенно теряет связь с системой советского «новояза».

Ключевые слова: публицистика, история русской журналистики, новояз, советизм, языковое сопротивление, демифологизация, самиздат.

Изучение особенностей «советского языка» началось еще в годы его становления. О послереволюционных неологизмах писали такие видные отечественные языковеды, как Г.О. Винокур, Е.Д. Поливанов, А.М. Селищев1. Наиболее интенсивно советский «новояз», как правило, в его идеологическом и риторическом аспекте изучался российскими лингвистами в первое десятилетие после прекращения существования советской власти2. Большая часть работ подобного рода была посвящена исследованию феномена «новояза» в историческом контексте. В то же время процесс актуализации советизмов в современном публицистическом тексте представляется недостаточно изученным.

Функционирование элементов специфической советской лексики и фразеологии в современных художественных и публицистических текстах является важным объектом исследования. В ча-

© Павлова С.В., 2010

стности, такого рода изыскания позволяют определить степень преемственности сегодняшнего русского языка по отношению к советскому «новоязу», а также проанализировать образ советского прошлого в современном российском общественном сознании.

Данная статья посвящена функционированию в российской прессе конца 1990 - начала 2000-х гг. слова «самиздат», которое возникло в годы советской власти и неразрывно связано с советской реальностью. Анализировались тексты современных отечественных газет и журналов 1996-2006 гг., которые выпускаются большими тиражами и имеют статус качественных общественно-политических печатных изданий: «Коммерсантъ», «Власть», «Деньги», «Итоги», «Огонек», «Профиль», «Эксперт». Особое внимание уделялось случаям употребления советизма «самиздат» для обозначения реалий, не связанных с советским прошлым, поскольку именно в такого рода публикациях происходит актуализация изучаемого слова.

В наше время лексему «самиздат» относят к советизмам3 - лексическим и фразеологическим единицам, обозначающим реалии, специфически характерные для советской эпохи. Надо отметить, что в основной массе советизмы были результатом государственного словотворчества и применялись в официальной общественно-политической речи. Слово «самиздат», напротив, является едва ли не единственным зафиксированным в соответствующих словарях «антисоветским советизмом» как по сути, так и по происхождению и употреблению. Эту лексему можно отнести к особой группе идеологически окрашенных языковых элементов советской эпохи, задача которых состояла в том, чтобы подвергнуть сомнению официальную идеологию. Это была форма народной речевой реакции на советский «новояз», являвшейся своего рода психологической защитой населения от действий власти.

Для обозначения этого языкового феномена А. Вежбицка в 1993 г. вводит термин «язык самообороны»4, отечественный языковед Н.А. Купина употребляет в 1995 г. в этом же значении термин «языковое сопротивление»5, а Э. Лассан пользуется для описания явления советского инакомыслия термином «акратический язык» («язык не-власти»)6. Понятие, выражаемое этими терминами, описано в предисловии к справочнику Г.Ч. Гусейнова «Д.С.П.: Материалы к русскому словарю общественно-политического языка конца ХХ в.»: «Всякое порождение речи - в том числе идеологическое -требует от носителей языка безостановочной и не обязательно осознанной критики основополагающих предписаний. Сколь жесток ни был предлагаемый носителям языка мыслительный каркас, они своей речью и достраивают, и расшатывают его. Под идеологией мы

должны понимать не только элементы языка самой власти или тоталитарного языка (колхоз, город-герой, колыбель революции, сын за отца не отвечает, беспощадный массовый террор), но и поддающиеся фиксации элементы так называемого языка самообороны (термин А. Вежбицки)»7.

По словам Н.А. Купиной, «в наиболее открытом виде языковое сопротивление проявляется в политических анекдотах тоталитарной и частично посттоталитарной эпохи»8. О важности смеховой реакции на идеологический язык упоминает также Б.М. Сарнов в публицистической работе «Наш советский новояз»: «...возможность освобождения от власти, которую несет в себе язык, заложена в нем самом. Ярче всего это проявляется в тех смещениях, которые рождаются непроизвольно. Обычно это - острота <...> Вот это свойство языка (и, конечно литературы) и стало противоядием, ослабившим вредоносное действие на наши души советского новояза»9.

Многие из политических шуток советского времени были основаны на непосредственном переосмыслении официальных слов и фразеологизмов «новояза», а также на пародировании специфических для него способов словообразования. Подобного рода юмористические элементы были зафиксированы еще в исследованиях 20-х гг. ХХ в., посвященных анализу послереволюционных языковых нововведений. Среди многочисленных аббревиатур - неологизмов того времени - встречается ряд окказионализмов, созданных по принципу слогового сокращения. Например, А.Г. Горнфельд упоминает слово «Трепетун», которым некий шутник предложил именовать Третий Петроградский университет10. С.И. Карцевский пишет о таких словообразованиях постреволюционной эпохи, как «вридло» (временно исполняющий обязанности лошади), «содком» (содержанка народного комиссара), «наркомпоморде» (народный комиссар по морским делам)11. Последняя острота до сих пор широко известна и включена в «Толковый словарь языка Совдепии» в форме «замком поморде» («заместитель комиссара по морским делам»)12. Н.А. Купина приводит примеры обыгрывания инициальных аббревиатур: РКП(б) - «Россия кончит погромом (большим)», РСФСР - «редкий случай феноменального сумасшествия России», а также более позднее КПСС - «коммунисты предали советскую систему» или «кампания против Сахарова, Солженицына»13.

Слово «самиздат» также представляет собой продукт смеховой реакции на советский «новояз». Однако, в отличие от большинства лексем такого рода, термин «самиздат» вышел за рамки злободневной шутки и стал общеизвестным и распространенным разговорным словом.

Лексема «самиздат» появляется как авторский окказионализм в начале 1940-х гг. в форме «самсебяиздат». Автор слова - поэт Николай Глазков - издавал свои стихотворные произведения кустарным методом - печатая на машинке. На титульном листе, на месте, где обычно указывается название издательства, он писал «Сам-себяиздат». Подтверждение этому находим в свидетельствах современников:

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Его автором (слова «самиздат»), по-видимому, был московский поэт Николай Глазков, чьи стихи и прозаические миниатюры полуабсурдистского толка были хорошо известны в окололитературной среде, но почти не печатались при его жизни. Глазков придумал такую забавную литературную игру: составлял небольшие машинописные сборники своих стихов и прозы, сшивал их в брошюры форматом в пол-листа и дарил друзьям. А на титуле ставил им самим придуманное слово «самсебяиздат»14.

Известно только, откуда появилось это название - от Николая Глазкова, который ходил с такими самодельными переплетёнными тетрадочками с его собственными стихами, называвшимися «самсебяиздат». Потом народ - великий редактор и автор - превратил это название в «самиздат»15.

О времени появления слова «самиздат» узнаем из стихотворения самого Н. Глазкова:

Самиздат - придумал это слово Я еще в сороковом году16.

Слово «самсебяиздат» по форме соответствовало традиционной для советского «новояза» словообразовательной модели. Дело в том, что данная аббревиатура пародировала названия советских издательств. В.Б. Кривулин пишет: «Сама форма этого слова издевательски указывает на издевательскую практику сталинского времени, когда на месте множества дореволюционных и нэповских издательств возникло несколько государственных полиграфических монстров, каждый из которых для простоты бюрократического восприятия был снабжен унифицированным словесным хвостом - "из-дат" (Гослитиздат, Политиздат, Воениздат, Детиздат, Метеоиздат, Стройиздат и т. п.)»17.

На рубеже 60-х гг. слово получило широкое распространение в среде литературной молодежи и трансформировалось в «самиздат». Оно стало общеизвестным благодаря тому, что обозначаемое

им явление (нелегальное тиражирование и распространение литературных и публицистических текстов, зачастую антисоветского характера) приобрело форму культурного феномена.

Для того чтобы ответить на вопрос, является ли в наше время слово «самиздат» историзмом, подобно таким лексемам, как «продразверстка» или «Ленсовет», был проведен анализ современных словарей и печатных изданий.

В советское время лексема «самиздат» была неподцензурной: нелегальное распространение литературы преследовалось по закону как форма антисоветской агитации и пропаганды18, соответственно и слово не могло быть зафиксировано ни в одном их толковых словарей тоталитарной эпохи. Надо отметить, что такие авторитетные издания, как «Толковый словарь русского языка» под редакцией Д.Н. Ушакова19 и «Словарь русского языка» С.И. Оже-гова20, переиздаваемые в обновленном варианте, до сих пор игнорируют существование слова «самиздат» в русском языке.

Впервые же оно появляется в 1995 г. в «Словаре новых слов русского языка (середина 1950-х - середина 1980-х гг.)» с пометой «разговорное»: «Самиздат - самостоятельное (без участия издательства) тиражирование литературных, публицистических и т. п. произведений для их нелегального распространения (в разг. речи)»21.

Еще одно упоминание было найдено в «Большом толковом словаре русского языка» под редакцией С.А. Кузнецова. В приводимой дефиниции помимо пометы «разговорное», есть указание на то, что это историзм: «Самиздат - разг. В СССР: нелегальное бесцензурное размножение литературных произведений»22.

Что касается современной прессы, то все случаи употребления слова «самиздат» в публицистических текстах можно разделить на две группы. Во-первых, лексема используется как историзм в статьях, где речь идет о советском прошлом. Во-вторых, слово «самиздат» нередко служит и для обозначения современных реалий.

В качестве обозначения исторического понятия советизм «самиздат» встречается в подавляющем большинстве случаев его употребления в печати. При этом речь в тексте, как правило, идет не о конкретных событиях (найдено всего одно упоминание перестройки и одно - чернобыльской катастрофы), а о советском времени вообще и отдельных реалиях той эпохи. Например, слово «самиздат» упоминается в статье о фарцовщиках:

Это, как правило, были ребята образованные, владели иностранными языками, многие из хороших семей, все начитанные, все читали самиздат, многие самиздатом приторговывали23.

Также слово «самиздат» и его производные часто употребляются при упоминании ключевых персоналий тех лет (А. Солженицын, А. Сахаров, Б. Пастернак, А. Галич, А. Гинзбург и другие) и нередко встречаются рядом с советизмом «диссидент»:

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

И тут безличность машиночного текста играла на руку диссидентам. Без нее (печатной машинки. - С. П.) никакой самиздат был бы в тоталитарном СССР невозможен. Как пелось у Александра Галича, «Эрика» берет четыре копии. - Вот и все! А этого достаточно24. Он (А. Гинзбург. - С. П.) был одним из символов диссидентского движения. Не раз сидел. Еще в начале 60-х основал «Синтаксис», один из первых самиздатовских журналов, и создал само понятие «самиздат»25.

Некоторые из них жадно читали самиздатовских Плеханова или даже Солженицына и обсуждали в тесном кругу26. Труд Пастернака увидел свет за границей, а на родине ходил в са-миздате27.

Слово «самиздат» как историзм употребляется также для того, чтобы провести историческую параллель с теми или иными современными реалиями. Например, подобное сравнение порой возникает в текстах, посвященных Интернету:

Российский самиздат переживает второе рождение - в Интернете. Только раньше писать нетленки в стол заставляла цензура, а теперь - состояние российских телекоммуникаций28. В России ситуация с электронными библиотеками уникальна. Она уходит своими корнями в доинтернетовскую эпоху, когда имели хождение самиздат и ксерокопии книг запрещенных авторов29. Советским предшественником Интернета был самиздат, однако это уподобление не совсем точно30.

Некоторые журналисты словом «самиздат» обозначают непосредственно современные реалии. Так, в нескольких текстах речь идет о ныне существующих незарегистрированных периодических изданиях. Например, в категорию «самоизданных» СМИ попадают так называемые «фанзины» - периодические издания музыкальных или футбольных фанатов:

Но есть и более медленное чтение - фанзины (от англ. 1ап-7те), фанатский самиздат. Напечатанные на дешевой бумаге, с коря-венькими рисунками, нечеткими фотографиями и простыми, как сапог, текстами, эти журналы - такой же атрибут настоящих фанатов, как клубные шарфы и футболки31.

Особого внимания заслуживают примеры, в которых советизм «самиздат» употребляется в переносном значении, как публицистический прием. Как правило, это языковая игра в заголовке журналистского материала. Например, статья о фальшивомонетчиках в еженедельнике «Деньги» называется «Денежный самиздат»32, а текст газеты «Коммерсантъ» о нелегально установленной мемориальной доске - «Мемориальный самиздат»33.

То, что рассматриваемый советизм используется в подобных лингвистических играх, дает основание предполагать его живую, активную языковую природу. Почти во всех случаях слово «самиздат» употребляется без дефиниции, следовательно, по мнению журналистов, оно относится к числу общепонятных. Важно отметить, что в прессе 1990-х гг. советизмы особенно часто использовались для создания публицистического приема, целью которого было выражение оценки (преимущественно негативной) советского прошлого. Ни в одном из рассмотренных примеров слово «самиздат» в этой функции не актуализируется. Его участие в языковой игре не нагружено идеологией.

Подводя итоги, можно сказать, что советизм «самиздат» выступает в качестве историзма, если употребляется в контексте описания советской эпохи. Данный способ актуализации в печатных материалах является для него доминирующим. В то же время слово «самиздат» часто используется в переносном значении. Таким образом, оно не подверглось архаизации.

Слово «самиздат» по-прежнему актуально в публицистических материалах, его использование функционально обоснованно. Этот советизм несет в себе выразительный потенциал и употребляется журналистами для создания публицистических приемов. В газетных заголовках советизм «самиздат» используется, как правило, с целью создания смехового эффекта, построенного на включении советского термина в непривычный для него контекст. Эта тенденция напоминает метод советского акратического языка, идеологической задачей которого была демифологизация «новояза» посредством смехового переосмысления официальной идеологии.

Лексема «самиздат» употребляется также как разговорное слово в отношении современных реалий, потеряв, однако, свои идеологические, антисоветские коннотации.

На основании проведенного исследования можно сделать вывод о тенденции к значительному ослаблению связи слова «самиздат» с системой советского «новояза». Следует предположить, что данный процесс может затронуть и другие советские слова, функционирующие в современных печатных материалах. Эта гипотеза должна быть проверена в ходе дальнейшего изучения советизмов, используемых в современной публицистике.

Примечания

1 Винокур Г.О. Культура языка. М.: КомКнига, 2006; Поливанов Е.Д. Революция и литературные языки Союза ССР // За марксистское языкознание. М.: Федерация, 1931. С. 73-94; Селищев А.М. Революция и язык // Избранные труды. М.: Просвещение, 1968; Он же. Язык революционной эпохи. Из наблюдений за русским языком (1917-1926 гг.). М.: Едиториал УРСС, 2003.

2 Ермакова О .П. Деактуализация значений, отражающих советские реалии // Русский язык конца ХХ столетия (1985-1995). М.: Языки русской культуры, 1996; Земская Е.А. Клише новояза и цитация в языке постсоветского времени // Вопросы языкознания. 1996. № 3; Он же. Новояз, newspeak, nowomo-va... Что дальше? // Русский язык конца ХХ столетия; Зильберт Б.А. Языковая личность и новояз эпохи тоталитаризма // Языковая личность и семантика. Волгоград: Перемена, 1994. С. 50; Купина Н.А. Тоталитарный язык: Словарь и речевые реакции. Екатеринбург; Пермь: ЗУУНЦ, 1995; Лассан Э. Дискурс власти и инакомыслие в СССР: когнитивно-риторический анализ. Вильнюс: Изд-во Вильнюс. ун-та, 1995; Нерознак В.П., Горбаневский М.В. Советский «новояз» на географической карте. М.: Знание, 1991; Романенко А.П. Канцелярит: риторический аспект (о книге К.И. Чуковского «Живой как жизнь») // Риторика. 1997. № 1; Ромашов Н.Н. Система идеологем русского тоталитарного языка но данным газетных демагогических текстов первых послереволюционных лет: Дис. ... канд. филол. наук. Екатеринбург: 1995; Савен-ко Т.Д. Развитие общественно-политической лексики русского языка советского периода. Киев, 1990; Седакова И.А. О советизмах в современной русской речи // Знакомый незнакомец. М.: РАН, Ин-т славяноведения и балканистики; Науч. центр общеслав. исслед., 1995. С. 225-235.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

3 См. Хевеши М.А. Толковый словарь идеологических и политических терминов советского периода. М.: Международные отношения, 2002; Мокиен-ко В.М., Никитина Т.Г. Толковый словарь языка Совдепии. СПб.: Фолио, 1998.

4 Вежбицка А. Антитоталитарный язык в Польше: механизмы языка самообороны // Вопросы языкознания. 1993. № 4. С. 107.

5 Купина Н.А. Указ. соч. С. 98.

6 Лассан Э. Указ. соч. С. 11.

7 Гусейнов Г.Ч. Д.С.П.: Материалы к русскому словарю общественно-политического языка конца ХХ века. М.: Три квадрата, 2003. С. 7.

8 Купина Н.А. Указ. соч. С. 98.

9 Сарнов Б.М. Наш советский новояз. Маленькая энциклопедия реального социализма. М.: Материк, 2002. С. 12.

10 Горнфельд А.Г. Новые словечки и старые слова. Петербург: Колос, 1922. С. 14.

11 Карцевский С.И. Язык, война и революция. Берлин. 1923. С. 35.

12 Мокиенко В.М., Никитина Т.Г. Указ. соч.

13 Купина Н.А. Указ. соч. С. 100.

14 Даниэль А. Истоки и смысл советского Самиздата [Электронный ресурс]. Сайт «Антология самиздата». URL: http://antology.igrunov.ru/a_daniel.html (дата обращения 23.09.2009)

15 Воспоминания о Самиздате председателя Московской хельсинкской группы Людмилы Алексеевой. [Электронный ресурс]. Сайт «Антология самиздата». URL: http://antology.igrunov.ru/l_alexeeva.html (дата обращения 23.09.2009)

16 Глазков Н. Избранное. М.: Художественная литература, 1989. С. 198.

17 Кривулин В.Б. Золотой век самиздата // Самиздат века / Сост. А.Н. Стреляный, Г.В. Сапгир, В.С. Бахтин, Н.Г. Ордынский. Минск; М.: Полифакт, 1997. С. 342.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

18 Уголовный кодекс РСФСР. Ст. 70. «Антисоветская агитация и пропаганда». М. 1983. С. 55.

19 Большой толковый словарь русского языка / Под ред. Д.Н. Ушакова. М.: АСТ, 2004.

20 Ожегов С.И., Шведова НЮ. Толковый словарь русского языка. М.: ИТИ Технологии, 2008.

21 Словарь новых слов русского языка (середина 50 - середина 80-х гг). СПб.: Дмитрий Буланин, 1995.

22 Большой толковый словарь русского языка / Под ред. С.А.Кузнецова. СПб.: Ко-ринт, 1998.

23 Коммерсантъ-Власть. 2002, № 9.

24 Итоги. 2000. № 20.

25 Коммерсантъ-Daily. 2002. № 126.

26 Профиль. 2005. № 41.

27 Коммерсантъ Власть. 2006. № 15.

28 Деньги. 1998. № 32.

29 Итоги. 2004. № 10.

30 Коммерсантъ. 2006. № 83.

31 Огонек. 2003. № 7.

32 Деньги. 2000. № 45.

Не можете найти то что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

33 Коммерсантъ-Daily. 1998. № 195.