Научная статья на тему 'Антимикробная активность веществ, продуцируемых штаммом Trichoderma citrinoviride ВКПМ f-1228: оптимизация лабораторного культивирования и спектр действия индивидуальных пептаиболов'

Антимикробная активность веществ, продуцируемых штаммом Trichoderma citrinoviride ВКПМ f-1228: оптимизация лабораторного культивирования и спектр действия индивидуальных пептаиболов Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

CC BY
66
22
Поделиться
Ключевые слова
ПЕПТАИБОЛЫ / TRICHODERMA CITRINOVIRIDE / ОПТИМИЗАЦИЯ КУЛЬТИВИРОВАНИЯ / OPTIMIZATION OF CULTIVATION / АНТИБАКТЕРИАЛЬНАЯ И АНТИМИ-КОТИЧЕСКАЯ АКТИВНОСТЬ / ANTIBACTERIAL AND ANTIMYCOTIC ACTIVITY / КЛИНИЧЕСКИЕ АСПЕРГИЛЛЫ / CLINICAL ASPERGILLI / PEPTAIBOLS

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Садыкова Вера Сергеевна, Кураков Александр Васильевич, Коршун Владимир Аркадьевич, Рогожин Евгений Александрович, Громовых Татьяна Ильинична, Куварина Анастасия Евгеньевна, Баранова Анна Александровна

Штамм Trichoderma citrinoviride ВКПМ F-1228 образует комплекс пептидных антибиотиков с антибактериальным и антимикотическим действием. Синтез пептаиболов тесно сопряжён со спорообразованием при выращивании штамма. Оптимальным способом культивирования для образования пептаиболов у штамма является стационарное выращивание в течении 14 сут при температуре 28°С и рН 7,5, с образованием плотной плёнки на модифицированной среде Сабуро, содержащей 30 г глюкозы и 12,5 г пептона на литр. Выделено восемь индивидуальных соединений пептаиболов и оценен их спектр активности в отношении условно-патогенных бактерий и микромицетов, а также патогенных клинических аспергилл. Установлено, что вещества под номерами 9, 13, 14, 15 и 16 активны в отношении условно-патогенных грибов и бактерий, в том числе и метициллинорезистентного золотистого стафилококка, а соединения 9, 13 и 14 проявляли антимикотическую активность и в отношении клинических изолятов аспергилл.

Похожие темы научных работ по медицине и здравоохранению , автор научной работы — Садыкова Вера Сергеевна, Кураков Александр Васильевич, Коршун Владимир Аркадьевич, Рогожин Евгений Александрович, Громовых Татьяна Ильинична, Куварина Анастасия Евгеньевна, Баранова Анна Александровна,

Antimicrobial Activity of Substances Produced by Trichoderma citrinoviride Strain VKPM F-1228: Optimization of Cultivation and Assessment of Spectrum of Individual Peptaibols

The Trichoderma citrinoviride VKPM F-1228 strain produces a complex of peptide-based antibiotics with antibacterial and antimycotic action. Synthesis of peptaibols is closely related to the conidiogenesis in the culture. The optimal procedure of the strain cultivation for production of peptaibols is stationary growing for 14 days at a temperature of 28°С and рН 7.5 followed by formation of a dense mycelium film on the modified Saburo medium containing 30 gr/l of glucose and 12.5 gr/l of peptone. Eight individual peptaibols were extracted. The spectrum of their activity was estimated with the use of opportunistic bacteria and micromycetes as well as pathogenic clinical aspergilli. Compounds 9, 13, 14, 15 and 16 were shown active against opportunistic fungi and bacteria including methicilin resistant S.aureus, whereas compounds 9, 13 and 14 in addition showed antimycotic activity against clinical aspergilli.

Текст научной работы на тему «Антимикробная активность веществ, продуцируемых штаммом Trichoderma citrinoviride ВКПМ f-1228: оптимизация лабораторного культивирования и спектр действия индивидуальных пептаиболов»

Антимикробная активность веществ, продуцируемых штаммомTrichoderma citrinoviride ВКПМ F-1228: оптимизация лабораторного культивирования и спектр действия индивидуальных пептаиболов

В. С. САДЫКОВА', А. В. КУРАКОВ2, В. А. КОРШУН1-3, Е. А. РОГОЖИН1-3, Т. И. ГРОМОВЫХ4, А. Е. КУВАРИНА12, А. А. БАРАНОВА14

1 Научно-исследовательский институт по изысканию новых антибиотиков им. Г. Ф. Гаузе, Москва

2 Московский государственный университет им. М. В. Ломоносова, биологический факультет, Москва

3 Институт биоорганической химии им. Академиков М. М. Шемякина и Ю. А. Овчинникова РАН, Москва

4 Первый московский государственный медицинский университет им. И. М. Сеченова, Москва

Antimicrobial Activity of Substances Produced by Trichoderma citrinoviride Strain VKPM F-1228: Optimization of Cultivation and Assessment of Spectrum of Individual Peptaibols

V. S. SADYKOVA, A. V. KURAKOV, V. A. KORSHUN, E. A. ROGOZHIN, T. I. GROMOVYKH, A. E. KUVARINA, A. A. BARANOVA

Gause Institute of New Antibiotics, Moscow Lomonosov Moscow State University, Moscow

M. M. Shemyakin and Yu. A. Ovchinnikov Institute of Biorganic Chemistry, Moscow I. M. Sechenov 1st Moscow State Medical University, Moscow

Штамм Trichoderma citrinoviride ВКПМ F-1228 образует комплекс пептидных антибиотиков с антибактериальным и ан-тимикотическим действием. Синтез пептаиболов тесно сопряжён со спорообразованием при выращивании штамма. Оптимальным способом культивирования для образования пептаиболов у штамма является стационарное выращивание в течении 14 сут при температуре 28°С и рН 7,5, с образованием плотной плёнки на модифицированной среде Сабуро, содержащей 30 г глюкозы и 12,5 г пептона на литр. Выделено восемь индивидуальных соединений — пептаиболов и оценен их спектр активности в отношении условно-патогенных бактерий и микромицетов, а также патогенных клинических аспергилл. Установлено, что вещества под номерами 9, 13, 14, 15 и 16 активны в отношении условно-патогенных грибов и бактерий, в том числе и метициллинорезистентного золотистого стафилококка, а соединения 9, 13 и 14 проявляли анти-микотическую активность и в отношении клинических изолятов аспергилл.

Ключевые слова: пептаиболы, Trichoderma citrinoviride, оптимизация культивирования, антибактериальная и антими-котическая активность, клинические аспергиллы.

The Trichoderma citrinoviride VKPM F-1228 strain produces a complex of peptide-based antibiotics with antibacterial and antimy-cotic action. Synthesis of peptaibols is closely related to the conidiogenesis in the culture. The optimal procedure of the strain cultivation for production of peptaibols is stationary growing for 14 days at a temperature of 28°С and рН 7.5 followed by formation of a dense mycelium film on the modified Saburo medium containing 30 gr/l of glucose and 12.5 gr/l of peptone. Eight individual peptaibols were extracted. The spectrum of their activity was estimated with the use of opportunistic bacteria and micromycetes as well as pathogenic clinical aspergilli. Compounds 9, 13, 14, 15 and 16 were shown active against opportunistic fungi and bacteria including methicilin resistant S.aureus, whereas compounds 9, 13 and 14 in addition showed antimycotic activity against clinical aspergilli.

Key words: peptaibols, Trichoderma citrinoviride, optimization of cultivation, antibacterial and antimycotic activity, clinical aspergilli.

Введение

Пептаиболы — широкая группа линейных нерибосомальных пептидов, продуцируемых в основном почвенными аскомицетами и их ана-морфами из родов Trichoderma, Emericellopsis, Acremonium, Fusarium. Эти пептиды обладают ценным спектром фармакологического значе-

© Коллектив авторов, 2015

Адрес для корреспонденции: 119023 Москва, ул. Б.Пироговская, д. 11, НИИНА им. Г.Ф.Гаузе

ния: активны в отношении условно-патогенных и патогенных бактерий, фитопатогенных и патогенных грибов, опухолевых клеток и характеризуются низкой токсичностью. Для некоторых из этих соединений показана противовирусная активность: они препятствуют синтезу капсида вирусов таких, как грипп А, везикулярный вирус стоматита, ВИЧ [1—3]. Перспективность исследования пептаиболов обусловлена тем, что к ним практически не возникает резистентность у клеток-мишеней. Самый известный в клиничес-

кой практике пептаибол — зервамицин IIB, синтезируемый Emericellopsis salmosynnemata с антибактериальным действием в отношении грампо-ложительных бактерий и антипротозойной активностью к устойчивым формам возбудителя малярии Plasmodium falciparum [4].

Представители микромицетов рода Trichoderma интересны как продуценты новых пептаиболов, активных в отношении возбудителей дрожжевых и мицелиальных грибов, в том числе антибиотико-резистентных [5, 6]. Синтез таких пептидов некоторыми грибами в природных условиях, по-видимому, обусловлен антагонистическими взаимодействиями с фитопатогенными и почвенными микромицетами. Для растений они играют роль сигнальных молекул в активации системного иммунитета в ответ на присутствие патогенных грибов [7]. Сравнительно недавно появились сведения о выделении пептаиболов с антимикробной и противоопухолевой активностью из морских видов рода Trichoderma — паразитов беспозвоночных [8]. К настоящему времени имеется подробная база пептаиболов http://www.cryst.bbk. ae.uk/peptaibol., включающая сведения о 1043 соединениях, из которых более 600 описано для разных видов рода Trichoderma [9]. Все это указывает на перспективность поиска среди микромицетов этого рода продуцентов пептидных соединений, активных в отношении условно-патогенных и патогенных грибов и разработке на их основе новых антимикотиков.

Ранее нами была изучена антибиотическая активность 48 штаммов рода Trichoderma и выявлен штамм Trichoderma citrinoviride TYVI 4/11 ВКПМ F-1228, обладающий широким спектром антимикробной активности в отношении изученных тест-организмов: Staphylococcus aureus, Candida albicans, Aspergillus niger и ряда других [10]. В качестве основного действующего вещества был идентифицирован комплекс мембрано-активных пептидов — пептаиболов [11].

Целью работы было подобрать оптимальные параметры культивирования для биосинтеза комплекса пептаиболов и разработать рецептуру среды, обеспечивающую повышение выхода антибиотиков.

Материал и методы

Штамм Trichoderma citrinoviride TYVI 4/11 ВКПМ F-1228 отобран в результате первичного скрининга по ингибирую-щей активности к условно-патогенным микромицетам рода Aspergillus. Экстракты его культуральной жидкости (КЖ) активны также в отношении грамположительных бактерий (в том числе резистентных стафилококков) и оказывают цито-токсическое действие на линии опухолевых клеток Colo 357 и Т3М4. В то же время они не оказывают токсического действия на простейших (парамеции) и клетки млекопитающих (использовались сперматозоиды быка). Сам штамм-продуцент не токсичен и не зоопатогенен для высших теплокровных животных и человека [11].

Интенсивность утилизации органических соединений штаммом определяли методом Biolog Phenotype Micro Array (PM) system [12, 13].

Для обеспечения наилучшего образования целевых продуктов метаболизма исследовали влияние физических и химических факторов: температуры, рН, компонентов среды, условий культивирования. Оптимальный рост при различных температурах определяли на 3% неохмелённом сусле и среде Сабуро. Температурный режим культивирования задавали в пределах 4 градаций: 15—20°С, 20—25°С, 25—30°С и 30—35°С. Оптимум рН для синтеза штаммом антимикотиков определяли на этих же жидких средах в диапазоне от 5,0 до 9,0 с интервалом 0,5 единиц.

Для модификации состава питательной среды Сабуро проводили оптимизацию методом полного факторного эксперимента. В качестве варьируемых факторов отбирали: глюкозу и пептон. Исходные шаги для глюкозы были следующие: х1= 10 г/л с шагом 5 г/л, а для пептона х2 = 2,5 г/л с шагом 2 г/л.

Определение способа культивирования штамма-продуцента для получения максимального выхода целевых пептидов проводили на оптимизированной среде Сабуро. Продуцент выращивали глубинным способом (на шейкере в течение 14 сут с перемешиванием 200 об/мин), комбинированным (7 сут на шейкере, затем — стационарно 7 сут), поверхностным способом в течение 14 сут при 25°С, мембранно-жидкостным способом на микропоровой мембране фирмы Millipore размером 25 мм/0,45 мкм с подпиткой питательной средой и твердофазным культивированием на вермикулите с частицами диаметром 5 мм [14].

Определение спектра антимикотической активности комплекса антибиотиков проводили на условно-патогенных микромицетах: Candida albicans АТСС 2091, C.tropicalis INA 00763; условно-патогенных аспергиллах — A.niger 2К, A.fumi-gatus 4К, A.terreus 4К.

Исследования активности индивидуальных соединений — пептаиболов на клинических штаммах — возбудителей аспер-гиллёзов проводили в отделе проблем лабораторной диагностики туберкулёза и патоморфологии ГКУЗ «МНПЦ борьбы с туберкулёзом» ДЗМ. Изоляты рода Aspergillus были выделены из следующих источников: A.niger 646М — мокрота от больного инфильтративным туберкулёзом, A.fumigatus 397М — из операционного материала из резецированной каверны больного фи-брозно-кавернозным туберкулёзом, A.ochraceus 497М — жидкость БАЛ от больного очаговым туберкулёзом*. Антибактериальное действие пептаиболов определяли на Bacillus subtilis АТСС 6633 и метициллинорезистентном штамме Staphylococcus aureus FDA 209P.

Антибиотическое действие в отношении грибов и бактерий у штаммов оценивали с помощью стерильных бумажных дисков [Бумага фильтровальная Ф ГОСТ 12026-76], пропитанных экстрактами и высушенных в стерильных условиях. Контролем чувствительности тест-организма служили стандартные диски с амфотерицином В («НИИ Пастера», 40 мкг/мл) и ампициллином («НИИ Пастера», 10 мкг/мл). Постановку и оценку результатов проводили в соответствии с МУК 4.2.1890-04.

Коэффициент антибиотической активности рассчитывали по формуле: Ка = А/К, где Ка — коэффициент антибиотической активности гриба, мм; А — сумма диаметров зон подавления тест-объектов, мм; К — количество тест-объектов.

Культуральную жидкость экстрагировали этилацетатом в соотношении 1:2. Полученный экстракт упаривали в вакууме досуха, затем растворяли в 70% этиловом спирте.

Для фракционирования этилацетатного экстракта куль-туральной жидкости использовали комбинацию методов жидкостной хроматографии — прямофазной и обращённо-фазо-вой высокоэффективной жидкостной (ОФ-ВЭЖХ). В качестве сорбента для прямофазной хроматографии применяли силикагель, а в качестве элюента — хлороформ с последующим увеличением процентного содержания метанола в хло-

роформе. Полученный этилацетатный экстракт (Кб) перерастворяли в этаноле и очищали с помощью колоночной хроматографии на силикагеле Kieselgel 60 (40—63 мкм); элюцию осуществляли органическими растворителями в следующей последовательности: хлороформ, хлороформ — метанол (50:1 —^ 10:1), метанол. В полученных элюатах определяли антимикробную активность методом дисков на тест-культурах грибов и бактерий. Активные элюаты были упарены в вакууме досуха и растворены в 3 мл 60% этанола.

ОФ-ВЭЖХ анализ и разделение активных фракций после прямофазной хроматографии проводили на полупрепаративной колонке Luna C^100A размером 250x10 мм (Phenomenex, США) в линейном градиенте увеличения концентрации подвижной фазы, создаваемым элюентом А (0,1% трифторук-сусная кислота (ТФУ) в воде MQ) и элюентом В (80% ацето-нитрил c добавлением 0,1% водной ТФУ) при скорости потока 2,5 мл/мин. Для ВЭЖХ использовали ацетонитрил фирмы Panreac (Испания). Детектирование разделяемых веществ осуществляли при длине волны 247 нм в градиенте концентрации элюента В: 16—28% — за 12 мин; 28—55% — за 27 мин; 55—75% — за 20 мин и 75—85% — за 10 мин с последующим изократическим элюированием (состав подвижной фазы не изменяется в течение всего процесса элюирования) в течение 25 мин. Полученные в ходе ОФ-ВЭЖХ-анализа фракции, соответствующие отдельным пикам, были собраны вручную. Спектр антимикробного действия веществ, содержащихся во фракциях, определяли диско-диффузионным методом, описанным выше.

Опыты проводились не менее чем в 3 повторностях. Результаты были подвергнуты статистической обработке.

Результаты исследования

На первом этапе были исследованы физиологические свойства штамма.

Метаболический профиль усвоения органических веществ штаммом был оценен методом мультисубстратного тестирования на 95 субстратах. Штамм хорошо утилизирует простые сахара, в том числе целлобиозу, циклодекстрин, трегало-зу, а также активно растёт на аминокислотах: ас-парагине, серине; спиртах: эритритоле, манни-толе, ксилитоле, глицероле, арабитоле; с добавлением органических кислот: фумаровой, яблочной, аспарагиновой, глюкуроновой, глюко-новой, аминомаслянной; с использованием глю-козида метилглюкозида; монометилового эфира янтарной кислоты и нуклеозидов: арабинозы, аденозина. Плохо усваивает углеводы — маннозу, декстрин, псикозу, рамнозу, тагатозу, седогепту-лозу; спирты: этанол, инозитол, мальтитол; нук-леозиды: уридин; галактозиды: метилгалактозид; органические кислоты: бромоянтарную, молочную, себациновую; соли: аденозин-5-монофос-фат; метиловый эфир молочной кислоты; аминокислоты: фенилаланин, треонин, орнитин. Для штамма также характерна высокая интенсивность утилизации витаминов. Полученные данные послужат основой в дальнейших работах по повышению продуктивности штамма путём введения конкретных соединений в среду.

Кислотность среды и температура являются важными факторами при культивировании продуцентов антибиотиков. Они влияют на свойства

клеточных стенок, транспорт питательных веществ, скорость роста и выход целевых продуктов [7, 8]. Установлено, что штамм хорошо растёт при температурах от 20 до 35°С, с оптимумом роста 28°С, но перестаёт продуцировать антибиотики при температуре ниже 22°С. Способность к синтезу пептаиболов наблюдается в широком диапазоне рН от 5 до 9, при этом наибольшее количество антибиотических веществ накапливается при рН 7,5 и составляет по коэффициенту активности 23 ед.

Известно, что существенное значение для продукции пептидных антибиотиков грибами имеет соотношение углерода и азота в среде, и применительно к каждому штамму-продуценту эта величина различна (4). Определение оптимального значения С/Ы среды Сабуро по методу полного факторного эксперимента показало, что оптимальным соотношением компонентов среды является 30 г глюкозы и 12,5 г пептона на литр. Такая среда обеспечивала стабильный синтез и выделение штаммом антибиотического комплекса в культуральную жидкость. Сопоставление абсолютных значений коэффициентов регрессии с величиной доверительного интервала (е) позволяет сделать вывод, что на продукцию антибиотиков штаммом статистически значимое влияние оказывает азотсодержащий компонент среды, концентрация которого находится в лимитирующей области.

С целью дальнейшей разработки технологии штамма проводили подбор способов культивирования. Выращивание осуществляли твердофазным (на вермикулите), жидкофазным (глубинным на качалке и стационарным поверхностным) и мембранно-жидкостным способами в течение 14 суток на трёх средах разного состава (Чапека, неохмелённое 3% сусло, Сабуро). Результаты этих опытов представлены на рис. 1.

Оптимальным для выхода антибиотиков на оптимизированной среде является поверхностный способ. При культивировании этим способом штамм образовывал плотную мицелиальную плёнку на поверхности жидкой среды. Уже после нескольких суток наблюдались формирование органов спороношения и секреция антибиотиков в культуральную жидкость. Это согласуется с известным наблюдением, что синтезу пептаиболов у грибов рода Тпскойвгта предшествует стадия интенсивного конидиогенеза. Так, аспоро-генный мутантный штамм Т.кагггапыт переставал синтезировать комплекс пептаиболов в сравнении с исходным «диким» изолятом [7]. Близкие значения по продукции пептаиболов получены при мембранно-жидкостном культивировании штамма. И в этом случае у штамма сразу же создаются благоприятные условия для конидиогенеза, а в технологическом аспекте данный способ более предпочтителен и перспек-

Антибиотическая активность индивидуальных пептаиболов, продуцируемых штаммом T.citrinoviride TYVI 4/11 ВКПМ F-1228

Тест-культура Зона подавления роста тест-культуры (мм)

_номер индивидуального соединения_ Нистатин Ампициллин

9 10 11 12 13 14 15 16

Условно-патогенные штаммы

A.terreus 4К 10 0 0 0 0 0 0 0 25 _*

A.fumigatus 5К 10 0 9 9 16 10 9 8 30 —

A.niger 2К 8 0 0 0 0 0 11 10 17 —

B.subtilis АТСС 6633 14 0 0 0 0 13 29 20 — 28

B.coagulans 429 19 0 0 0 17 17 17 19 — 25

S.aureus FDA 209P 20 15 0 12 22 25 25 25 — 25

Клинические штаммы

A.niger 646 М 9 0 0 0 10 11 7 6 _* —*

A.fumigatus 397М 6 0 0 0 6 6 6 6 — —

A.ochraceus 497М 11 0 0 0 11 11 6 10 — —

Примечание. * - нет данных.

Рис. 1. Динамика накопления антибиотических веществ при разных способах культивировании Trichoderma citrinoviride TYVI 4/11 ВКПМ F-1228 (ошибка измерения коэффициента антибиотической активности — 1—3%) .

тивен. Выход целевого продукта с его использованием планировалось увеличить путём оптимизации режима подпитки среды. Оптимизация условий культивирования позволила увеличить

выход комплекса антибиотических веществ на 7,3% по значению коэффициента активности в сравнении с исходной средой.

Активность антибиотиков в экстракте культу-ральной жидкости Trichoderma citrinoviride TYVI 4/11 ВКПМ F-1228 после проведения опытов по оптимизации состава среды, условий и способа культивирования достигала 40 ед. по стрептомицину и 80 ед. — по амфотерицину В.

Суммарная фракция пептаиболов штамма, выращенного на оптимизированной среде, была использована для подтверждения их антибиотической активности и спектра биологического действия. Методами тонкослойной хроматографии с последующим биоавтографическим проявлением на B.subtilis и A.niger было показано, что состав антибиотического комплекса и его активность остались без изменений.

С помощью полупрепаративной высокоэффективной жидкостной хроматографии были выделены восемь индивидуальных соединений, у которых оценивали спектр активности в отношении условно-патогенных бактерий и ми-кромицетов, а также патогенных клинических аспергилл. Результаты антимикробной активно-

Рис. 2. Антибактериальная активность индивидуальных соединений T.citrinovirideTYVI 4/11 ВКПМ F-1228 в отношении метициллинорезистентного штамма Staphylococcus aureus F-209.

1-16 номера соединений-пептаиболов; А - ампициллин (контроль).

Рис. 3. Антимикотическая активность индивидуальных соединений (№ 9, 13, 14, 15 и 16) T.citrinovirideTYVl 4/11 ВКПМ F-1228 в отношении клинических патогенных изолятов A.niger 646М и A.ochraceus 497М.

сти индивидуальных соединений представлены в таблице и на рис. 2 и 3.

Наиболее активными в отношении условно-патогенных грибов и бактерий были индивидуальные пептаиболы № 9, 13, 14, 15 и 16. Для них характерна высокая активность в отношении золотистого стафилококка (рис. 2).

Индивидульные соединения 9, 13 и 14 проявляли антимикотическую активность и в отношении клинических изолятов аспергилл. Они способны ингибировать рост патогенных штаммов A.ochraceus 497М и A.niger 646М — возбудителей бронхолёгочного аспергиллёза, которые были резистентны к амфотерицину В (рис. 3).

Заключение

Штамм T.citrinoviride TYVI 4/11 ВКПМ F-1228 образует комплекс пептидных антибиотиков с антибактериальным и антимикотическим действием.

ЛИТЕРАТУРА

1. Khan A., Bacha N, Ahmad B, Lutfullah G, Farooq U, Cox R. J. Fungi as chemical industries and genetic engineering for the production of biologically active secondary metabolites. Asian Pac J Trop Biomed 2014; 4: 11: 859—870.

2. Mendoza-Figueroa J., Soriano-García M, Valle-Castillo L, Méndez-Lozano J. Peptides and Peptidomics: A Tool with Potential in Control of Plant Viral Diseases. Adv Microbiol 2014; 4: 539—548.

3. Ajesh K., Sreejith K. Peptide antibiotics: An alternative and effective antimicrobial strategy to circumvent fungal infections. Peptides 2009; 30: 999—1006.

4. Nagaray G, Uma V., Shivayogi M.S., Balaram H. Antimalarial activities of peptide antibiotics isolated from fungi. Antimicrob Agents Chemioter 2001; 45: 1: 145—149.

5. Daniel F. S, Filho E.R. Peptaibols of Trichoderma. Nat Prod Rep 2007; 24: 1128—1141.

6. Szekeres A, Leitgeb B, Kredics L, Antal Z, Hatvani L, Manczinger L, Vagvolgyi C. Peptaibols and related peptaibiotics of Trichoderma. A review. Acta Microbiol Immunol Hung 2005; 52: 2: 137-168.

7. Kubicek C.P., Komon-Zelazowska M., Sandor E., Druzhinina I. Facts and challenges in the understanding of the biosynthesis of peptaibols by Trichoderma. IS Chem Biodivers 2007; 4: 1068—1070.

8. Ren J, Xue C, Tian L., Xu M, Chen J., Deng M, Proksch P., Lin W. Asperelines A-F, peptaibols from the marine-derived fungus Trichoderma asperellum. J Nat Prod. 2009; 72: 1036—1044.

9. StoppacherN., Neumann N.K.N., BurgstallerL. The comprehensive peptaibiotics database. Chem Biodiv 2013; 10: 5: 734—743.

Синтез пептаиболов тесно сопряжён со спорообразованием при выращивании штамма. Оптимальным способом культивирования для образования антибиотиков-пептаиболов у штамма является стационарное выращивание в течении 14 суток при температуре 28°С и рН 7,5, с образованием плотной плёнки на модифицированной среде Сабуро, содержащей 30 г глюкозы и 12,5 г пептона на литр. Активность антибиотиков в экстракте культуральной жидкости Тпскойегта сЫп-noviride ТУУ1 4/11 ВКПМ Б-1228 достигала 40 ед. по стрептомицину и 80 ед. — по амфотерицину В.

Проведено выделение индивидуальных соединений пептаиболов из КЖ штамма. Установлено, вещества под номерами 9, 13, 14, 15 и 16 активны в отношении условно-патогенных грибов и бактерий, в том числе и метициллинорезистентного золотистого стафилококка, а соединения 9, 13 и 14 проявляли антимикотическую активность и в отношении клинических изолятов аспергилл.

Представляется возможным использование этого штамма, образующего несколько пептаиболов с фунгицидной и антибактериальной активностью, для дальнейших работ по созданию антибиотиков широкого спектра действия для лечения глубоких микозов, осложнённых бактериальными инфекциями и комплексных бактериально-грибных инфекций.

Работа по оптимизации условий культивирования штамма выполнялась при частичной поддержке гранта РНФ-14-50-00029.

* — Изоляты предоставлены к. б. н., в. н. с. А. Б. Кулько, за что авторы ему глубоко благодарны.

10. Садыкова B.C., Кураков A.B., Куварина A.E. Рогожин E.A. Антимикробная активность штаммов грибов рода Trichoderma из Средней Сибири. Приклад биохим микробиол 2015; 51: 3: 1—9. / Sadykova V.S., Kurakov A.V., Kuvarina A.E. Rogozhin E.A. Antimikrobnaja aktivnost' shtammov gribov roda Trichoderma iz Srednej Sibiri. Priklad biohim mikrobiol 2015; 51: 3: 1—9. [in Russian]

11. Садыкова B.C., Кураков A.B., Куварина A.E., Тюрин А.П., Рогожин Е.А., Коршун B.A. Образование штаммом Trichoderma citrinoviride TYVI 4/11 антибиотиков пептаиболов. Проблем мед микол 2015; 17: 1: 41—46. / Sadykova V.S., Kurakov A.V., Kuvarina A.E., Tjurin A.P., Rogozhin E.A., Korshun V.A. Obrazovanie shtammom Trichoderma citrinoviride TYVI 4/11 antibiotikov peptaibolov. Problem med mikol 2015; 17: 1: 41—46. [in Russian]

12. Druzhinina, Schmoll M., Seiboth B., Kubicek С.Р. Global carbon utilization profiles of wild type, mutant and transformant strains of Hypocrea jecorina. Appl Environ Microbiol 2006; 72: 2126—2133.

13. Tanzer M., Arst H.N., Skalchunes A.R., Coffin M., Darveaux B.A., Heiniger R.W., Shuster JR. Global nutritional profiling for mutant and chemical mode-of-action analysis in filamentous fungi. Funct Integr Genomics 2003; 3: 160-170.

14. Осмоловский A.A., Баранова H.A., Крейер B.T., Кураков A.B., Егоров Н.С. Твердофазное и поверхностное мембрано-жидкостное культивирование микромицетов, особенности их развития и образования ферментов. Приклад биохим микробиол 2014; 50: 3: 245—255. / Osmolovskij A.A., Baranova N.A., Krejer V.G., Kurakov A.V., Egorov N.S. Tverdofaznoe i poverhnostnoe membrano-zhidkostnoe kul'tivirovanie mikromicetov, osobennosti ih razvitija i obrazovanija fermentov. Priklad biohim mikrobiol 2014; 50: 3: 245—255. [in Russian]

СВЕДЕНИЯ ОБ АВТОРАХ:

Садыкова Вера Сергеевна — доктор биологических наук, ведущий научный сотрудник лаборатории химических исследований биологически активных соединений микробного происхождения ФГБНУ НИИНА им. Г. Ф. Гаузе

Кураков Александр Васильевич — профессор, доктор биологических наук, заведующий кафедрой микологии и альгологии МГУ им. М. В. Ломоносова Коршун Владимир Аркадьевич — доктор химических наук, заведующий лабораторией химических исследований биологически активных соединений микробного происхождения ФГБНУ НИИНА им. Г. Ф. Гаузе, ведущий научный сотрудник Института биоорганической химии им. Академиков М. М. Шемякина и Ю. А. Овчинникова РАН, Москва

Рогожин Евгений Александрович — кандидат химических наук, научный сотрудник, Институт биоорганической химии им. Академиков М. М. Шемякина и Ю. А. Овчинникова РАН, Москва

Громовых Татьяна Ильинична — доктор биологических наук, профессор Первого МГМУ им. И. М. Сеченова

Куварина Анастасия Евгеньевна — младший научный сотрудник лаборатории химических исследований биологически активных соединений микробного происхождения ФГБНУ НИИНА им. Г. Ф. Гаузе Баранова Анна Александровна — аспирант лаборатории химических исследований биологически активных соединений микробного происхождения ФГБНУ НИИНА им. Г. Ф. Гаузе