Научная статья на тему 'Анатолий Иванов. Листая памяти страницы. . . (к 75-летию со дня рождения режиссёра)'

Анатолий Иванов. Листая памяти страницы. . . (к 75-летию со дня рождения режиссёра) Текст научной статьи по специальности «Искусство. Искусствоведение»

CC BY
9
0
Поделиться
Ключевые слова
ИСТОРИЯ ТЕАТРА / HISTORY OF THE THEATRE / СПЕКТАКЛИ / PERFORMANCES / ФЕСТИВАЛИ / FESTIVALS / ПРИЗЫ / PRIZES / ЛЮБОВЬ ЗРИТЕЛЕЙ / SPECTATOR'S LOVE / РЕЦЕНЗИИ ПРЕССЫ / REVIEWS OF PRESS / ТВОРЧЕСКАЯ ЛАБОРАТОРИЯ / CREATIVE LABORATORY

Аннотация научной статьи по искусству и искусствоведению, автор научной работы — Межевитин Владимир Александрович

Статья рассказывает о режиссёре Воронежского драматического театра А.В. Иванове, его актёрах.

Похожие темы научных работ по искусству и искусствоведению , автор научной работы — Межевитин Владимир Александрович,

ANATOLY IVANOV. FLIPPING THROUGH THE MEMORY PAGE... (the 75th anniversary of the Birth of the Director)

The article tells about A.V. Ivanov, the director of the Voronezh dramatic theatre, about its actors.

Текст научной работы на тему «Анатолий Иванов. Листая памяти страницы. . . (к 75-летию со дня рождения режиссёра)»

УДК 791.633(470.324)(092) ББК 85.374(235.45)6

АНАТОЛИЙ ИВАНОВ. ЛИСТАЯ ПАМЯТИ СТРАНИЦЫ

(к 75-летию со дня рождения режиссёра)

Межевитин Владимир Александрович,

режиссер, сценарист, искусствовед, член Союза журналистов РФ (г. Воронеж)

Аннотация. Статья рассказывает о режиссёре Воронежского драматического театра А.В. Иванове, его актёрах.

Ключевые слова: история театра, спектакли, фестивали, призы, любовь зрителей, рецензии прессы, творческая лаборатория.

ANATOLY IVANOV. FLIPPING THROUGH THE MEMORY PAGE...

(the 75th anniversary of the Birth of the Director)

Mezhevitin V.A., director, screenwriter,

art expert, member of the Union of journalists of Russia

(Voronezh)

Annotation. The article tells about A.V Ivanov, the director of the Voronezh dramatic theatre, about its actors.

Key words: history of the theatre, performances, festivals, prizes, spectator 's love, reviews of press, creative laboratory.

Он ушёл из жизни в 2009 году. Неожиданно для всех своих друзей, многочисленных поклонников и учеников. Сегодня, листая газеты и журналы со статьями о его творчестве, вновь погружаясь в недавнюю историю Воронежского кольцовского театра, понимаешь, как много успел сделать этот одарённейший человек — удивительный режиссёр, сумевший найти свой путь, свой творческий почерк, своего зрителя, всем сердце полюбившего его работы, и своих воспитанников, на актёрском поприще продолжающих его принципы

и взгляды на искусство. В Воронеже прошли последние двадцать два года жизни Анатолия Васильевича Иванова. Здесь он поставил более сорока спектаклей, был удостоен почётнейшего звания народного артиста России и Государственной премии. Лучшие сценические откровения его, воплощённые на подмостках Академического театра имени А.В. Кольцова, получали престижные призы отечественных и зарубежных фестивалей, а самое главное — заслужили признание публики и театральной критики, отзывающейся

на его постановки вдохновенными, впечатляющими рецензиями. Эти отзывы красноречиво свидетельствуют об уникальном таланте театрального мастера, оставшегося в нашей благодарной памяти...

Анатолий Иванов был из поколения, родившегося во время страшной и кровавой войны, навязанной нам «цивилизованной» Европой и унесшей более 60-ти миллионов (!) жизней; из поколения, созидающего Великую страну, науку и культуру, покоряющего космос и открывающего вновь и вновь с помощью искусства внутренний (космический) мир человека; из времени великих целей, свершений и побед. Он и сам, конечно же, победитель, создатель уникального культурного пространства, удивительного театра, радующего нас светом и добром, совестливым и благородным сердцем.

Свою жизнь со сценой Анатолий Васильевич Иванов (родившийся в 1941 году) связал в юности, став актёром Вышневолоцкого драматического театра. Потом была служба в армии, учёба в столичном ГИТИСе на курсе Анатолия Эфроса. В 1969 году Иванов стал режиссёром. Все последующие годы он настойчиво и последовательно воплощал в работе принципы своего выдающегося учителя. Выбранный молодым постановщиком путь оказался нелёгким, ибо был чужд тщеславия, эпатажа и конъюнктуры. Но именно он привел режиссёра к вершинам профессионального мастерства, к спектаклям, снискавшим любовь зрителей.

Перед тем, как возглавить Воронежский кольцовский театр, Анатолий Иванов почти двадцать лет ставил спектакли в возглавляемых им театральных коллективах Тамбова и Пензы, руководил театром на Сахалине. Проявил он себя там как художник, склонный к исследованию человеческой души и её тончайших переживаний, как постановщик, тяготеющий к театру психологическому, исповедальному, в какой-то степени противостоящему театру модных и острых форм - изощрённых и претенциозных. Ложная многозначительность, заносчивость и позёрство всегда претили творчеству Анатолия Иванова, как и творчеству его легендарного наставника. В постановках Иванова «форма» никогда не доминировала над «содержанием» того или иного произведения, исследуемого режиссёром. Внешние атрибуты - декорации, костюмы, музыка, свет, пластические

проявления актёров - как правило, находились в гармоничном единении, помогавшем постановщику раскрыть суть пьесы, сверхзадачу автора и характеры персонажей.

Первые же спектакли Анатолия Иванова на Кольцовской сцене стали событиями культурной жизни Воронежа, успешно гастролировали по самым разным городам страны, приглашались на всесоюзные и международные фестивали. Спектакли второй половины 80-х годов: «Же -нитьба», «Кабанчик», «Уроки музыки», «Самоубийца», «Всё в саду» - вызывали радостное удивление зрителей и маститых критиков, заговоривших об Иванове как об одном из талантливейших режиссеров России. Постановки во-ронежцев снимало Центральное телевидение, записывало радио, а комментарии к ним охотно публиковали авторитетные газеты и журналы.

Определяя своё устремление к классике, режиссёр в одном из интервью говорил так: «Сегодня в свои союзники мы берём тех писателей, которые могут выразить судьбу народную через судьбу личности. Это Гоголь, Островский, Розов, Петрушевская, Эрдман, Войнович и, конечно же, Чехов. Это те, кто способен вызвать Сострадание к человеку, вернуть Уважение к личности».

Восторженные отзывы сопровождали и последующие спектакли Анатолия Иванова 90-х годов: «Коломба», «Любовь по переписке», «Безотцовщина», «Иллюзии», «Там же, тогда же», «Ретро», «Волки и овцы», «Бег», «Бесприданница», «Театральный романс», «Женитьба Фигаро», «Канары - это в Испании, мама!..» (по пьесе Птушкиной «Пока она умирала»)...

Обращаясь к основам режиссёрской школы Анатолия Васильевича Иванова, невольно

вспоминаешь о взглядах Эфроса последних лет - времени его работы на Таганке. В те годы мастера особенно раздражала всякая театральщина, всякая шумиха и показуха на сцене, так называемая «острота новых форм». Он через это давно прошёл и оставил позади. Удерживая актёров на репетициях от внешних чрезмерно-стей - «фокусов и кривляний», Эфрос концентрировал внимание на виртуозности диалогов, на амплитудах монолога, подтексте... Сетовал, что избалованная публика стала ходить в театр для того, чтобы её ошарашивали, возбуждали, эпатировали, а когда ожидаемого подарка она не получает, то уходит недовольная и брюзжащая о скуке. Фразу: «Все искусства хороши, кроме скучного» - режиссёр считал пошлостью, уверяя, что скучно может быть только неразвитой душе, не желающей работать, напрягаться, затрачиваться.

Суждение одного из критиков об эфро-совском «Мизантропе», в котором говорилось, что «театр ничего пьесе Мольера не добавил», Эфрос отнёс к комплиментам. Он заявил: «В отсутствии театра и есть настоящий театр -высокий, изначальный, ориентированный на актёра и автора».

Анатолий Эфрос убеждал артистов и учеников искать самую суть не только в написанных словах роли, а между и - дальше. Он говорил: «Главное уловить смысл, а потом темп и лёгкость. Вот, в сущности, и весь мой метод!» Под смыслом он понимал не интригу, не фабулу, не примитивную логику, а высшую точку психофизического состояния человека, растянутую в сложную кривую эмоциональных перепадов... Во многих спектаклях Анатолия Иванова эти взгляды Эфроса находили живое и радостное воплощение.

В воронежском послужном списке режиссёра Иванова целый ряд превосходнейших постановок! Среди последних несомненных удач - «Вечно живые», «Ненормальная», «Зойкина квартира», «Вишнёвый сад», «Ревизор», «Безумная ночь, или Женитьба Пигдена», «Утиная охота».

Прослеживая творческую биографию режиссёра, хочется привести некоторые строчки откликов известных искусствоведов, журналистов и театральных деятелей на спектакли Анатолия Иванова, поставленные на Кольцовской сцене.

«Женитьба» Анатолия Иванова захватывает современностью интерпретации и воспринимается, как рассказ о старой, как мир, игре,... где каждая ставка - человеческая душа... Выступление театра из Воронежа было удивительно правдивым и чистым источником эстетического наслаждения в программе наших театральных встреч». Данута Пе-карска. «Газета Гожовска». Июнь 1989 г.

«В Вашем спектакле («Уроки музыки») есть ансамбль, мастерство, органика. Поверьте, я редко говорю комплименты. Петру-шевская - это очень трудная драматургия. А в Вашей постановке есть любовь к человеку, есть настоящая духовность, такая редкая на сегодняшней сцене. Ваш театр, видимо, один из немногих, где, несмотря на такие трудные времена, ещё сохранились русская культура и русская духовность. Я буду рад пригласить Кольцовский театр в Москву». Народный артист СССР Е.Р. Симонов, художественный руководитель Государственного театра Дружбы народов.

« Воронежский театр притягивает интеллигентностью, которая прежде всего выражается в полном отсутствии позы и аффектации, серьёзном отношении к своей миссии, неравнодушии, которое даёт толчок к творческим поискам... Не к низменным инстинктам обращено его творчество, а к уму и сердцу современников». Л. Смирнова. Спасибо, Театр! «Кировская правда». Июль 1989 г.

«Кольцовский театр довольно долгое время был в первую очередь театром публицистическим. Уже первый спектакль А.В. Иванова в Воронеже - гоголевская «Женитьба» - ориентировал труппу на поиски иного рода. Раскрытие человеческой индивидуальности становилось целью и средством сценического творчества. «Подробности» и достоверность проживания актёра в роли - его необходимым, обязательным условием». Зиновий Анчипо-ловский. Режиссёр в меняющемся мире. «Воронежский курьер». 16 сентября 1991 г.

«Мужество воронежцев в том, что в своих спектаклях они не боятся показаться старомодными и традиционными. Для них традиция жизни в образе - первооснова искусства сцены, а подлинный авангард - в опыте и заветах Станиславского и Немировича-Данченко. В наши времена, когда театр - увы! - всё боль-

ше и больше утрачивает интерес к человеческой личности, к подробностям её существования, к потаённым движениям Души, такая позиция, право же, требует мужества». Валерий Айзенштадт, доктор искусствоведения. «Советская культура» №49, 6 декабря 1990 г.

«Первый фестиваль российских театров «Играем Чехова» завершился достойно: прекрасным спектаклем Воронежского академического театра драмы имени А. Кольцова в постановке А. Иванова «Прости меня, мой ангел белоснежный...». Культура, традиция, высокий уровень актёрства (какие лица! голоса!) в сочетании с режиссёрской чуткостью и изобретательностью - в итоге редко ставящаяся юношеская пьеса Чехова «Безотцовщина» обрела яркую сценическую форму, превратилась в живой, эмоциональный спектакль, в равной степени «зрительский» и «актёрский». Марина Мурзина. «Известия». 27 октября 1992 г.

«Всё в саду» Э. Олби в постановке А. Иванова опровергает мнение о безвременной кончине «большой формы» в театре. Пьеса Олби в прочтении режиссёра и художника обогащена опытом драматургии Ибсена и Чехова с их «настроением», вниманием к нюансам, исследованием тайников человеческой души». Е. Дмитриевская. «Экран и сцена».

«Среди экранного разлива порнографии и насилия островком высокого искусства остаётся в Воронеже драматический театр. С отвагой стоиков коллектив проповедует подлинные ценности: честь, совесть, достоинство человека. Свой новый сезон театр открыл пьесой А. П. Чехова «Безотцовщина». Воро-нежцы назвали её «Прости меня, мой ангел белоснежный.». Валерий Степнов. «Правда». Октябрь 1992 г.

«За последние несколько лет Воронежский театр драмы из вполне обычного периферийного коллектива превратился в интересную творческую лабораторию. Его новый художественный руководитель Анатолий Иванов сумел обнаружить в артистах труппы столько фантазии и мастерства, что зрители и критики просто диву даются. Результат сотрудничества с новым режиссёром - несколько замечательных постановок подряд, лауреатские звания, приглашения с гастролями в Москву.

И вот - новая премьера. На сей раз это пьеса итальянского драматурга Марии Ле-

тиции Компатанджело «Иллюзии». Не слышали? Неудивительно. А. Иванов не следует тому списку пьес, которые почти каждый провинциальный театр считает своим долгом поставить, а опирается исключительно на собственный вкус и ощущение театрального процесса». С. Бедное. Воронежские иллюзии. «Советская культура». Ноябрь 1992 г.

«Начнём обзор Второго Международного Чеховского фестиваля в Москве с Кольцовско-го драматического театра из русского города Воронежа, который показал спектакль «Прости меня, мой ангел белоснежный», сокращённую версию ранней незаконченной пьесы Антона Чехова, в России известной под названием «Безотцовщина», а на Западе под названием «Платонов». Эта постановка, рассказывающая историю падения интеллигентного, но невостребованного и опустошённого сельского учителя, является одной из лучших за последние годы в России. Режиссёр Анатолий Иванов, один из наиболее известных учеников выдающегося театрального мастера ХХ столетия Анатолия Эфроса, создал в этом спектакле удивительную атмосферу. Два момента особенно впечатляют в постановке Иванова: отличный ансамбль и прекрасная музыкальная партитура, сопровождающая всё действие. Она удивительно гармонировала с манерой общения актёров - мягкой, едва уловимой, почти эфемерной. Особенно это проявлялось в сценах, когда все герои пьесы собирались вместе, как бы создавая групповой портрет общества. И эти непостижимые музыкальные волны общения лились со сцены в зал подобно тому, как лёгкий вечерний бриз приносит освежающий запах моря...». Джон Фридман, корр. журнала «American Theatre» в Москве.

«Спектакль А. Иванова, изысканный, празднично театральный, мог быть, вероятно, поставлен не только на русской сцене. В нём нет примет русского провинциального быта и тем более - провинциальной театральности. Это спектакль столичный по выделке своей и европейский по той печати всеобщности, что явно лежит на нём». Т. Шах-Азизоеа, доктор искусствоведения. «Театральная жизнь» №8, 1996 г. «Москва, Россия, Европа...». Чехов на Чеховском фестивале.

«Анатолий Иванов нашёл для своей «Бесприданницы» метафору точную и ёмкую - ре-

жиссёр взял за основу слова Карандышева о цыганском таборе, в котором жила до встречи с ним Лариса. Спектакль завораживает красотой сценографического решения и изысканностью стиля... Завораживает уже само пространство, в котором разворачивается сюжет о молодой девушке, осознавшей, что она - вещь, и что у неё, как у каждой вещи, есть, видимо, своя цена». Н. Старосельская. «Театральная жизнь».

«В спектакле («Вечно живые») у всех персонажей - не нынешние лица. Они именно оттуда - из 40-х годов. На них печать того времени. Они будничны, не пафосны: они же не знают, что совершают подвиг. Я думаю, этот спектакль - о достоинстве, которое мы, ныне живущие, утратили. Те люди могли сохранять достоинство в любых, самых тяжких обстоятельствах жизни. Мы же в более благополучных условиях его потеряли. «Если я честен, я должен!» - эти слова Фёдора Ивановича Бороздина звучат упрёком нам, которые давно уже забыли, что такое честь». Людмила Остропольская, театровед, завлит Московского театра им. Евг. Вахтангова.

«Лишь один спектакль из увиденных мною на фестивале покорил своей абсолютной вы-строенностью, стилевой и жанровой точностью, высочайшей культурой режиссуры и актёрского ансамбля. Это - «Любовь моя, Ме-лек!» Воронежского академического театра драмы им. А.В. Кольцова. Анатолий Иванов, режиссёр тонкий и глубокий, прочитал лирическую комедию классика турецкой литературы

как поэтическое повествование о любви, могущей поднять человека со дна, возвысить его и с его помощью - весь окружающий мир.». Н. Старосельская. По разные стороны Босфора. «Культура». 11 —17января 2001 г.

«Мнимый жених» (воронежская постановка называлась «Любовь моя, Мелек!») -один из лучших примеров комедии нравов турецкого общества 30-х годов. Воронежский драматический театр играет пьесу как мюзикл. Мы видим прекрасный ансамбль, созданный незаурядными режиссёрскими находками и необычными мизансценами. Безумно трудно создать столь сыгранный коллектив, так органично использующий пластику. Мало видел я театральных трупп, которые в мюзикле так искусно, гармонично владеют актёрским мастерством, далёким от напыщенной демонстративности. «Любовь моя, Мелек!» - это мюзикл, в котором нет изъяна. Поэтому без особого труда понятно, что этот театр не только один из ведущих театров России, но и действительно выдающийся, судя по его актёрам и режиссуре». Хаяти Асылязыджи. «Бизим газете», 15 января 2001 г., Стамбул.

Надо сказать, что и многие другие постановки Анатолия Васильевича Иванова находили отражение в запоминающихся восхищённых статьях критиков. Отдавая предпочтение русской и советской классике, Иванов успешно ставил и классику зарубежную: пьесы Бомарше и Уильямса, Пинтера, Баэра, Куни. Потрясали зрителей и постановки современных писателей: Ю. Андреева, Злотникова, Птушкиной.

Приглашали воронежского режиссёра на постановки в Венгрию, Чехословакию, Молдову, на мастер-классы в США (г. Анкоридж). Являлся он секретарём правления СТД и профессором Воронежской академии искусств, где выпустил курс молодых актёров, большей частью влившихся в возглавляемый им театр.

На смерть режиссёра многие откликнулись трогательными, проникновенными словами. Несколько строк, принадлежащих из-

вестнейшему театроведу Наталье Старосельской (главному редактору столичного журнала СТД «Страстной бульвар, 10»), хорошо знавшей Анатолия Васильевича Иванова, хотелось бы привести в этой статье, посвящённой юбилею Мастера: «Я вряд ли смогу забыть радость и неподдельное волнение, испытанные на спектаклях «Резвые крылья Амура» (по «Волкам и овцам» А.Н. Островского), «Бесприданница», «Кукушкины слёзы», «Вечно живые», «Вишнёвый сад», как вряд ли смогу забыть поистине драгоценные часы нашего общения в Москве, в Воронеже, на фестивалях. Анатолий Васильевич Иванов ставил спектакли во многих городах России, и каждый его спектакль становился событием для города, знаком высочайшего профессионализма и ювелирной работы с артистами...

Когда в Центре поддержки русского театра стран СНГ и Балтии Союза театральных деятелей возникла идея фестиваля «Парад Победы», посвящённого 60-летию Победы в Великой Отечественной войне, первым, кому я позвонила, был Анатолий Васильевич. Я просила его поставить спектакль «Вечно живые» в Русском театре им. А. П. Чехова в Кишинёве. Иванов был, как всегда, занят - спектакли, студенты, планы, связанные с другими театрами, но он согласился. Не потому, что мы были друзьями, а потому что как никто понял необходимость и благородство самой этой идеи. Мы бесконечно перезванивались, пока он работал в Кишинёве, Анатолий Васильевич нервничал, многим был недоволен, считал, что всё получается не так, как он хотел бы, как считает нужным.А на премьере, прилетев в Кишинёв, я увидела тонкий, пронзительный спектакль о прекрасных людях, победивших мрак фашизма именно потому, что они были вот такими, прекрасными, верящими в справедливость, в идеалы своего времени, во всё то, что сегодня забыто или просто «вышло из употребления».

Он и сам был таким, Анатолий Васильевич Иванов, - крупная личность, высочайший профессионал, бесконечно светлый и добрый человек, не желающий и не умеющий расставаться с идеалами своей юности, с режиссёрской школой, которую он прошёл у Анатолия Эфроса...».

Возможности проявить уникальнейшее дарование мастера на воронежских подмост-

ках способствовала, конечно же, труппа известнейшего театра имени А.В. Кольцова, имеющая славную историю и свои традиции, время от времени радующая зрителей в работах других режиссёров (как служащих в театре в прежние годы, так и приглашаемых на постановки). Среди опытнейших актёров, полюбившихся публике, были во второй половине 80-х годов Римма Афанасьевна Ману-ковская, Кира Павловна Трапезникова, Римма Валентиновна Несмелова, Борис Алексеевич Крачковский, Вадим Александрович Соколов, Борис Никандрович Цуканов. Все они ярко и незабываемо участвовали в спектаклях А.В. Иванова наряду с талантливейшими артистами среднего поколения, такими, как Людмила Кравцова, Юрий Кочергов, Татьяна Красно-польская, Анатолий Гладнев, Тамара Семёнова, Юрий Лактионов, Владислав Ширченко, Павел Говоров, Валерий Блинов. Блистали в постановках Иванова и более молодые актёры: Елена Гладышева, Сергей Карпов, Евгений Малишевский, Валерий Потанин, Вячеслав Бухтояров, Надежда Леонова, Вячеслав Зайцев, Татьяна Егорова, Александр Смольяни-нов, Константин Афонин, Валентина Юрова, Надежда Иванова, Ольга Рыбникова, Владимир Корчагин. Почти весь коллектив коль -цовцев (со всеми его творческими цехами, неизменным директором И.М. Чижмаковым, художником-постановщиком А.И. Голодом, завлитом Н.Н. Тимофеевым) вместе с влившимися в него в конце 90-х выпускниками актёрского курса А. В. Иванова Воронежской академии искусств внёс свой вклад в славную биографию мастера.

Отмечая 75-летие со дня рождения любимого режиссёра, конечно же, хочется сказать, что его всем нам не хватает. Недостаёт его мнения о положении дел в современном театральном мире, его участия в художественном процессе, его спектаклей, обращённых к человеческой душе со свойственной ему любовью к ней и состраданием... К счастью, с нами остаются спектакли Анатолия Васильевича, записанные на телевидении и радио. Остаются материалы и фотодокументы, рассказывающие о его репетициях и постановках. Остаётся память о мудром и талантливейшем Человеке-Художнике.

ТЕАТР КОЛЬЦОВА. ПОРТРЕТЫ...

Вспоминая Мануковскую

Недавно один из каналов Центрального телевидения показал фильм режиссёра Михаила Богина «Ищу человека» (1973 года). В одной из главных ролей там снималась известнейшая воронежская актриса Римма Афанасьевна Мануковская. Партнёрами её по фильму были также воронежские артисты Алексей Чернов и Татьяна Краснополь-ская. Трогательная проникновенная картина рассказала зрителям об удивительном времени 60—70-х годов и замечательных людях — честных, искренних, неравнодушных... Напомнила нам лента и об актрисе, которую любило не одно поколение воронежцев. В 2003-м Риммы Афанасьевны не стало. Но свет её души и таланта продолжает оставаться с нами.

У нее было всё, чтобы стать настоящей театральной звездой. Очаровательная внешность и обаяние, характер и огромный талант, развивающийся с каждой новой ролью. Она обратила не себя внимание ещё в 1949 году в одном из первых своих спектаклей, сыгранном на сцене Харькова, где Римма Мануковская училась в театральном институте. Её трогательная и пронзительная Джульетта открыла перечень незабываемых героинь, сделавших имя Мануковской со временем известным и легендарным.

Поработав несколько лет на харьковских подмостках и даже успев сняться в кинофильме Виктора Ивченко «Судьба Марины», Римма Афанасьевна в 1955 году переехала в Воронеж и стала актрисой Кольцовского театра, с которым оказалась связана вся её дальнейшая жизнь. Образы, созданные актрисой во второй половине 50-х: Фенисы («Хитроумная влюблённая» Лопе де Вега), Софьи Питт («От Полтавы до Гангутта» Сельвинского), Полины («Игрок» Достоевского), Сестрорецкой («Третья Патетическая» Погодина) - показали, что в Воронежском драматическом театре появилась личность ярчайшего дарования и неограниченных возможностей.

Постановка пьесы Салынского «Барабанщица» (1959), где Мануковская блистала в образе Нилы Снежко, оказалась столь впечатляющей, что в течение нескольких сезонов со-

провождалась аншлагами и шумным успехом. Поклонники театра ходили на полюбившийся спектакль по несколько раз, наслаждаясь игрой актрисы, ставшей безоговорочной любимицей воронежской публики.

Надо сказать, что успеху и росту таланта Риммы Мануковской во многом способствовали великолепные партнеры, которыми всегда была богата труппа Кольцовского театра, и целое созвездие режиссёров, работающих на его сцене. В 50-70-е годы театр возглавляли замечательные постановщики: Гершт, Шиши-гин, Монастырский, Дроздов, а рядом с ними создавали свои запоминающиеся спектакли Меньшенин, Соловьев, Кузнецов, Бугров. В атмосфере творческих поисков и взлётов незаурядное дарование актрисы Мануковской обретало глубину, изысканность, безупречный профессионализм. Она была неподражаема во многих спектаклях: «Иркутской истории», «Обрыве», «Чайке», «Бешеных деньгах», «Бесприданнице», «Волках и овцах», «Спешите делать добро», «Виноватые», в постановке «Светит, да не греет» (отмеченной премией на фестивале пьес Островского).

Особым этапом актёрской судьбы Ма-нуковской стали годы работы с выдающимся

204

режиссёром Анатолием Васильевичем Ивановым. Этот художник, бережно относящийся к лучшим традициям русского психологического театра, тяготеющий к отечественной и зарубежной классике, сумел вдохнуть в коллектив кольцовцев новые надежды и силы. Уровень постановочной культуры и масштаб личности режиссёра пришёлся по душе большей части актёров академического театра. Среди его безусловных сподвижников оказалась и Римма Афанасьевна. Она превосходно проявила себя в спектаклях последних лет, таких, как «Коломба» Ануя, «Иллюзии» Компатанджело, «Ретро» Галина, «Волки и овцы» Островского, «Странная миссис Сэвидж» Патрика, «Канары - это в Испании, мама!..» («Пока она умирала») Птушкиной.

На театр, становившийся лауреатом многих престижных форумов, обрушился шквал почетных званий, наград и премий. В 1991 году Ману-ковская стала лауреатом фестиваля «Актёрские звёзды России», а вскоре получила приз имени Фаины Раневской на фестивале «Русская комедия». 1994 год прошёл под знаком её гастролей в Москве, Самаре и Харькове, устроенных Го -сударственным театром Наций в рамках программы «Национальное достояние России». В 1998 году Римма Афанасьевна была удостоена премии «Золотая маска» в номинации «За честь и достоинство».

В творческой биографии народной артистки России Риммы Афанасьевны Мануковской около двухсот ролей, сыгранных на сцене театра имени А. В. Кольцова, в котором она премь-ерствовала почти полвека. Возглавляя Воронежское отделение ВТО, именно Мануковская способствовала открытию в городе уникального культурного центра - Дома актёра. Сценические работы актрисы снискали любовь поклонников театрального искусства нескольких поколений. Любовь, восхищение и благодарную память.

Солнечный талант Людмилы Кравцовой

Удивительные человеческие и актёрские таланты Людмилы Александровны Кравцовой сделали её безоговорочным лидером не только знаменитого Академического театра драмы, но и всей театральной жизни Воронежа. Солнечное обаяние, профессио-

нализм, потрясающая внешность, чувство юмора и уникальные организаторские способности — всё способствовало тому, чтобы она оказалась личностью, без которой нельзя было представить жизнь воронежской сцены нескольких десятилетий. А также нельзя было представить без неё и работы городского Дома актёра, который народная артистка России успешно возглавляла многие годы, будучи председателем отделения Союза театральных деятелей...

Она дебютировала в 65-ом году в постановке замечательного режиссёра Германа Меньшенина по пьесе Лопе де Вега «Дурочка», где сыграла Нису. Потом были и другие роли в пьесах современного и классического репер-туаров, в которых молодая актриса доказала, что способна на воплощения самых сложных режиссёрских задач. Тем первым работам были уже свойственны оптимизм, праздничность, пленительная женственность и дерзновенность, которые она пронесёт через всю свою творческую биографию. Её героини, обладающие незаурядной фактурой, запомнились зрителям возвышенной поэтичностью и завидной духовной силой.

Надо сказать, что творческому росту коль -цовских актёров способствовала плеяда талантливейших режиссёров, работавших в Воронеже в 60-80-е годы. Среди них были Монастырский и Дунаев, Радун и Соловьёв, Веригин, Кузнецов, Логвинов, Дроздов. В спектаклях по пьесам Кальдерона и Мольера, Горького и Уи -льямса, Чехова и Булгакова, Погодина и Рощи-на, Васильева, Радзинского, Гельмана актриса Людмила Кравцова совершенствовала своё мастерство. Не довольствуясь лишь яркими внешними данными, красивым голосом и природным изяществом, стремилась она в каждой роли выявить внутреннее содержание образа, сильного и самостоятельного женского характера, которому могли быть присущи непокорность и простота, открытость и лукавство, искромётный темперамент, глубина и манящее очарование. Игру её почти всегда отличали пластическая точность и завершённость формы.

Особым этапом в творчестве актрисы стали работы с режиссёром Анатолием Ивановым, возглавившим театр в 1987 году. В его постановках: «Всё в саду» Э. Олби, «Венецианский

карнавал» («Группа» А. Галина), «Барменша из дискотеки» В. Андреева, «Прости меня, мой ангел белоснежный» («Безотцовщина») А. Чехова, «Бег» М. Булгакова, «Малина в феврале» Р. Баэра, а также в спектаклях режиссёров: Юрия Лактионова («Человеческий голос» Ж. Кокто), Вацлава Лаутнера («Наполеон и кор -сиканка» И. Губача), Владимира Салюка («Не боюсь Вирджинии Вульф» Э. Олби, «Семья для женщины лёгкого поведения» Э. де Филип-по», «Сладкоголосая птица юности» Т. Уильям-са), Валерия Тищенко («Спортивные сцены 1981 г.» Э. Радзинского, «Там, в замке, за маленькой рощицей...» Ж.-М. Риба), Евгения Марчелли («Лев зимой» Дж. Голдмена), Ваге Шахвердяна («Дом Бернарды Альбы» Ф.-Г. Лорки) - она предстала настоящим мастером перевоплощения с диапазоном ролей от острохарактерных до подлинно трагических, где её героини часто балансировали на грани высокой одухотворённости и предельной исповедальности.

Когда рамки одного театра становились тесны, Людмила Александровна уходила на подмостки домактёровской «Антрепризы» (так назывался созданный ею новый театр). И в течение десятка лет (наряду с Кольцовской сценой) восхищала зрителей там в спектаклях своего сокурсника по ЛГИТМИКу Владислава Ширченко: «Послевкусие» Зорина, «Владимирская площадь» Разумовской, «Старомодная комедия» Арбузова.

Спектакли с участием Людмилы Кравцовой неизменно собирали полные залы, вплоть до неожиданного и шокирующего ухода актрисы из жизни в конце 2010-го года. Многие зрители не знали, что она несколько лет стоически боролась с тяжёлой болезнью. Когда её не стало, все поняли, что замены ей нет.

Счастливый «билет» Юрия Кочергова

Мне повезло видеть многие его актёрские работы, начиная с самых ранних — 70-х годов — и до последних — в спектаклях, украшающих подмостки Кольцовского театра, поставленных выдающимся режиссёром Анатолием Ивановым... Довелось работать с Юрием Васильевичем Кочерговым над фильмом о Бунине, который мы снимали для литературно-художественной редакции «Останкино» (в 1995 году). Общение с ним,

его рассказы о собственной судьбе, нашем театре, впечатления о событиях в стране последних лет я хорошо помню. В дни юбилея легендарного постановщика (А. В. Иванова) хочется напомнить нашим читателям и о его талантливейшем сподвижнике — народном артисте России Юрии Кочергове.

Более 40 лет этот удивительный актёр премьерствовал на воронежской сцене, где весьма насыщенно и успешно сложилась его творческая судьба. Можно сказать, что он вытащил счастливый билет, приехав в Воронеж в 1968 году. Тогда за плечами начинающего артиста была только учёба в музыкальном училище Краснодара и 4 года работы во вспомогательном составе Краснодарского драматического театра. Удача улыбнулась ему: он был принят в театр имени А.В. Кольцова, которым руководил известный режиссёр М. Гершт, где шли постановки, созданные П. Монастырским,

A. Дунаевым, В. Добровольским и где ставили спектакли такие замечательные мастера, как

B. Радун, В. Соловьёв, Г. Меньшенин (чуть позже - М. Логвинов, А. Кузнецов, Ю. Лактионов), а среди актёров блистали заслуженные корифеи сцены, у которых было чему поучиться. Вскоре стало ясно, что повезло и театру, который приобрёл многообещающего, одарённого артиста, ставшего одним из лидеров воронежских подмостков на многие годы.

Юрий Кочергов был из тех, кто способен учиться и впитывать в себя всё лучшее, что помогало профессиональному становлению и восхождению к вершинам мастерства. Эта его способность совершенствоваться от роли к роли, сочетающаяся с великолепными внешними данными, обаянием и благородством, сделала его премьером, на которого десятилетиями охотно шла публика, у которого появились многочисленные поклонники с первых же его ролей на сцене. Повезло актёру и в том, что он пришёл в театр накануне двух ярчайших творческих взлётов: первый был связан с именем режиссёра Глеба Борисовича Дроздова и второй - ещё, быть может, более значительный - с Анатолием Васильевичем Ивановым.

Одной из ранних запоминающихся работ Юрия Кочергова стала роль молодого председателя колхоза в пьесе В.К. Черных «Дело Боброва» (в постановке Глеба Дроздова). Щедро одарённый, влюблённый в жизнь герой

Юрий Кочергов и Людмила Кравцова

Кочергова, бросающий вызов рутине и лицемерию, сумел донести до зрителя свою боль за дело, которому посвятил себя, и за судьбы людей, живущих рядом. Спектакль вызвал живой интерес. На него стремились попасть многие и, прежде всего, из-за главных действующих лиц - Юрия Кочергова и Людмилы Кравцовой. Зрители не могли остаться равнодушными к поступкам героев и их раздумьям о жизненном назначении человека, его долге перед собой и окружающими, перед прошлым, настоящим и будущим.

Ещё более нашумевшей постановкой стала «Хроника одного дня» (Э. Пашнева и Г. Дроздова), где Кочергов сыграл Певца в пьесе, рассказывающей о трагических событиях в Чили. История военного переворота, во время которого погибли сотни людей и был убит президент Альенде, потрясла весь мир. Пьесу, написанную воронежским писателем Э. Паш-невым и поставленную на подмостках Кольцов-ского театра Глебом Дроздовым, горячо принимали не только в нашем городе, но и в других городах страны, в том числе и в Москве, где её неоднократно показывали во МХАТе. Успех постановки был столь велик, что о ней писали едва ли не все столичные газеты, а авторы и постановщики, в том числе художник Н. Гапоно-ва и композитор Г. Ставонин, а также артисты В. Седов (Альенде), Ю. Кочергов (Певец) и Р. Мануковская (Вдова президента), были удостоены Государственной премии РСФСР.

Рецензии на спектакль отмечали не только вдохновенную публицистичность, но и выразительность сценического решения, искрен-

ность и необычайную эмоциональность. Песенно-музыкальную составляющую, также пленившую публику, незабываемо воплощал Юрий Кочергов, в персонаже которого угадывались черты чилийского народного героя Виктора Хары. На гастролях в Москве студенты университета Дружбы народов имени Патриса Лумумбы устроили настоящую манифестацию и, поражённые постановкой воронежцев, пели вместе с актёрами песню «Мы победим!».

Во многих спектаклях 70-х - 80-х годов Кочергов сумел создать образы разноплановые, демонстрирующие широту его возможностей. Одни отличались открытостью, масштабностью, драматизмом, другие - мягкой лиричностью, музыкальностью, тонким юмором. Среди незабываемых были работы в спектаклях: «Иркутская история», «Ханума», «На дне», «Же -стокие игры», «Свадьба Кречинского», «Единственный наследник», «Дама-невидимка», «Моя профессия - синьор из общества», «Дядя Ваня», «Без вины виноватые».

Особым этапом в творчестве Юрия Васильевича Кочергова стали роли, созданные под руководством выдающегося режиссёра Анатолия Иванова. Этот художественный руководитель кольцовцев, пришедший в конце 80-х годов, стремился придать театру новое дыхание, глубину и поэтичность. Пафосу и публицистичности, внешним эффектам он противопоставлял тонкость душевных переживаний. Его прежде всего волновала жизнь человеческого духа. Исповедальности, высокого смысла и, в то же время, лёгкости он добивался от своих актёров, и артисты, открывая новые грани своих талантов, проявляли себя трепетно и проникновенно. Русская и зарубежная классика стали тогда основой репертуара.

Во многих впечатляющих спектаклях 1990-х - 2000-х годов участвовал Юрий Васильевич Кочергов. Вот только некоторые названия этих постановок: «Коломба», «Иллюзии», «Не боюсь Вирджинии Вульф», «Романтики», «Резвые крылья амура», «Там же, тогда же», «Женитьба Фигаро», «Доходное место», «Семья для женщины лёгкого поведения», «Канар-ры - это в Испании, мама!», «Вишнёвый сад», «Лев зимой», «Собачье сердце».

Спектакли воронежцев становились лауреатами отечественных и международных

фестивалей. Их снимало Центральное телевидение, записывало радио. О них восхищённо писали известные критики. Перечитывая сегодня эти статьи, понимаешь, что большой вклад в успехи Кольцовского театра внёс и народный артист России Юрий Васильевич Кочергов.

Последние годы, продолжая активно работать в кольцовской Драме, он принимал участие в спектаклях, осуществлённых Владиславом Ширченко в Доме актёра. Пронзительные дуэты с Людмилой Кравцовой в «Послевку-сии», «Старомодной комедии» и, особенно, «Владимирской площади» всегда вызывали восторженные эмоции зрителей.

Внезапный уход артиста жарким летом 2010 года оставил ощущение шока и невосполнимой пустоты.

Татьяна Краснопольская. Судьба и сцена

Вся судьба её оказалась связана с воронежским Кольцовским театром. Творческая жизнь началась ещё в 60-х годах, когда театральный коллектив возглавил легендарный режиссёр Пётр Львович Монастырский. В Воронеже он был недолго, но молодую талантливую девушку, которая занималась в любительской студии актрисы театра Ирины Броновицкой, выделил среди других ищущих свой путь дарований. Татьяна Краснопольская успела поучаствовать в массовых сценах нескольких его воронежских постановок. Когда в 1967 году Монастырский переехал в Куйбышев (ныне - Самара), став главным режиссёром областного театра Драмы им. А. М. Горького и руководителем курса театрального училища, Краснопольская, выбрав для себя актёрскую стезю, последовала за мастером и стала одной из лучших его воспитанниц.

После окончания учёбы в 1971 году Татьяна Краснопольская вернулась в родной Воронеж. Театр им. Кольцова в то время возглавлял Глеб Борисович Дроздов - молодой яркий, амбициозный постановщик, чьи спектакли вскоре вызвали общественный резонанс не только в нашем городе, но и на многих театральных фестивалях, а также гастрольных показах, состоявшихся на самых разных сценах страны.

Вместе с Дроздовым работали тогда в воронежской Драме и другие замечательные режиссёры, такие, как Валерий Соловьёв, Герман Меньшенин, Михаил Логвинов, Анатолий Куз -

нецов... В спектаклях всех этих постановщиков участвовала молодая актриса Краснопольская. Её обаяние, искренность, эмоциональность покоряли зрительские сердца в постановках: «Свадьба Кречинского», «Дама-невидимка», «А зори здесь тихие...», «Рядовые». Запомнится она поклонникам Мельпомены и в пьесах А.Н. Островского «Светит да не греет», «Не всё коту масленица», чеховских «Иванове» и «Дяде Ване», горьковских «На дне» и «Варварах». Работу Краснопольской в спектакле «Четыре капли» Виктора Розова, где она сыграет Ларису, отметят дипломом лауреата областного смотра-конкурса творческой молодёжи. А за роль Зины в постановке Глеба Дроздова «Любовь, джаз и чёрт» Ю. Грушаса она получит приз за лучшую женскую роль на фестивале драматургии национальных республик. Критики будут говорить, что талантливой актрисе подвластны комедия и драма, водевиль и народная трагедия, а среди основных черт её дарования назовут абсолютную подлинность чувств, пленительную задушевность и психологическую углублённость.

Новым вдохновенным этапом творческой жизни Татьяны Сергеевны Краснопольской

208

станут работы в спектаклях режиссёра Анатолия Васильевича Иванова. Сложные, часто противоречивые женские характеры и судьбы будут воплощены ею с блеском и мастерством в таких постановках, как: «Кабанчик» В. Розова (Кашина), «Резвые крылья Амура» по пьесе А.Н. Островского «Волки и овцы» (Купавина), «Прости меня, мой ангел белоснежный» по ранней пьесе Чехова «Безотцовщина» (Саша). Этот чеховский спектакль покажут на пяти международных и всероссийских фестивалях, включая Международный фестиваль имени А.П. Чехова в Москве. Постановка А.В. Иванова «Всё в саду» по пьесе Э. Олби, в которой главную роль Дженни исполнила Т. С. Красно-польская, была представлена на главной сцене МХАТа имени А.П. Чехова. Огромным успехом пользовались «Там же, тогда же.» Б. Слейда (Дорис), «Театральный романс», созданный по мотивам ранних пьес А.Н. Толстого, где актриса создала многоплановый образ своей героини Огневой, «Любовь моя, Мелек!..» Хюлледжи (Адиле Дуду). Постоянными аншлагами сопровождался спектакль «Канары - это в Испании, мама!» по пьесе Н. Птушкиной «Пока она умирала», где партнёрами Краснопольской стали народные артисты России Римма Мануковская и Юрий Кочергов.

Впечатляющими были роли Татьяны Крас-нопольской в «Ревизоре» Гоголя (Анна Андреевна), «Вечно живых» Розова (Анна Михайловна), «Приходи и уводи» Птушкиной (Вера), «Вишнёвом саде» Чехова (Раневская). Во всех этих постановках проявился в полной мере не только накопленный жизненный и сценический опыт, но и тонкое чувство партнёра, способность вести за собой актёрский ансамбль, являясь безусловным его лидером. Необходимо сказать, что все годы работы Татьяны Красно-польской в театре её окружала замечательная плеяда коллег (среди которых были заслуженные и народные артисты страны), творчески обогащавших друг друга. Помогая Анатолию Васильевичу Иванову в работе со студентами Воронежской академии искусств, Краснополь-ская поставила несколько спектаклей, занявших достойное место в репертуаре кольцовцев. Лучшими из них были «Женитьба Фигаро» Бомарше и «Доходное место» А.Н. Островского, пользующиеся несколько лет неослабевающим зрительским интересом. Одним из последних

её спектаклей стал «Отель Беверли Хиллз» в постановке Игоря Селина по пьесе Нила Саймона «Калифорнийская сюита» в 2010 году.

Неожиданный уход актрисы из жизни стал ударом для всех её друзей и коллег, студентов и многочисленных поклонников. Похоронена народная артистка России Татьяна Сергеевна Краснопольская на Троекуровском кладбище в Москве на одной аллее со звёздами российского театра и кино.

Прима воронежской сцены

В 1979 году она была принята в труппу театра имени А.В. Кольцова. Все эти годы Надежда Леонова радовала зрителей в постановках самых разных режиссёров, работавших в нашем городе. Сегодня она одна из ведущих актрис, блистательная прима воронежской сцены. Взыскательный талант, обаяние, поразительные внешние данные привлекают к спектаклям с её участием многих ценителей сценического искусства, стремящихся увидеть Надежду Леонову в постановках, идущих как на Кольцовских подмостках, так и желающих вновь восхищаться ею в центре «Антреприза» воронежского Дома актёра.

Среди её спектаклей последнего десятилетия зрителям особенно памятны «Ненормальная» и «Зойкина квартира», «Дом Бернарды Альбы» и «Без вины виноватые», поставленные в театре Драмы, а также «Стихийное бедствие», «Подари мне лунный свет», «Манекен» - в Доме актёра. Все они были очень разными, как и отличными друг от друга были персонажи, сыгранные заслуженной артисткой России Леоновой. К каждой роли она находила свои особые краски, свои ключи, своё понимание сверхзадачи того или иного образа и пьесы в целом. Это разнообразие воплощений, вдохновенных и завораживающих, почти всегда вовлекающих публику в эмоциональное сопереживание, и выделяет, наверное, Надежду Леонову среди других по-своему уникальных коллег, делает её одним из лидеров воронежского театра.

Хочется напомнить, что при всей своей сегодняшней популярности и зрительском обожании театральный путь актрисы Леоновой не был прост и лёгок. Наряду с громкими успеха-

ми ей приходилось преодолевать сомнения и неудачи, разочарования и творческую неудовлетворенность. Проявив характер и мудрость, она сумела выдержать все испытания и заслужить признание и любовь благодарной публики.

Надежда Леонова родилась в Улан-Удэ, на Байкале, и, следуя примеру бабушки, которая была актрисой, решила связать свою жизнь с искусством. После школы она уехала в Москву и держала экзамены едва ли не во все столичные театральные вузы. Её брали везде, но Надежда, уступив уговорам подруги, предпочла ВГИКовскую мастерскую, руководимую легендарным Сергеем Бондарчуком. Однако институт кинематографии пришлось оставить из-за болезни мамы. После некоторого времени работы на производстве давнее желание стать актрисой привело её в институт искусств Воронежа. Учёба на курсе известного режиссёра Глеба Борисовича Дроздова открыла Леоновой дорогу на сцену.

В 1979 году Дроздов пригласил нескольких своих лучших учеников в Кольцовский театр. Среди них оказалась и Надежда Леонова - многообещающая актриса с запоминающейся внешностью кинозвезды.

Первые же её роли в спектаклях «Свадьба Кречинского», «Старый дом», «Посеешь ветер...» обнаружили яркий темперамент и лиризм дебютантки, её подкупающее очарование, психологическую чуткость и достоверность. Запомнилась она и в «Агенте 00», «Даме-невидимке», в «Смотрите, кто пришёл», «Дяде Ване», «Виноватых» (в постановке Романа Виктюка)... Героини Леоновой 80-х годов -пленительные, иногда пугающие и заманчивые одновременно, - как правило, были преисполнены чувством внутреннего достоинства, грации и красоты. Они волновали, надолго оста-

вались в зрительских сердцах и, конечно же, способствовали росту творческого опыта молодой исполнительницы. Кстати, известнейший и модный московский режиссёр Роман Вик-тюк предлагал ей переехать в Москву, уверяя, что актрису ждет карьера не только в столичном театре, а и в кинематографе. Но Леонова, активно работающая в Воронеже, предпочла остаться среди дорогих и любимых ею людей -своих друзей и зрителей, которых она бросить не могла.

Значительным этапом стали для Надежды Леоновой годы работы с новым художественным руководителем театра Анатолием Васильевичем Ивановым. Именно в конце 80-х - начале 90-х она блеснула в «Кабанчике» и «Свалке», «Венецианском карнавале» и «Спортивных сценах 81 года», «Игре любви и случая», в нашумевших спектаклях «Всё в саду» и «Резвых крыльях амура» («Волки и овцы»). Во всех этих работах зрители и специалисты отмечали возросшее мастерство актрисы, его многогранность и изящество, точность психологического и пластического рисунка. Вкус, такт и строгость отличали Леонову не только в выборе драматических, но и комедийных (а то и гротескных) красок, присущих её широкому исполнительскому диапазону.

В спектаклях «Бег», «Коварство и любовь» Надежда Леонова демонстрировала способность к трагедийному воплощению исторического образа, к психологическому и социальному исследованию неординарной личности. Необычайно трогательна была и её Варька в «Манекене», пронзительна и глубока оказалась Понсия в «Доме Бернарды Альбы» (отмеченная специальным призом воронежской критики в 2005 году). Запомнилась, конечно же, и Кручинина в «Без вины виноватых».

Вдохновенным призывом к состраданию и милосердию, лишенным ложной патетики, стала роль Марины в постановке Анатолия Иванова «Ненормальная» по одноименной пьесе Н. Птушкиной, которую Надежда Леонова играла предельно искренне, трепетно и исступленно. Высокая трагедия одиночества и поиска любви вызывала бурю эмоций зрительской аудитории несколько сезонов. Помню, как в финале спектакля зрители со слезами на глазах, поднимаясь в едином порыве со своих мест, подолгу аплодировали исполнителям, не

210

отпуская Леонову с подмостков . Так происходило и на многих других спектаклях заслуженной артистки России Надежды Константиновны Леоновой. Происходит и сейчас, когда она выходит на сцену. И это безусловное признание таланта, отданного служению искусству и зрителю, в этом искусстве нуждающемуся.

Николай Тимофеев. Профессия - завлит

У него редкая и удивительная профессия - завлит театра. Вот уже почти 30 лет Николай Николаевич Тимофеев работает в Воронежской драме им. А. В. Кольцова. Он пришёл в театр в 1987 году вместе с режиссёром Анатолием Васильевичем Ивановым. Именно этот этап стал для воронежского коллектива временем необычайного расцвета. От спектакля к спектаклю рос авторитет кольцовцев не только в родном городе, но и во многих других городах, куда они выезжали на гастроли, показывая свои постановки. Лауреатами отечественных и международных фестивалей становились воронежцы на протяжении всех тех лет, когда художественным руководителем театра являлся Анатолий Иванов, директором - Игорь Чижмаков, а завлитом - Николай Тимофеев.

Путь к театральным подмосткам его был непрост и, в каком-то смысле, нетрадиционен. Окончив Рязанский радиоинститут, Тимофеев работал инженером в Сибири. Потом преподавал физику в школе. Проявляя себя в литературе, начал писать очерки, рассказы, эссе. Их публиковали в журналах «Юность», «Подъём», «В мире книг», в «Литературной газете», в воронежской периодике. Узнали читатели и замечательные стихи Николая Тимофеева, также появившиеся в печати. Увлечение поэзией сделало его одним из организаторов клуба «Ари-он» при Дворце культуры им. Карла Маркса (в Воронеже).

Рецензии Тимофеева на театральные спектакли привлекли к нему внимание специалистов. Познакомившись с Анатолием Ивановым, он получил приглашение стать помощником режиссёра по литературной части. Первые же их совместные творческие опыты произвели яркие и незабываемые впечатления: «Женитьба» Гоголя, «Кабанчик» Розова, «Уроки музыки» Петрушевской, «Барменша из дискотеки» Андреева, «Самоубийца» Эрдмана, «Всё в саду»

Олби, «Колом-ба» Ануя и, наконец, «Любовь по переписке», где автором инсценировки по повести Вой-новича «Путём взаимной переписки» выступил Николай Тимофеев, позволили заговорить о коллективе кольцовцев

как об одном из лучших российских театров.

Вот что писала критика о пьесе Николая Тимофеева, поставленной в Воронежской драме, и театральном взлёте воронежцев начала 90-х годов: «Для Анатолия Иванова торжество природы над искусством - коллизия, таящая в себе неизбывный драматизм. Ученик А.В. Эфроса, он во многих спектаклях доказал, что личностно и глубоко воспринял уроки мастера. Однако, его последняя работа («Любовь по переписке») напоминает об эстетике Ю. Любимова 60-х - начала 70-х годов... Режиссёр поставил её в очень интересном ключе, сочетая театр представления и психологической достоверности.». «За последние несколько лет Воронежский театр драмы из вполне обычного периферийного коллектива превратился в интереснейшую творческую лабораторию. Его новый художественный руководитель Анатолий Иванов сумел обнаружить в артистах столько фантазии и мастерства, что зрители и критики просто диву даются. Результат сотрудничества с новым режиссёром -несколько замечательных постановок подряд, лауреатские звания, приглашения с гастролями в Москву .».

В марте 1992 года на премьере в Воронеже побывал Владимир Войнович. Спектакль ему очень понравился. О нём он говорил в нескольких интервью, в том числе и за рубежом. Через 5 лет, в день 65-летия писателя, радио России передало в эфир в качестве поздравления спектакль «Любовь по переписке» Воронежского театра. Кстати, инсценировка Тимофеева была

поставлена не только на сцене Воронежа, но и на подмостках других театров страны.

Пьеса Николая Тимофеева «Русская любовь во Франции, или Париж Жанетт и Бельведер» об И.А. Бунине, ставшая радиоспектаклем (с участием кольцовских актёров), также теперь находится в фонде российского радио в Москве. Её не раз представляли слушателям -поклонникам и ценителям радиотеатра.

Содружество Иванова и Тимофеева продолжалось до самого ухода выдающегося режиссёра из жизни в 2009 году. Престижных призов и почётных званий были удостоены многие актёры театра и его художественный руководитель за свои работы. Более 40 постановок осуществил Анатолий Иванов на воронежской сцене!..

Театральные спектакли сравнивают иногда с замками из песка: вот они возвышаются на берегу, изумляя нас своей оригинальностью и красотой, но рано или поздно набегают на них волны времени, и ничего не остаётся от былого чуда и величия, кроме смутной памяти у тех, кто их видел. И лишь люди, серьёзно занимающиеся театром, - чуткие, одарённые критики и журналисты, специалисты, работающие на телевидении и радио, способные как-то «останавливать» время, запечатлевать его, - могут доносить до нас чудесные проявления искусства, оставшиеся на плёнках и фотографиях, в книгах, журнальных и газетных статьях. Театральный завлит, конечно же, должен быть в первых рядах этих профессионалов, подвижников и просветителей. Тимофеев находится там по праву своего призвания и таланта.

Он активно занимается культурно-просветительской деятельностью, проводя запоминающиеся вечера, встречи и концерты на самых разных площадках Воронежа и, прежде всего, в Доме актёра. В течение нескольких лет преподаёт в ВГУ на кафедре гуманитарных наук и искусств.

Творческие портреты лидеров Кольцов-ского театра, рецензии на спектакли, многочисленные статьи, поднимающие проблемы современной театральной жизни и литературы, появляются из-под пера Николая Тимофеева в печати с завидным постоянством. Талантливые и вдохновенные, они убедительно свидетельствуют об искреннем и неравнодушном сердце автора, с театром связавшего свою судьбу.

Посвящая жизнь театру

Удивительный расцвет Воронежского театра имени А.В. Кольцова конца 80-х — 90-х годов 20-го века состоялся, главным образом, благодаря двум его лидерам — главному режиссёру Анатолию Васильевичу Иванову и директору Игорю Михайловичу Чижмакову. Сотворчество двух талантливейших и ярких натур сделало театральный коллектив воронежцев одним из лучших в России. Анатолия Иванова, к сожалению, больше нет, но театр должен продолжать свой путь, своё движение к зрительским сердцам. Одним из основных организатором жизни в нём остаётся сегодня Игорь Чижмаков.

Сейчас трудно сказать, случайным или нет был приход выпускника воронежского политеха на Кольцовские подмостки в 1967 году. До театра была работа в научно-исследовательском институте, серьёзные занятия спортом и служба в армии. Может быть, именно там, оказавшись на съёмках в массовке фильма Сергея Бондарчука «Война и мир», появился у него интерес к актёрскому творчеству, к кинематографу, театру. После службы и этого опыта соприкосновения с искусством пришёл Игорь Чижмаков в коллектив кольцовцев, чтобы, став техником-радистом, оказаться как можно ближе к волшебному миру сцены. На обаятельного парня обратил внимание тогдашний режиссёр Меер Гершт и предложил ему попробоваться в качестве артиста. Вскоре состоялся дебют, оказавшийся удачным.

Двенадцать лет Игорь Чижмаков радовал зрителей своими ролями, а их у него - около пятидесяти. Среди наиболее памятных были: Родик («Иркутская история» А. Арбузова), Леон («Мадам Бовари» Г. Флобера),

212

Андрей («Самая счастливая» Э. Володарского), Николай II («Диктатура совести» М. Шатрова).

За время работы в театре актёром Игорь Чижмаков успел окончить театральный факультет Воронежского государственного института искусств и проявить себя неравнодушным, ответственным и обстоятельным человеком, умеющим решать не только свои, сугубо профессиональные задачи, но и какие-то технические проблемы той или иной постановки, да и жизни театра в целом. В 1979 году ему предложили стать заместителем директора, а в 1984-ом - директором театра, сменив в этой должности заслуженного работника культуры РСФСР Николая Иосифовича Полуянова.

В 1987-ом Чижмаков пригласил в Воронеж режиссёра Анатолия Иванова. Для воронежской сцены это был судьбоносный выбор. Больше 20 лет кольцовцы восхищали своими спектаклями как многочисленную воронежскую публику, так и поклонников Мельпомены других городов и стран, становясь лауреатами престижных отечественных и международных фестивалей.

Конечно, разрушительные 90-е годы, когда многие театры теряли зрителей, влачили жалкое существование, а то и вовсе закрывались, не могли не сказаться и на воронежском коллективе. Наверное, и там временами возникали какие-то сложности и даже конфликты. Но сегодня, читая восторженные статьи о постановках и гастролях Воронежского театра драмы, понимаешь, что все эти успехи 90-х и 2000-х годов были достигнуты именно благодаря сотрудничеству двух незаурядных личностей - главного режиссёра (ставшего худруком) и директора.

В череде блистательных постановок тех лет хотелось бы назвать наиболее значимые: «Же -нитьба», «Уроки музыки», «Любовь по переписке», «Прости меня, мой ангел белоснежный», «Резвые крылья амура», «Бесприданница», «Театральный романс», «Канары.», «Всё в саду», «Безумный день, или Женитьба Пигде-на», «Ненормальная», «Вечно живые», «Вишнёвый сад», «Зойкина квартира», «Ревизор», «Собачье сердце», «Малина в феврале».

Надо сказать, что и постановки других приглашённых в Воронеж режиссёров были, как правило, впечатляющими и запоминались надолго.

Оставшись без выдающегося режиссёра Анатолия Васильевича Иванова и без ряда ведущих актёров, ушедших из жизни, таких, как: народные артисты России Людмила Кравцова (жена Игоря Чижмакова), Юрий Кочер-гов, Татьяна Краснопольская - театр пытается держаться на плаву, сохранять уровень, продолжать традиции, накопленные мастерами прошлых лет. Держать планку прежних достижений нелегко. Новое время, циничное и меркантильное, диктует свои условия, навязывая сегодня всем эпатажные моды, при которых искусство часто подменяется изощрённой имитацией, стремящейся «без драки попасть в большие забияки».

Однако пока в коллективе остаются лидеры, обладающие вкусом, принципиальностью и должным опытом (а к таким, безусловно, относится заслуженный работник культуры России Игорь Михайлович Чижмаков), - хочется надеяться на лучшее. На человеческую мудрость и память. На инстинкт самосохранения, наконец.