Научная статья на тему 'АНАЛИЗ ТАКТИКИ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ КРАСНОЙ АРМИИ В КУРГАНСКО-ПЕТРОПАВЛОВСКОЙ НАСТУПАТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ 1919 ГОДА'

АНАЛИЗ ТАКТИКИ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ КРАСНОЙ АРМИИ В КУРГАНСКО-ПЕТРОПАВЛОВСКОЙ НАСТУПАТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ 1919 ГОДА Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
327
38
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА / CIVIL WAR / КРАСНАЯ АРМИЯ / RED ARMY / КУРГАНСКО-ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ / KURGAN-PETROPAVLOVSK OFFENSIVE OPERATION / ПЕТУХОВСКАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ / КУРГАНСКАЯ ОБОРОНИТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ / KURGAN DEFENSIVE OPERATION / ПЕТРОПАВЛОВСКАЯ НАСТУПАТЕЛЬНАЯ ОПЕРАЦИЯ / ТАКТИЧЕСКИЕ ПРИЕМЫ / PETUKHOV OFFENSIVE OPERATION / PETROPAVLOVSK OFFENSIVE OPERATION / TACTICAL METHODS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Дуров Олег Григорьевич

Статья посвящена тактическим действиям Красной армии в период Курганско-Петропавловской наступательной операции 1919 года. Автор выявляет основные элементы ведения боя, а также показывает решения нестандартных ситуаций командирами армии Республики Советов. Анализируются тактика применения кавалерийского рейда, передвижения пехоты на подводах, тактика перекатов, движения в каре, ночные и психические атаки. Особо отмечено широкое применение частной инициативы командирами низшего и среднего звена, а также значение пропаганды и агитации. В целом, в Курганско-Петропавловской операции 1919 года командиры Красной армии продемонстрировали эффективные, нередко новаторские для своей эпохи приемы, которые впоследствии вошли в учебники военного искусства.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

ANALYSIS OF THE TACTICS OF FIGHTING OF THE RED ARMY IN THE KURGAN-PETROPAVLOVSK OFFENSIVE OPERATION OF 1919

The article is devoted to the tactical actions of the Red Army during the Kurgan-Petropavlovsk offensive operation of 1919. The author reveals the main elements of combat, and also shows solutions of non-standard situations by commanders of the army of the Republic of Soviets. It analyses the tactics of using a cavalry raid, the movement of infantry on carts, the tactics of rolling, the movement in the square, the night and mental attacks. Particularly it noted the widespread use of private initiative by the commanders of the lower and middle level, as well as the importance of propaganda and agitation. In general, in the Kurgan-Petropavlovskaya operation of 1919, the commanders of the Red Army demonstrated effective, often innovative for their era techniques, which later entered the textbooks of military art.

Текст научной работы на тему «АНАЛИЗ ТАКТИКИ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ КРАСНОЙ АРМИИ В КУРГАНСКО-ПЕТРОПАВЛОВСКОЙ НАСТУПАТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ 1919 ГОДА»

10. Saprykin D.L. Obrazovatel'nyj potencial Rossijskoj imperii. - M.: IIET RAN, 2009. - 176 s.

11. Krapotkina I.E. Kazanskij uchebnyj okrug v konce XIX - nachale HKH veka. - M.: Izd-vo «Flinta», 2011.- 160 s.

12. Vojtekhovskaya M.P. Politika reform i obshchestvennye iniciativy v razvitii rossijskoj sistemy obshchego obrazovaniya v XIX -nachale HKH vv. - Tomsk: Izd-vo TGPU, 2011-2012. - 404 s.

13. Boguslavskij M.V. Reformy rossijskogo obrazovaniya XIX - HKH vv. kak global'nyj proekt // Voprosy obrazovaniya. - 2006. -№ 3.- S. 5-21.

14. Rossijskij gosudarstvennyj istoricheskij arhiv (RGIA).F.1276.Op.9. D.673.

15. Podrobnaya ob"yasnitel'naya zapiska po proektu smety na 1914 god. Prilozheniya. - SPb., 1914.

БЛИНОВ АЛЕКСЕЙ ВЛАДИМИРОВИЧ - кандидат исторических наук, доцент кафедры истории России Института истории и международных отношений Кемеровского государственного университета (blinov_alexey_vlad@mail.ru) BLINOV, ALEXEY.V. - Ph.D. in Hhistory, Associate Professor, Department of Russian history, Institute of history and international relations, Kemerovo State University (blinov_alexey_vlad@mail.ru)

УДК 94(47).084.3

ДУРОВ О.Г.

АНАЛИЗ ТАКТИКИ БОЕВЫХ ДЕЙСТВИЙ КРАСНОЙ АРМИИ В КУРГАНСКО-ПЕТРОПАВЛОВСКОЙ НАСТУПАТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ

1919 ГОДА

Ключевые слова: Гражданская война, Красная армия, Курганско-Петропавловская наступательная операция, Петуховская наступательная операция, Курганская оборонительная операция, Петропавловская наступательная операция, тактические приемы.

Статья посвящена тактическим действиям Красной армии в период Курганско-Петропавловской наступательной операции 1919 года. Автор выявляет основные элементы ведения боя, а также показывает решения нестандартных ситуаций командирами армии Республики Советов. Анализируются тактика применения кавалерийского рейда, передвижения пехоты на подводах, тактика перекатов, движения в каре, ночные и психические атаки. Особо отмечено широкое применение частной инициативы командирами низшего и среднего звена, а также значение пропаганды и агитации. В целом, в Курганско-Петропавловской операции 1919 года командиры Красной армии продемонстрировали эффективные, нередко новаторские для своей эпохи приемы, которые впоследствии вошли в учебники военного искусства.

DUROV, O.G.

ANALYSIS OF THE TACTICS OF FIGHTING OF THE RED ARMY IN THE KURGAN-PETROPAVLOVSK OFFENSIVE OPERATION OF 1919

Keywords: Civil war, Red Army, Kurgan-Petropavlovsk offensive operation, Petukhov offensive operation, Kurgan defensive operation, Petropavlovsk offensive operation, tactical methods.

The article is devoted to the tactical actions of the Red Army during the Kurgan-Petropavlovsk offensive operation of 1919. The author reveals the main elements of combat, and also shows solutions of non-standard situations by commanders of the army of the Republic of Soviets. It analyses the tactics of using a cavalry raid, the movement of infantry on carts, the tactics of rolling, the movement in the square, the night and mental attacks. Particularly it noted the widespread use of private initiative by the commanders of the lower and middle level, as well as the importance of propaganda and agitation. In general, in the Kurgan-Petropavlovskaya operation of 1919, the commanders of the Red Army demonstrated effective, often innovative for their era techniques, which later entered the textbooks of military art.

Петропавловская наступательная операция 1919 года обеспечила перелом в сражениях на Восточном фронте, положила начало разгрому сил Колчака. При этом Красной армии в ее ходе пришлось не просто в максимальной степени использовать имевшийся опыт (прежде всего, периода Первой мировой войны), но и нарабатывать новые тактические приемы наступления и обороны. Это в полной мере обнаружилось во время проведения армейской Петуховской наступательной операции (10-31 августа 1919 г.) - первого этапа стратегической Курганско-Петропавловской наступательной операции.

В данном контексте отметим, что средний командный состав в 5-й и 3-й Красных армиях пополнялся красноармейцами, а также бывшими унтер-офицерами и офицерами старой армии. Командирами батальонов, полков и бригад, а также начальниками дивизий становились бывшие офицеры, имевшие опыт русско-германской войны [1, с.11]. Понятия,

взгляды, приемы и навыки, выработавшиеся во время империалистической войны, должны были лечь в основу тактики красных частей, заменяя подготовку мирного времени. Однако в новой обстановке гражданской войны эти носители тактических идей и навыков империалистической войны оказывались в еще невиданных ими условиях выполнения марша, маневра и ведения боя. Прежний опыт был, несомненно, ценен, но не всегда и не везде применим. Материальные средства борьбы остались теми же, но обеспеченность и насыщенность ими красных войск изменились. Другими были также задачи и цели войны, другим был противник. В условиях поиска приемов и способов действий на поле боя весьма существенную роль играли чисто случайные, субъективные решения, зависящие от взглядов, знаний и умения командира, выполнявшего данную задачу. И именно они существенно обогащали военную науку. Рассмотрим примеры применения тактических приемов командирами Красной армии во время боев за Южное Зауралье.

В частности, в Петуховской наступательной операции (10-31 августа 1919 г.) Красной армии приходилось преодолевать значительные расстояния от Уральских гор до реки Тобол. Чтобы ускорить решение стратегических задач, был использован такой тактический прием, как кавалерийский рейд [2]. Делая переходы по 60 и 70 верст в сутки (1 верста = 1066,8 метра) [3], сводный кавалерийский отряд Н.Д. Томина прошел по тылам колчаковцев и занял г. Курган [4]. Однако отсутствие в составе 5-й армии М.Н. Тухачевского кавалерийских частей, которые могли бы быть приданы войскам, а также слабость кавалерийских дивизионов, предусмотренных штатами стрелковых дивизий, весьма негативно сказалось на организации преследования отходящих на линию реки Тобол колчаковских частей. Отсутствующую кавалерию можно было заменить лишь стрелковыми частями. Поэтому для скорейшего продвижения пехотных частей были задействованы крестьянские подводы. Благодаря применению подвод в 1919 году Восточный фронт преодолевал свыше 15 км. в сутки. Подобная скорость передвижения была рекордной для этого времени: даже в 1920-х годах средние темпы наступления пехоты варьировались от 3-5 [5] до 5-15 км в сутки [6]. Скорость продвижения наступающих или отступающих войск в современной войне также колеблется от 5 до 15 км, если речь идет о крупных стратегических соединениях.

Необычайная растянутость фронта по сравнению с уставными нормами (20-30 верст для стрелковой дивизии) обусловила, с одной стороны, кордонное расположение войск, с другой - необыкновенно редкие боевые порядки. Войска разбивались на ряд мелких самостоятельных колонн, действовавших преимущественно по путям сообщений. Прямыми объектами при наступлении и обороне являлись населенные пункты. Типичная колонна красных, как правило, представляла собой полк (реже бригаду), двигавшийся по одной дороге. Подобное дробление колонн создало широкую маневренную способность при столь же широкой инициативе со стороны отдельных начальников. Причем в этих тактических приемах красные имели значительное превосходство над белыми.

Преодолев маршем значительные расстояния и выйдя к водному рубежу, красные войска активно приступили к разведке переправ. В частности, здесь военную смекалку и личную тактическую инициативу проявил командир 43-го полка 5-й стрелковой дивизии В.И. Чуйков. Переодевшись подпоручиком и разыгрывая пьяного офицера, он вместе с ординарцем проехал конным вдоль белых позиций на вражеском берегу реки Тобол. Разведкой было определено все, что требовалось для наступления: точное расположение позиций противника, места переправы через Тобол, скрытые подходы к окопам и выгодный рубеж для развертывания наших войск, поведение вражеских солдат и офицеров [7]. В результате хорошо поставленной работы войсковой разведки красное командование знало всю оперативную обстановку на фронте. На этом фоне работа разведки белых была поставлена хуже. Во время стоянки на реке Тобол они не знали о готовящемся наступлении красных. Надо отметить, что у противоборствующих сторон применялись все виды разведывательной деятельности. Самые большие результаты достигались опросом пленных. Войсковая разведка конными дозорами дополняла недостаток охранения. Походная колонна

всегда имела впереди конную или пешую разведывательную партию, которая выполняла задачу охранения и разведки одновременно [8].

Форсировав 20 августа 1919 года Тобол, Красная армия продолжила наступление на восток. 23 августа командир 242-го полка С.С. Вострецов применил смелую личную инициативу. В бою за д. Медвежье красное охранение перехватило порученца с приказом о выступлении комполка 46-го к командиру 3-го батальона. Батальону была устроена засада. Командир 242-го полка Вострецов, переодевшись в офицерскую форму, встретил белого комбата с 12 ординарцами и потребовал сдать оружие. Комбат сам объявил батальону о пленении, и солдаты сложили оружие. В итоге в плен попал 3-й батальон 46-го полка в количестве 277 солдат, 12 офицеров и 3 юнкеров [1, с.172]. За проявленную находчивость и смелость С.С. Вострецов был награжден золотыми часами с надписью «Честному воину РККА от ВЦИК» [9].

Как известно, в сентябре 1919 г. колчаковцы сумели организовать свое последнее крупное наступление, потребовавшее кооректировки тактики Красной армии. На втором этапе Курганско-Петропавловской операции - во время армейской Курганской оборонительной операции (1 сентября - 13 октября 1919 г.) ее частями использовалась тактика перекатов. Так, например, во время упорных боев за д. Бутырино [10] командир 1-й бригады 27-й стрелковой дивизии Г.Д. Хаханьян при отходе на с. Частоозерье, по воспоминаниям артиллериста Н. Краснопольского, применил тактику такого рода отхода с позиций на виду у противника. Отход с поля боя «перекатом» означал, что для прикрытия бригады ставился пехотный батальон и взвод артиллерии. Первый взвод каждой оставленной для прикрытия роты с пулеметом придерживал вражескую конницу, а тем временем второй взвод с пулеметом отходил и занимал позицию, после чего под прикрытием его огня начинал отходить первый взвод. Это позволяло выйти из боя с минимальными потерями.

Нестандартные тактические приемы применялись и во время ведения артиллерийского боя. Так, в полосе действия 2-й бригады 26-й стрелковой дивизии 17 сентября во время боя за д. Песьяное произошел уникальный случай боевого применения артиллерии. В ходе ожесточенного боя у ведущей беспрерывный огонь 7-й Ленинской батареи закончились осколочно-фугасные снаряды. Комбат В.П. Серебряков принял решение вести огонь зажигательными снарядами. Результат стрельбы зажигательными снарядами по пехоте был сенсационным. Снаряды разбрызгивали во все стороны расплавленные струи горящей массы. Ее невозможно было затушить при попадании на тело и на одежду. Получив серьезное моральное потрясение, белые отошли на свои исходные рубежи. В 1920-е годы этот пример необычного военного решения был описан в журнале «Красная артиллерия». Вошел он и в учебники по истории отечественной артиллерии [1 1].

В целом же, тактика действий артиллерии во время операции состояла в распределении ее по частям, с выполнением обязанностей «артиллерии сопровождения». В этом качестве она оказала красным множество услуг, часто содействуя пехоте в затруднительных случаях. Маневрирования артиллерии во время самой операции не наблюдалось. Но в подготовительный период, при форсировании реки Тобол, участок 26-й дивизии, как самый важный, был значительно ею усилен. Туда были стянуты тяжелая артиллерия не только 26-й дивизии, но и 5-й, и создан самостоятельный артиллерийский участок. Задачи артиллерии были немногосложны. Войска не создавали фортификационных сооружений и не закапывались в землю. На открытую позицию выезжали 2-4 орудия, приданных полку, расстреливали цепи противника почти в упор, а пехота быстро заканчивала атаку. В тех случаях, когда белые окопались и опутались проволокой, дело решалось маневром, а не использованием артиллерии. В итоге, артиллерия красных войск оказалась в высшей степени устойчивой. Оставаясь на позициях в самых опасных ситуациях, она смело принимала противника на картечь. Причем красные во время операции не потеряли ни одного орудия.

Что качается красной пехоты, то в поле, когда не было естественных укрытий, применяласьтактика построения в каре. Так, 9 сентября при выходе из окружения полки 1-й

бригады 5-й дивизии в с. Лопатки были атакованы 2-м и 5-м Оренбургскими казачьими полками. Обойдя красных, казаки блокировали дорогу. Комбриг А.Я. Сазонтов принял решение выстроить полки в каре вокруг обоза и приказал свернуть с дороги в открытое поле. Преодолев расстояние в 7 км. до ближайшего леса, красные отбили десять конных атак. В итоге, 1-я бригада вышла к с. Лопатки.

Что касается организации связи красных с тылом, то во время операции связь в 5-й армии была, безусловно, поставлена лучше, чем у белых. Войска связи самоотверженно выполняли свой долг. Со стороны штаба 5-й армии ни разу не было нарекания на неясность обстановки, даже на отдельных участках фронта. Проволочная связь часто доходиласдо полков и дублировалась ординарцами. Штабы бригад и дивизий всегда связывались телеграфом. Это значительно облегчало связь по фронту, давало возможность ориентировать войска из тыла. В целом, связь для условий того времени была поставлена великолепно. Так, 3 сентября в бою за д. Новотроицкое организация боя включала тактику ведения связи, при которой все командиры рот 2-й бригады 27-й дивизии, их помощники, начальники пулеметных команд и командиры пулеметных взводов передвигались верхом на лошадях. Это давало исключительную маневренность и позволяло непрерывно руководство боем. Телефонисты разматывали провода верхом на лошадях, постоянно находясь рядом с командирами. Другие телефонисты снимали провода там, где они были уже не нужны. Противостоять такому четко организованному натиску трех красных полков оборонявший село белый полк не смог [12].

Тем не менее, большие промежутки между отдельно действующими колоннами в высшей степени затрудняли связь красных по фронту. Она поддерживалась исключительно ординарцами и летучей почтой. Начальники колонн в большинстве случаев не знали обстановки на участках соседей и были предоставлены сами себе. Подобная ситуация стала предпосылкой формирования особого типа начальника - самостоятельного, надеющегося только на себя и свои войска, полного инициативы для принятия быстрого решения. Такие начальники находили правильные пути в самых трудных обстоятельствах, зная, что помощи им ждать неоткуда.

Одним из таких начальников являлся Я.П. Гайлит - командир 1-й бригады 26-й стрелковой дивизии. 25 сентября 1 -я бригада атаковала с. Саламатное. Как вспоминал позднее Я.П. Гайлит: «...погода весь день была пасмурная, шел дождь, и сумерки быстрее, чем этого я ожидал, сменились темнотой. Цепи успели пройти всего 1,5-2 версты, как сделалось настолько темно, что всякое управление стало совершенно невозможным. Цепи то разрывались, то сбивались в кучи и вскоре, подойдя к очень густому кустарнику, окончательно перепутались, перемешались и потеряли управление со стороны начальников». Несмотря на то, что операция казалась проваленной, Гайлит не сдавался. Узнав у проводника точное расстояние в шагах от поворота дороги до с. Саламатное, он отдал приказ батарее открыть огонь. Информация, полученная от проводника, дала возможность накрыть артогнем противника. Находясь под прикрытием батарей, красная рота и конные разведчики вошли на улицы села. Одновременно через узкое дефиле между болотами пошли в атаку пять рот 228 полка. Большая заслуга в этом принадлежала командиру взвода 4-й роты П.А. Кузнецову, который сумел восстановить порядок, умело выставив посты для наблюдения за селом во время происшедшей ночью путаницы. Хотя полковая пулеметная команда и 4 роты 228-го полка так и не смогли выйти на рубеж атаки, та часть сил, которая подошла к селу, без особого труда ворвалась в него. Село Саломатное было взято. Были захвачены 209 пленных солдат и 1 офицер, а также трофеи - несколько пулеметов, патроны, 6 телефонных двуколок с совершенно новыми, не бывшими еще в употреблении 16 японскими телефонными апаратами, кухня, 3 английских легких трехдюймовых орудия со снарядами, одно из которых было с виносами, 3 повозки с патронами и 1 повозка с формой. Таким образом, благодаря находчивости и решительности комбрига, 1-я бригада 26-й стрелковой дивизии с честью вышлаиз, казалось бы, безнадежного положения. Успех был достигнут силами почти одной лишь артиллерии и в сложных условиях ночного времени [13].

И еще один интересный тактический прием. 27 сентября в полосе действия 3-й бригады 30-й стрелковой дивизии 3-й армии красная пехота применила тактику психической атаки. В связи с ограниченным количеством патронов, два батальона 263-го полка атаковали без выстрелов с. Марай. Красноармейцы под огнем противника прошли 3 км. по совершенно открытой местности, сохраняя при этом порядок и равнение, как на параде. Не принимая штыкового боя, белые отошли.

С 1 по 14 октября на фронте наступило временное затишье. По данным разведки, противник стремился использовать время для подвоза пополнений, приведения своих частей в порядок и подготовки к активным действиям [14]. Красные войска также проводили напряженную работу. Командиры принимали пополнение, распределяли новобранцев, обмундировывали, вооружали бойцов. С молодежью проводились занятия по огневой и тактической подготовке [15].

На третьем этапе Курганско-Петропавловской наступательной операции во время армейской Петропавловской наступательной операции (14 октября - 4 ноября 1919 г.) в полной мере раскрылось особое влияние политической обстановки на ход боевых действий. «Разложение» противника пропагандой применялось и в Первую мировую войну 1914-1918 гг., но не достигло там таких результатов, как в Гражданскую. Интересна в этом плане судьба 308-го полка. В районе п. Екатерининский полк почти целиком попал в плен. Изъяв командный и комиссарский состав, белые отправили его на другой участок фронта. Однако через месяц полк так же почти целиком вернулся к красным, перейдя фронт совместно с 4 казачьими полками, которые до этого взяли их в плен. Как оказалось, казаки попали под влияние агитации красных и сами добровольно перешли на их сторону, сдав оружие, в том числе 46 пулеметов [1, с.165].

На основании изученного материала можно выделить основные особенности тактики командиров Красной армии на полях сражений Южного Зауралья. К ним относятся применение кавалерийского рейда, передвижение пехоты на подводах, тактика перекатов; движение в каре, ночные и психические атаки. Особо следует отметить широкое применение частной инициативы командиров низшего и среднего звена, а также значение пропаганды и агитации. В целом, в Курганско-Петропавловской операции 1919 года командиры Красной армии продемонстрировали эффективные, нередко новаторские для своей эпохи приемы, которые впоследствии вошли в учебники военного искусства.

Литература и источники

1. Эйхе Г.Х. Тактические поучения гражданской войны. - М., 1931.

2. Российский государственный военный архив (РГВА). Ф.1346. Оп.2. Д.144. Л.Л. 14-18.

3. РГВА. Ф.7688. Оп.1. Д.98. Л.5.

4. РГВА. Ф.1346. Оп.2. Д.217. Л.Л.234-236.

5. Вопросы тактики в советских военных трудах 1917-1940 гг. - М., 1970. - С. 400.

6. Цит. по: Вопросы стратегии и оперативного искусства в советских военных трудах (1917-1940). - М., 1966. -С. 353.

7. Чуйков В.И. От Сталинграда до Берлина. - М.: Прогресс, 1985. - С. 347.

8. Вольпе А.М. Петропавловская операция // Сборник трудов ВНО при военной академии. - Кн. 3. - М., 1922.

9. РГВА. Ф.185. Оп.1. Д.40(2). Л.95.

10. Краснапольский М.В. Овеянная славой. - Минск, 1960. - С.56.

11. Красная артиллерия. - 1923. - №3. - С.42-44.

12. Журавлев. Исторический очерк 27-й Омской стрелковой дивизии РККА. - М.-Пг.: Госиздат, 1923. - С.74.

13. Гайлит Я.П. Ночные действия. Пример из гражданской войны// Военная наука и революция. - 1922. - №2. -С.65-71.

14. Попович В., Гнусин И. Путь борьбы. Краткая история 5-й стрелковой дивизии. - М.-Л., 1929. - С. 27.

15. ФедоровА.Ф. Октябрьские зори. - М.: Воениздат, 1962. - С. 217.

References and Sources

1. EHjhe G.H. Takticheskie poucheniya grazhdanskoj vojny. - M., 1931.

2. Rossijskij gosudarstvennyj voennyj arhiv (RGVA). F.1346. Op.2. D.144. L.L. 14-18.

3. RGVA. F.7688. Op.1. D.98. L.5.

4. RGVA. F.1346. Op.2. D.217. L.L.234-236.

5. Voprosy taktiki v sovetskih voennyh trudah 1917-1940 gg. - M., 1970. - S. 400.

6. Cit. po: Voprosy strategii i operativnogo iskusstva v sovetskih voennyh trudah (1917-1940). - M., 1966. - S. 353.

7. CHujkov V.I. Ot Stalingrada do Berlina. - M.: Progress, 1985. - S. 347.

8. Vol'pe A.M. Petropavlovskaya operaciya // Sbornik trudov VNO pri voennoj akademii. - Kn. 3. - M., 1922.

9. RGVA. F.185. Op.1. D.40(2). L.95.

10. Krasnapol'skij M.V. Oveyannaya slavoj. - Minsk, 19б0. - S.56.

11. Krasnaya artilleriya. - 1923. - №3. - S.42-44.

12. ZHuravlev. Istoricheskij ocherk 27-j Omskoj strelkovoj divizii RKKA. - M.-Pg.: Gosizdat, 1923. - S.74.

13. Gajlit YA.P. Nochnye dejstviya. Primer iz grazhdanskoj vojny// Voennaya nauka i revolyuciya. - 1922. - №2. - S.65-71.

14. Popovich V., Gnusin I. Put' bor'by. Kratkaya istoriya 5-j strelkovoj divizii. - M.-L., 1929. - S. 27.

15. Fedorov A.F. Oktyabr'skie zori. - M.: Voenizdat, 1962. - S. 217.

ДУРОВ ОЛЕГ ГРИГОРЬЕВИЧ - аспирант, кафедра отечественной истории и документоведения, Курганский государственный университет (paradis-paradis@yandex.ru)

DUROV, OLEG G. - Ph.D. student, Department of National History and Document Management, Kurgan State University.

УДК 94(479.24) «1920»

АБЫШОВ В.Ш.

УСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ В АЗЕРБАЙДЖАНЕ В СОВЕТСКОЙ ИСТОРИОГРАФИИ: СТЕРЕОТИПЫ И ИСТОРИЧЕСКИЕ РЕАЛИИ

Ключевые слова: Азербайджан, Советская Россия, советская историография, Н. Нариманов, П. Азизбекова, Я. Ратгаузер.

Автор обращается к анализу советской историографической традиции установления Советской власти в Азербайджане. Показано, что содержание произведений советских историков, исследовавших данную проблему, в решающей степени определялось не только требованиями господствовавшей в СССР марксистско-ленинской концепции, но и, что особенно важно, положениями работ, принадлежавших отдельным деятелям большевистской партии и государства, прежде всего, имевших прямое отношение к событиям в Азербайджане. В силу указанных причин, исследователи зачастую некритически воспринимали мнения участников событий, подгоняя свои трактовки и выводы под заранее заданную, в значительной степени искаженную схему. Тем не менее, несмотря на это, советскими историками в научный оборот был введен огромный пласт ценных архивных документов, представляющих большой интерес для изучения истории Азербайджана.

ABYSHOV, V.Sh.

THE ESTABLISHING OF THE SOVIET POWER IN THE AZERBAIJAN IN SOVIET HISTORIOGRAPHY:

STEREOTYPES AND HISTORICAL REALITIES

Keywords: Azerbaijan, Soviet Russia, Soviet historiography, N. Narimanov, P. Azizbekova, Ya. Ratgauzer.

The author turns to the analysis of the Soviet historiographie tradition of the establishing of the Soviet power in the Azerbaijan. It is shown that the content of the works of Soviet historians who investigated this problem was determined to a decisive degree not only by the requirements of the Marxist-Leninist concept that prevailed in the USSR but, most importantly, by the provisions of works belonging to individual figures of the Bolshevik party and state, attitude to the events in the Azerbaijan. For these reasons, researchers often uncritically perceived the opinions of participants in the events, adjusting their interpretations and conclusions to a pre-defined, often distorted scheme. Nevertheless, in spite of this, a significant layer of valuable archival documents was introduced into the scientific circulation by Soviet historians, which are of great interest for studying the history of the Azerbaijan.

Начало изучения проблемы становления Советской власти в Азербайджане, как в теоретическом плане, так и в прикладных работах было связано с 20-30-ми годами ХХ столетия. Научные исследования, проведенные в СССР в эти годы, наложили отпечаток на всю последующую советскую историографическую традицию, сыграли в дальнейшем определяющую роль в изучении этой центральной для своего времени научной проблемы, имевшей важное значение для утверждения новой власти и легитимизации Советского Азербайджана.

Обращаясь к истокам соответствующей традиции, в первую очередь, считаем необходимым указать на то, что уже на заре существования Советского Азербайджана наиболее принципиальные трактовки исторических событий 1920 года были заложены непосредственно руководителями, функционерами нового государства. В данной связи, их

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.