Научная статья на тему 'Анализ динамики социально-экономического развития макрорегиона (на примере южных территорий России)'

Анализ динамики социально-экономического развития макрорегиона (на примере южных территорий России) Текст научной статьи по специальности «Социальная и экономическая география»

CC BY
1016
242
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МАКРОРЕГИОН / ЮГ РОССИИ / МАКРОЭКОНОМИЧЕСКИЕ ПОКАЗАТЕЛИ / ВЕКТОР ЭКОНОМИЧЕСКОГО РАЗВИТИЯ / ПРОИЗВОДСТВЕННАЯ СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ / СТРУКТУРА МАТЕРИАЛЬНОГО ПРОИЗВОДСТВА / MACRO-REGION / RUSSIAN SOUTH / MACROECONOMIC INDICES / VECTOR OF ECONOMIC DEVELOPMENT / PRODUCER SPECIALIZATION / STRUCTURE OF MATERIAL PRODUCTION

Аннотация научной статьи по социальной и экономической географии, автор научной работы — Мусаев Р. А., Решиев С. С.

В статье анализируется динамика социально-экономического развития Южных территорий России, делается вывод о необходимости оптимизации нынешней структуры экономики макрорегиона, а также корректировки вектора ее развития

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Socio-economic development of the region: analysis of dynamics (Russia, Moscow, Grozny)

The article analyses the dynamics of development of RussiaБ??s Southern territories, emphasizes the necessity to optimize the present-day economic structure on the level of the macro-region and to correct the vector of its development

Текст научной работы на тему «Анализ динамики социально-экономического развития макрорегиона (на примере южных территорий России)»

подтверждается также выше приведенными расчетами, где обосновано существенное влияние удельного веса работников, имеющих высшее образование, на уровень производительности труда в нефтепереработке. Продолжается негативное воздействие на эффективность труда и других достаточно веских причин: неумелая работа руководителей, их экономическая безграмотность, низкий уровень организации труда, слабый контроль над работой подчиненных, негибкая политика стимулирования.

Таким образом, в результате количественной (расчет экономико-математических моделей) и качественной (опрос экспертов) оценок выявлены факторы и причины, влияющие на уровень эффективности труда. Примечательно, что по оценкам экспертов оплата труда в списке причин низкой эффективности труда занимает только 5-е место, в то время как по результатам проведенных расчетов уровень заработной платы оказывает наибольшее влияние на уровень производительности труда в нефтеперерабатывающей промышленности Республики Башкортостан. Это связано с тем, что существующая система статистики предприятий и видов экономической деятельности не позволяет оценить влияние многих факторов, влияющих

на эффективность труда, в первую очередь качественных факторов (психологических, социальных, культурных и т.д.). В свою очередь социологические опросы экспертов позволяют оценить степень важности данных факторов для работников предприятий. Кроме того, по результатам расчетов получено, что заработная плата хотя и оказывает существенное влияние на производительность труда, но не является единственной и преобладающей. Так, при расчете производительности труда, рассчитанной стоимостным методом, коэффициент корреляции со среднемесячной заработной платой составляет 0,65, таким образом, между заработной платой и производительностью труда хотя и имеется корреляционная связь, но по своей силе она средняя. Близкими по влиянию оказываются также такие факторы как удельный вес работников, имеющих высшее образование (коэффициент корреляции 0,63) и глубина переработки нефти (коэффициент корреляции 0,59).

Проведенные расчеты могут послужить основой для разработки рекомендаций, в том числе по использованию резервов роста производительности труда на нефтеперерабатывающих предприятиях.

Литература

1. Егоров С. Человеческий фактор и экономический рост в условиях постиндустриализации // Вопросы экономики. — 2004. — № 5.

2. Грибов В.Д., Грузинов В.П., Кузьменко В.А. Экономика организации (предприятия): учебное пособие. — 2-е изд., стер. — М.: КНО-РУС, 2009.

3. Berelson В., Lazarsfeld P., McPhee W. Voting: A study of opinion formation in a presidential campaig. Chicago: The Uof G, 1954.

4. Замков О., Толстопятенко А., Черемных Ю. Математические модели в экономике: Учебник. — М.: МГУ им. М.В. Ломоносова, Изд-во «ДИС». — 1998.

5. Рабочая книга социолога / Под ред. Г.В. Осипова. Изд. 3-е. — М.: Изд-во Книжный дом «ЛИБРОКОМ». — 2012.

анализ динамики социально-экономического развития

МАКРОРЕГИОНА (НА ПРИМЕРЕ юЖНЫХ ТЕРРИТОРИЙ РОССИИ)

Р.А. Мусаев,

заместитель заведующего кафедрой макроэкономического регулирования и планирования экономического факультета Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова,

доктор экономических наук, профессор rasmous@mail.ru

С.С. Решиев,

профессор Чеченского государственного университета (г. Грозный), консультант секретариата первого заместителя Председателя Правительства Чеченской Республики,

доктор экономических наук budgetdepchech@mail.ru

В статье анализируется динамика социально-экономического развития Южных территорий России, делается вывод о необходимости оптимизации нынешней структуры экономики макрорегиона, а также корректировки вектора ее развития.

Ключевые слова: макрорегион, Юг России, макроэкономические показатели, вектор экономического развития, производственная специализация, структура материального производства.

УДК 332.1 ББК 65.04

Целью анализа динамики социально-экономического развития макрорегиона и входящих в него территорий является выявление диспропорций и нереализованных возможностей экономического роста для последующего обоснования вариантов стратегии их социально-экономического развития [1].

Задачами анализа динамики социально-экономического развития макрорегиона и его территорий являются [1]:

• анализ и оценка состояния природно-ресурсного потенциала;

• анализ состояния окружающей среды;

• анализ и оценка уровня социально-экономического развития, включая:

— демографические и миграционные процессы;

— изучение проблемы использования трудовых ресурсов, безработицы, подвижности населения, уровня и качества жизни;

— оценку уровня развития промышленности, сельского хозяйства и инфраструктуры;

— оценку экспортного потенциала, межрегиональных и внешнеэкономических связей;

— оценку финансового положения.

Прежде чем приступить к анализу природно-ресурсного потенциала Юга России и его территорий, следует заметить, что статистические данные относительно данного вопроса носят фрагментарный характер. На основе данных российских статистических ежегодников и сборников «Регионы России», можно сделать вывод, что существующая статистика по природно-ресурсному потенциалу регионов недостаточна для качественного и количественного анализа, поэтому будем использовать имеющиеся исходные данные.

Для определения достигнутого уровня экономического развития макрорегиона и его территорий используем метод

ретроспективного анализа важнейших общеэкономических показателей.

Юг России располагает значительными запасами отдельных видов минерально-сырьевых ресурсов. Так, запасы угля Юга России на начало 2000 г. составляли 6527,7 млн тонн. По этому показателю Юг России занимает среди остальных федеральных округов 5-е место, оставив позади Центральный и Приволжский округа. Запасы доломитов на начало 2000 года составляли 229 млн тонн. По этому показателю Юг России занимал 4-е место среди остальных федеральных округов после Уральского, Сибирского и Центрального. Статистические сборники России не дают данных по разведанным запасам нефти и газа в регионах, поэтому мы ограничились лишь доступной нам информацией по этим ресурсам. Согласно статистическому сборнику «Регионы России. 2000» нефть и газовый конденсат добывали в 1999 году практически на всех территориях Юга России, за исключением Карачаево-Черкесской Республики и Ростовской области. Общий объем добычи нефти и газового конденсата в 1999 г. составлял 10, 056 млн т [2, с. 313].

Следует отметить, что у Юга России есть реальные возможности для увеличения добычи нефти и газового конденсата за счет ресурсов Чеченской Республики и Каспийского шельфа Республики Дагестан, Республики Калмыкия и Астраханской области. В этом случае регион может стать не только самодостаточным по этим ресурсам, но и экспортировать их часть за пределы макрорегиона.

Юг России располагает достаточно большим запасом естественного газа, занимая по этому показателю 3-е место среди остальных федеральных округов (после Уральского и Приволжского). На большинстве территорий Юга России добывают естественный газ (за исключением Республики Ингушетия, Кабардино-Балкарской, Карачаево-Черкесской и Республики Северной Осетии — Алания). В 1999 г. добыча естественного газа на территории Юга России составила 12743 млн м3 [2, с. 313].

Юг России располагает существенными земельными и водными ресурсами, которые имеют большую ценность из-за своих особых лечебно-оздоровительных свойств. В условиях дальнейшего развития региона следует ожидать увеличения спроса на эти ресурсы, как на внутреннем, так и на внешнем рынке.

Южный регион по праву является здравницей всей России. Вместе с тем следует отметить, что рекреационный потенциал Юга России до сих пор используется крайне слабо и неэффективно из-за общественно-политической нестабильности некоторых территорий, непоследовательной политики федерального центра в течение продолжительного периода времени, отсутствия действенных мер, направленных на приближение уровня социально-экономического развития территорий к среднероссийскому. Рекреационные ресурсы территорий Юга России следует использовать с учетом опыта успешных аналогов в мировой практике. В этом случае их воздействие на развитие макрорегиона будет весомым, а их вклад в национальную экономику заметно возрастет.

Следует подчеркнуть, что в структуре трудовых ресурсов Юга России в период 2000-2010 гг. произошли значительные изменения. Имело место увеличение удельного веса численности занятых в следующих сферах: оптовая и розничная торговля, общественное питание; здравоохранение, физическая культура и социальное обеспечение; строительство; транспорт и связь. Напротив, эти показатели снизились в таких сферах как промышленность, сельское хозяйство, лесное хозяйство, рыболовство [3, с.110-111;

4, с. 110-111; 6, с. 90-93].

На основе изучения структуры трудовых ресурсов Юга России и характера ее изменения за исследуемый период можно сделать вывод, что она, с точки зрения опыта развитых стран, до сих пор не является оптимальной [7, с. 13].

По нашему мнению, существующий вектор политики федерального центра по развитию трудовых ресурсов Юга России принципиально неверен в условиях глобализации и регионализации социально-экономических процессов, поскольку данная политика не может дать адекватный ответ на современные вызовы в данной области. В этой связи, в интересах и жителей этого макрорегиона, и страны в целом, необходимо кардинально изменить существующую политику федерального центра.

На Юге России в период 2000-2010 гг. численность городского населения имела больший удельный вес по сравнению с численностью сельского населения. В 2010 г. численность городского населения составляла 57,0% от общей численности населения всего макрорегиона, а численность сельского — 43,0%. Тем не менее, динамика соотношения за последние 15 лет говорит о том, что процесс урбанизации в данном макрорегионе идет крайне слабо.

Анализ динамики показывает, что на Юге России наблюдается процесс старения населения, и этот фактор может иметь отрицательное воздействие на социально-экономическое развитие всего макрорегиона уже в ближайшем будущем, если в кратчайшие сроки не будут найдены действенные методы и механизмы для решения этой проблемы.

По демографической нагрузке занятых в экономике Юг России занимает в исследуемый период 1-ое место среди остальных федеральных округов. При сохранении нынешней тенденции возможен рост коэффициента демографической нагрузки лиц старше трудоспособного возраста [5, с. 72].

По численности безработных Юг России занимает 1-ое место среди остальных федеральных округов. В период 2000-2010 гг. динамика численности безработных на Юге России была неустойчивой. В 2010 г. удельный вес Юга России в общей численности безработных России составил 22,5% [6, с. 110]. Проблема сокращения безработицы имеет крайне важное значение в социально-экономической политике южных территорий, особенно в национальных республиках. Решить эту проблему можно с помощью действенной программы по созданию новых рабочих мест и развитию тех отраслей экономики, которые призваны играть решающую роль при переходе к постиндустриальной экономике. Эта программа должна учесть специфику, особенности, потенциал каждой территории макрорегиона и возможности их максимально эффективного использования.

Целью проведенного ретроспективного анализа является определение путей дальнейшего роста экономического потенциала, а также средств преодоления лимитирующих факторов, диспропорций и несоответствий, сложившихся в макрорегионе в целом и на его отдельных территориях.

Основная задача анализа макроэкономических показателей состоит в:

— определении экономического профиля макрорегиона и его территорий, их места в народнохозяйственном комплексе страны и достигнутого уровня экономического развития;

— установлении соответствия достигнутого уровня развития и размещения производительных сил макрорегиона и его территорий их экономическим и природным условиям и ресурсам, а также рациональному территориальному разделению труда.

В качестве важнейших показателей, позволяющих оценить достигнутый уровень развития макрорегиона и его территорий, мы будем использовать:

— объемы производства продукции отраслей материального производства и производства важнейших видов продукции в натуральном выражении;

— капитальные вложения (производственные и непроизводственные), их отраслевую, технологическую, воспроизводственную и хронологическую структуры, объемы строительно-монтажных работ;

— основные (производственные и непроизводственные) фонды, их поступление, распределение и использование;

— численность занятых в экономике, в том числе рабочих и служащих;

— систему показателей эффективности производства — производительность труда, фондоемкость и фондоотдачу, капиталоемкость и эффективность капиталовложений, материалоемкость и энергоемкость отраслей материального производства;

— производство товаров народного потребления в расчете на рубль фонда заработной платы;

— рост товарооборота и реализации бытовых услуг;

— ввод в действие объектов непроизводственного назначения.

Кроме того, будут использованы и некоторые расчетные, производные и другие показатели, отражающие специфику экономики макрорегиона и его территорий.

Общеэкономические показатели условно можно представить в виде трех основных групп, каждая из которых выполняет определенную функцию.

К первой группе относятся исходные аналитические показатели, характеризующие условия и предпосылки развития макрорегиона и его территорий.

Основными показателями этой группы являются размеры территории макрорегиона и входящих в него территорий, их удельный вес, численность населения, в том числе доли городского и сельского.

Вторую группу представляют исходно-расчетные показатели, характеризующие объемы материального производства, основные

производственные фонды, расчетный показатель объемов капитальных вложений, работу транспорта и другие.

Третья группа показателей является результирующей, характеризующей социально-экономический эффект от деятельности сферы материального производства, ее соответствия ресурсным предпосылкам и экономическим условиям развития на данной территории.

Общеэкономические показатели развития макрорегиона и его территорий рассматриваются в динамике за период 2000-2010 гг. и проанализированы по годам. Такой подход позволяет не только определить достигнутый уровень и тенденции развития народного хозяйства макрорегиона и его территорий, но и наметить пути дальнейшего развития.

Экономический профиль макрорегиона и его территорий в обобщенном виде отражает производственную специализацию в территориальном разделении труда, который определяется соотношением показателей удельного веса промышленности и сельского хозяйства в структуре материального производства. В этой связи экономический профиль Юга России, в целом, можно охарактеризовать как индустриально-аграрный, поскольку решающая роль в его экономике принадлежит промышленности и сельскому хозяйству (их средний удельный вес в структуре материального производства макрорегиона в 2010 г. составил 58,4% и 21,6% соответственно). За рассматриваемый период удельный вес промышленности в структуре материального производства незначительно вырос, а удельный вес сельского хозяйства, напротив, снизился.

Основными видами экономической деятельности в промышленности Юга России по объему валовой продукции за период 2005-2010 гг. являются пищевая промышленность, машиностроение и металлообработка, производство нефтепродуктов, совокупный среднегодовой удельный вес которых в промышленности за этот период составлял 65,1%.

Экономический профиль территорий, входящих в состав Юга России, характеризуется как индустриально-аграрный и аграрноиндустриальный. К индустриально-аграрным территориям Юга России относятся: Республика Адыгея (44,4% и 41,8%); Карачаево-Черкесская Республика (46,1% и 43,8%); Республика Северная Осетия — Алания (52,9% и 31,9%); Краснодарский край (47,4% и 35,2%); Ставропольский край (52,2% и 35,6%); Астраханская область (64,8% и 16,4%); Волгоградская область (68,5% и 21,4%); Ростовская область (62,7% и 27,1%).

К аграрно-индустриальным территориям Юга России по тем же характеристикам относятся: Республика Дагестан (32,1% и 50,6%); Республика Ингушетия (27,4% и 45,1%); Кабардино-Балкарская Республика (41,9% и 47,2%); Республика Калмыкия (39,1% и 40,1%).

В 2007-2009 гг. удельный вес промышленности, сельского хозяйства и строительства в структуре материального производства Чеченской Республики составил, соответственно, 20,4%, 20,3% и 59,3%. Это связано с интенсивным восстановлением социальноэкономической сферы республики в рамках федеральной целевой программы. Чеченская Республика попадает в группу индустриально-аграрных территорий Юга России, так как в структуре ее материального производства главной является нефтедобыча (в последние годы — в объеме 2 млн т); другие виды экономической деятельности промышленности республики, разрушенные в результате военных действий, до сих пор не восстановлены.

Динамика удельного веса занятых в промышленности на территориях, входящих в состав Юга России, за исследуемый период у всех отрицательная, за исключением Республики Ингушетия и Республики Северная Осетия — Алания, где наблюдается незначительный рост [3, с. 110; 4, с. 110; 6, с. 90].

На основе проделанного анализа можно сделать следующие выводы:

• уровень удельного веса промышленности в структуре материального производства Юга России и всех его территорий за исследуемый период был существенно ниже, чем, в целом, по РФ;

• уровень удельного веса сельского хозяйства в структуре материального производства макрорегиона за тот же период был существенно выше, чем, в целом, по РФ;

• уровень удельного веса занятых в промышленности Юга был существенно ниже, чем, в целом, по РФ;

• уровень удельного веса занятых в сельском хозяйстве был значительно выше, чем, в целом, по РФ;

• структура материального производства Юга России нуждается в существенной корректировке и оптимизации в целях реального повышения уровня жизни населения макрорегиона и создания высокооплачиваемых конкурентоспособных рабочих мест.

Средний уровень обобщающего показателя эффективности хозяйственной деятельности южных территорий России, производство валового регионального продукта на одного занятого в сфере материального производства, в период 2000-2009 гг. отставал от среднероссийского и составил в 2009 г. 741,3 тыс. рублей против общероссийского в 1 547,4 тыс. рублей.

Приведенные выше расчетные показатели позволяют сделать следующие выводы:

— к профилирующим видам экономической деятельности Юга России можно отнести промышленность, сельское хозяйство и строительство;

— производственной специализацией Юга России является сельское хозяйство;

— уровень развития профилирующих отраслей Юга России не соответствует природным и хозяйственным условиям (преимуществам) макрорегиона;

— специализирующие производства и другие виды хозяйственной деятельности неэффективно используют благоприятные природные и экономические условия территории макрорегиона для выпуска более дешевой и качественной продукции (услуг);

— специализация Юга России не отвечает требованиям комплексного использования ресурсов макрорегиона и получения максимального экономического и социального эффекта для его населения.

Исходя из полученных расчетных показателей, структуры валового регионального продукта, структуры промышленного производства и структуры продукции сельского хозяйства территорий Юга России можно сделать следующие выводы:

— к профилирующим видам экономической деятельности Республики Адыгея, Республики Дагестан, Кабардино-Балкарской Республики, Карачаево-Черкесской Республики, Республики Северная Осетия — Алания, Краснодарского края, Ставропольского края, Астраханской области, Волгоградской области, Ростовской области можно отнести промышленность, сельское хозяйство и строительство;

— в производственной структуре Республики Адыгея, Республики Ингушетия, Республики Северная Осетия — Алания нет видов экономической деятельности, отвечающих всем критериям видов производственной специализации;

— уровни развития профилирующих видов экономической деятельности Республики Адыгея, Республики Дагестан, Республики Ингушетия, Кабардино-Балкарской Республики, Карачаево-Черкесской Республики, Республики Северная Осетия — Алания, Астраханской области не соответствуют природному и хозяйственному потенциалу регионов;

— специализацию Республики Адыгея следует считать нерациональной, т. к. специализирующие производства и другие существующие виды хозяйственной деятельности республики неэффективно используют свои конкурентные природные и экономические преимущества;

— специализация Республики Адыгея, Республики Дагестан, Республики Ингушетия, Кабардино-Балкарской Республики, Карачаево-Черкесской Республики, Республики Северная Осетия

— Алания, Астраханской области не отвечает требованиям комплексного использования ресурсов регионов и получению максимального экономического и социального эффекта;

— Республику Адыгея, Республику Дагестан, Республику Ингушетия отличают неэффективность отраслевой структуры валового регионального продукта;

— производственной специализацией Республики Дагестан, Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской Республик является сельское хозяйство;

— производственную специализацию Республики Дагестан следует признать нерациональной, т.к. она низкорентабельна, не готова к условиям рыночной конкуренции. Нынешняя производственная специализация республики — главная причина ее крайней социально-экономической отсталости и неэффективности использования благоприятных природно-климатических условий и хозяйственно-экономических преимуществ территории;

— к профилирующим видам экономической деятельности Республики Ингушетия можно отнести промышленность и сельское хозяйство;

— специализацию Республики Ингушетия следует считать неоптимальной, т.к. она слабо решает задачи целевой функции экономической политики региона в целях создания дополнительных рабочих мест и повышения уровня жизни населения республики;

— специализацию Кабардино-Балкарской и Карачаево-Черкесской Республик можно считать нерациональной, т. к. в них до сих

пор не обеспечено реального развития сферы услуг и эффективного использования рекреационного потенциала, которые могли бы послужить масштабной диверсификации экономик регионов;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

— отраслевые структуры валового регионального продукта, промышленного производства и сельского хозяйства Кабардино-Балкарской Республики, Карачаево-Черкесской Республики, Республики Северной Осетии — Алания нуждаются в дальнейшей оптимизации;

— специализацию Республики Северная Осетия — Алания, Астраханской области также можно считать нерациональной, т.к. она не предполагает диверсифицированного развития экономики и эффективного использования благоприятных природно-климатических и хозяйственно-экономических условий;

— производственной специализацией Краснодарского, Ставропольского краев является сельское хозяйство и строительный сектор;

— уровень развития профилирующих видов экономической деятельности Краснодарского и Ставропольского краев, Волгоградской и Ростовской областей не соответствует их природному и хозяйственному потенциалу;

— специализацию Краснодарского и Ставропольского краев, Волгоградской и Ростовской областей следует считать рациональной, при этом она нуждается в дальнейшей диверсификации;

— специализация Краснодарского и Ставропольского краев, Волгоградской и Ростовской областей, в целом, отвечает требованиям комплексного использования ресурсов региона, однако нуждается в модернизации в целях получения максимального экономического и социального эффекта;

— отраслевые структуры валового регионального продукта, промышленного производства и сельского хозяйства Краснодарского и Ставропольского краев, Астраханской, Волгоградской и Ростовской областей нуждаются в дальнейшей оптимизации;

— производственной специализацией Астраханской области является строительный комплекс;

— производственной специализацией Волгоградской и Ростовской областей является сельское хозяйство и промышленность.

Общим недостатком промышленности Юга России в исследуемый период является, по нашему мнению, недостаточный уровень ее диверсификации и определенные диспропорции между отраслями, из чего можно заключить, что сложившийся промышленный комплекс, в целом, не соответствует его потенциальным экономическим и природным преимуществам.

Резервом для роста и повышения эффективности промышленного производства Юга России является, прежде всего, развитие уникального человеческого потенциала и диверсификация промышленности.

Литература

1. Котилко В.В. Региональная экономическая политика. — М. Изд-во РДЛ, 2001.

2. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2000. Стат. сб. / Росстат. — М., 2000.

3. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2006. Стат. сб. / Росстат. — М., 2006.

4. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2008. Стат. сб. / Росстат. — М., 2008.

5. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2008. Стат. сб. / Росстат. — М., 2010.

6. Регионы России. Социально-экономические показатели. 2011. Стат. сб. / Росстат. — М., 2011.

7. Regional economic performance within the European Union /Ed. by Button K., Pentecost E. Cheltenham; Northampton: Elgar. 1999. IX, p. 13.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.