Научная статья на тему 'Актуальные проблемы западных адыгов в ХХI веке'

Актуальные проблемы западных адыгов в ХХI веке Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
226
17
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ШАПСУГИ ПРИЧЕРНОМОРЬЯ / ОЛИМПИАДА / ПРОБЛЕМА АДЫГЕЙСКОГО ЯЗЫКА / "АДЫГЭ ХАСЭ" ШАПСУГОВ / СЪЕЗД МУСУЛЬМАН АДЫГЕИ / КАБАРДИНО-БАЛКАРИЯ / ИСЛАМСКИЕ ЛИДЕРЫ / МУФТИЙ РА И КК

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Бабич Ирина

Рассматриваются актуальные проблемы западных адыгов (шапсугов Причерноморья и адыгейцев Республики Адыгея), связанные с проведением Олимпиады в Краснодарском крае и с новой религиозной ситуацией, сложившейся после декабря 2012 года в Республике Адыгея в связи с выборами нового муфтия. Статья подготовлена на основе полевых этнографических опросов, проведенных в районах проживания западных адыгов. Автор приходит к выводу, что властям необходимо уделять больше внимания социально-экономическим и культурным проблемам шапсугов Причерноморья, а также выработке системы превентивных действий, которые предотвратили бы радикализацию ислама в Республике Адыгея.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Актуальные проблемы западных адыгов в ХХI веке»

АКТУАЛЬНЫЕ ПРОБЛЕМЫ ЗАПАДНЫХ АДЫГОВ В XXI ВЕКЕ

Ирина БАБИЧ

доктор исторических наук, главный научный сотрудник отдела Кавказа Института этнологии и антропологии РАН (Москва, Российская Федерация)

АННОТАЦИЯ

Рассматриваются актуальные проблемы западных адыгов (шапсугов Причерноморья и адыгейцев Республики Адыгея), связанные с проведением Олимпиады в Краснодарском крае и с новой религиозной ситуацией, сложившейся после декабря 2012 года в Республике Адыгея в связи с выборами нового муфтия. Статья подготовлена на основе полевых этнографических опросов,

проведенных в районах проживания западных адыгов.

Автор приходит к выводу, что властям необходимо уделять больше внимания социально-экономическим и культурным проблемам шапсугов Причерноморья, а также выработке системы превентивных действий, которые предотвратили бы радикализацию ислама в Республике Адыгея.

\

КЛЮЧЕВЫЕ шапсуги Причерноморья, Олимпиада, СЛОВА: проблема адыгейского языка, «Адыгэ Хасэ» шапсугов,

съезд мусульман Адыгеи, Кабардино-Балкария, исламские лидеры, муфтий РА и КК.

\ 4

Введение

Западные адыги, проживающие в Краснодарском крае (КК) и Республике Адыгея (РА), в XXI веке сталкиваются с негативным воздействием как «новой» политики РФ и республиканских властей (ее изменение во многом связано с зимней Олимпиадой 2014 г. в Сочи), так и активности местного мусульманского сообщества. В данной статье нам хотелось бы остановиться на актуальных проблемах западных адыгов, проживающих в РА и КК (главным образом, между Сочи и Туапсе), а также в районе Причерноморья.

Шапсуги Причерноморья

В 2008 году нами было проведено комплексное исследование по вопросу сохранения идентичности шапсугов Причерноморья в XXI веке, результаты которого были опубликованы в серии «Исследования по прикладной и неотложной этнологии» в ИЭА РАН1.

Решение о проведении Олимпиады в Сочи в феврале 2014 года было судьбоносным для всего Черноморского региона. В связи с этим нам представляется важным проследить изменения, которые произошли за прошедшее пятилетие в социальной, экономической и культурной жизни шапсугов Причерноморья, проживающих в населенных пунктах Туапсинского и Лазаревского районов Краснодарского края2.

Общественно-политическая жизнь

Деятельность общественной организации Причерноморских шапсугов «Адыгэ Хасэ» (ее председателем является М. Чачух) сконцентрировалась на вопросе об отношении к Олимпиаде 2014 года.

По нашему мнению, авторитет «Адыгэ Хасэ», официально призвавшей шапсугов поддержать Олимпиаду, в последние годы продолжает падать. Многие шапсуги выражают недовольство тем, что в преддверии этого крупного международного спортивного мероприятия ей не удалось получить никаких привилегий и преференций.

Среди общественных деятелей, находящихся в оппозиции к М. Чачуху, можно назвать стоявшего у истоков создания «Адыгэ Хасэ» Р. Гвашева (ранее он работал научным сотрудником в музее истории г. Сочи)3.

30 апреля 2011 года на проходившем в Шапсугии съезде «Адыгэ Хасэ» Р. Гвашев был избран председателем Совета старейшин Причерноморья. В своем выступлении на съезде Р. Гва-шев подчеркнул, что за предшествовавшие годы он подготовил несколько обращений к высшим руководителям РФ, в которых акцентировал внимание на современных проблемах шапсугов в контексте сочинской Олимпиады. В одном из этих обращений он писал, касаясь игнорирования властями Краснодарского края проблем «автохтонных жителей», то есть адыгов

1 См.: БабичИ.Л. Проблемы сохранения идентичности шапсугов Причерноморья в ХХ1 в. Серия «Исследования по прикладной и неотложной этнологии». М., 2009, № 213; Бабич И.Л. Причерноморские шапсуги: проблемы сохранения культуры // Философия, социология, культура, 2006, № 5. С. 107—114.

2 Макопсе, Головинка, Псебе, Шхафит, Ахинтам, Большой Кичмай, Малый Кичмай, Хаджико, Тхагапш, Большое Псеушхо, Малое Псеушхо, Цыпка, Агуй-Шапсуг, а также крупный поселок городского типа Лазаревское, города Туапсе и Сочи.

3 См.: Полевые этнографические материалы автора, Краснодарский край (далее ПЭМА). Т. 1. Д. 1, интервью с А.Х., аул Б. Кичмай, 3 ноября 2013.

(черкесов) вообще и шапсугского субэтноса в частности: «Мы глубоко уверены что в ситуации, сложившейся вокруг предстоящей Олимпиады и 150-летия с момента окончания Русско-Кавказской войны в 2014 году, разрядить обстановку и обозначить разумные ориентиры на будущее для всего общества можно только на уровне президента Российской Федерации»4.

В другом обращении Р. Гвашев информировал российские власти о том, что уже более 10 лет уполномоченный орган шапсугов-черкесов «Адыгэ Хасэ» не может добиться принятия и реализации на территории КК Федерального закона «О коренных малочисленных народах РФ», в число которых постановлением Правительства РФ включены шапсуги-адыги (черкесы).

Вследствие этого, считает он, не решаются проблемы правового регулирования защиты прав и интересов причерноморских шапсугов-черкесов. Так, не определен перечень мест их традиционного проживания и хозяйственной деятельности, а также не решен вопрос о введении адыгейского языка в обязательную школьную программу. Кроме того, в уставе КК ни слова не сказано об адыгах-черкесах (автохтонном народе края) и шапсугах-черкесах (коренном малочисленном народе), проживающих на территории КК.

По мнению Р. Гвашева, гимн КК, в основе которого лежит казачья песня времен Первой мировой войны, содержит призыв к уничтожению «басурман» (он трактует это слово как «человек иной веры»).

В октябре 2013 года Р. Гвашев дал агентству Рейтер интервью, в котором подчеркнул свое негативное отношение к деятельности республиканских властей и местных общественных организаций в связи с предстоящей Олимпиадой в Сочи. «При проектировании и последующих работах по строительству инфраструктуры Олимпиады не привлекались и не привлекаются ученые кавказоведы и представители адыгов-черкесов; в результате уникальная материальная культура народа уходит в небытие. Мы не имеем возможности даже перезахоронить останки наших предков. Минимизировать урон может срочное создание комиссии из числа археологов, этнологов, этнографов и представителей коренного народа — адыгов-черкесов. Ни в СМИ, ни в выступлениях официальных лиц не упоминается, что центр г. Сочи и Красная поляна (Кбаадэ) — это историческая родина адыгов-черкесов и убыхов (являющихся одним из субэтносов адыгов-черкесов), которых на ней не осталось. Год проведения Олимпиады совпадает со 150-летием окончания Кавказской войны, поставившей наш народ на грань исчезновения, что заставляет его большую часть неоднозначно относиться к этому международному спортивному событию. Одиозные высказывания многих федеральных чиновников, связанные с данной проблематикой, еще более обостряют ситуацию».

В настоящее время в качестве «модели», призванной продемонстрировать официальным гостям, «как хорошо живут шапсуги», выбрано одно из селений Причерноморья. Речь идет об одном из самых «благополучных» шапсугских аулов Большом Кичмае, располагающемся в живописной долине; в этом селе имеется вся инфраструктура (вплоть до Интернета). Кроме того, здесь построена новая школа; особая заслуга в этом принадлежит ее бывшему директору А. Гвашеву. Строительство школы он начал еще задолго до того, как стало известно, что Сочи станет местом проведения Олимпиады.

Сегодня эта школа преподносится как пример «заботы» местных властей о шапсугах. В аул часто приезжают гости; например, в октябре 2013 года аул посетили кабардинцы — бывшие выпускники Кабардино-Балкарского государственного университета (по сведениям нашего информатора, «лояльные В. Путину»); в их честь был дан концерт в п. Лазаревское. Казаки, встречавшие гостей, обратились к ним со словами: «Приветствуем вас на земле Лазарева»5.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

По мнению шапсугов, в тех местах, где они проживают, наблюдается доминирование, если так можно выразиться, «российскости»; кроме того, «губернатор Краснодарского края Ткачев и его представители считают, что эти земли (Причерноморье, где проживают шапсуги) — земли

4 [www.natpress.net].

5 ПЭМА. Т. 1. Д. 1, интервью с А.Х., аул Б. Кичмай, 2 ноября 2013.

казаков. Они говорят так: «Мы отвоевали эти земли, и они теперь наши — земли казачьи», а местные чиновники заявляют, что «не хватило для всех адыгов кораблей, чтобы выселить в Турцию». Иными словами, шапсуги считают, что местные власти ведут себя с позиции силы»6.

Участие шапсугов в проведении Олимпиады ограничивается двумя сферами.

1. Участие шапсугских танцевальных и вокальных коллективов в обслуживании праздника (наряду с коллективами казаков и других народов, действующими при Центре национальных культур в п. Лазаревское).

2. Создание выставки, посвященной быту и культуре адыгов (наряду с выставками, посвященными культурам других народов России); ее содержание не должно было касаться политических отношений между адыгами и Российской империей. Местными властями было предложено создать силами краеведческого музея п. Лазаревское и национального музея РА выставку «Черкесский двор» в Имеретинской долине7.

Во время наших разговоров с интервьюерами не раз вставал вопрос, почему руководству «Адыгэ Хасэ» не удалось договориться с олимпийском Оргкомитетом о создании сувениров с адыгейской символикой; при этом местные общественные деятели уверены, что шапсугские бизнесмены (а такие есть) заниматься этим не будут.

Дело в том, что шапсуги придерживаются мнения, что для получения права заниматься бизнесом в Причерноморье они должны быть лояльны к местным властями и никоим образом не мешать подготовке к проведению Олимпийских игр. В свою очередь, акцентирование общественного внимания на «адыгейской теме» противоречит «толерантному вектору» российской политики. Именно поэтому шапсуги-бизнесмены не будут поддерживать инициативы, направленные на внесение какого бы то ни было «беспокойства» в предолимпийскую жизнь.

Касаясь вопроса об отношении властей к местным языкам (адыгейскому и шапсугскому), хотелось бы остановиться на одном примере. В шапсугских аулах названия улиц пишутся на русском языке. Перед Олимпиадой они стали писаться на английском. На просьбу шапсугов использовать при написании названия улиц адыгейский язык последовал ответ: «Не положено, так как в Краснодарском крае адыгейский язык не является государственным». Таким образом, коль скоро шапсугские аулы находятся в Краснодарском крае, то названия улиц могут писаться только на русском. Если бы они находились в Республике Адыгея, то названия могли бы указываться на адыгейском языке.

Можно привести и еще один пример. В ауле Б. Кичмай ставили памятник одному местному шапсугскому герою, и на нем была сделана надпись на адыгейском языке. Местные власти, выразившие по этому поводу некоторое недовольство, попросили продублировать ее на русском языке. Несмотря на то что решение властей во многом являлось компромиссным и справедливым (формально название на памятнике может быть только на русском языке), шапсуги отнеслись к нему достаточно негативно.

Лидеры общественного движения шапсугов считают, что молодежь «не приняла Олимпиаду», поскольку «Россия не признала шапсугов коренным этносом Причерноморья», тем самым упустив возможность «примирения народов края».

Между тем наш опыт полевых этнографических исследований показывает, что это не совсем так: мне известны молодые люди (большинство из них — студенты сочинских вузов), которые работали волонтерами на Олимпийских играх8. Кроме того, местные власти ведут активную пропаганду Олимпиады в школах.

Так, один интервьюированный нами молодой шапсуг говорил, что ему интересно поучаствовать в Олимпиаде в качестве волонтера. При этом он отметил, что его удивляют зарубежные

6 ПЭМА, Т. 1. Д. 2, интервью с А.Г., аул Б. Кичмай, 5 ноября 2013.

7 См.: ПЭМА, Т. 1. Д. 1, интервью с А.Х., аул Б. Кичмай, 3 ноября 2013.

8 См.: ПЭМА, Т. 1. Д. 2, интервью с А.Г., аул Б. Кичмай, 5 ноября 2013.

черкесские сайты, которые призывают бойкотировать Олимпиаду, «так как она проводится на землях, политых кровью». Тем не менее этот молодой человек также подчеркнул, что ему «было бы приятно, если бы руководство Олимпиады отметило, что она проводится на землях адыгов»9.

Как нам представляется, с одной стороны, адыгейские (а именно кабардинские) правозащитные движения «использовали» Олимпиаду как повод, и в этом смысле сами шапсуги и их проблемы стали инструментом проведения «чужой» политики. С другой стороны, и сами шапсуги пытались использовать Олимпиаду; однако, вместо того чтобы решать текущие социально-экономические и культурные задачи, они увлеклись политикой.

Воспроизводство этнической культуры адыгов

Этническая культура адыгов в современном шапсугском обществе воспроизводится главным образом посредством уроков адыгейского языка и литературы, а также факультативных занятий по истории этого народа, включающих изучение его культуры и быта. Поскольку шапсугские аулы находятся на территории Краснодарского края, то в расположенных здесь школах проходят не историю адыгов, а «Историю Кубани».

Наиболее острой проблемой в формировании национальной идентичности по-прежнему остается сохранение литературного адыгейского языка, который в большинстве школ преподается, как и прежде, факультативно. Однако еще 8 лет назад А. Гвашев в свою бытность директором расположенной в ауле Б. Кичмай школы ввел в ее обязательную программу адыгейский язык. В этой школе адыгейский язык и литература до сих пор изучаются как обязательные предметы, правда часов на них выделяется мало (см. табл. 1).

Таблица 1

Количество часов (в неделю) адыгейского языка и литературы в 2—11-х классах в общеобразовательной школе аула Б. Кичмай

Г Кл асс Адыгейский язык Адыгейская литература ^

2-й 2 —

3-й 1 1

4-й 1

5-й 2 1

6-й 1 —

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7-й 1 1

8-й 2 1

9-й — 1

10-й 1 1

1 11-й 1 см

9 ПЭМА, Т. 1. Д. 3, интервью с Р.А., п. Головинка, 7 ноября 2013.

В последние годы в школах увеличили количество уроков физкультуры и кубановедения за счет так называемого «школьного компонента», то есть этнической культуры10.

В настоящее время большинство детей в шапсугских аулах неплохо знают литературный адыгейский язык, созданный на основе темиргоевского диалекта, который они изучают в школах. Тем не менее они практически не знают бытового шапсугского языка. Наш информатор из п. Головинка говорил нам, что не знает ни бытового шапсугского, ни литературного адыгейского языка, однако это не мешает ему ощущать себя «черкесом» («шапсугом»). По его словам, свою этническую идентичность с шапсугами он начал ощущать, когда ему было 10 лет11. На вопрос о том, почему он называет себя черкесом, а не шапсугом, последовал ответ, что слово «черкес» более известно миру, чем «шапсуг», однако при недавней переписи населения отец нашего информатора записал и себя, и его «шапсугами».

В школе аула Б. Кичмай есть и этнографический музей, а в кабинете адыгейского языка и литературы висит карта Черкесии до Русско-Кавказской войны и имеется стенд с информацией о тамгах (фамильных знаках). Воспроизводство культуры народа в рамках школы осуществляется отчасти путем показа видеофильмов, посвященных истории, традициям и обычаям адыгов.

Эта школа имеет свою эмблему, на которой изображены атрибуты адыгейской культуры (столик на трех ножках, люлька, кинжал и папаха), и гимн:

Мы, дети гор, Отчизну славим,

В нас дух отцов живет.

И память предков призывает построить знаний свод.

Славься Великий Кавказ.

Эмблему и гимн создал бывший директор школы А. Гвашев.

До сих пор многие элементы адыгейской культуры (и главное — морали) влияют на поведение молодежи, создавая для них «контроль»12. Вместе с тем мы видим, что дети рисуют «свои традиции». Шапсугская молодежь чувствует разницу между поведением внутри шап-сугского сообщества и поведением приезжающих к морю отдыхающих.

Кроме того, соблюдаются народные традиции во время проведения свадеб и похорон13.

Ислам у шапсугов

В шапсугских аулах по-прежнему практически нет мечетей: в некоторых населенных пунктах их строительство только началось (в п. Новомихайловском, аулах Псебе и Агуй-Шап-суг), а в иных действуют молельные дома (аулы Калэж и М. Кичмай, где в доме Н. Ачмизовой проводит намазы имам Н. Умару). Функционируют лишь новая и очень красивая мечеть в ауле Б. Псеушхо, построенная в 2002 году, а также возрожденная старая мечеть в ауле Тхагапш14.

В отличие от других народов Северного Кавказа (СК), у шапсугов мусульманская религиозность не стала массовым явлением. У них по-прежнему нет единого религиозного руководства: мусульмане Туапсинского района подчиняются имаму Туапсинского района, а мусульмане Лазаревского района — имаму г. Сочи; и те, и другие подчиняются Духовному управлению мусульман (ДУМ) РА и КК15.

10 См.: ПЭМА, Т. 1. Д. 2, интервью с А.Г., аул Б. Кичмай, 5 ноября 2013.

11 См.: ПЭМА, Т. 1. Д. 3, интервью с Р.А., п. Головинка, 7 ноября 2013.

12 Там же.

13 См.: Там же.

14 См.: Неугасимый свет ислама: Возрождение ислама в Республике Адыгея и Краснодарском крае / ЦРО Духовное управление мусульман РА и КК / Отв. ред. Н.М. Емиж. Майкоп: ООО «Качество», 2011. С. 110—122.

15 См.: НибоА. Возрождая духовность // Шапсугия, 2006, № 8.

Среди шапсугской молодежи, безусловно, есть те, кто стремится к исламу, посещает мечеть и совершает намаз. Подчеркнем, что шапсуги, которые не посещают мечеть и не совершают намаз, также считают себя «мусульманами»16. Тем не менее молодые люди не знают, что такое некях (мусульманское оформление брака), хотя уверены, что за свою невесту каждый мужчина должен платить калым17.

8 декабря 2012 года в шапсугском ауле Шхафит под руководством имама Туапсинского района Б. Шхалахова состоялось собрание мусульман КК, в котором принимали участие лидеры «молодых мусульман» из Адыгеи — И. Шхалахов, и М. Хасани18. На собрании было отмечено, что в настоящее время несколько шапсугов Причерноморья учатся в различных исламских институтах. Отметим, что нынешний заместитель муфтия ДУМ Адыгеи и Краснодарского края И. Шхалахов по происхождению является причерноморским шапсугом.

Этническая культура и экономика

По сравнению с 2008 годом нынешнее экономическое положение шапсугских селений во многом улучшилось. Для современных шапсугов (как, впрочем, и для остальных россиян) главной ценностью в жизни являются деньги19. Тем не менее собственно экономическое развитие в шапсугских селениях практически отсутствует; ситуацию спасает лишь близость к курортам, где молодежь и находит себе работу.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Однако, как считают наши информаторы (особенно представители местной интеллигенции), курортная экономика негативно влияет на поведение шапсугской молодежи20.

За аулом Б. Кичмай находится уникальный природный объект — так называемые «33 водопада», куда организуются многочисленные экскурсии для отдыхающих на Черноморском побережье. В самом ауле, лежащем на пути к этим водопадам, устраиваются «черкесские дворы» и проводятся «вечорки» (приемы по-кавказски), во время которых туристам показывают танцы и угощают шашлыком. Эти оплачиваемые поездки пользуются среди отдыхающих большой популярностью21.

В настоящее время в ауле Б. Кичмай имеется 5—6 таких гостевых дворов. Это достаточно доходное дело, и занимается этим бизнесом бывший директор школы А. Гвашев. Изначально предполагалось, что деятельность гостевых дворов будет способствовать развитию этно-туризма (об этом мы уже писали 5 лет назад)22, однако, как оказалось, туристов интересуют лишь трапезы и танцы, тогда как история и культура народов Кавказа (в частности, адыгов) их не особенно привлекает (еще 5—7 лет назад были туристы, которых это интересовало, однако к настоящему времени все фактически свелось к шашлыку).

Организаторы вечорок платят посредникам, которые набирают группы отдыхающих на побережье и привозят их в аул. Зимой проводятся 2—3 вечорки в неделю, летом — каждый вечер23. Например, на территории комплекса «Мэздах», располагающегося вдоль дороги на

16 ПЭМА, Т. 1. Д. 3, интервью с Р.А., п. Головинка, 7 ноября 2013.

17 См.: Там же.

18 См.: Собрание мусульман Черноморского побережья // Свет, газета ДУМ РА и КК, 2012, № 7 (65).

19 См.: Полевые материалы автора. Лазаревский р-н Краснодарского края, 2007 (далее — ПМА). Тетр. 1. Оп. 1.

Д. 1.

20 См.: ПМА, Туапсинский р-н Краснодарского края, 2007. Тетр. 1. Оп. 2. Д. 10.

21 См.: ПЭМА, Т. 1. Д. 3, интервью с Р.А., п. Головинка, 7 ноября 2013.

22 См.: Бабич И.Л. Проблемы сохранения идентичности шапсугов Причерноморья в XXI в. С. 23.

23 См.: ПЭМА, Т. 1. Д. 2., интервью с А.Г., аул Б. Кичмай, 5 ноября 2013.

водопады, имеются гостиница, сауна, ресторан, бильярд, этнографический музей, дольмен и бассейн с живой форелью. Танцы, показываемые на вечорках, представляют собой своего рода кавказское «попурри». Так, фольклорный коллектив, известный своими выступлениями на Кичмайских водопадах «Мэздах», позиционирует себя следующим образом: «Потрясающие танцы и работа с кинжалами, саблями и барабанами. Уникальные постановки, известные танцы, легенды древности. Танцевальный коллектив знакомит Вас с творчеством всех народов Кавказа».

«Черкесские дворы» готовы взяться за проведение любых мероприятий, лишь бы получить прибыль. Примером тому может служить кафе «Кавказ», администрация которого была согласна даже на организацию в своем заведении празднования Хэллоуина.

Как нам представляется, сочинская Олимпиада никоим образом не повлияла на общественно-политическую и социально-экономическую жизнь причерноморских шапсугов; по сравнению с другими адыгейскими группами (например, адыгейцами и тем более кабардинцами) их традиционная культура в большей степени продолжает подвергаться трансформации (в первую очередь в силу близости черноморского побережья и влияния курортной экономики). Несмотря на это, она по-прежнему является существенной частью общественного сознания причерноморских шапсугов.

«Мягкая исламская революция» в современной Адыгее

Как известно, в 1990-х годах в ряде российских регионов, населенных народами, исторически исповедующими ислам, активизировались процессы мусульманского возрождения. Это было обусловлено сменой политического строя и предоставлением гражданам РФ свободы отправления религиозных культов.

Если обратиться к процессу формирования российского исламского сообщества, то можно увидеть как черты, общие для всех регионов проживания мусульман, так и регионально-специфические, обусловленные особенностями исторического развития, различиями в степени исламизации, геополитическим положением регионов и т.д.

СК — это один из регионов, в котором процессы исламского возрождения протекали крайне сложно и неоднозначно. Здесь важнейшую роль играл такой объективный фактор, как характер взаимосвязи и взаимовлияния ислама и политики в современном российском обществе.

24 ноября 2012 года в Майкопе состоялся очередной съезд мусульман РА и КК (предыдущий съезд проходил 12 ноября 2008 г.). Как нам представляется, этот съезд стал поистине судьбоносным: на нем обозначилась смена всей парадигмы религиозной жизни республики. На мероприятие были приглашены 225 делегатов, но присутствовали лишь 177 чел. из числа зарегистрированных24. Следует отметить, что я лично присутствовала на съезде, и полученная мною там информация несколько отличается от данных, опубликованных в газете ДУМ РА и КК25. Так, по сведениям газеты, на съезде присутствовали 176 делегатов из 201 заявленного.

На съезде с отчетным докладом выступил муфтий ДУМ Н. Емиж. Прежде всего он отметил, что организацией данного мероприятия занимался Оргкомитет во главе с одним из «молодых мусульман» И. Шхалаховым26, сам же муфтий участия в этом не принимал.

24 См.: Полевые материалы автора, съезд мусульман РА и КК, 24 декабря 2012, Майкоп, Республика Адыгея (далее — ПЗА).

25 См.: Состоялся очередной съезд мусульман Республики Адыгея и Краснодарского края // Свет, 2012, № 7 (65).

26 [www.adigea.aif.ru].

И. Шхалахов (1975 г. р., аул Б. Псеушхо Туапсинского района) в 1993 году окончил Морское профессиональное техническое училище. В 2007 году он занял должности заместителя муфтия в ДУМ РА и КК и имама Соборной мечети Майкопа. Любопытно, что И. Шха-лахов — едва ли не единственный из отправленных на учебу в исламские институты в Сирию и Саудовскую Аравию, кто окончил учебное заведение27.

В своем докладе Н. Емиж отчитался о деятельности и финансовом состоянии ДУМ РА и КК; вопросов и замечаний по работе вверенного ему учреждения у делегатов не было.

Н. Емиж акцентировал внимание на том факте, что в последние годы многие адыгейцы предпочитают идти не в мечеть, а в различные «секты»28, в связи с чем в 2012 году ДУМ РА и КК постановило: «Если член адыгейской семьи уходил в секту, то и его самого, и членов его семьи запрещается хоронить на местном мусульманском кладбище»29.

Ключевым событием съезда стали выборы нового муфтия. В ходе обсуждения сразу же сформировались две группы: члены одной предлагали голосовать за действующего муфтия Н. Емижа, а другой — за «молодых». Таким образом, была проведена некая граница между мусульманами старшего и, условно, «молодого» (около 40 лет) возраста.

Основными претендентами на должность муфтия ДУМ РА и КК были четыре человека: действующий муфтий Н. Емиж, имам мечети г. Майкопа А. Карданов, имам Соборной мечети РА И. Шхалахов и имам аула Мафэхабль репатриант из Косова X. Мухамад. Трое последних являлись членами Оргкомитета по подготовке съезда.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Среди претендентов на должность муфтия особо выделялся И. Шхалахов, отличавшийся своими лидерскими качествами и амбициями. Тем не менее в последний момент (непосредственно на самом съезде) он снял свою кандидатуру в пользу близкого к республиканским властям А. Карданова — человека вполне интеллигентного, однако лишенного лидерского таланта. В своем выступлении в качестве претендента на должность муфтия РА и КК И. Шхалахов сказал, что пришло время «дать дорогу молодым» (все три оставшихся претендента имели возраст около 40 лет). В пользу А. Карданова снял свою кандидатуру и X. Мухамад. В результате открытого голосования Н. Емижу отдали предпочтение 44 чел., а А. Карданову — 125 человек.

По нашему мнению, избрание А. Карданова новым муфтием является переходным этапом «мягкой исламской революции» в РА и КК. В настоящее время к власти в исламской общине Адыгеи пришли «молодые мусульмане».

В означенный период выбор пал на наиболее нейтрального кандидата, который, по нашему мнению, стал скорее формальным, нежели реальным лидером. В действительности духовная власть оказалась в руках нового Совета ДУМ, в который вошли более сильные фигуры в лице членов Оргкомитета по подготовке съезда, а также кандидатов на должность нового муфтия И. Шхалахова и X. Мухамада. При этом И. Шхалахов остался на должности заместителя муфтия ДУМ РА и КК.

После декабря 2013 года именно эти люди вышли на передний план новой исламской действительности РА; неслучайно в интервью газете «Аргументы и факты»30 оценку положения дел в исламской общине Адыгеи и Краснодарского края давал не муфтий ДУМ РА и КК, а его заместитель И. Шхалахов. Любопытно, что в ходе проводившихся на съезде выборов членов нового Совета ДУМ РА и КК Н. Емижу предложили войти в его состав, но тот отказался.

Вполне очевидно, что на данном съезде в ДУМ РА и КК произошла демократическая смена власти и главная роль на религиозной сцене перешла к новым силам (так называемым

27 См.: Полевые материалы автора, Республика Адыгея, Т. 1. Д. 1., 25 ноября 2012.

28 См.: Бабич И.Л. Протестантское движение в Адыгее. В кн.: Xристианство на Северном Кавказе: история и современность / Под ред. И.Л. Бабич, Л.Т. Соловьевой. М., 2011. С. 162 — 185.

29 ПЗА, 24 декабря 2012, Майкоп, Республика Адыгея.

30 См.: И. Шхалахов: «Радикализация ислама исходит от малограмотных людей» // Аргументы и факты, 26 октября 2013 [www.adigea.aif.ru].

«молодым мусульманам»), обозначившим свое видение исламского возрождения в РА, а также отстаивающим право на использование собственных методов и форм деятельности, во многом отличных от тех, которые применял Н. Емиж31.

Здесь имеет смысл обратиться к результатам 12-летнего пребывания Н. Емижа на посту муфтия ДУМ РА и КК, а также определить предполагаемый (а во многом уже и реальный) вектор деятельности его преемника.

Прежде всего подчеркнем, что подобная «борьба за власть» внутри мусульманского сообщества и исламских институтов характерна для многих республик СК. В частности, ее можно было наблюдать в Кабардино-Балкарии, где в течение последних 10—15 лет «молодые мусульмане» в лице А. Астемирова, М. Мукожева и др. стремились «легально» получить «исламскую власть» в республиканском муфтияте. Несмотря на использование допускаемых российскими законами методов воздействия на мусульманское сообщество, они потерпели поражение и, перейдя на нелегальное положение, обратились к насильственным способам борьбы. Это закончилось их полным разгромом республиканскими и федеральными силовыми и властными структурами32.

13—14 октября 2005 года в столице Кабардино-Балкарской Республики (КБР) Нальчике местные мусульмане попытались захватить здания республиканских силовых структур.

Как нам представляется, столкновения между мусульманами и силовыми структурами в Нальчике свидетельствуют о возникновении в КБР новой религиозной ситуации: к этому времени закончились имевшие место в течение 1990-х годов процессы становления исламского мусульманского сообщества и началось формирование иных реалий существования мусульман КБР в российском пространстве.

Однако, с другой стороны, можно говорить о создании вполне реального нового «очага религиозного и политического экстремизма» на СК. Значительная часть молодежи, проживающей в этом регионе, готова вести политическую борьбу под исламскими лозунгами; данные предположения подтверждаются событиями последних лет.

По нашему мнению, от того, насколько глубоко будут осознаны причины произошедшего в 2005 году в Нальчике, зависит в дальнейшем возможность мирного развития процессов мусульманского возрождения как в самой КБР, так и в других республиках, в которых ислам является традиционной религией.

События 13—14 октября 2005 года обозначили своеобразную границу между деятельностью исламской молодежи, находившейся в оппозиции к ДУМ КБР, и религиозным экстремизмом, использовавшим в качестве главного метода противостояния существующей власти насилие. Как подчеркивает И. Добаев, политический экстремизм и терроризм проявляются как в призывах к насильственной деятельности, так и в самой этой деятельности33.

Религиозная ситуация, сложившаяся сегодня в Кабардино-Балкарии, во многом обусловлена углублением борьбы за лидерство внутри исламского сообщества на всех уровнях; при этом важно подчеркнуть, что велась она исключительно легальными методами. На первом ее этапе преследовались политические цели, связанные с получением управленческих полномо-

31 См.: Бабич И.Л. Республика Адыгея: ислам и общество на рубеже веков // Центральная Азия и Кавказ, 2004, № 6. С. 68.

32 См.: Бабич И.Л. Антропология власти и ислам. М., 2009; Она же. Современные исламские общины в Кабардино-Балкарии // Россия и мусульманский мир, 2003, № 7. С. 48—61; Она же. Современные исламские движения в Кабардино-Балкарии. В кн.: Бабич И.Л., Ярлыкапов А.А. Исламское возрождение в современной Кабардино-Балкарии. М., 2003, С. 76—112; Она же. Ислам и право в России. В серии «Ислам и право в России» / Под ред. И.Л. Бабич, Л.Т. Соловьевой. М., 2004. Вып. 1; Правовой статус ислама на Северном Кавказе. Кабардино-Балкария, Адыгея, Краснодарский край. В серии «Ислам и право в России». Вып. 3.

33 См.: Добаев И.П., Немчина В.И. Новый терроризм в мире и на юге России. Ростов-на-Дону, 2005. С. 48.

чий в ДУМ КБР, а на втором — с установлением определенного влияния на деятельность республиканских властей.

В связи с вышеизложенным возникают вполне закономерные вопросы: «Почему в Кабардино-Балкарии молодые мусульмане потерпели поражение, а в РА власть перешла в их руки достаточно мирно и спокойно?» «В чем сходство и различие причин, приведших к возрастному противостоянию мусульман в этих республиках, и будут ли дальнейшие события и в той, и в другой из них развиваться одинаково?»

На протяжении всех 12 лет пребывания на посту муфтия Н. Емиж проводил достаточно продуманную политику исламского возрождения. Он уделял большое внимание поддержке ученых, исследовавших процессы в исламском сообществе, и мы всегда чувствовали его доброжелательный настрой и добросовестное отношение к своей работе.

В 2002—2006 годах у нас было много бесед с Н. Емижем, в которых не раз обсуждался вопрос о неизбежности «противостояния» мусульман разных поколений. С учетом известных событий 13—14 октября 2005 года в Нальчике, мы касались также возможности развития подобного сценария в Адыгее. Н. Емиж всегда выражал уверенность в правильности своего курса и считал, что проводимая им линия позволит ему удерживать власть и контролировать активность «молодых» мусульман.

Однако уверенность Н. Емижа не оправдалась: к власти в ДУМ РА и КК пришли «молодые» мусульмане, что, однако, не привело к тем радикальным переменам, которые имели место в Кабардино-Балкарии. На наш взгляд, это объясняется тем, что переход власти в руки «молодых» мусульман — это естественный и во многом неизбежный процесс, который вряд ли можно предотвратить, оставаясь в легальном правовом поле.

Н. Емиж, как опытный и дальновидный человек, это хорошо понимал, и потому передача власти «молодым» мусульманам произошла мирно и без осложнений. Его безусловной заслугой является то, что, предвидя эту ситуацию, он правильно оценил все ее возможные последствия. Н. Емиж не начал обвинять молодежь в радикализме и использовать силовые и властные ресурсы, как это, по нашему мнению, происходило в Кабардино-Балкарии34.

С начала деятельности нового состава ДУМ прошло более года; в связи с этим нельзя не задаться вопросом, каковы тенденции современной духовной жизни мусульман РА и КК?

Если Н. Емиж работал со старшим поколением и боролся со сложившимися к началу 1990-х годов ненациональными и неисламскими традициями (в частности, с похоронными), то новое руководство ДУМ ориентировано исключительно на молодежь. Об этом свидетельствует уже упоминавшееся интервью заместителя муфтия ДУМ РА и КК И. Шхалахова газете «Аргументы и факты», в котором он говорил следующее: «Новому поколению мы хотим дать правильное представление об исламе. Поэтому мы читаем лекции, проводим уроки, обращаемся к прихожанам с проповедями, проводим выездные проповеди, беседуем с ребятами.. ,»35

Команда нового муфтията основной упор делает на образование молодежи, что включает в себя формирование у нее религиозного сознания, соответствующих знаний и истинно мусульманского поведения.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Правдивость слов И. Шхалахова подтверждает интервью, проведенное нами с нынешним муфтием А. Кардановым. Еще во время подготовки съезда новый Оргкомитет, в который входили члены будущего муфтията, проводил большую работу среди молодежи районов Республики, чтобы привлечь ее на свою сторону. И. Шхалахов считает, что в настоящее время «слабо охваченными» остаются Шовгеновский и Красногвардейский районы РА36.

34 См.: Бабич И.Л. Современные исламские общины в Кабардино-Балкарии. С. 48—61; Она же. Современные исламские движения в Кабардино-Балкарии. С. 76—112;

35 И. Шхалахов: «Радикализация ислама исходит от малограмотных людей».

36 См.: Полевые этнографические материалы автора, Республика Адыгея (далее — ЭМА), Т. 1. Д. 2., 8 ноября 2013, интервью с А.К.

По мнению заместителя муфтия, в настоящее время в РА насчитывается всего 5 образованных имамов; для остальных (их количество составляет около 45 чел.) ДУМ планирует образовательные лекции.

Заместитель муфтия упомянул также о трудностях, связанных с огромным влиянием на молодежь Интернета. Главная сложность состоит в том, что «моральные ценности», черпаемые из Всемирной сети, не всегда сочетаются с теми принципами, которые стремятся «внедрить» в умы и сердца молодежи члены муфтията.

Представляется, что в настоящее время идет процесс «наращивания массы», в ходе которого новое руководство ДУМ стремится создать для себя мощный социальный фундамент в лице молодого поколения на местах37.

Те же самые процессы имели место в конце 1990-х — начале 2000-х годов в Кабардино-Балкарии, когда «молодые мусульмане» этой республики активно пропагандировали свои идеи и взгляды, касающиеся исламского возрождения. В КБР была создана целая система исламского образования и воспитания, которая оказала на «молодых» мусульман весьма благотворное влияние. В регионах появились многочисленные последователи «неофициалов»; речь идет об А. Астемирове и М. Мукожеве.

21 июня 2013 года глава РА А. Тхакушинов встретился с представителями ДУМ РА и КК — муфтием А. Кардановым и имамом Соборной мечети аула Мафэхабль М. Хасани38. Президент республики, обсуждая с новыми лидерами вопрос о появившихся в последние 20 лет похоронных обрядах адыгейцев, отметил, что многие из них являются немусульманскими (поминки на 7-й, 40-й день и через год после смерти).

Выше мы уже писали, что Н. Емиж вел активную борьбу против этих нововведений; ту же позицию полностью разделяет и нынешнее руководство РА. Пытаясь разрешить указанную проблему, президент РА проводит встречи с населением различных районов Республики (как это делал в свое время Н. Емиж). Как выяснилось, людей наиболее всего волнуют вопросы, связанные с открытием в Республике собственного медресе с целью подготовки образованных имамов и проведением курсов для эфенди. Следует отметить, что А. Тхакушинов внимательно прислушивается к мнению населения и поддерживает некоторые выдвигаемые им идеи.

Основные шаги по «ослаблению радикализации» исламского общества Адыгеи и блокированию терроризма

А. Игнатенко были описаны две возможные схемы радикализации исламских сообществ. Согласно одной из них, к развитию исламского радикализма приводит поиск идеологического выражения социального недовольства, вызванного обострением социально-экономических проблем, а в соответствии с другой — пропаганда салафитских идей39.

По нашему мнению, наиболее действенным механизмом нормализации общественно-политической и религиозной ситуации может стать сочетание применения идеологических, правовых и силовых методов.

37 См.: ЭМА. Т. 1. Д. 1., 6 ноября 2013, интервью с Р.Ц.

38 См.: Свет, 2013, № 3 (68).

39 См.: ИгнатенкоА.А. Ислам и политика. М., 2004. С. 22.

Необходимо учитывать разницу между исламской молодежью и ваххабитами. А. Игна-тенко рассматривает ваххабизм как «политическое течение, сторонники которого, основываясь на специфической, субъективной интерпретации положений ислама, осуществляют деятельность (преимущественно с использованием насилия), направленную на изменение status quo (в первую очередь, но не исключительно) в странах распространения ислама»40.

В свою очередь, И. Добаев, говоря об идеологии религиозно-политического экстремизма и терроризма, употребляет такое понятие, как неоваххабизм41.

На примере событий в Кабардино-Балкарии можно ясно проследить, как происходит радикализация мусульманского сообщества, которой ни в коем случае нельзя допустить в РА.

Мы считаем, что для ослабления «исламской конфликтогенности» в РА следует предотвратить влияние «молодой исламской идеологии» на молодежь. Причем этим должны заниматься не правоохранительные органы (которые и без того уделяют большое внимание этой проблеме), а представители научной и, особенно, творческой интеллигенции, способные противопоставить радикализму более позитивную горскую идеологию. Необходимость активизации разъяснительной и идейно-пропагандистской деятельности убедительно обосновывает И. Добаев42.

Интеллигенция старшего поколения не поддержала процесс исламского возрождения и не приняла участия в формировании современной общественной идеологии, способной создать нравственный фундамент горских обществ региона. Исламская идеология выстраивается практически на пустом месте, поскольку национальные кавказские культуры, имеющие крайне узкую сферу применения в горских обществах, не способны противостоять натиску процессов мусульманского возрождения.

В своих работах по исламоведению известные адыговеды Р. Ханаху и О. Цветков прогнозируют в ближайшем будущем усиление конфликта между «традиционными» и «молодыми» мусульманами (т.е. мусульманами старшего и молодого поколений)43, однако нам сценарий развития событий в Адыгее видится несколько по-иному.

«Молодые мусульмане» уже победили и легально пришли к власти в исламской общине; им уже нет необходимости вести борьбу со старшим поколением за сферы влияния. Конфликт между «традиционными» и «молодыми» мусульманами, имевший место в прежние годы, был связан не с соблюдением обрядов, а с борьбой за власть внутри исламского сообщества.

Поэтому, как нам представляется, они, скорее всего, сконцентрируются на работе с молодежью и будут «обрабатывать» ее в нужном для себя направлении, «оставив в покое» старшее поколение.

Наиболее вероятным в ближайшем будущем представляется некоторое усиление противоречий между ДУМ РА и КК и различными властными (а может быть, и силовыми) институтами.

40 Там же. С. 32.

41 См.: Добаев И.П., Немчина В.И. Указ. соч. С. 66.

42 См.: Там же. С. 270—271.

43 См.: ХанахуР.Х., Цветков О.М. Исламская община в Адыгее: внутренняя динамика и перспективы эволюции (по итогам социологического исследования) // Вестник Адыгейского государственного университета, 2012, Вып. 1 (92). С. 132—138.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.