Научная статья на тему 'Академия медицинских наук СССР: на пороге создания(апрель-июнь 1944 г. )'

Академия медицинских наук СССР: на пороге создания(апрель-июнь 1944 г. ) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
873
79
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АМН СССР / THE USSR AMS / ИСТОРИЯ СОЗДАНИЯ / HISTORY OF ORGANIZATION / А.С. ЩЕРБАКОВ / Г.А. МИТЕРЕВ / G.A. MITEREV / Е.И. СМИРНОВ / E.I. SMIRNOV / Н.Н. БУРДЕНКО / N.N. BURDENKO / A.S. SCHERBAKOV

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Глянцев Сергей Павлович, Сточик А.А.

В начале июня 1944 г. создание АМН СССР подошло к завершающей фазе. Пакет документов, подлежащих утверждению на заседании Правительства страны, был сформирован. В их составлении приняли участие Наркомздрав СССР и Главное военное санитарное управление Красной Армии, а в их редактировании и подготовке проекта постановления Совнаркома СССР отдел науки Управления агитации и пропаганды и отдел здравоохранения Управления кадров ЦК ВКП(б). От ЦК партии вопрос курировал секретарь ЦК ВКП(б) А.С. Щербаков. В окончательном варианте документов, представленных на утверждение СНК СССР (проект постановления, Устав АМН СССР, список действительных членов) были учтены концепции народного комиссариата здравоохранения СССР (Г.А. Митерев) и Ученого медицинского совета НКЗ СССР (Н.Н. Бурденко). Этот паритет был подтвержден в письме К.Е. Ворошилова, направленном И.В. Сталину в июне 1944 г., в котором подчеркивалось, что идею создания Академии выдвинули одновременно Г.А. Митерев и Н.Н. Бурденко. В тексте Устава АМН СССР были учтены пожелания Главного военно-санитарного управления Красной Армии (Е.И. Смирнов) и коррективы отделов ЦК ВКП(б). Однако в отечественной литературе создание АМН СССР оказалось прочно связанным с именем первого Президента АМН СССР Н.Н. Бурденко, а не с именами секретаря ЦК ВКП(б) А.С. Щербакова, наркома здравоохранения Г.А. Митерева или начальника Главного военно-санитарного управления Красной Армии Е.И. Смирнова, что исторически было бы более справедливым.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE USSR ACADEMY OF MEDICAL SCIENCES: ON THE THRESHOLD OF ORGANIZATION (APRIL-JUNE 1944)

The organization of the USSR academy of medical sciences came to its finalizing stage in the beginning of June 1944. The package of documents prepared to be approved by the national government was formed. The USSR Narkomzdrav and the Main military sanitary department of the Read Army participated in their compiling. The editing and preparation of text of project of decree of the USSR Sovnarkom was provided by department of science of administration of agitation and propaganda and department of health care of administration of personnel of the Central committee of the All-Russian communist party (b). A.S. Scherbakov supervised this issue from the part of Central committee. The finalized version of documents presented for approval in the USSR Sovnarkom considered concepts of the USSR Narkomzdrav and the Scientific medical council of the USSR Narkomzdrav. The text of Charter of the USSR AMS considered wishes of the main military sanitary department of the Red Army and adjustments of departments of the Central committee. However, in national historical publications, the organization of the USSR AMS occurred to be related to N.N. Burdenko, the first president of the USSR AMS that historically was not quite fair.

Текст научной работы на тему «Академия медицинских наук СССР: на пороге создания(апрель-июнь 1944 г. )»

© Глянцев С.П., Сточик А.А., 2017 УДК 61:93

Глянцев С.П., Сточик А.А.

АКАДЕМИЯ МЕДИЦИНСКИХ НАУК СССР: НА ПОРОГЕ СОЗДАНИЯ (АПРЕЛЬ—ИЮНЬ 1944 г.)

ФГБНУ «Национальный НИИ общественного здоровья им. Н.А. Семашко», 105064, Москва

В начале июня 1944 г. создание АМН СССР подошло к завершающей фазе. Пакет документов, подлежащих утверждению на заседании Правительства страны, был сформирован. В их составлении приняли участие Наркомздрав СССР и Главное военное санитарное управление Красной Армии, а в их редактировании и подготовке проекта постановления Совнаркома СССР — отдел науки Управления агитации и пропаганды и отдел здравоохранения Управления кадров ЦК ВКП(б). От ЦК партии вопрос курировал секретарь ЦК ВКП(б) А.С. Щербаков.

В окончательном варианте документов, представленных на утверждение СНК СССР (проект постановления, Устав АМН СССР, список действительных членов) были учтены концепции народного комиссариата здравоохранения СССР (Г.А. Митерев) и Ученого медицинского совета НКЗ СССР (Н.Н. Бурденко). Этот паритет был подтвержден в письме К.Е. Ворошилова, направленномИ.В. Сталину в июне 1944 г., в котором подчеркивалось, что идею создания Академии выдвинули одновременно Г.А. Митерев и Н.Н. Бурденко. В тексте Устава АМН СССР были учтены пожелания Главного военно-санитарного управления Красной Армии (Е.И. Смирнов) и коррективы отделов ЦК ВКП(б).

Однако в отечественной литературе создание АМН СССР оказалось прочно связанным с именем первого Президента АМН СССР Н.Н. Бурденко, а не с именами секретаря ЦК ВКП(б) А.С. Щербакова, наркома здравоохранения Г.А. Митерева или начальника Главного военно-санитарного управления Красной Армии Е.И. Смирнова, что исторически было бы более справедливым.

Ключевые слова: АМН СССР; история создания; А.С. Щербаков; Г.А. Митерев; Е.И. Смирнов; Н.Н. Бурденко.

Для цитирования: Глянцев С.П., Сточик А.А. Академия медицинских наук СССР: на пороге создания (апрель— июнь 1944 г.). Проблемы социальной гигиены, здравоохранения и истории медицины. 2017; 25 (3): 184-189. DOI 10.18821/0869-866X-2017-25-3-184-189

Для корреспонденции: Глянцев Сергей Павлович, д-р мед. наук, проф., зав. лабораторией музееведения и исторической фактографии, spglyantsev@mail.ru

Glyantsev S.P, Stochik A.A.

THE USSR ACADEMY OF MEDICAL SCIENCES: ON THE THRESHOLD OF ORGANIZATION

(APRIL-JUNE 1944)

The N.A. Semashko national research institute of public health, 105064 Moscow, Russia

The organization of the USSR academy of medical sciences came to its finalizing stage in the beginning of June 1944. The package of documents prepared to be approved by the national government was formed. The USSR Narkomzdrav and the Main military .sanitary department of the Read Army participated in their compiling. The editing and preparation of text of project of decree of the USSR Sovnarkom was provided by department of science of administration of agitation and propaganda and department of health care of administration of personnel of the Central committee of the All-Russian communist party (b). A.S. Scherbakov supervised this issue from the part of Central committee.

The finalized version of documents presented for approval in the USSR Sovnarkom considered concepts of the USSR Narkomzdrav and the Scientific medical council of the USSR Narkomzdrav. The text of Charter of the USSR AMS considered wishes of the main military sanitary department of the Red Army and adjustments of departments of the Central committee.

However, in national historical publications, the organization of the USSR AMS occurred to be related to N.N. Bur-denko, the first president of the USSR AMS that historically was not quite fair.

Keywords: the USSR aAMS; history of organization; A.S. Scherbakov; G.A. Miterev; E.I. Smirnov; N.N. Burdenko For citation: Glyantsev S.P., Stochik A.A. The USSR academy of medical sciences: on the threshold of organization (April—June 1944). Problemi socialnoi gigieni, zdravookhranenia i istorii meditsini. 2017; 25 (3): 184-189. (In Russ.) DOI: 10.18821/0869-866X-2017-25-3-184-189

For correspondence: Glyantsev S.P., doctor of medical sciences, professor, the head of laboratory of museology and

historical factography. e-mail: spglyantsev@mail.ru

Conflict of interests. The authors declare absence of conflict of interests.

Acknowledgment. The study had no sponsor support.

Received 26.11.2015 Accepted 28.01.2016

В январе—феврале 1944 г. задачи и структуру будущей Академии медицинских наук (АМН) СССР в общих чертах сформулировали председатель Ученого медицинского совета (УМС) НКЗ СССР академик Н.Н. Бурденко и нарком здравоохранения СССР Г.А. Митерев. Письмо Н.Н. Бурденко на эту тему, отправленное 6 января 1944 г. в СНК СССР, на следующий день было переправлено секретарю ЦК

ВКП(б) А.С. Щербакову, а тот 25 января направил его начальнику Управления агитации и пропаганды ЦК ВКП(б) Г.Ф. Александрову1 с просьбой «подготовить проект решения СНК».

1 Александров Георгий Федорович (1908—1961), советский партий-

ный и государственный деятель, лауреат двух Сталинских премий,

академик АН СССР, профессор философии; в 1940—1947 гг. — на-

чальник Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б), в 1941—

1956 гг. — кандидат в члены ЦК ВКП(б).

История медицины

С большой вероятностью можно утверждать, что письмо Г.А. Митерева в ВКП(б) также попало к Г.Ф. Александрову, а от него — к заведующему отделом науки Управления агитации и пропаганды ЦК ВКП(б) С.Г. Суворову2, потому что 15 апреля 1944 г. на имя А.С. Щербакова из Управления пропаганды и агитации за подписями Г.Ф. Александрова и С.Г. Суворова было направлено письмо3. В его преамбуле авторы указали на то, что к ним поступили обращения от Н.Н. Бурденко и Г.А. Митерева «об учреждении АМН» и что это «ходатайство целесообразно поддержать». В постановляющей части этого документа кратко изложены причины создания Академии:

1. «Советская медицинская наука имеет ряд крупных достижений, способствовавших органам здравоохранения успешно справиться с лечением травм военного времени и с инфекциями, обычно сопутствующими войне».

2. «Вместе с тем в медицинских науках имеется ряд нерешенных задач, и встают большие новые задачи военного и послевоенного времени, для глубокого и быстрого решения которых необходима более высокая форма организации этой науки.. ,»4.

Однако в отличие от НКЗ СССР главной задачей, стоящей перед советской медициной, ЦК ВКП(б) считал необходимость воспроизводства сократившегося за годы войны населения страны. Задачи Академии в партийном документе сформулированы в следующей последовательности:

«1) борьба за повышение прироста населения (проблема детства и материнства) »;

«2) инфекционные, в частности, вирусные заболевания (грипп, туберкулез, малярия) »;

«3) проблема рака»;

«4) научная организация производственной и коммунальной санитарии и гигиены».

Наряду с этим отмечено, что «ряд методических задач выдвинут самим ростом медицинских наук» и что необходима разработка «синтетических методов изучения человека»5.

Анализ документа показал, что в нем были учтены мнения Н.Н. Бурденко и Г.А. Митерева.

Обсуждавшийся ранее [1, 2] ответ на вопрос о том, почему аналогичную задачу, поставленную СНК СССР в 1932 г. перед ВИЭМ им. А.М. Горького, за 10 лет своего существования этот институт так и не выполнил, в данном документе сформулирован несколько иначе. В отличие от медицинских чиновников, критиковавших ВИЭМ в основном за многочисленность научных тематик и отсутствие смычки с практическим здравоохранением, отдел науки Управления агитации и пропаганды ЦК ВКП(б) во главу угла недееспособности института поставил.

2 Суворов Сергей Георгиевич (1902—1994), советский партийный и государственный деятель, профессор физики, издатель и популяризатор науки, в 1940—1947 гг. — зав. отделом науки Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б).

3 Российский государственный архив социально-политической истории (РГАСПИ). Ф. 17, Оп. 125, Д. 274, Л. 44—48 (об.).

4 РГАСПИ. Ф. 17, Оп. 125, Д. 274, Л. 44.

5 РГАСПИ. Ф. 17, Оп. 125, Д. 274, Л. 44—45.

традиции русской физиологической школы! С точки зрения отдела сложившаяся задолго до создания ВИЭМ, эта школа глубоко изучала вопросы одной лишь нервной регуляции организма и мало внимания обращала на изучение эндокринно-гуморальной, ретикуло-эндотелиальной и других регулирующих систем. Такая критика достижений отечественной физиологической школы (иначе говоря, И.П. Павлова, его учеников и последователей) в документах такого уровня 1930—1940-х годов нам встретилась впервые.

«Усложнять структуру и без того разросшегося ВИЭМ организацией в нем недостающих лабораторий и клиник» в ЦК ВКП(б) сочли нецелесообразным. Гораздо логичнее было «на базе отделов и клиник ВИЭМ, ряда центральных институтов и клиник НКЗ СССР создать АМН СССР», тем более что «организация Академии не потребует в ближайшее время ни значительного увеличения штатов, ни новых помещений»6. Вопрос о финансировании был одним из ключевых при создании Академии, так как с 1942 г., он практически с одной и той же формулировкой поднимался в документах самых разных уровней. Суть его проста: лишних денег организация АМН не потребует, ее создатели обойдутся теми, которые выделяются на науку НКЗ СССР.

Ранее мы показали, что в первоначальный состав АМН Н.Н. Бурденко предлагал ввести 81 действительного члена, а Г.А. Митерев — 10 почетных и 80 действительных [1]. Однако ЦК ВКП(б) это количество сочло необходимым сократить в 2 раза с до-выбором членов Академии «в течение ближайшего года». Число академических институтов (27) также было определено между предложением Н.Н. Бурденко (23) и Г.А. Митерева (38), а вот в количестве отделений победило мнение Н.Н. Бурденко: в документе ЦК ВКП(б) говорится о 3 отделениях, а не 4, как предлагал Г.А. Митерев. При этом сказано, что в «разработке (точнее, доработке — авт.) структуры АМН принимали участие отдел науки Управления пропаганды (т. Суворов), Управление кадров (т. Петров7) и Наркомздрав (т. Митерев). Проект Устава АМН также согласован с Наркомздравом»8.

Главным в этом документе стало предложение о назначении «для организации АМН СССР, представления в СНК СССР проекта первоначального состава кандидатов в действительные члены и созыва первого Общего собрания Оргбюро в составе: наркома здравоохранения Г.А. Митерева (председатель), акад. Н.Н. Бурденко, акад. А.И. Абрикосова, директора ВИЭМ'а, члена-корреспондента АН СССР Н.И. Гращенкова, Б.Д. Петрова (зав. отделом здравоохранения Управления кадров) и С.Г. Суворова (зав. отделом науки Управления пропаганды)»9.

6 РГАСПИ. Ф. 17, Оп. 125, Д. 274, Л. 45.

7 Петров Борис Дмитриевич (1904—1991), советский партийный деятель, организатор здравоохранения, историк медицины, член-корреспондент АМН СССР; в 1937—1947 гг. — ответственный организатор, зав. сектором, зав. отделом здравоохранения Управления кадров ЦК ВКП(б).

8 РГАСПИ. Ф. 17, Оп. 125, Д. 274, Л. 46.

9 РГАСПИ. Ф. 17, Оп. 125, Д. 274, Л. 46.

History of medicine

К документу прилагались проекты Устава и структуры АМН, а также проект постановления СНК СССР об учреждении Академии, который 20 мая 1944 г. за подписью А.С. Щербакова лег на стол К.Е. Ворошилову. Проект состоял из 8 пунктов. Отметим, что планировалось датировать его апрелем 1944 г. Приведем его текст полностью:

«Проект ПОСТАНОВЛЕНИЕ СОВЕТА НАРОДНЫХ КОМИССАРОВ СССР

№__Гор. Москва, « » апреля 1944 г.

1. В целях дальнейшего развития отечественной медицинской науки учредить при Народном Комиссариате Здравоохранения СССР Академию Медицинских наук СССР.

2. Утвердить представленный НКЗ СССР проект Устава АМН СССР (приложение №1).

3. Утвердить структуру АМН СССР и находящиеся в ней институты (приложение №2).

4. Определить первоначальный состав действительных членов АМН СССР в количестве 40 человек, разрешив АМН СССР в течение ближайшего года войти в СНК СССР с предложением о довыборах действительных членов и выборах членов-корреспондентов.

5. Утвердить Оргбюро по организации АМН СССР в составе: наркома здравоохранения СССР Г.А. Митерева (председатель), акад. Н.Н. Бурденко, акад. А.И. Абрикосова, директора ВИЭМ'а, члена-корреспондента АН [СССР] Н.И. Гращенкова, Б.Д. Петрова и С.Г. Суворова.

Обязать Оргбюро в месячный срок предоставить в СНК СССР проект первоначального состава кандидатов в действительные члены Академии и по утверждению их состава созвать общее собрание АМН СССР для проведения выборов Президиума и Бюро отделений.

6. В связи с учреждением АМН СССР обязать НКЗ СССР (т. Митерев) передать АМН СССР институты, указанные в приложении № 2, вместе со всеми их помещениями, штатами и бюджетом по состоянию на дату настоящего постановления.

7. Предложить Наркомату финансов СССР (А.Г. Звереву) предусмотреть в бюджете ассигнования, связанные с организацией АМН СССР.

8. Предложить Государственной Штатной Комиссии рассмотреть и утвердить штаты АМН СССР на 1944 г.

Председатель СНК СССР (И. Сталин)»10.

Таким образом, политическая часть вопроса создания АМН СССР была решена в ЦК ВКП(б) в середине апреля 1944 г. Требовалось лишь рассмотреть и утвердить его на заседаниях: вначале ЦК ВКП(б), затем СНК СССР. Анализ имеющихся в нашем распоряжении данных позволяет сделать вывод о том, что основное участие в документальном оформлении этого решения (в частности, его окончательной редакции и составления проекта постановления СНК) было принято не НКЗ СССР, а двумя отделами

10 РГАСПИ. Ф. 17, Оп. 125, Д. 274, Л. 43—43 (об).

ЦК ВКП(б): отделом науки Управления пропаганды и агитации и отделом здравоохранения Управления кадров. Получается, что высших государственных и партийных чиновников, причастных к созданию АМН СССР на этапе подготовки постановляющих документов, было четверо: Г.А. Митерев, А.С. Щербаков, С.Г. Суворов и Б.Д. Петров. Причем первую скрипку в оркестре играл нарком, а вторые — А.С Щербаков и его подчиненные. О дирижере разговор пойдет в следующей статье. Резолюция на последней странице документа гласит: «Вопрос решен Пост. СНК СССР от 30 июня 44 г. № 794. Подпись. 1 августа 1944 г.»11. Из этого следует, что подготовленный проект 30 июня был взят за основу постановления СНК СССР об учреждении АМН СССР и в общих чертах не менялся. Однако один из его пунктов (п. 4) подвергся серьезной коррекции. Мы имеем в виду количественный состав действительных членов АМН СССР.

Прежде чем заняться анализом будущего состава Академии, упомянем еще об одном документе, авторы которого внесли коррективы и в Устав, и в структуру будущей Академии. Возможно также, что именно появление этого документа и согласование выдвинутых в нем положений отодвинуло дату принятия окончательного постановления СНК о создании АМН СССР с апреля на конец июня 1944 г.

Этот документ представляет собой письмо, отправленное 29 мая 1944 г. из ГВСУ Красной Армии на имя наркома здравоохранения СССР Г.А. Митерева. Его подписали начальник ГВСУ КА генерал-полковник медицинской службы Е.И. Смирнов, председатель комиссии УМС при начальнике ГВСУ КА, генерал-полковник медицинской службы Н.Н. Бурденко и его заместитель генерал-лейтенант медицинской службы С.С. Гирголав. Почему он появился? Можно предположить, что проект, который мотивировал создание Академии необходимостью решать насущные задачи гражданского здравоохранения, игнорировал «отражение в структуре и деятельности Академии особенностей и интересов военной медицины»12.

Далее в письме перечислен ряд достижений военных медиков в текущую войну, в частности разработка сотрудниками НИИЭГ РККА «эффективных средств специфической профилактики особо опасных инфекций», создание в НИИСИ РККА поливакцины «для предотвращения наиболее распространенных и угрожающих на войне инфекционных заболеваний», изучение паразитарных заболеваний школой Е.Н. Павловского, развитие нейрохирургии школой Н.Н. Бурденко, внедрение всесторонне изученной и научно обоснованной хирургической обработки огнестрельных ран и методов борьбы с анаэробной инфекцией и шоком13, обособление во-

11 РГАСПИ. Ф. 17, Оп. 125, Д. 274, Л. 48 (об).

12 Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р-5446, Оп. 46, Д. 2358, Л. 105 (об.).

13 Борьба с анаэробной (газовой) инфекцией на практике чаще всего заключалась в проведении широких «лампасных» разрезов пораженных тканей, дробном переливании крови, наложении глухих

История медицины

енно-полевой терапии как самостоятельной специальности14, изучение военными терапевтами «особенно важных в военное время болезней — нефро-зонефритов, инфекционных желтух, расстройств питания, гипертонии и проч.», отсутствие в Красной Армии эпидемий и авитаминозов, получение военными медиками («Бурденко, Орбели, Павловский, Аничков, Шевкуненко, Гирголав, Другов, Гинсбург, Фаббич, Арьев, Шейнис, Максименков, А.С. Вишневский и др.») Сталинских премий и высших правительственных наград («Ахутин, Куприянов, Попов, Ищенко и др.»)15.

После перечисленных достижений авторы документа сделали вывод о передовых позициях советской военной медицины, базирующейся на единой научной концепции, в основу которой положен принцип этапного лечения раненых с эвакуацией по назначению.

Все это, по мнению Е.И. Смирнова, Н.Н. Бурденко и С.С. Гирголава, «настойчиво диктует необходимость научной разработки ряда проблем военной медицины в системе АМН». Более того, «деятельность научных институтов АМН должна в значительной степени, а для некоторых институтов — в первую очередь отражать интересы военной медицины. <...> Поэтому является совершенно необходимым внесение в Устав Академии некоторых дополнений, которые обеспечили бы в деятельности АМН отражение интереса здравоохранения вооруженных сил нашей страны»16.

Эти дополнения касались:

♦ необходимости подчинения Академии непосредственно Народному Комиссару здравоохранения Союза ССР;

♦ научной разработки вопросов теории и практики медицины в соответствии с нуждами не только гражданского здравоохранения, но и военной медицины;

♦ научной экспертизы вопросов медицины по заданиям не только СНК и НКЗ СССР, но и ГВСУ КА;

♦ введения в состав Президиума Академии вице-президента по разделу военной медицины.

Из этих дополнений, на наш взгляд, самым примечательным является первое. Потому что, если остальные просто восстанавливают status quo военных медиков — лидеров отечественной медицины 1941—1945 гг., то первое, вошедшее в первый пункт проекта Постановления СНК СССР, входит в прямое противоречие с идеей Н.Н. Бурденко от 6 января 1944 г. о подчинении АМН СССР непосредственно СНК. Примечательность данного пункта связана еще и с тем, что именно эту строчку о подчиненно-

гипсовых повязок или ампутации конечностей, а борьба с шоком включала согревание раненого, переливание крови и глюкозы, введении морфия и сердечных средств (камфары) (см., напр., Амосов Н.М. «ППГ 2266 или записки полевого хирурга» ^Ир\\: royallib.com/ book/amosov_nikolay/ppg_2266_ili_zapiski_polevogo_hirurga.html]).

14 Очень интересный исторический факт, требующий специального анализа и осмысления.

15 ГАРФ. Ф. Р-5446, Оп. 46, Д. 2358, Л. 104.

16 ГАРФ. Ф. Р-5446, Оп. 46, Д. 2358, Л. 104 (об).

сти АМН НКЗ подчеркнул карандашом при чтении документа Г.А. Митерев.

В разделе 5 Устава «Об учреждениях АМН СССР» ГВСУ КА счел необходимым особо выделить («регламентировать») список академических НИИ, которые в 1944 г. выполняли научные исследования преимущественно по проблемам военной медицины, а именно:

«1. Институт бактериологии, эпидемиологии и инфекционных болезней.

2. Институт вирусологии.

3. Институт общей и коммунальной гигиены.

4. Институт питания.

5. Институт гематологии и переливания крови.

6. Институт экспериментальной и клинической хирургии.

7. Институт фармакологии, токсикологии и химиотерапии.

8. Институт экспериментальной и клинической терапии»17.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

О том, что эти возражения и дополнения возымели свое действие, говорит тот факт, что 31 мая 1944 г. с предложениями военных медиков Г.А. Митерев обратился к К.Е. Ворошилову, направив ему «дополнительные материалы по вопросу об организации АМН СССР»18. Как и следовало ожидать, эти материалы содержали те замечания, которые в письме к Г.А. Митереву изложили Е.И. Смирнов, Н.Н. Бурденко и С.С. Гирголав, но в несколько иной редакции. Так, существенными были замечания к списку институтов, которые, как писал Г.А. Митерев, были обсуждены на специальном совещании в НКЗ СССР 30 мая 1944 г. в присутствии медиков — действительных членов АН СССР и «некоторых наиболее выдающихся заслуженных деятелей науки». Первое касалось исключения из списка академических институтов Института общей физиологии высшей нервной деятельности ввиду дублирования этой проблемы Институтом эволюционной физиологии высшей нервной деятельности, который планировалось сделать академическим, и Институтом физиологии АН СССР, а также отделом физиологии ленинградского филиала ВИЭМ. Второе предложение об исключении из списка институтов АМН СССР Института эндокринологии обосновывалось «недостаточно высоким уровнем этого института в настоящее время и малочисленностью соответствующих научных кадров высокой квалификации»19. Однако институт планировалось оставить в системе НКЗ СССР для подготовки соответствующих кадров. Третье предложение касалось изменения названия некоторых институтов, в частности, Институт биохимии предлагалось именовать Институтом медицинской и биологической химии, Институт патологической физиологии — Институтом общей и экспериментальной патологии, а Институт невропатологии — Институтом неврологии. Последнее замечание о том, что

17 ГАРФ. Ф. Р-5446, Оп. 46, Д. 2358, Л. 103.

18 ГАРФ. Ф. Р-5446, Оп. 46, Д. 2358, Л. 102.

19 ГАРФ. Ф. Р-5446, Оп. 46, Д. 2358, Л. 99.

History of medicine

«Институт клинической и экспериментальной хирургии, а также клинической и экспериментальной терапии должны для обеспечения всестороннего развития хирургии и терапии представлять собой комплекс нескольких клиник, возглавляемых крупными учеными», было реализовано созданием внутри этих учреждений отделов, отделений и лабораторий20.

Примечательно, что список кандидатов для утверждения первого состава действительных членов Академии вырос с 40 до 56. Очевидно, борьба шла за каждую кандидатуру, потому что в письме Г.А. Ми-терева К.Е. Ворошилову от 31 мая из списка в 56 кандидатур предлагалось исключить три (эпидемиолога Л.В. Громашевского, невропатолога А.М. Грин-штейна и психиатра В.П. Протопопова). Взамен НКЗ предлагал ввести дополнительно ранее исключенных из клинического отделения отоларинголога В.И. Воячека, консультанта Лечсанупра Кремля, и двух терапевтов, представителей союзных республик Л.А. Оганесяна из Армении и С.М. Мелких из Белоруссии21.

Завершает перечень анализируемых документов проект письма К.Е. Ворошилова на имя И.В. Ста-

лина22.

Однако оригинальное письмо К.Е. Ворошилова И.В. Сталину отличается от проекта, ранее составленного Г.А. Митеревым:

«Товарищу СТАЛИНУ И.В.

Вношу на Ваше рассмотрение и утверждение проект Постановления Совнаркома об учреждении при Наркомздраве АМН СССР, представленный Наркомздравом (т. Митерев) и председателем Ученого медицинского совета НКЗ академиком Бурденко (выделено нами — авт.). С проектом ознакомился и полностью его поддерживает Начальник Главоенса-нупра т. Смирнов.

Этим проектом предусматривается: утверждение Оргбюро по организации Академии; утверждение Устава Академии и входящих в него 25 научно-исследовательских медицинских институтов23, а также представляется первоначальный состав действительных членов АМН СССР в количестве 56 человек. Остальные 44 человека действительных членов АМН СССР будут постепенно избраны на общем собрании Академии. Всего предполагается иметь 100 человек действительных членов.

Проект был предварительно рассмотрен по предложению А.С. Щербакова Начальником Управления пропаганды и агитации ЦК ВКП(б) т. Александровым.

Организация АМН СССР вызывается тем, что советская медицинская наука в настоящее время нуждается в создании авторитетного научного учреждения, способного объединить работы многообразных НИИ и отдельных ученых, подводить итоги работе

20 ГАРФ. Ф. Р-5446, Оп. 46, Д. 2358, Л. 99. Обращает на себя внимание то, что порядок слов в названиях институтов изменен.

21 ГАРФ. Ф. Р-5446, Оп. 46, Д. 2358, Л. 98.

22 ГАРФ. Ф. Р-5446, Оп. 46, Д. 2358, Л. 96.

23 Эта цифра получилась исключением из списка в 27 институтов,

которые предлагал НКЗ, двух, о которых шла речь выше.

во всех областях и разделах научно-теоретической и практической медицины, а также разрабатывать проблемы медицинских наук.

Существующие в системе здравоохранения Ученый медицинский совет Наркомздрава СССР и ВИЭМ частично лишь удовлетворяют этой потребности.

Прилагается:

1) проект постановления;

2) устав АМН СССР;

3) список действительных членов АМН.

К. Ворошилов, 9 июня 1944 г.»24

На копии этого письма есть резолюция «Утверждены (очевидно, все представленные документы — авт.) 29 июня 1944 г.». Из них наше внимание привлек список кандидатов на утверждение в 1-й состав АМН СССР из 56 человек. Сравнив его со списками кандидатов из 80 (Н.Н. Бурденко) и 91 (Г.А. Мите-рев) человека, мы получим медиков, исключенных из списка кандидатов в состав учредителей АМН СССР.

Ими оказались: 6 кандидатов в почетные члены — хирурги П.А. Герцен и Т.П. Краснобаев, анатом А.А. Дешин, терапевт Р.А. Лурия, педиатр В.И. Молчанов и фармаколог В.В. Николаев; 6 кандидатов из отделения медико-биологических наук — гистолог А.Н. Миславский, анатомы В.Н. Тон-ков и П.П. Дьяконов, патологоанатом Ф.Я. Чисто-вич, патофизиологи С.С. Халатов и Г.П. Сахаров. Из клинических отделений предлагалось исключить 5 хирургов (А.В. Вишневского, В.Н. Шамова, П.Г. Корнева, С.Р. Миротворцева и Г.М. Мухадзе), акушера-гинеколога К.К. Скробанского, 2 офтальмологов (В.П. Филатова и К.Х. Орлова), 6 терапевтов (В.Ф. Зеленина, М.И. Певзнера, М.М. Губергрица, Е.А. Кидилидзе, М.М. Мир-Салимова и Борисова), 2 педиатров (А.И. Доброхотову и А.Ф. Тура), 5 неврологов (В.К. Хорошко, А.М. Гринштейна, С.Н. Да-выденкова, Е.Л. Вендеровича, Б.С. Дойникова), и психиатра М.О. Гуревича. Отделение гигиены и эпидемиологии недосчиталось Л.В. Громашевско-го. Итого 35 фамилий. Анализ показывает, какую серьезную работу провели сотрудники отдела здравоохранения Управления кадров ЦК ВКП(б) под руководством Б.Д. Петрова, готовившие к началу июня список кандидатов в члены АМН СССР на подпись И.В. Сталину. Из персоналий, отсутствующих в исходных списках НКЗ, новой кандидатурой оказался лишь профессор-биохимик Б.И. Збарский из Москвы, возглавлявший Лабораторию при Мавзолее В.И. Ленина.

Таким образом, в начале июня 1944 г. создание АМН СССР подошло к завершающей фазе. Пакет документов, подлежащих утверждению на заседании Правительства страны, был составлен, тщательно выверен и включал: проект постановления СНК СССР, устав Академии, список НИИ из 25 институтов и список кандидатов в действительные члены Академии из 56 человек. В их составлении приняли участие НКЗ СССР и ГВСУ КА, а в их редакти-

24 ГАРФ. Ф. Р-5446, Оп. 46, Д. 2358, Л. 151.

История медицины

ровании и подготовке проекта постановления СНК СССР — отдел науки (А.Г. Суворов) Управления агитации и пропаганды и отдел здравоохранения (Б.Д. Петров) Управления кадров ЦК ВКП(б). От ЦК партии вопрос курировал секретарь ЦК ВКП(б) А.С. Щербаков.

Чья концепция создания АМН СССР — Н.Н. Бурденко или Г.А. Митерева (рассмотренные нами в предыдущей статье) возобладала, сказать трудно, потому что в окончательном ее варианте были учтены пожелания обеих сторон. Причем, несмотря на то что формально Н.Н. Бурденко как председатель УМС НКЗ СССР подчинялся Г.М. Митереву, а идею создания Академии изначально сформулировал В.В.Парин, который весной 1943 г. «подкинул» ее Н.Н. Бурденко. В сопроводительном письме, направленном И.В. Сталину в июне 1944 г., подчеркивалось, что идею создания Академии выдвинули Г.А.Митерев и Н.Н. Бурденко, а не, скажем, Нарком-здрав и его УМС или один Наркомздрав. Кроме того, были учтены пожелания и коррективы ГВСУ КА, продиктованные военным временем (Е.И. Смирнов, Н.Н. Бурденко, С.С. Гирголав). Однако в отечественной литературе создание АМН СССР оказалось

прочно связанным с именем первого Президента АМН СССР Н.Н. Бурденко, а не с именами секретаря ЦК ВКП(б) А.С. Щербакова, наркома здравоохранения СССР Г.А. Митерева или начальника ГВСУ РККА Е.И. Смирнова, что исторически, по нашему мнению, было бы более справедливым.

ЛИТЕРАТУРА

1. Глянцев С.П., Сточик А.А. От ВИЭМ им. А.М. Горького к идее создания Академии медицинских наук СССР (1932—1942 гг.). Пробл. соц. гиг., здравоохр. и истории мед. 2015; (1): 53—9.

2. Глянцев С.П., Сточик А.А. Первые шаги на пути к созданию Академии медицинских наук СССР (весна—лето 1943 г.). Пробл. соц. гиг., здравоохр. и истории мед. 2015; (6): 375—80.

Поступила 26.11.2015 Принята в печать 28.01.2016

REFERENCES

1. Glyantsev S.P., Stochik A.A. From VIEM named about A.M. Gorky to the idea of the USSR Academy of Medical Sciences (1932— 1942). Probl. sots. gig., zdravookhr. i istorii med. 2015; (1): 53—9. (in Russian)

2. Glyantsev S.P., Stochik A.A. First steps towards to creation of the USSR Academy of Medical Sciences (spring—summer 1943). Probl. sots. gig., zdravookhr. i istorii med. 2015; (6): 375—80. (in Russian)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.