Научная статья на тему 'Абзац в англоязычной художественной прозе как объект прагмафоностилистического исследования (на материале новеллы Эдгара по «Маска Красной смерти»)'

Абзац в англоязычной художественной прозе как объект прагмафоностилистического исследования (на материале новеллы Эдгара по «Маска Красной смерти») Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
341
54
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АБЗАЦ / PARAGRAPH / СВЕРХФРАЗОВОЕ ЕДИНСТВО ПРАГМАСТИЛИСТИКА / SUPRA-PHRASAL UNITY / ПРАГМАФОНОСТИЛИСТИКА / ФИЛОЛОГИЧЕСКОЕ ЧТЕНИЕ / PHILOLOGICAL READING / ФОНЕТИКА / PHONETICS / ПРОСОДИЯ / PROSODY / РИТМ / RHYTHM / ТЕМБР / TIMBRE / PRAGMASTYLISTICS / PRAGMAPHONOSTYLISTICS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Корецкая Ольга Владимировна

Статья посвящена прагмафоностилистическому исследованию внутренней структуры абзаца в англоязычной художественной прозе. Особый интерес представляют протяженные абзацы. Несмотря на свою кажущуюся целостность, они бывают внутренне неоднородными, то есть состоят из нескольких частей, отличающихся друг от друга своим звучанием. Материалом анализа послужил протяженный абзац из новеллы «Маска Красной смерти» Эдгара По. Показано, что абзац содержит несколько сверхфразовых единств, в которых создаются различные звуковые картины, заложенные в нем автором. В каждом случае начало нового сверхфразового единства внутри абзаца обозначается различными фонетическими средствами, такими как: более длинная пауза, смена ритма, изменение качества голоса, темпа, громкости, уровня и движения тона. Содержащийся в абзаце тембральный контраст должен обязательно от384 ражаться в звучащей речи при его филологическом чтении.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

PRAGMAPHONOSTYLISTIC ANALYSIS OF PARAGRAPHS IN BRITISH AND AMERICAN PROSE FICTION (A CASE STUDY OF THE SHORT STORY “THE MASQUE OF THE RED DEATH" BY EDGAR ALLAN POE)

The article focuses on the pragmaphonostylistic research of the inner structure of the paragraph in British and American prose. Of special interest here is the study of extended paragraphs. Despite the fact that they seem to be one piece of a text, their inner structure is far from being uniform, i.e. it can fall into two or more parts, each of which has its own sound quality. The present analysis deals with an extended paragraph from the short story The Masque of the Red Death by Edgar Allan Poe. It is shown that the paragraph consists of several supra-phrasal unities characterised by various sound pictures created by the author. In each case the beginning of a new supra-phrasal unity is marked off by various phonetic means such as a longer pause, change of rhythm, voice quality, speed of pace, loudness, pitch level and prosodic contour. This inherent timbre contrast of the paragraph based on its stylistic peculiarities must be reflected in oral speech during its philological reading.

Текст научной работы на тему «Абзац в англоязычной художественной прозе как объект прагмафоностилистического исследования (на материале новеллы Эдгара по «Маска Красной смерти»)»

УДК 8; 811.111 ББК (Ш)81.2 АНГЛ

АБЗАЦ В АНГЛОЯЗЫЧНОЙ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ПРОЗЕ КАК ОБЪЕКТ ПРАГМАФОНОСТИЛИСТИЧЕСКОГО ИССЛЕДОВАНИЯ (на материале новеллы Эдгара По «Маска Красной смерти»)

I О.В. Корецкая

Аннотация. Статья посвящена прагмафоностилистическому исследованию внутренней структуры абзаца в англоязычной художественной прозе. Особый интерес представляют протяженные абзацы. Несмотря на свою кажущуюся целостность, они бывают внутренне неоднородными, то есть состоят из нескольких частей, отличающихся друг от друга своим звучанием. Материалом анализа послужил протяженный абзац из новеллы «Маска Красной смерти» Эдгара По. Показано, что абзац содержит несколько сверхфразовых единств, в которых создаются различные звуковые картины, заложенные в нем автором. В каждом случае начало нового сверхфразового единства внутри абзаца обозначается различными фонетическими средствами, такими как: более длинная пауза, смена ритма, изменение качества голоса, темпа, громкости, уровня и движения тона. Содержащийся в абзаце тембральный контраст должен обязательно от-384 ражаться в звучащей речи при его филологическом чтении.

Ключевые слова: абзац, сверхфразовое единство прагмастилистика, прагмафоностилистика, филологическое чтение, фонетика, просодия, ритм, тембр.

PRAGMAPHONOSTYLISTIC ANALYSIS OF PARAGRAPHS IN BRITISH AND AMERICAN PROSE FICTION (A CASE STUDY OF THE SHORT STORY "THE MASQUE OF THE RED DEATH" BY EDGAR ALLAN POE)

I О.V. Koretskaya

Abstract. The article focuses on the pragmaphonostylistic research of the inner structure of the paragraph in British and American prose. Of special interest here is the study of extended paragraphs. Despite the fact that they seem to be one piece of a text, their inner structure is far from being uniform, i.e. it can fall into two or more parts, each of which has its own sound quality. The present

analysis deals with an extended paragraph from the short story The Masque of the Red Death by Edgar Allan Poe. It is shown that the paragraph consists of several supra-phrasal unities characterised by various sound pictures created by the author. In each case the beginning of a new supra-phrasal unity is marked off by various phonetic means such as a longer pause, change of rhythm, voice quality, speed of pace, loudness, pitch level and prosodic contour. This inherent timbre contrast of the paragraph based on its stylistic peculiarities must be reflected in oral speech during its philological reading.

Keywords: paragraph, supra-phrasal unity, pragmastylistics, pragmapho-nostylistics, philological reading, phonetics, prosody, rhythm, timbre.

Анализ художественной литературы является неотъемлемой частью филологического чтения, нацеленного на восприятие всех тончайших смысловых оттенков изучаемого материала. Филологическое чтение невозможно представить без «озвучивания» текста произведения в своей внутренней речи, придавая ему определенное интонационное выражение [1, с. 46]. Истинное понимание текста возможно только в том случае, когда читающий подбирает нужную интонацию по смыслу, руководствуясь контекстом [2].

Таким образом, чтобы проникнуть в смысл художественного произведения, без внимания читающего не должны остаться ни одно слово, ни одно словосочетание, ни один знак препинания [3, с. 57]. В связи с этим нельзя не отметить, что филолог, в отличие от обычного читателя, обязан владеть навыками филологического чтения. При этом предполагается не только вдумчивое отношение к произведению словесно-художественного творчества, но и умение проводить его подробный лингвостилисти-ческий и лингвопоэтический анализ с целью постижения содержания-намерения текста во всей его глубине и художественном своеобразии [4].

Одним из проявлений такого художественного своеобразия является использование авторами довольно длинных абзацев, которые могут занимать больше половины страницы текста, а иногда целую страницу и даже больше. Очевидно, что, несмотря на свою кажущуюся целостность, такие абзацы бывают внутренне неоднородными, то есть состоят из нескольких частей, отличающихся друг от друга звуковой картиной. Иными словами, внутри одного абзаца, как отрезка письменной речи от одной красной строки до другой, может быть „_.-выявлено несколько сверхфразовых 385 единств [5]. При чтении границы сверхфразовых единств, как правило, обозначаются различными фонетическими средствами, такими как: более длинная пауза, смена ритма, изменение качества голоса, темпа, громкости, уровня тона и его движения.

Безусловно, выявление заключенных в протяженном абзаце сверхфразовых единств требует отдельного изучения. Это входит в задачи прагма-стилистики, цель которой заключается в том, чтобы выявить, разъяснить и продемонстрировать те или иные стилистические нюансы художественного текста [6, с. 31]. Особую важность в

386

этой связи представляют фоностили-стические особенности внутренней организации абзаца, а именно те специфические черты ритмопросодического построения, которые обеспечивают его возможную сегментацию на более короткие части и должны соответствую -щим образом отражаться в звучащей речи при чтении. Выявление таких звуковых особенностей текста является одним из главных направлений прагмафоностилистики.

Особенно интересны для прагма-фоностилистического исследования произведения американского поэта и писателя Эдгара Аллана По. Во-первых, нередко считается, что именно абзац является основной лексико-стилистической единицей языка прозы Эдгара По [7, с. 18]. Во-вторых, автор часто использует длинные абзацы, занимающие в тексте оригинала около одной печатной страницы и более. В-третьих, одна из главных особенностей стиля этого писателя — ритмическая организация его прозаических произведений [8, с. 35]. Такое построение может проявляться, например, в чередовании одного ритма с другим или же в сосуществовании тембрально отличающихся друг от друга сверхфразовых единств внутри одного протяженного абзаца.

Чтобы продемонстрировать, как абзац в художественной прозе может изучаться с точки зрения прагмафоности-листики, возьмем знаменитую готическую новеллу «Маска Красной смерти» (1842 год). Выбранный протяженный абзац в тексте оригинала состоит из 30 строк и занимает более одной страницы [9, с. 194-195]. Он посвящен описанию необычного маскарада, проходящего в закрытом от внешнего мира замке принца Просперо, в то время как за его

пределами вся власть принадлежит Красной смерти - ужасной, беспощадной и мистической болезни.

"He had directed, in great part, the movable embellishments of the seven chambers, upon occasion of this great fête; and it was his own guiding taste which had given character to the masqueraders. Be sure they were grotesque. There were much glare and glitter and piquancy and phantasm - much of what has been since seen in 'Hernani'. There were arabesque figures with unsuited limbs and appointments. There were delirious fancies such as the madman fashions. There were much of the beautiful, much of the wanton, much of the bizarre, something of the terrible, and not a little of that which might have excited disgust. To and fro in the seven chambers there stalked, in fact, a multitude of dreams. And these - the dreams - writhed in and about, taking hue from the rooms, and causing the wild music of the orchestra to seem as an echo to their steps. And, anon, there strikes the ebony clock which stands in the hall of velvet. And then, for a moment, all is still, and all is silent save the voice of the clock. The dreams are stiff-frozen as they stand. But the echoes of the chime die away -they have endured but an instant - and a light, half-subdued laughter floats after them as they depart. And now again the music swells, and the dreams live, and writhe to and fro more merrily than ever, taking hue from the many-tinted windows through which stream the rays from the tripods. But to the chamber which lies most westwardly to the seven there are now none of the maskers who venture; for the night is waning away; and there flows a ruddier light through the blood-coloured panes; and the blackness of the sable drapery appals; and to him whose foot falls upon the sable carpet, there

comes from the near clock of ebony a muffled peal more solemnly emphatic than any which reaches their ears who indulge in the more remote gaieties of the other apartments".

Выбранный абзац представляет интерес для прагмафоностилистиче-ского исследования прежде всего потому, что повествование распадается на две части: в начале абзаца рассказ ведется в прошлом времени, но далее, начиная с предложения And, anon, there strikes the ebony clock which stands in the hall of velvet, переходит в историческое настоящее. Здесь грамматический контраст выполняет стилистическую функцию, придавая второй части повествования своего рода вневременной характер, отражающий беспомощность человека перед волей рока. Анализируя этот абзац с точки зрения филологического чтения, у исследователя есть все основания предполагать, что переход в историческое настоящее должен сопровождаться сменой ритмопросодического рисунка и таким образом открывать новое сверхфразовое единство.

Приведем теперь русский перевод выбранного абзаца, поскольку в прагмастилистике он нередко становится определенным средством изучения оригинала, помогая лучше понять его наиболее существенные художественные особенности [10].

«Принц самолично руководил почти всем, что касалось убранства семи покоев к этому грандиозному fête. В подборе масок тоже чувствовалась его рука. И уж конечно — это были гротески! Во всем — пышность мишура, иллюзорность и пикантность, наподобие того, что мы позднее видели в «Эрнани». Повсюду кружились какие-то фантастические

существа, и у каждого в фигуре или одежде было что-нибудь нелепое.

Все это казалось порождением какого-то безумного, горячечного бреда. Многое здесь было красиво, многое -безнравственно, многое - bizarre, иное наводило ужас, а часто встречалось и такое, что вызывало невольное отвращение. По всем семи комнатам во множестве разгуливали видения наших снов. Они - эти видения, - корчась и извиваясь, мелькали тут и там, в каждой новой комнате меняя свой цвет, и чудилось, будто дикие звуки оркестра - всего лишь эхо их шагов. А по временам из залы, обтянутой черныш бархатом, доносился бой часов. И тогда на миг все замирало и цепенело

- все, кроме голоса часов, - а фантастические существа словно прирастали к месту. Но вот бой часов смолкал

- он слышался всего лишь мгновение,

- и тотчас же веселый, чуть приглушенный смех снова наполнял анфиладу, и снов гремела музыка, снова оживали видения, и еще смешнее прежнего кривлялись повсюду маски, принимая оттенки многоцветных стекол, сквозь которые жаровни струили свои лучи. Только в комнату, находившуюся в западном конце галереи, не решался входить никто из ряженых: близилась полночь, и багряные лучи света уже сплошным потоком лились сквозь кроваво-красные стекла, отчего чернота траурных занавесей казалась особенно жуткой. Тому, чья нога ступала на траурный ковер, в звоне часов слышались погребальные колокола, и сердце его при этом звуке сжималось еще сильнее, чем у тех, кто предавался веселью в дальнем конце анфилады» [11, с. 94].

Главное отличие оригинального текста и его перевода заключается в

387

том, что в русском варианте текст поделен на два абзаца. В переводе второй абзац открывает предложение «Все это казалось порождением какого-то безумного, горячечного бреда», которому в английском варианте соответствует пятое предложение There were delirious fancies such as the madman fashions. В оригинале оно образует синтаксический параллелизм из четырех предложений с конструкцией There were, что задает началу абзаца некоторую монотонную певучесть. В результате вопрос о правомерности деления абзаца в переводе именно в этом месте остается открытым. Можно предположить, что переводчик исходил, скорее всего, из смысловой организации текста, нежели заложенной в нем автором ритмической картины.

Напротив, там, где в оригинале повествование переходит в историческое настоящее (And, anon, there strikes the ebony clock which stands in the hall of velvet), деления на абзацы не происходит. Более того, в переводе временной контраст отсутствует чпп («А по временам из залы, обтянутой 388 черным бархатом, доносился бой часов»), и это в значительной степени снимает эмоциональную насыщенность данного отрывка. Тем не менее, то обстоятельство, что переводчик все-таки поделил абзац на две части, подтверждает его неоднородный характер и требует более тщательного и детального изучения особенностей его внутреннего построения с точки зрения прагмафоностилистики.

Следующим этапом является анализ сценического чтения изучаемого абзаца. Это принципиально важный аспект прагмафоностилистического исследования, так как профессиональное чтение в исполнении акте-

ров помогает выявить задуманные автором звуковые образы и определить в тексте те фонетические стыки, которые свидетельствуют о начале нового сверхфразовогого единства.

На основе ритмопросодического анализа чтения данного абзаца в исполнении английского актера Бэзила Рэтбоуна, известного своим блестящим исполнением рассказов Эдгара По, удалось получить следующий прагмафоностилистический вариант текста, состоящий из шести сверхфразовых единств [12]:

He had directed, in great part, the movable embellishments of the seven chambers, upon occasion of this great fête; and it was his own guiding taste which had given character to the masqueraders. Be sure they were grotesque.

There were much glare and glitter and piquancy and phantasm - much of what has been since seen in 'Hernani'. There were arabesque figures with unsuited limbs and appointments. There were delirious fancies such as the madman fashions. There were much of the beautiful, much of the wanton, much of the bizarre, something of the terrible, and not a little of that which might have excited disgust. To and fro in the seven chambers there stalked, in fact, a multitude of dreams. And these - the dreams - writhed in and about, taking hue from the rooms, and causing the wild music of the orchestra to seem as an echo to their steps.

And, anon, there strikes the ebony clock which stands in the hall of velvet. And, then, for a moment, all is still, and all is silent save the voice of the clock. The dreams are stiff-frozen as they stand.

But the echoes of the chime die away - they have endured but an instant - and a light, half-subdued laughter floats after them as they depart.

And now again the music swells, and the dreams live, and writhe to and fro more merrily than ever, taking hue from the many-tinted windows through which stream the rays from the tripods.

But to the chamber which lies most westwardly to the seven there are now none of the maskers who venture; for the night is waning away; and there flows a ruddier light through the blood-coloured panes; and the blackness of the sable drapery appals; and to him whose foot falls upon the sable carpet, there comes from the near clock of ebony a muffled peal more solemnly emphatic than any which reaches their ears who indulge in the more remote gaieties of the other apartments.

Первая смена тембра и ритма происходит в открывающем синтаксический параллелизм предложении There were much glare and glitter and piquancy and phantasm - much of what has been since seen in 'Hernani'. Это и последующие предложения произносятся с нарочитой певучестью, ускоренным темпом и подчеркнутой аллитерацией сонорного [m] в неоднократно повторяющемся словосочетании much of. В результате создается звуковая картина постепенно нарастающей напряженности, когда всеобщее фантастическое кружение и движение становится все более безудержным.

Вторая смена тембра отмечает переход повествования в историческое настоящее. Предложение And, anon, there strikes the ebony clock which stands in the hall of velvet отделено от предыдущего сверхфразового единства длинной паузой и характеризуется введением звучности, а также замедлением темпа и понижением общего уровня тона. В ритмическом плане оно произносится с

подчеркнутои изохрониеи, что в некоторой степени сближает его прочтение с поэтической строкой. На сегментном уровне здесь выделяются сонорные звуки [n] и [l] (and, anon, stands, hall, velvet), которые вместе с низкими ровным тоном создают звуковую картину гулкого боя часов, символически выносящих своего рода смертный приговор всем присутствующим. Кроме того, в этом сверхфразовом единстве преобладают выполняющие ритмообразующую функцию фонестемы [s] и [st] в словах still, silent, save, voice, stiff, stand. Повторение этого определенного звукосочетания явно способствует созданию образа всеобщего оцепенения и зловещей тишины.

Третья смена тембра наблюдается в предложении But the echoes of the chime die away... . Посредством восходяще-нисходящего тона и приглушенной громкости актером обы-грываются дифтонги [эи], [ai] и [ei] в словах echoes, chime, die, away, так что в его голосе появляются вкрадчивые нотки. На фоне общего повышения уровня тона и более быстрого 389 темпа создается звуковой образ некоторой боязливой игривости, по мере того как к вышедшим из оцепенения гостям постепенно возвращается их прежняя беззаботность.

Четвертая смена тембра свидетельствует о начале пятого сферх-фразового единства (And now again the music swells.). Оно образует периодическую структуру с постепенным возрастанием напряженности в сопровождении повышающейся громкости и убыстряющегося темпа. В чтении актера присутствует звучность, в создании которой участвуют аллитерирующие сонорные звуки [n] (and,

390

now, again), [m] (music, dreams, more merrily) и [l] (swells, live).

И, наконец, последняя, пятая смена тембра образует шестое сферх-фразовое единство, представленное завершающим самым длинным предложением абзаца (But to the chamber which lies most westwardly to the seven...). Так, свойственная предыдущему предложению звучность исчезает, в голосе чтеца появляется назальность, замедляется темп, уменьшается громкость, повышается общий уровень тона, а ритм перестает быть пульсирующим и отрывистым. В результате нагнетается зловеще-мистическая атмосфера, царящая в последней комнате замка, откуда доносится наводящий ужас на присутствующих бой часов.

Таким образом, в каждом из шести сверхфразовых единств происходит смена ритма, просодического контура, качества голоса, а также темпа и громкости. Актер, в первую очередь, опирается на особенности плана содержания, реагируя на грамматическое построение абзаца. Здесь имеется в виду, прежде всего, переход повествования из прошедшего времени в историческое настоящее, синтаксический параллелизм There were в начале второго сверхфразового единства, а также чередование союзов And и But. Можно предположить, что именно в этих элементах художественного текста было изначально заложено фоности-листическое противопоставление.

Наиболее обоснованным для филологического чтения представляется смена тембра там, где, как уже отмечалось, в повествовании происходит смена времени. Поскольку данная художественная особенность бук-

вально «находится на поверхности», она обязательно должна быть особым образом отражена в звучащей речи. Именно это и происходит в исполнении актера, который сменой тембра, ритма и просодического контура подчеркивает заложенное в тексте фоно-стилистический контраст. В связи с этим с точки зрения прагмафоности-листики такое деление абзаца является вполне оправданным.

В итоге прагмафоностилистиче-ский анализ новеллы Эдгара По «Маска Красной смерти» показал, что абзацы в художественной литературе действительно обладают внутренней интонационной неоднородностью. При чтении протяженный абзац распадается на несколько сверхфразовых единств, отличающихся друг от друга тем-бральным оформлением. В создании противоположных звуковых образов участвуют явления как сегментного (фонестемы, аллитерация), так и сверхсегментного ряда (просодия и ритм), а также различные качества голоса.

Все это дает основания говорить о том, что филологическое чтение абзаца в произведениях словесно-художественного невозможно без выявления и передачи в звучащей речи его фонетически разных частей. Именно поэтому дальнейшее изучение художественных особенностей построения абзаца представляется крайне перспективным направлением в прагмафоностилистике.

СПИСОК ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

1. Давыдов, М.В. Основы филологического чтения [Текст] / М.В. Давыдов, Е.В. Яковлева. - М.: Диалог-МГУ, 1997. - 134 с.

2. Зиндер, Л.Р. Вопросы фонетики [Текст] / Л.Р. Зиндер. - Л.: ЛГУ, 1948. - 56 с.

3. Давыдов, М.В. Значение и смысл созвучий в современном английском языке [Текст] / M.B. Давыдов, Г.Т. Окушева -M.: Изд-во Mоск. ун-та, 1994. - 128 с.

4. Липгарт, A.A. Mетоды лингвопоэтиче-ского исследования: Учебное пособие по спецкурсу [Текст] / A.A. Липгарт. - M.: Mосковский Лицей, 1997. - 204 с.

5. Лингвистический энциклопедический словарь [Электронный ресурс] / гл. ред. В.Н. Ярцева. - URL: http://lingvisticheskiy-slovar.ru/description/sverkhfrazovoe%20 edinstvo/543 (дата обращения: 23.05.2015).

6. Maguidova, I.M. Speech Modelling as the Subject of Functional Stylistics [Текст] / I.M. Maguidova // Folia Anglistica. - M., 1997. - № 1. - рр. 11-38.

7. По, Э. Избранные произведения в двух томах. Том 1 [Текст] / Э. По. - M.: Художественная литература, 1972. - 416 c.

8. Михина, М.В. Эдгар Аллан По, новеллист, поэт, теоретик, и французская поэзия второй половины XIX века: Дис. ... канд. филол. наук [Текст] / M.B. Mиxина.

- M., 1999. - 217 с.

9. Poe, Edgar Allan. Selected Tales [Text] / E. Poe. - Penguin Books, 1994. - 406 p.

10. Тюленев, С.В. «Вторичный» текст как средство прагмастилистического изучения оригинала (на материале английского языка): Автореф. дис. ... канд. филол. наук [Текст] / C.B. Тюленев. - M., 2000. - 19 с.

11. По, Э. Собр. соч. в четырех томах. Т. 4. Проза [Текст] / Э. По - M.: Пресса, 1993.

- 336 с.

12. The Masque of the Red Death, Edgar Allan Poe [Электронный ресурс]. - URL: http:// www.youtube.com/watch?v=MRNoFteP 3HU (дата обращения: 23.05.2015).

REFERENCES

1. Davydov M.V, Okusheva G.T., Znachenie i smysl sozvuchij v sovremennom anglijskom yazyke, Moscow, 1994, 128 p. (in Russian)

2. Davydov M.V., Yakovleva T.V., Osnovy filo-logicheskogo chteniya, Moscow, 1997, 134 p. (in Russian)

3. Lingvisticheskij enciklopedicheskij slovar / V.N. Yarceva (ed.) [Internet source], available at: http://lingvisticheskiy-slovar.ru/de-scription/sverkhfrazovoe%20edinstvo/543 (accessed 23.05.2015). (in Russian)

4. Lipgart A.A., Metody lingvopoehticheskogo issledovaniya: Uchebnoe posobie po spet-skursu, Moscow, 1997, 204 p. (in Russian)

5. Maguidova I.M., Speech Modelling as the Subject of Functional Stylistics, Folia Anglistica, Moscow, 1997, No. 1, pp. 11-38.

6. The Masque of the Red Death, Edgar Allan Poe, available at: http://www.youtube.com/ watch?v=MRNoFteP3HU (accessed 23.05. 2015). (in Russian)

7. Mikhina M.V., Edgar Allan Poe, novelist, poet, teoretik, i frantsuzskaya poehziya vtoroj poloviny XIX veka, PhD dissertation (Philology), Moscow, 1999, 217 p. (in Russian)

8. Poe Edgar Allan, Selected Tales, Penguin Books, 1994, 406 p.

9. Poe Edgar Allan, Izbrannye proizvedeniya v dvuh tomah. Vol. 1, Moscow, 1972, 416 p. (in Russian)

10. Poe Edgar Allan, Sobranie sochinenii v che- Jjj tyrekh tomah. Vol. 4, Proza, Moscow, 1993,

336 p. (in Russian)

11. Tyulenev S.V., "Vtorichnyj" tekst kak sred-stvo pragmastilisticheskogo izucheniya originala (na material anglijskogo yazyka), Extended abstract of PhD dissertation (Philology), Moscow, 2000, 19 p. (in Russian)

12. Zinder L.R., Voprosy fonetiki, Leningrad, 1948, 56 p. (in Russian)

Корецкая Ольга Владимировна, кандидат филологических наук, доцент, кафедра английского языка, механико-математический факультет; кафедра межкультурной коммуникации, факультет мировой политики, Московский государственный университет имени М. В. Ломоносова, ok0807@yandex.ru Koretskaya О^., PhD in Linguistics, Associate Professor, English Language Department, Mechanics and Mathematics Faculty, Cross-Cultural Communication Department, World Politics Faculty, Lomonosov Moscow State University, ok0807@yandex.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.