Научная статья на тему 'Аблова Н. Е. КВЖД и Российская эмиграция в Китае: международные и политические аспекты истории (первая половина XX века). М. : русская панорама, 2005. 430 с'

Аблова Н. Е. КВЖД и Российская эмиграция в Китае: международные и политические аспекты истории (первая половина XX века). М. : русская панорама, 2005. 430 с Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
1049
146
Поделиться

Текст научной работы на тему «Аблова Н. Е. КВЖД и Российская эмиграция в Китае: международные и политические аспекты истории (первая половина XX века). М. : русская панорама, 2005. 430 с»

Вестник ПСТГУ

II: История. История Русской Православной Церкви

2007. Вып.3 (24). С. 169-174

Аблова Н.Е. КВЖД и российская эмиграция в Китае: Международные и политические аспекты истории (первая половина XX века). М.: Русская панорама, 2005. 430 с.

В исторических исследованиях по русской эмиграции в Китае, деятельности русской и советской дипломатии в этом важнейшем регионе всегда в той или иной форме присутствуют сюжеты, связанные с Китайско-Восточной железной дорогой (КВЖД). Однако цельного, комплексного исследования, в котором органически сочеталось изучение двух тем — эмиграции и КВЖД, — еще не было. Вышедшая книга представляет интерес по нескольким причинам. Во-первых, по фундаментальности труда, в котором разработан спектр вопросов и тем, связанных с присутствием России (потом СССР) на Дальнем Востоке, прежде всего через КВЖД, с политикой разноуровневого, часто диссонансного характера, обусловленной наличием российских эмигрантских образований на территории Китая. Во-вторых, по тщательности анализируемых в книге процессов, отличающихся многосложностью и идущих во времени, политизированном революциями, войнами, воспоминаниями и надеждами. В-третьих, по широте нарисованной Н.Е. Абловой картины жизни и деятельности россиян на разных этапах и в нетипичных временах старого и нового мира, в контексте международных отношений на Дальнем Востоке. В-четвертых, по плотности новой, оригинальной информации, зачастую вытесняющей необходимую «воду» для облегчения чтения.

Все это позволило автору на основе системного анализа с учетом проведенной периодизации истории эмиграции и этапов КВЖД создать целостный, оригинальный труд, во многом построенный на новых источниках. Безусловно, надо отметить не только широкое привлечение разнообразных материалов архивного характера, в том числе китайского происхождения, но и дипломатической переписки, материалов международных конференций, печати, воспоминаний и др.

Замечу, что новизна книги определяется не только стандартным «ваковским набором» — тематикой, целями работы, новыми документами, разработкой малоисследованных сюжетов, — но и изучением так называемых «глухих» линий, которые авторы обычно стремят-

ся обойти. К сказанному сразу хочу добавить, что книга Н.Е. Абловой с ее картинами из жизни русских колоний, их опыт может быть востребован на постсоветском пространстве. По сути, книга Н.Е. Абловой о более чем полувековой истории двухуровневой темы — КВЖД и эмиграции — представляет собой своеобразный мост во времени без его лакировки, упрощения, мифологизации, выпрямления истории.

Одна из существенных характеристик настоящего исследования заключается в его основательности: работы предшественников и современных историков органично входят в ткань собственно авторского текста, и, как результат, привычная картина того или иного времени, расхожая сюжетная линия приобретают новые краски, иное звучание. Уже в первой, казалось бы, банальной главе, посвященной возникновению КВЖД и формированию русской колонии в Маньчжурии, автор, привлекая богатейшую литературу, как известную, так и малодоступную, сумел нарисовать яркую картину прорыва России на Дальний Восток, в Китай; свежо — через деталь — осветить труды и таланты русских людей в освоении новых территорий (например, сюжет с возникновением Харбина). Не забыты и ошибки «верхов» в отношениях с Японией. В итоге вырисована картина создания КВЖД — этого «государства в государстве» со столицей в Харбине.

Само время с его «героями» и «толпой», с простым людом и «революционной пеной», «спасителями» России и теми, кто выступал под лозунгом «нам чужого не надо, но и своего не отдадим», с борьбой вокруг КВЖД, с образованием русской Атлантиды — все это составляет предмет исследования следующей главы. Как и ее предшественница, она выстроена с использованием многочисленной литературы, дипломатических материалов, архивных документов. Это разнообразие позволяет автору решать поставленные задачи на должном уровне; впервые не только осветить, но и проанализировать в комплексе сложнейшие процессы, происходившие на КВЖД и вокруг нее, а также в «смутном» стане эмиграции в Китае, поделенном на сферы влияния между военными группировками. Именно комплексность, системность анализа сложнейших, повторюсь, процессов являются своеобразными ключами к написанию автором широкого исторического полотна по «взятию КВЖД». И здесь, безусловно, ценен вывод автора, что в своей политике СССР ставил на первое место, как и прежняя Россия, геополитические интересы, а не помощь Коммунистической партии Китая.

Высокая политика вокруг КВЖД, анализируемая автором, органически сочетается с освещением картин жизни эмигрантского люда,

во многом кормившегося дорогой. Новы и интересны сюжеты о разнообразных путях в эмиграцию и на Родину, привлекает внимание читателя определение автором численности эмигрантов в Маньчжурии, анализ их статуса, история возникновения и деятельности национальных общин.

Широкое привлечение разнообразных и, главное, новых источников позволило автору обрисовать картину тех лет, значительно усложняющую наши представления об истории эмиграции в Китае. Само «обращение ко времени» позволяет не только осветить и проанализировать динамику жизни эмиграции, но и выявить и исследовать многоцветный спектр факторов, оказавших существенное влияние на сложный, в чем-то скачкообразный, процесс борьбы вокруг КВЖД. Это утверждение может быть отнесено с полным правом ко всему тексту книги.

Органическим продолжением «путешествия во времени» является глава третья, посвященная совместному управлению КВЖД Советским Союзом и Китайской республикой в 1924—1931 гг., а также самой дальневосточной эмиграции 1920-х гг.

Безусловно, автор и здесь, опираясь во многом на документальный корпус документов, сумел воссоздать весьма пеструю картину советско-китайских отношений вокруг КВЖД, осложненных борьбой за власть в Китае, политикой Японии, имевшей давние притязания на Маньчжурию, акциями эмиграции, ненависть которой к «Советам» использовалась китайскими властями. Именно системность в анализе действий трех сил — дипломатов, политиков и эмигрантов — позволила показать как исследуемое время, так и его «делателей».

Традиционно на первом месте стоит организация эмигрантских сил. Этому сюжету посвящено немало страниц. Автором книги вводится в научный оборот много новых свидетельств, фактов, материалов, как например, о казачьих объединениях в Маньчжурии.

В далекой от Европы Русской Атлантиде политическая жизнь была не менее бурной, что отчетливо просматривается в одном из важнейших сюжетов, посвященных объединению дальневосточной эмиграции. Именно тема объединения считалась центральной в эмиграции, поэтому так ценны новые сведения, приводимые автором.

Политикой была пронизана и сама КВЖД — этот своеобразный нервный узел для китайских генералов, японских политиков, советских дипломатов, антисоветски настроенных эмигрантов и международных сил. Тщательно анализируя этот сложнейший феномен, созданный «новым временем», Н.Е. Аблова при рассмотрении советско-китайского конфликта 1929 г. последовательно, на солидной ис-

точниковой базе, показывает, что вина за обострение отношений лежит на китайской стороне и само военное вмешательство СССР было обусловлено нежеланием китайской стороны разрешить проблему КВЖД мирным путем. Практически Москва была спровоцирована на силовой вариант, только результат получился для китайских властей иным. Может быть, эту провокативность в сочетании с «большими надеждами» на помощь «иностранных друзей» китайских лидеров следовало более четко подчеркнуть. И конечно, большой интерес представляет тема провокаций, арестов, налетов на советские учреждения и рейдов на советскую территорию. Пожалуй, только на китайской территории проводились столь широко эти акции. Поэтому их освещение и анализ причин так важны для понимания той же борьбы вокруг КВЖД и за нее.

Говоря об участии российской эмиграции в конфликте 1929 г. и ее надеждах и путях освобождения России, следовало бы более четко сказать, что антисоветски настроенные эмигранты, выступая за вооруженные методы борьбы, подчеркивали, что они борются против большевизма, но не России. Именно такое восприятие борьбы было характерно для первых двух десятков постреволюционных лет.

Однако конкретная ситуация была гораздо сложнее умственных построений. В этом убеждает авторское исследование не избалованного вниманием историков сюжета с «трагедией в Трехречье», когда население подвергалось налетам и физическому уничтожение как красными, так и белыми. Относительно же другого сюжета, а именно золота атамана Семенова, то его освещение могло бы быть полнее, если бы автор использовал книгу В.В. Марковчина «Три атамана» (М., 2003).

Дороге и ее «спутнику» — эмиграции в 1931—1945 гг. посвящена самая большая глава. Как и ранее, автор скрупулезно, на основании многочисленных первичных материалов дипломатического характера, реконструирует время в анализируемых событиях. Уже первый сюжет, связанный с КВЖД в советско-японских отношениях в первой половине 1930-х гг. и продажей дороги прояпонскому новообразованию — Маньчжоу-диго, в монографии освещен достаточно подробно. Фактология событий, их рисунок, необходимые авторские комментарии аналитического характера — все это органически укладывается в целый ряд взаимосвязанных картин: здесь и экспансия в Маньчжурию Японии, увидевшей в новом времени благоприятную возможность расширения своего господства — власти «желтого Рима»; тут и картины дипломатии держав Европы и Азии, прежде всего СССР, с которым столкнулась Япония в вопросе о КВЖД, точнее, о

вытеснении Москвы с дороги; не обойдены вниманием и те неправовые методы новых маньчжурских властей по захвату собственности КВЖД, аресте советских «ответработников» дороги и др. Итоговая уступка КВЖД Москвой была продиктована желанием СССР ликвидировать одну из наиболее вероятных причин возникновения военного конфликта с Японией.

Еще раз подчеркну, что в этом многосложном сюжете Н.Е. Абло-ва сумела не только показать достаточно отчетливо всю сложность ситуации, в которой оказалась Советская Россия, но и осветить ее внешнеполитическую деятельность, направленную на нейтрализацию кризисных моментов.

Некоторые моменты могли бы быть раскрыты полнее: прежде всего, заключение антикоминтерновского пакта и последующий советско-японский пакт о нейтралитете.

Но в целом, автор достаточно подробно рисует расстановку сил в дальневосточном регионе между Японией, СССР и Китаем, показывает в сжатой форме политику СССР в японо-китайской войне, когда Москва была принуждена лавировать в своих отношениях с китайским руководством, раскрывает условия, при которых Москва вступала в войну с Японией, затрагивает сопутствующие сюжетные линии, прежде всего связанные с КВЖД и провокациях, чинимых маньчжурскими властями в отношении советских граждан.

Целостную политику всегда освещать и анализировать гораздо удобнее и приятнее, нежели мятущуюся жизнь. Поэтому и сюжет, связанный с политикой Токио в Маньчжурии, написан емко и красиво. Другое дело — расколотая эмиграция с ее проектами и фантазиями на тему спасения России. Безусловно, Н.Е. Аблова абсолютна права, когда пишет о восхвалении японцев многими эмигрантами, видевшими в них ту силу, которая может помочь спасти родину от большевиков, о неприятии такого пути другими эмигрантами. Однако многие представители эмиграции, выступавшие в поддержку антисоветской политики Японии, в ходе Второй мировой войны кардинально поменяли свои взгляды на СССР, увидев в ее победах Россию, освобождавшую в очередной раз Европу. Например, архиепископ Нестор (Анисимов), упоминаемый в монографии, встретил хлебом-солью маршала Р.Я. Малиновского.

Освещая эмигрантское сообщество в Маньчжурии, автор не могла не обойти деятельность Бюро российских эмигрантов (БРЭМ) и, более того, внести в эту известную тему новые данные, факты, сюжеты, расширить на основании архивных изысканий в госархиве Хабаровского края имеющиеся представления об этом важнейшем органе

японского контроля над жизнью российской эмиграции. Умение автора через деталь показать неоднозначное отношение эмиграции к БРЭМу позволяет избежать неизбежного штампа.

Трудно согласиться с утверждением автора о том, что снижение грамотности в эмигрантских школах было обусловлено отсутствием русского педагогического института и пополнения учительских кадров профессионалами. Конечно, это утверждение базируется на соответствующем архивном документе, однако разве выпускники упоминаемого в книге Педагогического института (закрытого только в 1937 г.) не могли пойти на педагогическое поприще, пополнив тем самым отряд учительства? И говоря о том, на чем зиждется сохранение национальных культурных традиций, следует подчеркнуть и то обстоятельство, что многие годы гимназический курс базировался на программе классических гимназий былой России.

Один из интереснейших сюжетов книги связан с деятельностью русской фашистской партии в Маньчжурии, темы мало разработанной в историографии. Из отечественных исследователей можно упомянуть лишь А.В. Окорокова. И здесь, в этой сфере, автор внесла свой вклад в изучение этой сложнейшей проблематики, связанной с русским национализмом противопоставляемом большевистскому интернационализму, с поиском путей и средств, которые вели бы к выполнению поставленной задачи.

На страницах исследования нашли свое освещение и сюжеты, связанные с бытием российской колонии в Шанхае, прежде всего это картины культуры, сохранение ее в эмигрантских условиях жизни.

Заключительная глава этого солидного труда посвящена разбору прежде всего малоизвестных страниц послевоенной истории КВЖД, отнюдь не утративших своей исторической значимости и для современности. На основе изучения и анализа разнообразного корпуса источников, автор дал емкую картину темы КВЖД в международной политике, прежде всего в динамичных советско-китайских отношениях. Безусловный интерес представляют и картины жизни российской эмиграции и ее «исхода» из Китая — на Запад или на Восток. Одних «ждала целина», других — лагерь, третьих — привыкание к новым странам и континентам и жизнь сначала.

Исследование Н.Е. Абловой позволяет не только шире взглянуть на Россию, СССР, русскую эмиграцию и КВЖД, но и представить себе всю многосложность процессов, происходивших в этом геополитическом регионе, в котором скрещивались самые различные интересы — от великих держав до местных вождей, генералов и атаманов.

Д.и.н. В.И. Косик