Научная статья на тему 'А. И. Воейков — гражданин и ученый'

А. И. Воейков — гражданин и ученый Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
731
71
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Петровский А. Д.

А. И. Воейков (1842-1916) выдающийся русский географ. Ему принадлежит более 1700 публикаций. Среди них особенно известны работы по климатологии, о воздействии человека на природу и о связи народонаселения с природными обстановками. Многие научные выводы ученого востребованы и в настоящее время.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

A I. Voejkov - the citizen and the scientist

A. I. Voejkov (1842-1916) was oustanding Russian geographer. More than 1700 publications belong to him. Among them the works on investigation the Earth climates influence of person on the nature, and on communication of the population with natural conditions are especially known. Many scientific conclusions of the scientist are clamed now as

Текст научной работы на тему «А. И. Воейков — гражданин и ученый»

2006

ВЕСТНИК САНКТ-ПЕТЕРБУРГСКОГО УНИВЕРСИТЕТА

Сер. 7.

Вып. 4

ИЗ ИСТОРИИ НАУКИ

УДК 929 (Воейков) А. Д. Петровский

А. И. ВОЕЙКОВ - ГРАЖДАНИН И УЧЕНЫЙ

Одним из выдающихся географов конца XIX - начала XX в. являлся Александр Иванович Воейков. 27 января (9 февраля по ст. ст.) 1916 г. его не стало, но осталось его богатейшее научное наследие, не утратившее своей актуальности и в наше время. Полная библиография работ А. И. Воейкова, составленная Г. Д. Рихтером, насчитывает более 1700 названий. В т. 1 «Избранных сочинений» ученого-она занимает 67 страниц [1].

Сейчас во время пересмотра идейных постулатов, действующих в период существования СССР, особенно поражает тот факт, что многие общественно-политические, социальные и экономические взгляды Александра Ивановича, также высказываемые им на страницах своих работ, находят полное понимание и подтверждаются спустя почти 100-летней проверки временем. Однако именно эта сторона деятельности знаменитого географа почти не рассматривалась в литературе, а если и освещалась, то подвергалась жесточайшей критике со стороны не только политических деятелей советского времени, но даже и его библиографами. Впрочем, последних трудно винить, поскольку они были обязаны выполнять социальный заказ, публикуя оценки, угодные коммунистическому руководству нашей страны. В то же время, критикуя общественно-политические взгляды А. И. Воейкова, которые сложились у ученого, не заставшего революции и последующих за ней событий, исследователи его творческого наследия вынуждены были признавать громадный научный вклад этого выдающегося географа. В 1949 г. его имя было присвоено Главной геофизической обсерватории, а в 1959 г. - исследовательскому судну Государственного комитета по гидрометеорологии и контролю природной среды.

Можно считать, что Александру Ивановичу повезло в жизни. Родись он попозже и застань несколько десятилетий советской власти, его вполне могла бы постигнуть трагическая участь Н. И. Вавилова, в лучшем случае он подвергся бы репрессиям, аналогичным тем, что были предприняты в отношении Д. С. Лихачева, А. Д. Сахарова, А. И. Солженицина и многих других выдающихся людей России, имеющих смелость не соглашаться с мнением официальных властей. Тем более приходится удивляться научной прозорливости А. И. Воейкова, выдвигавшего мысли и идеи, к которым только сейчас подошло наше многострадальное государство.

Чтобы не быть голословным, приведем только несколько примеров сравнительно «мягкой критики», в целом очень доброжелательного предисловия В. В. Покшишевского к книге «Академик А. И. Воейков. Воздействие человека на природу» [2]. Этот автор пишет: «...в этих работах Воейкова с особой силой сказалось то, что его общественные взгляды не поднимались выше господствовавшего в то время среди профессуры помещичье-буржуазной России умеренного либерализма», и далее, рассматривая общественно-политические взгляды ученого, он подчеркивает, что «они были далеки, а подчас и вовсе враждебны революционному мировоззрению ... трактуя об обществе и географической среде он (А. И. Воейков. - А. П.) был не способен вкладывать в свое понимание общества сколько-нибудь четкое классовое содержание. Именно потому, что он был далек от революционных идей, Воейков - великий мастер понимать природу - часто оказывался не в силах дать правильный, достаточно глубокий анализ общественного "полюса" процесса взаимодействия человека и его географической среды» [2, с. 9].

При рассмотрении взглядов Александра Ивановича на мировые процессы миграции населения В. В. Покши-шевский отмечает: «... Воейков почти совсем обходит вопрос о классовой природе миграций... главным недос-

© А. Д. Петровский, 2006

татком воейковского анализа миграций было то, что он не смог связать их движущиеся силы со способами производства. Воейков не мог понять тот "свойственный капиталистическому способу производства закон населения", который установил Маркс и который определял и движущиеся силы миграций этого периода» [2, с. 15].

Продолжим далее: «Поскольку Воейков в своих географических работах не ограничивался одной климатологией, физической географией и т. п., а выступал и по вопросам социальным, то его общественно-политические позиции неизбежно приводили его к неправильным оценкам современной ему экономики России, к защите ряда реакционных явлений общественной жизни России. С наибольшей силой сказалось это в его работах, связанных с сельским хозяйством, в которых он выступает как защитник ряда реакционных мероприятий царской аграрной политики, являясь, например, апологетом столыпинской реформы... Воейков сочетает апологетику хуторского расселения с ошибочной идеей о преимуществах мелкого сельского хозяйства... При этом он отдавал себе полный отчет в кулацком характере хуторского расселения; однако кулацкое, фермерско-буржуазное развитие хозяйства встречало с его стороны явное сочувствие... Воейков считал, что столыпинская политика хуторского расселения необходима для развития русского сельского хозяйства» [2, с. 29].

Сейчас мы знаем, к чему привела «единственно правильная, марксистско-ленинская политика» коллективизации и раскулачивания, проводимая в нашей стране. Недаром все чаще с сожалением вспоминают о нереализованной «столыпинской реформе».

В. В. Покшишевский особенно корит А. И. Воейкова за то, что «он мыслит не о революционном, а об эволюционном развитии России» [2, с. 35]. Сейчас нам хорошо известно, что принес России «революционный путь развития», какой кровью он обошелся народам нашей страны и к какому печальному, но закономерному исходу -распаду СССР - привел.

Безусловно, не все взгляды Александра Ивановича, высказываемые им более 100 лет назад, могут быть востребованы в настоящее время, но приведенные цитаты, в свете событий сегодняшнего дня, дают отчетливый ответ, кто же был прав во многих социальных, экономических и общественно-политических вопросах развития нашего общества и государства. Воздав же должное прозорливости ученого в этих вопросах, остановимся на его научных взглядах как географа, в первую очередь климатолога и эколога. Но предварим такой раздел краткими данными о его жизни и творчестве.

А. И. Воейков родился в Москве 8 (20) мая 1842 г. в семье Ивана Федоровича Воейкова, участника военной кампании 1812 г. Вскоре мальчик осиротел и остался на попечении своего дяди, Д. Д. Мертваго, который сумел дать племяннику прекрасное образование. А. И. Воейков показал удивительную способность к языкам, полностью овладев французским, английским и немецким. Еще 16-летним мальчиком он со своими родными совершил туристические поездки в Малую Азию и Южную Европу, побывал в Палестине и Сирии, а также в Константинополе, и с этих пор приобрел страстную любовь к путешествиям.

В 1860 г. Александр Иванович поступил в Петербургский университет. Когда же в следующем году это учебное заведение было временно закрыто из-за студенческих волнений, он продолжил образование в Германии, где в Геттингеме в 1865 г. получил докторскую степень за диссертацию «О прямой инсоляции и излучении в разных местах Земли». Это была первая опубликованная работа молодого ученого.

По возвращении в Петербург в январе 1866 г. А. И. Воейков был избран членом Русского географического общества (РГО), в котором состоял 50 лет.

В 1868 г. он совершил свою первую экскурсию по Кавказу, а в следующем году по поручению РГО объездил метеорологические учреждения стран Западной Европы с целью установить тесные контакты с зарубежными коллегами. В это время предполагалось создание Метеорологической комиссии при РГО, и в 1870 г. Александру Ивановичу предложили стать ее секретарем. Кроме метеорологических данных, получаемых от редких станций, действующих на территории страны, А. И. Воейков придавал большое значение созданию сети добровольных корреспондентов, чтобы иметь возможность иметь и сопоставлять данные массовых наблюдений по распределению осадков в различных районах. За прекрасную организацию работы в Метеорологической комиссии он был награжден малой серебряной медалью РГО.

Чтобы популяризировать метеорологические знания, А. И. Воейков публикует сборник «Статьи метеорологического содержания действительного члена РГО А, И. Воейкова» (1871 г.), который явился предшественником специального журнала «Метеорологический вестник», начавший выходить под его же редакцией с 1891 г.

В 1873-1874 гг. ученый совершает большое путешествие по Северной и Центральной Америке. На Юкатане он впервые знакомится с тропической растительностью засушливого климата, представленной колючими кустарниками, кактусами и агавами, произрастающими на скудных почвах, которые залегают на пористых известняках. Вода, обильная в сезон дождей (июнь-сентябрь), просачивается и накапливается в подземных водоемах, почти не смачивая почвы. Скучные пейзажи такой растительности компенсируются живописными развалинами древних поселений индейцев майя. Ученый очень тепло отзывается о представителях этого племени, отмечая их опрятность, любовь к природе, доброжелательность и добродушие. Большую часть путешествия Александр Иванович проделал верхом на лошади, нередко по бездорожью, ночуя, где попало, что позволило ему хорошо познакомиться с нравами и обычаями мексиканского народа. Он особенно отмечает его естественную грацию и достоинство. Путешествие по Центральной Америке позволило А. И. Воейкову в дальнейшем описать климат этих мест в своей монографии «Климаты земного шара, в особенности в России» (гл. 26).

В 1875-1876 гг. ученый путешествует по Индии и Южному Китаю. В них он знакомится с муссонными явлениями, подробно описывает их, подчеркивая особо благоприятную роль этого природного явления, позволяющего за 4 месяца дождей оросить иссохшие за 8 месяцев засухи почвы, посадить рис и собрать его урожай.

После Китая Воейков посещает Японию, где используя различные средства передвижения - на рикшах, в лодке, на верховых лошадях, пароходах, носилках, по железной дороге и в дилижансе - преодолел 3500 км. Во время посещения островов Хоккайдо, Хондо и Кюсю он производил многочисленные определения высот, а также наблюдал за климатом, что также нашло отражение в его монографии (см. гл. 40).

В апреле 1878 г. А. И. Воейкова избрали почетным членом Английского метеорологического общества, а в октябре того же года за составленные им климатические карты ему была присуждена золотая медаль РГО.

В 1880 г. Московский университет присваивает Александру Ивановичу степень доктора физической географии. В 1881 г. его избирают действительным членом Московского общества испытателей природы (МОИП), и в том же году он в качестве представителя РГО принимает участие в работах Международного географического конгресса в Венеции, где делает доклад о влиянии леса на температуру и влажность воздуха.

24 сентября 1882 г. А. И. Воейков выступил в Обществе любителей естествознания, антропологии и этнографии с докладом «Реки России», в котором охарактеризовал эти водные артерии с точки зрения их значения для водного транспорта и орошения.

4 февраля 1883 г. Александр Иванович единогласно избирается председателем новой Метеорологической комиссии, взамен старой, заметно утратившей свое практическое значение. До самой смерти на протяжении 32 лет он бессменно находился на этом посту. За эти годы комиссия собиралась более 20 раз, и почти на всех заседаниях ученый выступал с докладами или рефератами. Почти каждый год он совершал поездки по России, посещая метеорологические и опытные сельскохозяйственные организации, общался с их сотрудниками, постоянно пополнял ряды добровольных корреспондентов.

Вопросы сельскохозяйственной метеорологии всегда интересовали А. И. Воейкова. В целом ряде работ, посвященных климатическим условиям возделывания и обработки земель для различных культур (кукуруза, чай и др.), он заложил основы нового направления науки, названной позднее агроклиматологией.

В 1884 г. А. И. Воейков становится штатным доцентом Петербургского университета и публикует свою знаменитую книгу «Климаты земного шара, в особенности в России», в январе 1885 г. избирается экстраординарным, а в 1887 г. - ординарным профессором университета.

Незадолго до переиздания его книги «Климаты земного шара...» в Германии выходит книга Ю. Ганна, также посвященная описанию климатов Земли. Однако оба издания существенно отличались подходом к климатическим явлениям. Если Ю. Ганн дает полное и детальное описание климатов, то А. И. Воейков основное внимание обращает на причины климатического разнообразия и дает генетическую классификацию климатов. Обе работы, таким образом, дополняют друг друга. Совет РГО присудил Воейкову за эту книгу высшую награду общества - Констан-тановскую медаль.

С 1891 г. в «Метеорологическом вестнике» Александр Иванович регулярно публикует свои работы, основанные на присылаемых ему добровольцами данных, а также на обзорах иностранной печати. Например, здесь приводились сведения о воздушной циркуляции, о муссонах, пассатах и воздушных течениях в Западной и Центральной Сибири, выходит работа «Об изменении уровня Волги и Каспийского моря и влияние вырубки лесов». Многие мысли, высказанные им, нашли впоследствии подтверждение и развивались в специальных исследованиях самого Воейкова и других ученых. Так, небольшая его заметка «Влияние снеговой поверхности на климат» впоследствии легла в основу специального исследования, принесшего ученому мировую славу. В этой заметке он впервые поднял проблему о значении снегового покрова в природе и хозяйстве нашей страны, о влиянии его не только на климат и метеорологические явления, но и на температуру почв, на растительность и сельское хозяйство. На основании знакомства с этим направлением исследований Воейкова известный немецкий географ А. Зупан назвал его «отцом учения о снеге».

27 января 1916 г. в 23 ч Александр Иванович скончался в Петербурге от воспаления легких на 74-м году жизни. Он был похоронен 31 января на кладбище Александро-Невской Лавры.

Из всего многообразия творческого наследия А. И. Воейкова особенно выделяются три направления его исследований: распространение населения Земли в зависимости от природных условий и деятельности человека; воздействие человека на природу; о климатах земного шара.

В первом направлении ученый высказывал много оригинальных для своего времени идей. Он прежде всего обращает внимание на очень неравномерное распределение населения на земле. А. И. Воейков подчеркивает, что слабо заселены не только северные территории Сибири и Америки, где мало тепла, или пустыни планеты, в которых не хватает воды, но также и вполне благоприятные территории тропических стран (равнины Амазонии и др.). Вместе с тем огромное количество населения проживают в странах, где не хватает даже своего хлеба. Из этого он делает вывод, что решающим фактором в распределении населения является не столько окружающая человека природа, сколько сам человек. Ученый предсказывал будущий рост населения в горных территориях не только потому, что там много свободных и плодородных земель, но и потому, что там можно развивать интенсивную горнорудную промышленность.

А. И. Воейков одним из первых объяснил большую привлекательность для человека аридных зон Земли по сравнению с дождливыми территориями. Дело в том, что во влажных районах атмосферные осадки вымывают из

почв многие, способствующие плодородию химические компоненты, а в сухих районах все они остаются на месте и могут усваиваться растениями. Здесь следует лишь решить проблему искусственного орошения, и почвы отдадут урожаям весь свой минеральный потенциал. Поэтому он отмечает, что правы были люди, поселившиеся в таких теплых и сухих частях западной Азии много тысяч лет тому назад. Здесь гораздо интенсивнее солнечная радиация, меньше облачность, чем во влажных районах. Солнце и тепло благоприятны не только для созревания плодов, но и способствуют накоплению в них сахара. Этим объясняются более высокие вкусовые качества туркестанских фруктов в сравнении с аналогичными плодами влажной Японии. Зерновые хлеба Средней Азии также более питательны из-за высокого содержания в них белков. Для человека сухие страны также предпочтительнее, чем влажные, так как при обильном потоотделении тело охлаждается, да и ночи в таких зонах значительно прохладнее, что способствует более спокойному сну.

Устраивая большие оросительные системы, человек создает искусственные оазисы, что смягчает климат пустыни, делая его более благоприятным как для человека, так и для всего органического мира.

Разбор работ А. И. Воейкова, касающихся второго направления, убеждает в том, что он был сторонником, с одной стороны, очень бережного отношения к природе, а с другой - активного вмешательства человека в некоторые природные процессы и ландшафты с целью их оптимизации. Именно эти две стороны взаимодействия человека и природы впоследствии были положены в основу таких научных, прикладных и учебных дисциплин как «Природопользование», «Землеведение», «Экология» и « Инженерная география».

Александр Иванович считал, что влияние человека может проявляться в верхней части земной коры, а вот воздействие его в атмосфере, даже в тропосфере, и в верхних частях океана может быть минимальным, не говоря уже о больших высотах и глубинах океана. Конечно, во время своей научной деятельности он не мог даже предполагать, что технический прогресс, особенно после Второй мировой войны, будет настолько интенсивным, что позволит человеку вторгнуться в эти «святая святых» природы и даже прорваться в космос, который ежегодно продолжает пополняться обломками космических аппаратов, становящихся реальной опасностью для запусков новых спутников. По данным на 2003 г. [3], за 40 лет космических исследований в ближнем космосе накоплено около 4 тыс. т разнообразных фрагментов технических тел. Такое количество техногенного материала в тысячи раз превосходит массу опасного метеорного вещества. В среднем сейчас на каждый текущий интервал времени вес функционирующих космических аппаратов составляет лишь 1,1% от общего веса техногенного материала в ближнем космосе. Экологическое суммарное значение ракетных пусков (более 3,5 тыс.) оказывает массовое воздействие на ионосферу и магнитосферу Земли.

Что же касается океанических глубин, то первый прорыв в них был осуществлен в январе 1960 г. Именно тогда батискаф «Триест», построенный французским ученым Огюстом Пикаром, опустился на глубину 10 917 м, на дно Марианской впадины в Тихом океане. В нем находились сын конструктора Жак Пикар и американский офицер-подводник Дон Уолш. Они впервые установили, что даже на таких глубинах, где давление около 11 000 атмосфер, существуют животные. Акванавты увидели в иллюминатор у самого дна рыбу, похожую на камбалу, и креветку. Впоследствии глубинные погружения стали массовыми. К сожалению, за последние 50-60 лет океан оказался сильно загрязненным нефтью и нефтепродуктами благодаря их добыче с морского дна, из-за аварий многочисленных судов, особенно танкеров, поступления с континентов радионуклидов, тяжелых металлов, соединений сульфо-гидрнльной группы, пестицидов и гербицидов, сносящихся с сельскохозяйственных угодий, и др. Сейчас известно, что 40% поверхности Мирового океана покрыто тонкой пленкой нефти, в которой гибнут миллиарды икринок многих промысловых рыб, фито- и зоопланктон, миллионы рыбных мальков, водоплавающая птица. Тяжелые фракции нефти, прежде всего мазут, оседают на океаническое дно, нанося большой урон и бентосной фауне. Следует признать, что экологическое состояние Мирового океана в настоящее время критическое. Его рекреационные возможности на исходе.

Однако вернемся к воззрениям А. И. Воейкова, который на многих примерах показывал, что влияние человека на природу «весьма значительно, хотя во многих случаях оно может быть и вредно для него самого... Причины этого двоякие: первая - нежелание или нерасчетливость человека, гоняющегося за минутными выгодами и не принимающего в расчет вреда, который его деятельность принесет в будущем ему же или его потомкам; второй причиной оказывается то обстоятельство, что во многих случаях человек совершенно не заботится об этом будущем вреде, так как не связан достаточно с землею, или же, наконец, что более разумная деятельность здесь невозможна для отдельных людей, а возможна лишь для государства и общества» [2, с. 78-79]. Он считал, что человек может оказывать особенно заметное влияние на: «1) сыпучие тела, 2) внутренние воды, 3) растительность и 4) общие физико-географические условия» (там же).

Особенно большое внимание А. И. Воейков уделял последствиям сведения лесов в различных территориях Земли. В качестве одного из примеров такого рода он рассматривает бассейн Роны во Франции, где по мере вырубки леса при строительстве дорог и организации пастбищ многие горные потоки приобрели такую же опустошительную эрозионную мощь, какая была в этих местах лишь в конце ледникового периода. Ученый отмечает, что когда человек заменяет лесные или степные территории на сельскохозяйственные угодья, быстро исчезает прежняя устойчивость поверхностного покрова, идет интенсивное размывание почв. От резких смен летних и зимних температур в почвах возникают трещины, которые при попеременном снеготаянии и замерзании расширяются, превращаясь постепенно в овраг. Чем круче склон и чем легче размываются поверхностные породы, тем быстрее идут процессы образования оврагов, вызывающие понижение уровня грунтовых вод, увеличивается сухость климата и

почв, резко снижается их плодородие. Особенно большой урон ландшафтам наносят вырубки лесов и избыточный выпас скота во всех культурных южных странах, где земледелие существует без искусственного орошения. Пески здесь, как, например, в Туркестанском крае, стали оголяться, приобрели подвижность, стали переноситься ветром, они уничтожают оазисы, засыпают дороги, угрожают поселениям.

В северо-западном Китае в бассейне р. Хуанхэ распашка культурных территорий, сложенных легкоразмывае-мыми, но очень плодородными лессовыми почвами, происходит более 4000 лет. Естественная растительность здесь давно истреблена, и обильные летние дожди чрезвычайно легко размывают почву, образуя громадные овраги с вертикальными стенками. В сухое же время года, длящееся 6-7 месяцев, ветер исполняет ту же работу, что и дождевые воды.

А. И. Воейков отмечает также воздействие человека на карстовые процессы, усиливающиеся по той же причине - сведение естественной растительности на территориях, сложенных крупнозернистыми известняками. При этом на поверхности возникают обильные карстовые воронки. Атмосферные и поверхностные воды заполняют их, быстро просачиваются вниз, растворяют нижележащие известняки, создавая разнообразные подземные пещеры, озера и реки.

Из-за вырубок растительности человек может также видоизменять количество и распределение вод на суше -источников, озер и рек, менять траектории русел, перемещать территории дельт. Так, на примере р. Хуанхэ он показал, что в море сносится громадное количество ила, ко+орый, оседая в устье и в прибрежных территориях, образует острова, переместив устье реки только за историческое время от 31 до 39° с. ш.

Другим примером влияния человека на материковые воды, который отмечает А. И. Воейков, является осушение озер и болот. Это производилось во всех культурных странах Средней и Западной Европы. Здесь человек посягнул даже на такие большие озера, как Гарлемское в Голландии, откуда вода была перекачена в море, Фучино в Италии и Копадское в Греции, где вода была отведена подземным каналом.

В России были осушены большие площади болот Пинского, Московского и других полесий. Однако судить о пользе или вреде этих мероприятий, по мнению А. И. Воейкова, можно только на основании изучения характера торфа. Он, ссылаясь на исследования Г. И. Танфильева, пишет: «Моховые торфа, поглощая массу воды весною и постепенно отдавая ее летом, действительно могут служить регуляторами воды для рек, тогда как торфа луговые, неспособные удерживать в себе большого количества воды, поступающего к ним весною во время разливов и летом от дождей, только способствуют заболачиванию сухих мест и гибели растущего здесь леса. Отведение избытка воды канавами может быть только полезно» [2, с. 57].

А. И. Воейков отмечает также существенное влияние человека на климат, считая, что более всего под его влиянием находятся следующие климатические факторы: 1) сила ветра и отчасти его направление; 2) температура и влажность; 3) осадки.

Влияние на силу ветра осуществляется, когда человек меняет границы воды и суши, строя дамбы, плотины, возводя насыпные сооружения на побережье. Устраивая обширные водные бассейны (равнинные водохранилища) или, напротив, осушая озера и морские заливы, человек видоизменяет не только эту силу, но и содействует возникновению или прекращению вертикальных воздушных потоков, порождающих циклоны и антициклоны и влияющих на температуру и влажность нижнего слоя воздуха. Создавая лесозащитные полосы, он понижает скорости ветра, то же, таким образом, влияя на климат. Сведение же лесов способствует усилению конвекционных воздушных потоков и ветра. Это связано со значительно большей теплоемкостью освобожденной от растительности земной поверхности, когда более теплый и легкий воздух, как дым от костра, устремляется вверх, а на его место проникают более холодные, тяжелые воздушные массы. Ученый в связи с этим отмечает: «Разведение лесных опушек и живых изгородей - один из самых легких и доступных для человека способов повлиять на климат. Такая растительность не только уменьшает силу ветра, но и испарение, и притом тем более, чем сильнее ветер и теплее и суше воздух» [2, с. 71].

Главный же вклад А. И. Воейкова в науку и практику заключается в его климатологических идеях, высказанных в монографии «Климаты земного шара, в особенности в России». Эта монография, заслужившая мировую известность, как уже отмечалось, была выпущена в 1884 г. и в 1887 г., частично переработанная, издана на немецком языке в Германии, а в 1948 г. переиздана Издательством АН СССР [1]. Ее автор впервые в мире попытался раскрыть сущность и значение сложных и многообразных климатических явлений. При этом не следует забывать, что общеклиматические идеи, содержащиеся в монографии, были выдвинуты Александром Ивановичем более 120 лет назад, когда аналитическая база и методы исследований климатических явлений были еще очень далеки от современных.

«Климаты земного шара ...» насыщены новыми теоретическими положениями, гипотезами, а также обоснованными предположениями. От некоторых из них впоследствии А. И. Воейков отказался, но большинство из них подтвердились. За прошедшие годы многие из них были развиты и дополнены исследованиями многих ученых, отчего об их первоисточнике стали забывать и даже перестали его упоминать.

Монография состоит из двух, тесно связанных между собой разделов. Первый носит общетеоретический характер и состоит из 17 глав, а второй рассматривает региональные примеры, подтверждающие теоретические предпосылки первого раздела (21 глава). В кратком обзоре невозможно рассмотреть все особенности и ошибки этого исследования. Да, впрочем, нет и особой необходимости, поскольку они неоднократно обсуждались в научной литературе. Потому ограничимся лишь цитатой из предисловия акад. А. А. Григорьева к изданию 1948 г.,

которая актуальна и сейчас: «В этой замечательной книге мы находим исключительное обилие оригинальных мыслей и обобщений. Некоторые из них подробнее были развиты автором позже (или ранее) в специальных исследованиях. Наиболее важным и существенным остается то, что научная методика, положенная в основу "Климатов земного шара", остается без принципиальных изменений и в последующих работах Воейкова. Принципиальная сущность этой научной методики ... сохраняет свою жизненность и в настоящее время, несмотря на то, что за истекший период климатология, многие достижения которой явились логическим развитием идей Воейкова, достигла громадных успехов, а конкретные методы исследований и формулировки понятий во многих случаях сильно отличаются от тех, которые были в ходу в 80-х годах прошлого столетия» [1, с. 9 ].

Приведем также мнение Г. Т. Селянинова, который пишет: «Можно сказать без преувеличения, что "Климаты земного шара" Воейкова, вместе с трудом Ганна "Handebuch der klimatologje" являются основой учения о климате Земли, что в этих трудах разработаны или затронуты все идеи климатологии последующего полустолетия, и что этот труд, вместе с другими работами Воейкова, завершил первый этап в развитии климатологии, названный не без основания классическим» [1, с. 57].

В заключении о жизни и творчестве нашего великого соотечественника хочется привести здесь очень интересные сведения о нем как о человеке, составленные Г. Д. Рихтером [1] на основании отзывов и воспоминаний близких ему людей.

А. И. Воейков был маленького роста, излишне полный, чем-то похожий на баснописца Крылова, но очень живой и подвижный. Он был совершенно равнодушен к славе и почестям, непритязателен к земным благам, ведущим спартанский образ жизни. По мнению В. П. Семенова-Тян-Шанского, во многих отношениях это был человек не от мира сего, какой-то чудной философ древности.

После того как А. И. Воейков в 1870 г. познакомился с Софьей Васильевной Ковалевской, известным ученым-математиком, он сделал ей предложение, но получил отказ. Всю дальнейшую жизнь Александр Иванович оставался убежденным холостяком, и о его личной жизни практически ничего неизвестно. По свидетельству А. В. Вознесенского, он жил среди книг, писем, лекций и собраний. Поэтому у него не было личной жизни, Он был очень скромен, крайне нетребователен и старался быть близким к природе.

Александр Иванович всегда близко воспринимал чужое горе, отличался необыкновенной добротой и отзывчивостью. Во время голода, охватившего Поволжье в засушливый год, он из остатков своего наследства внес крупную сумму в фонд помощи голодающим. Многие его работы проникнуты заботой о человеке, посвящены тому, как человек может наилучшим способом использовать природу для улучшения своей жизни.

Исключительная наблюдательность А. И. Воейкова сочеталась с редчайшей памятью, громадной усидчивостью и работоспособностью. Ю. Шокальский в своих воспоминаниях писал: «Он подмечал в своих путешествиях очень многое, совершенно, казалось бы, не относящееся непосредственно к его прямым задачам, и впоследствии умел вовремя вспомнить и находить в своей богатейшей памяти эти сведения и применять их с пользой для дела» [1, с. 81].

О рассеянности Александра Ивановича ходили многочисленные анекдоты. Бывало, что он забывал предупредить об отказе на сделанное ему предложение о той или иной административной должности, отправившись в очередное путешествие. Он не любил административной деятельности, к которой был абсолютно не приспособлен. Поэтому предпочитал не тратить время на несвойственное ему дело, а заниматься широкими научными обобщениями на основании своих наблюдений в путешествиях и анализа многочисленной литературы.

А. И. Воейков отличался также любознательностью и общительностью, всегда и всюду искал интересных знакомств и был в курсе всех предпринимаемых географических работ. Это привлекало к нему многих друзей метеорологии и сделало его имя известным во всей России. В. П. Семенов-Тян-Шанский отмечал также, что, будучи в курсе всех мировых научных достижений, он ни на минуту не забывал о своей дорогой России и относился к ней с той неизменной чуткостью, которая была столь характерна для ее великих сыновей, таких как М. В. Ломоносов и Д. И. Менделеев. Вера в будущее России и всего человечества проходит красной нитью через все работы Александра Ивановича - гражданина великой страны, одного из выдающихся ученых мира.

Summary

Petrovsky A. D. A. I. Voejkov - the citizen and the scientist.

A. I. Voejkov (1842-1916) was oustanding Russian geographer. More than 1700 publications belong to him. Among them the works on investigation the Earth climates influence of person on the nature, and on communication of the population with natural conditions are especially known. Many scientific conclusions of the scientist are clamed now as

Литература

I. Воейков А. И. Избр. соч. M.; Л., 1948. Т. 1. 2. Академик А. И. Воейков. Воздействие человека на природу / Отв. ред. Э. М. Мурзаев. М., 1963. 3. Дмитриев А. Н. , Шитов А. В. Техногенное воздействие на природные процессы Земли // Труды Горно-Алтайск, гос. ун-та. Новосибирск, 2003.

Статья поступила в редакцию 17 мая 2006 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.