Научная статья на тему '2013. 02. 031. Доклад о развитии морской деятельности в Китае – 2011. Чжунго хайян фачжань баогао – 2011. – Бэйцзин: хайян чубаньшэ, 2011. – 636 с. – кит. Яз'

2013. 02. 031. Доклад о развитии морской деятельности в Китае – 2011. Чжунго хайян фачжань баогао – 2011. – Бэйцзин: хайян чубаньшэ, 2011. – 636 с. – кит. Яз Текст научной статьи по специальности «Социальная и экономическая география»

CC BY
10
1
Поделиться

Похожие темы научных работ по социальной и экономической географии , автор научной работы — Мозиас П. М.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «2013. 02. 031. Доклад о развитии морской деятельности в Китае – 2011. Чжунго хайян фачжань баогао – 2011. – Бэйцзин: хайян чубаньшэ, 2011. – 636 с. – кит. Яз»

отношении постоянного найма, и именно это, по мнению большинства исследователей, является основным фактором, затрудняющим переход в категорию постоянных сотрудников.

А.А. Новикова

ЭКОНОМИКА

2013.02.031. ДОКЛАД О РАЗВИТИИ МОРСКОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ В КИТАЕ - 2011.

Чжунго хайян фачжань баогао - 2011. - Бэйцзин: Хайян чубаньшэ, 2011. - 636 с. - Кит. яз.

Ежегодный доклад, подготовленный НИИ стратегических исследований развития морской деятельности (МД) при Государственной океанографической администрации (ГОА) Китая был издан в 2011 г. уже в шестой раз. Во введении к докладу руководитель ГОА Лю Цигуй отмечает, что за годы 11-й пятилетки (2006-2010) значительно укрепился и научно-технологический, и институциональный потенциал МД Китая. В 2006 г. была успешно совершена первая китайская кругосветная экспедиция. В 2007 г. КНР успешно запустила свой второй океанографический спутник. В 2009 г. была создана первая китайская исследовательская станция в материковой части Антарктиды - станция «Куньлунь» на высоте более 4 тыс. м над уровнем моря. В 2010 г. в ходе четвертой арктической экспедиции китайские исследователи достигли Северного полюса. Были впервые разработаны аппараты для глубоководного погружения, основанные на китайских технологиях, в том числе спускаемый модуль «Морской дракон», не предполагающий участия людей в подводной деятельности. В 2010 г. китайский глубоководный аппарат с экипажем на борту при погружении достиг отметки в 3759 м, КНР стала пятой страной в мире, чьи исследователи смогли погрузиться на глубину более 3500 м (после США, Франции, России и Японии) (1, с. 2).

В годы 11-й пятилетки среднегодовые темпы прироста производства в морской экономике Китая достигали 13,5%. В 20082009 гг. мероприятия по стимулированию развития морского хозяйства были включены в число мер политики, направленной на борьбу с влиянием мирового финансового кризиса на китайскую экономику.

КНР продолжала отстаивать свои права на спорные морские акватории. В 2009 г. она представила в международный Комитет по разграничению прав на континентальный шельф информацию о продолжении своего шельфа за пределы 200-мильной исключительной экономической зоны, стремясь тем самым утвердить свой суверенитет над акваториями в Восточно-Китайском море. В 2010 г. в Международное агентство управления ресурсами морского дна была подана заявка Китая на освоение месторождения серы в западной части Индийского океана.

В целях защиты морской природной среды за пять лет органами морского надзора разных уровней было создано более 100 охранных зон. Начал осуществляться «специальный проект 908» по очистке близлежащих к материку морских акваторий Китая. Ведется пропагандистская работа по культивированию среди населения морской культуры: ежегодно отмечается общенациональный День пропаганды моря; в приморском городе Сямэнь проводится Международная морская неделя, в г. Циндао - Международный праздник моря, в г. Чжоушань - Праздник морской культуры.

Включенные в 12-й пятилетний план (рассчитан на 20112015 гг.) ориентиры по развитию МД нацелены на «строительство современной морской супердержавы». Ставится задача изменить модель роста в морском хозяйстве за счет развития новых, наукоемких отраслей морской экономики, а также за счет повышения эффективности использования морских ресурсов и осуществления природоохранных мероприятий (с. 4).

Большое внимание в докладе уделено ресурсной базе МД деятельности Китая. С востока берега страны омываются водами залива Бохай, Желтого, Восточно-Китайского и Южно-Китайского морей и залива Бэйбу. Общая протяженность морской береговой линии страны составляет 18 тыс. км, а протяженность береговой линии контролируемых Китаем островов - 14 тыс. км. Китайское побережье простирается с севера на юг на 38 широт, оно расположено в трех климатических поясах.

Рыболовство в близлежащих морях возможно на акваториях общей площадью в 2,81 млн. кв. км. Фауна этих морей насчитывает около 21 тыс. видов животных, в том числе в китайских морях водятся 14% всех видов рыб, которые имеются в мировой фауне. Континентальный шельф Китая, по оценкам ГОА, простирается на

1,3 млн. кв. км. На нем насчитывается 10 крупных нефтегазоносных бассейнов общей площадью в 896 тыс. кв. км; площадь, пригодная для эффективной разработки, достигает 600 тыс. кв. км. По данным проведенного в 2005 г. Министерством земельных и природных ресурсов КНР и Госкомиссией по развитию и реформам 3-го оценочного обследования национальных углеводородных ресурсов, нефтяные запасы китайского континентального шельфа оценивались в 24,6 млрд. т (22,9% общенациональных нефтяных ресурсов), а шельфовые запасы природного газа - 1,579 млрд. куб. м (29,0% всех национальных запасов). На дне китайских морей обнаружены месторождения более 20 видов рудных полезных ископаемых, причем доказанные запасы по 13 видам (фосфор, железо, цирконий, олово, хром и т.д.) пригодны для коммерческой разработки (с. 26, 350-352).

За годы реформ в КНР возникло достаточно разветвленное законодательство, регулирующее МД. Особенно активно оно стало развиваться в 1990-е годы, когда китайское нормотворчество заимствовало многие принципы Конвенции ООН по морскому праву (1982). В 1992 г. был принят Закон КНР о территориальном море и прилежащей зоне. Согласно этому закону, территориальным морем КНР считается полоса морской акватории, примыкающая к сухопутной территории и внутренним водам страны. Ширина территориального моря КНР простирается на 12 морских миль от базисной линии территориального моря. Водные акватории, расположенные в сторону суши от такой базисной линии, считаются внутренними водами Китая. Прилежащая зона КНР представляет собой одну полосу морской акватории, расположенную вне пределов территориального моря и примыкающую к нему; ширина прилежащей зоны составляет 12 морских миль. Внешняя граница прилежащей зоны -это линия, расстояние между каждой точкой которой и ближайшей точкой базисной линии территориального моря равняется 24 морским милям.

В 1998 г. был принят Закон КНР об исключительной экономической зоне и континентальном шельфе. Согласно его положениям, исключительная экономическая зона - это район акватории, находящийся за пределами территориальных вод КНР, но непосредственно примыкающий к ним. Внешняя граница исключительной экономической зоны определяется на расстоянии 200 морских

миль от базисной линии, определяющей внешнюю границу территориального моря.

Континентальный шельф КНР является естественным продолжением сухопутной территории страны по морскому дну и в его недрах за пределами территориальных вод и до материковой кромки. Если материковая кромка расположена на расстоянии менее 200 морских миль от внешней границы территориального моря, то внешняя граница континентального шельфа считается находящейся вне материковой кромки на расстоянии 200 морских миль от базисной линии, определяющей внешнюю границу территориального моря Китая.

Закон декларирует, что КНР обладает суверенными правами на разведку и освоение природных ресурсов в толще воды, на морском дне и в его недрах в пределах исключительной экономической зоны, а также на континентальном шельфе. К числу природных ресурсов, разрабатываемых на таких принципах, относятся как полезные ископаемые, так и биоресурсы. Суверенные права Китая касаются и деятельности, связанной с использованием производительной энергии моря, морских течений, ветра. Суда, принадлежащие иностранным юридическим и физическим лицам, а также международным организациям, могут заниматься раболовством в пределах исключительной экономической зоны КНР только после получения лицензии от китайских правительственных инстанций (с. 62-68, 86-88).

Хозяйственные аспекты МД регулируются и принятым в 2001 г. Законом КНР об управлении использованием морских акваторий. Правоотношения, описываемые данным законом, распространяются на поверхность и толщу воды, морское дно и его почву во внутренних водах и территориальном море Китая. Установлено, что морские акватории находятся в государственной собственности, их не могут присваивать, покупать и продавать юридические и физические лица. Для того чтобы использовать акватории, любое предприятие или физическое лицо должны получить на это разрешение государства.

Для того чтобы получить право пользования акваторией, соискатель должен представить в соответствующий местный административный орган заявку; технико-экономическое обоснование; документы, подтверждающие обеспеченность полученных креди-

тов, и другие документы, установленные законодательством. В общем случае заявки рассматриваются и утверждаются на провинциальном уровне, но определенные категории проектов могут осуществляться только с согласия Госсовета КНР (осушение более 50 га акватории; огораживание более 100 га акватории; использование более 700 га акватории и др.). Максимальные сроки, на которые предоставляются права пользования акваториями, установлены дифференцированно для отдельных отраслей морского хозяйства: для аквакультуры - 15 лет; для утилизации судов - 20 лет; для ту-ристско-рекреационной деятельности - 25 лет; для заготовки соли и добычи полезных ископаемых - 30 лет; для содержания объектов социальной инфраструктуры - 40 лет; для строительства портов и верфей - 50 лет.

Закон предусматривает также выделение функциональных морских зон, специализирующихся на том или ином виде деятельности. Такие зоны должны выделяться как на общегосударственном, так и на местных уровнях. Установлено, что планы развития аквакультуры, соляной промышленности, транспорта, туризма и других видов морской деятельности должны разрабатываться в соответствии со спецификой тех или иных функциональных морских зон. То же самое касается использования земли на побережье, а также городского и портового строительства в приморской полосе (с. 87, 232-233).

К числу законов, регулирующих деятельность в отдельных отраслях морского хозяйства, относятся Закон КНР о рыболовстве (1986 г., с изменениями, внесенными в 2000 и 2004 гг.) и Закон КНР о портах (2003). К ним примыкает изданный Госсоветом КНР нормативно-правовой акт - «Указания о международном сотрудничестве при разработке морских месторождений нефти» (1982 г., с изменениями от 2001 г.), который создал правовые условия для привлечения иностранных инвестиций в добычу углеводородов на континентальном шельфе Китая.

Разрешению экологических проблем, возникающих в связи с использованием морских ресурсов, призваны способствовать Закон КНР об охране морской среды (1982 г., с поправками от 1999 г.) и Закон КНР об охране морских островов (2009). Требования к эффективному функционированию судов и береговой инфраструкту-

ры изложены в Законе КНР о безопасности морских транспортных перевозок (1983).

Вопросы хозяйственной деятельности на море так или иначе затрагиваются и во многих правовых актах, относящихся к смежным областям законодательства, таких как Закон КНР о противодействии загрязнению водных ресурсов (1984 г., с поправками от 1996 и 2008 гг.), Закон КНР об ископаемых ресурсах (1986 г., с поправками от 1996 г.), Закон КНР о метеорологии (1999), Закон КНР о возобновляемых источниках энергии (2005 г., с поправками от 2009 г.), Закон КНР о нефте- и газопроводах (2010) и др.

Современное законодательство КНР предоставляет значительные полномочия по регулированию МД местным органам власти. В соответствии с Законом КНР о законотворческом процессе административные единицы провинциального уровня могут в рамках своей юрисдикции принимать собственные законодательные акты, в том числе и по морскому праву. Из 11 приморских провинций наибольшим объемом прав в этой области обладают Хайнань (благодаря статусу свободной экономической зоны) и Гуанси (вследствие своего статуса автономного района). На основе таких местных законов органы исполнительной власти провинций, автономных районов, городов центрального подчинения и крупных городов могут издавать собственные нормативно-правовые акты. Юрисдикция местных властей обычно распространяется лишь на внутренние воды и территориальное море, что же касается исключительной экономической зоны и континентального шельфа, то там действуют только общекитайские законы и нормативные акты.

Общенациональные законы по морской проблематике прямо предусматривают выполнение определенных функций местными властями. Так, Закон КНР об управлении использованием морских акваторий декларирует, что органы управления МД, являющиеся подразделениями местных правительств на уровнях уезда и выше, осуществляют надзор за использованием акваторий, находящихся в рамках их территориальной юрисдикции. Местные органы управления МД имеют право определять границы функциональных морских зон в рамках более крупных таких зон, выделенных на вышестоящем уровне. Практическая работа в этом направлении началась после утверждения Госсоветом КНР в 2002 г. «Плана функционального районирования приморской полосы», он предусматривал

выделение десяти видов функциональных морских зон: 1) транс-портно-портовых; 2) зон рыболовства и аквакультуры; 3) зон добычи полезных ископаемых; 4) туристических; 5) зон использования водных ресурсов; 6) зон развития морской энергетики; 7) зон сосредоточения гидрологических сооружений; 8) морских охранных зон; 9) зон особого назначения; 10) зон, оставленных для будущего освоения. В последующие годы на общенациональном уровне было выделено 30 функциональных зон - в прибрежных морях, вокруг островов и в районах разработки природных ресурсов: семь - в заливе Бохай, шесть - в Желтом море, семь - в Восточно-Китайском море, 10 - в Южно-Китайском море (с. 98-100, 232-233).

Закон КНР о портах установил, что административные единицы провинциального уровня могут самостоятельно разрабатывать планы портового строительства и передавать их на согласование в Госсовет КНР. Центральное правительство может вносить коррективы в план в течение 30 дней с момента его представления, после чего план вводится в действие правительством провинции, автономного района или города центрального подчинения.

Закон КНР об охране морской среды предоставляет полномочия по экологическому контролю природоохранным службам, действующим в структурах местных правительств на уровнях уезда и выше. Административным единицам провинциального уровня разрешено самостоятельно устанавливать на своих территориях систему показателей состояния морской среды.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Как правило, после издания определенного закона на общенациональном уровне местные власти тоже выпускают документы по соответствующей тематике. К примеру, после вступления в силу с 1 января 2002 г. Закона КНР об управлении использованием морских акваторий аналогичные правовые акты были за 2003-2007 гг. изданы во всех 11 приморских провинциях. Причем в Шанхае, провинциях Ляонин и Чжэцзян и Гуанси-Чжуанском автономном районе (ГЧАР) это были нормативные акты местных правительств, а в остальных семи провинциях - акты, принятые Постоянными комитетами Собраний народных представителей. В этих документах были уточнены границы функциональных морских зон, установлен порядок возмездного пользования акваториями и, кроме того, прояснены некоторые вопросы, недостаточно конкретизированные общенациональным законом (определение береговой ли-

нии, порядок сбора платы за использование акваторий и компенсации за отказ от их использования и т.д.).

Хотя общенациональный закон об охране морской среды появился еще в 1982 г., но первый такой нормативный акт провинциального уровня был издан только в 1996 г. в Тяньцзине. Затем, за 2002-2009 гг., подобные акты были выпущены во всех приморских провинциях, кроме Хэбэя, а также Шанхая и ГЧАР. В основном они повторяют положения общенационального закона или выполняют его предписания, в частности, об установлении местных стандартов состояния морской среды.

Местные нормативные акты по вопросам рыболовства стали приниматься с середины 1980-х годов (первый из них был принят в Шанхае в 1985 г., т.е. за год до появления общенационального закона). В настоящее время они действуют во всех 11 приморских провинциях. Общей их чертой является то, что в рамках одного документа рассматривается проблематика и морского, и пресноводного рыболовства. В этих документах устанавливаются порядок лицензирования аквакультурного производства, квоты на вылов рыбы и порядок получения лицензии на рыболовство; регулируется дальний экспедиционный промысел в международных водах; описывается механизм установления сезонных мораториев на вылов рыбы и т.д. (с. 97-106).

Местные нормативные акты часто заполняют пустоты, остающиеся в общекитайских правовых актах. Документы местных властей делают правоприменение более конкретным, они лучше учитывают возникающие в хозяйственной практике сложные ситуации. Кроме того, особенностью китайской методики хозяйственных реформ является возможность экспериментальной отработки тех или иных новаций в рамках отдельных регионов. Новые методы управления МД, впервые санкционированные нормативным актом того или иного местного правительства или Собрания народных представителей, могут быть впоследствии внедрены повсеместно уже общенациональным правовым актом. Но бывает и так, что по одному и тому же вопросу в нормативных актах отдельных провинций или муниципалитетов могут содержаться различные трактовки (с. 106-107).

В системе управления МД на общенациональном уровне центральное место занимает Государственная океанографическая

администрация (ГОА). Она была создана в 1964 г. (до этого отдельные отрасли морского хозяйства управлялись ведомствами, отвечавшими за аналогичную деятельность на суше). ГОА замышлялась как единый орган управления морскими ресурсами и человеческим потенциалом МД. Но реально в первые десятилетия ее существования в деятельности ГОА преобладала научно-исследовательская составляющая.

Уже в период реформ в 1983 г. было определено, что ГОА напрямую подчиняется Госсовету КНР и занимается управлением всей МД, а также отвечает за исследования морей и оказание публичных услуг, связанных с морской проблематикой. Тогда же началось создание органов управления МД на местах, но изначально они входили в структуру ГОА, а не местных правительств. Только с 1989 г. такие органы управления стали создаваться в структурах правительств приморских провинций, автономных районов, городов центрального подчинения, уездов и городов.

В ходе реорганизации правительственных структур в 1998 г. компетенция органов управления МД была определена как управление использованием морских районов, охрана морской среды, внедрение научно-технических инноваций в морской сфере, развитие международного сотрудничества, предотвращение и ликвидация последствий стихийных бедствий, защита прав субъектов МД. В свою очередь, в 2008 г. в ходе новой реорганизации системы исполнительной власти к вышеперечисленным функциям ГОА были добавлены:

- наблюдение и оценка развития морского хозяйства, распространение соответствующей информации;

- стимулирование энерго- и ресурсосбережения в МД, адаптация ее к изменениям климата;

- охрана природной среды морских островов и организация использования необитаемых островов, принадлежащих КНР;

- организация исследований в сферах использования морской воды и возобновляемых источников энергии, внедрения соответствующих технологий;

- организация и управление системой обеспечения безопасности морской среды;

- патрулирование и обеспечение правопорядка в находящихся под управлением Китая морских акваториях.

К настоящему времени сложилась система управления МД по двум линиям: «Центр - подчиненные ему морские районы» и «Центр - местные власти». В структуре ГОА действуют три районных бюро: 1) Северное (расположено в г. Циндао, сфера ответственности - залив Бохай и Желтое море); 2) Восточное (г. Шанхай, сфера ответственности - Восточно-Китайское море); 3) Южное (г. Гуанчжоу, сфера ответственности - Южно-Китайское море). Эти бюро выполняют функции представительств ГОА, отвечающих за реализацию общенациональной морской политики.

В управлении МД на общенациональном уровне в пределах своей компетенции участвуют также:

- Министерство иностранных дел, в составе которого в 2009 г. был создан Департамент пограничных и морских дел, занимающийся, в частности, координацией морской политики с другими странами, ведущий межгосударственные переговоры о делимитации морских пространств, о совместном освоении морских ресурсов;

- Госкомиссия по развитию и реформам, которая вырабатывает стратегические планы развития морской экономики, формирует политику использования национальных энергоресурсов, в том числе морских;

- Министерство земельных и природных ресурсов, в ведении которого находятся охрана и рациональное использование природных ресурсов, включая морские;

- Министерство охраны окружающей среды, одна из задач которого - координация всей работы по охране морской среды, предотвращение ее загрязнения, в том числе в результате строительства объектов на береговой линии;

- Министерство транспорта, в сферу ответственности которого входят управление морским транспортным сообщением, морскими портами; обеспечение безопасности, организация спасательных работ на море; предотвращение загрязнений вод судами;

- Министерство сельского хозяйства, которое определяет политику развития рыболовства и аквакультуры, устанавливает соответствующие технические стандарты, осуществляет санитарный контроль над аквакультурными производствами; проводит лицензирование рыболовной деятельности и осуществляет контроль за состоянием рыболовных судов, оборудования для лова, рыбных

портов; устанавливает квалификационные требования к экипажам рыболовных судов, ведет статистику рыболовного промысла;

- Министерство общественной безопасности, в число функций которого входит патрулирование акваторий прибрежных морей Китая.

В структурах местных правительств провинциального, городского и уездного уровней действуют свои подразделения, ответственные за управление МД в рамках данных административно-территориальных единиц. Они могут представлять собой как специализированные органы, так и структуры, решающие более сложный комплекс задач, на практике существуют следующие варианты: 1) бюро управления рыболовством и морской деятельностью (они действуют как подразделения местных правительств в провинциях Ляонин, Шаньдун, Цзянсу, Чжэцзян, Фуцзянь, Гуандун, Хайнань; в городах Далянь, Циндао, Нинбо, Сямэнь, Шэньчжэнь), такие органы подчиняются как ГОА, так и Минсельхозу, как органу управления рыбным хозяйством; 2) однородная структура (например, Тяньцзиньское морское бюро, морское бюро ГЧАР); 3) орган управления добывающей промышленностью, государственными земельными ресурсами и морским хозяйством (он действует в провинции Хэбэй, и в его составе есть специализированный департамент морского хозяйства) (с. 449-457).

Концептуальные основы морской политики Китая были впервые сформулированы в принятой Госсоветом КНР в 1996 г. «Повестке дня по морям и океанам на XXI в.» и в опубликованной в качестве разъяснения ее положений в 1998 г. Белой книге «Развитие морского хозяйства в Китае». В 2003 г. Госсовет КНР утвердил «Всекитайскую программу развития морского хозяйства». Она предусматривала постепенное повышение удельного веса морского хозяйства в экономике страны, совершенствование его структуры и размещения, увеличение вклада научно-технического прогресса (НТП) в его развитие; ускоренное развитие как сложившихся, так и новых отраслей морского комплекса, повышение их международной конкурентоспособности, улучшение качества морской среды. Планировалось, что к 2005 г. добавленная стоимость морского хозяйства составит около 4% национального ВВП, а к 2010 г. - более 5% национального ВВП. В приморских провинциях добавленная стоимость морского хозяйства должна была составить к 2005 г. бо-

лее 8% местных валовых региональных продуктов (ВРП), в ключевых провинциях ее величина должна была составлять в абсолютном выражении не менее 100 млрд. юаней в год. К 2010 г. в приморских провинциях доля морской экономики в ВРП должна была превысить 10%.

Однако еще до истечения срока действия этой программы произошла определенная коррекция морской политики. Она соответствовала установкам выдвинутой руководством КНР в середине 2000-х годов так называемой научной концепции развития, которая, в частности, предусматривает «изменение модели экономического роста». Речь идет об отказе от ставки на поддержание высоких темпов экономического роста любой ценой; о переносе центра тяжести с экстенсивных на интенсивные факторы роста, прежде всего - о внедрении научно-технологических и управленческих инноваций; о снижении удельного ресурсопотребления и ограничении негативного воздействия экономического роста на окружающую среду; о гармонизации экономических, социальных и экологических параметров развития.

В рамках нового курса Госсоветом КНР в 2008 г. была утверждена «Государственная программа развития морской деятельности». Приоритетом в развитии морского хозяйства теперь было объявлено качество, а не абсолютное наращивание объемов производства. Был провозглашен принцип «Осуществлять охрану разрабатываемых ресурсов и разрабатывать охраняемые ресурсы», и в связи с этим предусматривалось создание по-настоящему комплексной системы мониторинга состояния морской среды. Вместе с тем в количественном плане ставились даже более амбициозные задачи, чем в программе 2003 г.: предполагалось довести к 2010 г. долю морской экономики в национальном ВВП до уровня более 11%, а долю сферы услуг в структуре морского хозяйства - до уровня свыше 50%; в морской экономике предполагалось ежегодно создавать более 1 млн. рабочих мест (с. 232-233).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Объем производства в морском хозяйстве КНР в 2009 г. впервые превысил отметку в 3 трлн. юаней и составил 3196,4 млрд. юаней. Доля морского хозяйства в общенациональном ВВП в 2009 г. составила 9,5%. Этот показатель увеличился с 8,7% в 2001 г. до 10,0% в 2006 г., но в последующие годы этот результат превзойден не был: в 2007 г. - 9,6%, в 2008 г. - 9,5%, в 2009 г. - 9,5%. Тем не

менее в собственно приморских провинциях плановые ориентиры доли морского хозяйства в местных ВРП, предусматривавшиеся на конец 11-й пятилетки, были существенно превзойдены: в 2009 г. в среднем по 11 приморским провинциям, автономным районам и городам центрального подчинения этот показатель достигал 15,5%.

Структура морского хозяйства складывалась в 2009 г. следующим образом. На первичный сектор (сельское хозяйство и добывающую промышленность) приходилось около 6% добавленной стоимости всего морского хозяйства; на вторичный сектор (обрабатывающую промышленность и строительство) - 47%; на третичный сектор (сферу услуг) - 47%. Таким образом, доля сервисных отраслей была близка к намечавшимся на конец пятилетки 50%, но все же не достигла их. Объем производства в собственно морских отраслях достигал 1874,2 млрд. юаней, а в связанных с ними и обслуживающих их отраслях - 1322,2 млрд. юаней (в структуре морского комплекса соотношение этих двух секторов составляло 59 : 41).

Китайская статистика специально выделяет показатель «объем производства в ведущих отраслях морского хозяйства», в 2009 г. он достигал 1298,9 млрд. юаней. В его структуре доли отдельных отраслей распределялись следующим образом:

- морские транспортные перевозки - 28,8%;

- морской туризм - 28,7%;

- рыболовство и аквакультура - 19,3%;

- судостроение - 6,4%;

- морская добыча нефти и газа - 5,8%;

- морская добыча других полезных ископаемых - 0,2%;

- строительство морских сооружений - 5,1%;

- химическая промышленность - 4,7%;

- соляная промышленность - 0,4%;

- морская биофармацевтика - 0,4%;

- морская энергетика (ветровая и приливная) - 0,1%;

- использование морской воды - 0,1% (с. 583-584).

В годы 11-й пятилетки (2005-2009) быстрее всего увеличивалась добавленная стоимость в отрасли использования морской воды (среднегодовой темп прироста - 38,0%), быстро развивались также морская химия (31,9%) и морская энергетика (27,9%). Лидерство именно этих отраслей свидетельствовало о реальности прогрессивных сдвигов в структуре китайского морского хозяйст-

ва. Медленнее всего рост был в соляной промышленности (7,1%) и морском транспорте (9,6%), последнее, очевидно, было связано с влиянием мирового финансового кризиса. Высокими среднегодовыми темпами развивалось китайское судостроение (24,6%), а в рыбной отрасли (10,7%) и морской добыче нефти и газа (10,6%) темпы прироста добавленной стоимости были относительно умеренными (с. 234).

Занятость в китайском морском хозяйстве в 2009 г. составляла 32,7 млн. человек, причем в течение года было создано 520 тыс. новых рабочих мест (почти вдвое меньше, чем предусматривали плановые ориентиры). В 11 приморских провинциях число занятых в морских отраслях увеличилось с 21,08 млн. человек в 2001 г. до 32,18 млн. человек в 2008 г., а их доля в совокупной занятости в этих провинциях выросла за это время с 8,1 до 10,3%. В провинциях Фуцзянь и Хайнань, городах центрального подчинения Шанхай и Тяньцзинь на морские отрасли приходится более 20% всех занятых в местных экономиках. Меньше всего (ниже 5%) соответствующий показатель в провинциях Цзянсу, Хэбэй и ГЧАР.

Наибольший вклад в занятость в ведущих отраслях морского хозяйства в 2008 г. вносили рыболовство и обслуживающие его производства - 5,31 млн. человек (60% всех занятых). В сфере морского туризма были заняты 1,20 млн. человек (13,50%), на морском транспорте - 775 тыс. человек (8,76%), в строительстве морских сооружений - 592 тыс. человек (6,69%), в судостроении - 314 тыс. человек (3,55%) (с. 183-184).

Ключевые отрасли китайской морской экономики уже занимают лидирующие позиции в мире. В 2009 г. в «десятке» крупнейших контейнерных портов мира были представлены шесть китайских портов (Шанхай, Сянган, Шэньчжэнь, Гуанчжоу, Нинбо-Чжоушань, Циндао). В судостроении КНР в 2009 г. впервые опередила Южную Корею и вышла на первое место в мире и по числу спущенных на воду судов, и по портфелю заказов. Морские рыбные промыслы в 2008 г. дали продукции на 27,84 млн. т, из которых на вылов в естественных условиях приходилось 13,41 млн. т, а на продукцию морской аквакультуры - 14,44 млн. т. Китай является абсолютным лидером мирового марикультурного производства, его доля в общемировом выпуске морской аквакультуры превышает 60%. Морская добыча нефти в 2009 г. составляла 47,66 млн. т, из

которых 82% было добыто китайскими компаниями на континентальном шельфе самой КНР, а остальное - на морских месторождениях в других странах (с. 185-188, 364).

Китайское морское хозяйство рассредоточено по пяти экономическим районам. Лидером по объему производства морских отраслей является район залива Бохай (провинции Ляонин, Шаньдун, Хэбэй и город центрального подчинения Тяньцзинь). В 2009 г. валовый выпуск морских отраслей достиг здесь 1201,5 млрд. юаней (37,6% общенационального показателя). В районе существует один из крупнейших в мире портовых кластеров. Аквакультурное производство ведется на площади в 1 млн. га (62,5% всех площадей в стране, занятых под эти цели). В 2010 г. было произведено продукции морской аквакультуры на 7,02 млн. т (45,7% национального показателя); морской улов рыбы достигал в 2009 г. 4,2 млн. т (31,8% общенационального улова). На континентальном шельфе в 2009 г. было добыто 23,3 млн. т нефти (это 63% общенациональной морской добычи).

В районе дельты Янцзы (провинции Цзянсу, Чжэцзян, город центрального подчинения Шанхай) объем морского производства в 2009 г. составлял 946,6 млрд. юаней (29,6% общенационального показателя). Район занимает лидирующие позиции в судостроении и производстве оборудования для морских промыслов. На зарегистрированные здесь суда приходилось в 2010 г. 38,4% вылова рыбы в рамках дальнего экспедиционного промысла.

В районе дельты р. Чжуцзян (провинция Гуандун) объем производства в морской экономике в 2009 г. достигал 661,4 млрд. юаней (20,7% общенационального показателя). В структуре ВРП Гуандуна на морские отрасли в 2009 г. приходилось 18%. В районе представлены отрасли морского транспорта, рыболовства, морского туризма, шельфовой добычи нефти и газа; в настоящее время быстро развиваются судостроение, морские биотехнологии и фармацевтика, альтернативная морская энергетика.

В районе западного берега Тайваньского пролива (провинция Фуцзянь) в 2009 г. в морском секторе было произведено товаров и услуг на 320,3 млрд. юаней (10,0% национального показателя). В структуре провинциального ВРП на морские отрасли приходилось 26,2%. В последние годы вследствие установления прямого морского сообщения с Тайванем здесь активно развивается порто-

вое хозяйство. На побережье вводится в строй все больше мощностей ветровой энергетики.

В морском хозяйстве района залива Бэйбу (ГЧАР, провинция Хайнань, отдельные районы провинции Гуандун) объем производства в 2009 г. составил 44,38 млрд. юаней (1,4% национального показателя). Профилирующие отрасли здесь - это рыболовство, морская добыча нефти и газа, морской туризм. В последние годы активное развитие экономических связей со странами АСЕАН способствовало быстрому наращиванию портовых мощностей этого района (с. 181-182).

Ориентиры, касающиеся морского хозяйства, изложенные в 12-м пятилетнем плане (на 2011-2015 гг.), предполагают развитие инновационных отраслей морского хозяйства, таких как фармацевтическая аквакультура и морские биотехнологии; дальний рыболовный промысел, основанный на новых технологиях; высокотехнологичное судостроение и производство оборудования для морских промыслов; опреснение и комплексное использование морской воды; морская энергетика на возобновляемых источниках; производство инновационных морских материалов и измерительного оборудования. К 2015 г. доля инновационных отраслей морского хозяйства в национальном ВВП должна увеличиться с 1 до 2%. Для этого ежегодный темп прироста выпуска в стратегических новых отраслях должен быть не менее 20%, совокупный объем производства в них должен вырасти за пятилетку в четыре раза. Поставлена задача сформировать в приморских регионах три-пять баз высокотехнологичной морской экономики, объем производства в каждой из которых будет превышать 100 млрд. юаней. К 2015 г. доля высокотехнологичных производств в структуре выпуска морского хозяйства должна превысить 10% (с. 251-253).

Более 65% расходов на НИОКР по морской тематике по состоянию на 2009 г. осуществлялось за счет государственного финансирования (из центральных и местных источников). Но в проектах, предполагающих возведение строительных объектов, т.е. в значительной мере связанных с коммерциализацией технологий, доля государства в финансировании составляла менее 1/4, а остальное обеспечивалось за счет собственных средств предприятий, банковских кредитов и т.д.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В конце 2008 г. в Китае существовало 135 исследовательских организаций морского профиля, из них 94 занимались фундаментальными исследованиями, 33 - прикладными, восемь - информационным обеспечением. Более половины (74) этих организаций расположены в Шанхае, провинциях Чжэцзян, Шаньдун и Гуандун. По морской тематике работали 15,6 тыс. исследователей. В годы 11-й пятилетки ГОА подписала соглашение с Министерством образования КНР о ведении морских исследований в 17 ведущих университетах страны; было вновь создано три вуза морского профиля (с. 201-203, 208).

Организационно и финансово НИОКР, выполняемые в различных организациях, координируются как специализированными государственными программами по морской тематике, так и комплексными, многопрофильными научно-технологическими программами. С 2003 г. под руководством ГОА выполняется «проект 908» («Комплексное изучение и оценка ближних морей Китая»), его задачи - определить состояние дна в прибрежных морях, оценить потенциал устойчивого развития на основе использования морских ресурсов, выработать предложения по размещению производительных сил морской экономики. В ходе проведенной работы уже получены важные результаты. Сформирована информационная база «Цифровое море», составлены геологические карты внутренних вод и территориального моря Китая. Установлено, что одной из причин «красных приливов» на китайском побережье является общее изменение климата в Восточной Азии; что повышение уровня моря в результате глобального потепления ведет к миграции части морской фауны в северном направлении. Выяснены закономерности образования льдов в заливе Бохай и Желтом море. Часть полученных результатов доведена до практического освоения: создана система мониторинга «красных приливов», разработаны принципы выделения функциональных морских зон. Исследования в рамках «проекта 908» фактически вышли за пределы ближних морей, они ведутся во всех океанах, в арктических и антарктических районах.

С начала 1990-х годов осуществляется программа «Мировой океан», нацеленная на разведку месторождений полезных ископаемых на морском дне под международными водами, а также на исследования морской фауны и оценку состояния морской природной

среды. Морская тематика выделена в качестве одного из приоритетов многоотраслевой государственной программы «863» (она осуществляется с 1986 г. и ориентирована на разработку технологий для коммерческого внедрения). При этом внимание уделяется прежде всего оборонным, энергетическим, биофармацевтическим технологиям. В рамках реализуемой с 1997 г. госпрограммы фундаментальных исследований «973» осуществляются 28 проектов морского профиля. В 2010 г. морские биотехнологии и разработка оборудования для морской добычи природных ресурсов были определены одним из семи приоритетных направлений в утвержденном Госсоветом КНР плане развития новых «стратегических» отраслей (с. 215, 216, 251).

До сих пор научно-технические инновации наиболее активно внедрялись в следующих отраслях морского хозяйства:

- использование морской воды (ее опреснение, прямое использование, химическая переработка). Для Китая, как страны, испытывающей серьезный дефицит пресной воды, такое задействование морских ресурсов имеет особое значение. В КНР разработаны собственные технологии опреснения, соответствующие передовому мировому уровню; китайское опреснительное оборудование уже поставляется в другие страны. В настоящее время в разных провинциях на востоке страны (в городах Тяньцзинь, Циндао, Сямэнь, провинциях Хэбэй и Гуандун) сооружены или находятся в стадии строительства 57 опреснительных установок. В последние годы в технологических целях, особенно на электростанциях, активно используется и собственно соленая морская вода;

- морская энергетика, использующая возобновляемые источники. К ее развитию Китай побуждает нарастающий дисбаланс между динамикой экономического роста и ограниченностью имеющихся в стране углеводородных ресурсов. В КНР в последние десятилетия активно развивалось использование энергии ветра, страна стала мировым лидером по установленным мощностям ветроэнергетики. На Китай приходится и более половины мирового производства оборудования для этой отрасли, хотя при этом используются в основном импортируемые технологии. До начала 2010-х годов ветроэнергетика развивалась главным образом во внутренних, сухопутных провинциях страны: там небольшими вет-рогенераторами пользовались в основном крестьяне и другие по-

требители, отрезанные от основных энергосетей. Но в последние годы ветроэнергетические установки стали возводиться на насыпных морских платформах. Альтернативная морская энергетика Китая представлена также приливными электростанциями: их действует уже более 40. Соответствующие технологии разрабатывались в КНР еще с 1960-х годов, и они уже достигли мирового уровня. С 1980-х годов ведутся исследования в области использования энергии морских волн. Разработаны технологии производства генераторов небольшой мощности, и они коммерциализированы, но отставание от мировых лидеров в этой области (Великобритании, Норвегии, Дании, Японии) еще велико. В Китае ведутся также исследования в области использования энергии морских течений и термальной энергии моря;

- производство высокотехнологичного морского оборудования (для исследований, для добычи углеводородов и других полезных ископаемых, для морской энергетики; контрольного и измерительного оборудования, судов). Многие из этих производств взаимосвязаны и образуют отраслевые кластеры, их развитие поощряется в рамках госпрограммы «863». Но по многим направлениям отставание от передового мирового уровня все еще значительно;

- морские биотехнологии (увеличение разнообразия морских биоресурсов, аквакультура с целью выведения полезных для здоровья человека продуктов, морская биофармацевтика). Особенно активно такая деятельность развивается в провинции Чжэцзян, на которую приходится более 1/3 производства отрасли. Центры соответствующих НИОКР действуют в Шанхае, Циндао, Сямэне, Гуанчжоу. Когда в 2009 г. в Китае были определены 100 приоритетных видов сельскохозяйственной продукции и 10 передовых агротехнологий, то в их число были включены 10 видов рыборазведения и семь технологий аквакультуры (с. 190-194).

Большое место в докладе уделено внешнеполитическим аспектам МД Китая. К числу стран - непосредственных соседей КНР на море авторами отнесены КНДР, Южная Корея, Япония, Вьетнам, Филиппины, Индонезия и Бруней. Со многими из них за последние десятилетия были подписаны соглашения о сотрудничестве в той или иной области МД: о совместной добыче углеводородов -с Филиппинами (в 2005), Вьетнамом (2005), Южной Кореей (2005),

Японией (2008); о сотрудничестве в сфере рыболовства - с Японией (1997), Южной Кореей (2000); о морском научно-техническом сотрудничестве - с КНДР (1986), Южной Кореей (2007), Малайзией (2009) (с. 48, 124).

Однако делимитация морских пространств между государствами Восточной и Юго-Восточной Азии до сих пор пребывает в хаотическом состоянии. Достаточно упомянуть, что все морские соседи Китая, кроме КНДР, уже выступили с претензиями на расширение континентального шельфа за пределы 200-мильной исключительной экономической зоны. Даже в относительно бесконфликтном районе Желтого моря у Китая не разграничены территориальные воды, исключительная экономическая зона и континентальный шельф с КНДР и исключительная экономическая зона и континентальный шельф - с Южной Кореей. Официальное соглашение о делимитации морских акваторий у КНР есть только с Вьетнамом (оно было подписано в 2000 г.), но оно касается только акватории залива Бэйбу (с. 115, 119).

Издавна существующие между Китаем и соседними странами споры по поводу принадлежности островных территорий в последние годы были осложнены новыми обстоятельствами. США при администрации Обамы заявили о «возвращении в Азию», они пытаются использовать застарелые конфликты для противодействия усилению КНР.

Предпринятые в связи с обострением межкорейского противостояния из-за потопления южнокорейского судна «Чхопан» совместные учения военно-морских сил США и Республики Корея проходили в 2010 г. в пределах китайской исключительной экономической зоны в Желтом море, что вызвало протесты со стороны КНР. США пытаются вмешиваться в спор КНР и Японии по поводу принадлежности островов Дяоюйдао (японское название - Сэн-каку) в Восточно-Китайском море, они предлагают провести трехсторонний диалог по этой проблеме.

Ситуация в Южно-Китайском море, где Китай и ряд стран АСЕАН спорят за обладание островами Наньша (Спратли) в 19902000-е годы эволюционировала от односторонних захватов тех или иных островов вооруженным путем к обсуждению соответствующих проблем по дипломатическим каналам. Но сейчас этот конфликт стал перерастать из локального спора о разделе островов в

полномасштабное столкновение стратегических интересов, и этому способствовали претензии США на роль посредника в отношениях Китая и его соседей. В целом в последние годы по всему периметру китайских морских границ усиливается напряжение, связанное с борьбой за морские ресурсы между сопредельными государствами и с прогрессирующим вовлечением в нее внерегиональных держав (с. 121-144).

П.М. Мозиас

2013.02.032. ЛИ МИНЬЦИ. ПИК ПОТРЕБЛЕНИЯ ЭНЕРГИИ И ПРЕДЕЛЫ ЭКОНОМИЧЕСКОГО РОСТА: КИТАЙ И МИР. LI MINQI. Peak energy and the limits to economic growth: China and the world // The rise of China and the capitalist world order. - Ashgate, 2010. - P. 117-134.

Доцент экономического отделения университета Юта исследует возможные пределы экономического роста Китая исходя из энергетических показателей КНР и динамики мировой энергетики.

В 2010 г. по паритету покупательной способности Китай имел 10% мирового ВВП, что составляет примерно половину доли США. При сохранении современных темпов прироста к 2020 г. Китай должен обогнать США, что, по мнению некоторых авторов, приведет к смене гегемона в мировой капиталистической системе.

При этом Китай потребляет около 17% мировой энергии и должен обогнать США по этому показателю в течение двух лет. Уже в настоящий момент Китай имеет самый большой выброс диоксида углерода в атмосферу, который соответствует 20% мирового (с. 117). По расчетам Ли Миньци, к 2020 г. Китай неминуемо должен испытать энергетический кризис, который приведет к замедлению темпов экономического роста и серьезным социальным изменениям.

С 1980 по 2007 г. годовое потребление энергии в мире выросло на 63%. За этот же период ВВП мира вырос более чем вдвое со средним годовым приростом в 1,4%. Эффективность использования энергии возросла на 45%. За этот же период потребление энергии Китаем выросло в четыре раза со среднегодовым темпом 5,6%, а ВВП Китая увеличивался в среднем на 10% в год, а эффективность потребления энергоресурсов - на 60% (с. 118-119). 72% потребляемой Китаем энергии приходится на добываемый внутри