Научная статья на тему '2013. 01. 017. Озерова Е. Г. Русский лирико-прозаический текст: дискурсивно-когнитивный аспект. – Белгород: ИПК НИУ «БелГУ», 2012. – 276 с. – библиогр. : С. 245–271'

2013. 01. 017. Озерова Е. Г. Русский лирико-прозаический текст: дискурсивно-когнитивный аспект. – Белгород: ИПК НИУ «БелГУ», 2012. – 276 с. – библиогр. : С. 245–271 Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
131
23
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ТЕКСТ – СТИЛИСТИЧЕСКИЙ АНАЛИЗ / РУССКАЯ ЛИТЕРАТУРА – ЯЗЫК И СТИЛЬ / КОГНИТИВНАЯ ЛИНГВИСТИКА / ДИСКУРС
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «2013. 01. 017. Озерова Е. Г. Русский лирико-прозаический текст: дискурсивно-когнитивный аспект. – Белгород: ИПК НИУ «БелГУ», 2012. – 276 с. – библиогр. : С. 245–271»

2013.01.017. ОЗЕРОВА Е.Г. РУССКИЙ ЛИРИКО-ПРОЗАИЧЕСКИЙ ТЕКСТ: Дискурсивно-когнитивный аспект. - Белгород: ИПК НИУ «БелГУ», 2012. - 276 с. - Библиогр.: с. 245-271.

В монографии, состоящей из введения и четырех глав, русский лирико-прозаический текст исследуется с точки зрения когнитивных стратегий его порождении, в плане осмысления коннота-тивных факторов поэтического сознания и в аспекте прагматики его восприятия.

Во введении Е.Г. Озерова отмечает, что русский лирико-прозаический текст до настоящего времени не изучен когнитивной поэтикой в достаточной степени. Цель монографии - выявление его базовых категорий и разработка инструментария для их интерпретации в русле когнитивно-дискурсивной и лингвокультурной парадигм.

Лингвопрозаические тексты, или лирическая проза, определяются автором как коммуникативно-прагматическое выражение поэтического мышления в прозе. Действительность отражается в текстах этого жанра посредством концентрированной субъективной коннотации, вызванной переживанием событий и явлений жизни. Индивидуальные переживания, однако, во многом обусловлены ценностными и культурными категориями, свойственными носителям данного языка. Поэтому исследование основывается на признании бинарной природы лингвопрозаического текста: с одной стороны, это продукт авторской деятельности, с другой - он является исторически и культурно обусловленным.

В первой главе «Проблемы когнитивно-прагматического моделирования дискурсивного пространства русского лирико-прозаи-ческого текста» анализируются дискурсообразующие компоненты и признаки данного типа текста.

Дискурс, в отличие от текста, представляет собой нелинейное образование, смысл которого наряду с речевыми элементами формируется внеязыковыми категориями, такими как знания о мире, ценностные установки, культурные концепты, личные мнения. Дискурсивное пространство лирико-прозаического текста определяется как «нелинейная система прозаических текстов, речевые жанры которых представляют субъективное речемыслительное отображение действительности в чувственно-ассоциативном восприятии автора» (с. 17). Как процесс взаимодействия автора и читателя лирико-

прозаический дискурс соответствует пониманию как интерактивной деятельности участников коммуникации: адресат-читатель, интерпретируя лирико-прозаический текст, должен воспринимать комплекс глубинных смыслов, входящих в авторский замысел. Для этого необходимо знание мира автора - его культуры, эпохи, событий личной жизни.

Роль центральной креативной константы дискурсивного пространства лирической прозы автор отводит эготопу. Данное понятие характеризуется как «комплекс нарративных элементов субъективного речемышления: субъективно-индивидуального восприятия действительности; соотнесения действительности с "Я-лично-стью"; создания определенных эго-смыслов, эго-воспоминаний, эго-оценок» (с. 6). Таким образом, эготоп представляет собой концентрированное выражение авторского «я» - всего того, из чего создается интенциональный посыл читателю. Другими конструктивными механизмами формирования содержания текстов, принадлежащих к лирико-прозаическому дискурсу, являются понятия протодискурсивной среды и лирических рефлексем. Протодискур-сивной средой Е.Г. Озерова называет речемыслительное пространство, в котором зарождается философско-психологический смысл текста и продуцируются языковые знаки, репрезентирующие культурно маркированные и лирические концепты. Лирические рефлек-семы представляют собой авторский интроспективный анализ собственных переживаний. В лирико-прозаическом тексте это единицы дискурсивно обусловленного «сканирования действительности» (с. 68).

Во второй главе «Коннотативно-смысловое содержание ли-рикопрозаического текста как проблема когнитивной поэтики» рассматриваются ментальные и языковые компоненты, формирующие специфику содержания рассматриваемого типа текста. Разграничиваются понятия смысла и концепта. Смысл определяется как ментальное содержание, отображающее разнообразные связи между сторонами одного предмета или отдельными предметами, явлениями и действиями. Для создания смысла необходима предикация, выражающая эти связи. Концепт характеризуется как «динамическая когнитивная модель, отображающая структуру смысла в сознании индивида» (с. 72). Художественный концепт, в том числе в лирико-прозаическом тексте, представляет собой одновремен-

но и индивидуальное представление, и общность: он формируется на пересечении эготопа, т.е. субъективного восприятия действительности и личностных смыслов, с одной стороны, и знаний о мире, запечатленных в сознании носителей языка и культуры - с другой.

На примере ряда текстов анализируется роль в лирикопро-заическом жанре апперцептивной номинации, эксплицирующей чувственные и смысловые аналогии - ассоциацию воспринимаемого в данный момент с тем, что было ранее пережито и осознано. Языковым механизмом этого феномена является вторичная номинация, основанная на переносе имени по принципу сходства или смежности обозначаемых явлений. Например, в стихотворении в прозе И. С. Тургенева «Старуха» такой апперцептивной номинацией становится вынесенное в заглавие слово, ассоциирующее понятия старая женщина и смерть. При этом переживание, выраженное во многих стихотворениях в прозе Тургенева (предчувствие скорой смерти), является личностным, связанным с обстоятельствами жизни, а именно с неизлечимой болезнью, но способы его выражения соответствуют принятым в культуре образам и символам, среди которых старуха и женщина в длинном белом покрове (И.С. Тургенев, «Последнее свидание»).

Доминирующей ценностной и культурологической категорией в структуре лирико-прозаического текста является, по мнению Е.Г. Озеровой, культурная коннотация. Эта категория связывает индивидуальные переживания и смыслы с концептами национальной культуры и вводит текст лирической прозы в этнокультурное пространство в разнообразии составляющих его представлений. Поэтому русскому лирико-прозаическому тексту присущи вариации коннотативно нагруженных слов и выражений, раскрывающие различные культурные смыслы обозначаемых ими концептов. Так, Масленица может оставаться в индивидуальном сознании и памяти, с одной стороны, как веселый праздник, связанный с проводами зимы, и вызывающий ассоциативный ряд: гуляние, блины, веселые сани, пир, широкое идолопоклонство, красные дни, щедрое солнце (в лирической прозе И.С. Шмелёва, А.Н. Толстого, А.И. Куприна). С другой стороны, этот праздник является в православии преддверием Великого поста и ассоциируется с понятиями Великий пост, Чистый понедельник, Прощеное воскресенье, прощение, принадле-

жащими к христианскому пласту русской культуры (у И. С. Шмелёва, И.А. Бунина).

Система языковых средств лирико-прозаического текста развивается во многом за счет индивидуально-авторских поэтических фразеологизмов, образованных через контаминирование узуальных фразеологических единиц. Такой способ позволяет дополнять узуальные значения авторскими образами, усиливая коннотативную нагруженность выражений: лазурное море дает лазурное царство, царство лазури (И.С. Тургенев, «Лазурное царство»). Контаминация фразеологизмов также играет в этом дискурсе конструктивную роль: в полных и частичных повторах, в параллельных конструкциях, создаваемых контаминированными фразеологизмами, проявляется близость лирической прозы к поэзии.

Третья глава «Векторы дискурсивно-смысловой организации русского лирикопрозаического текста» посвящена исследованию когнитивных и языковых закономерностей порождения данного типа текста. В качестве когнитивного основания этого процесса, по мнению Е.Г. Озеровой, выступает языковая память, которая характеризуется как долговременная память, включающая в себя как событийную / ситуативную (эпизодическую), так и семантическую информацию. Семантическая память актуализирует семантику и форму языковых знаков, связанных с номинацией тех или иных составляющих коммуникативно-прагматической ситуации. Языковая память тесно связана с ценностными категориями и установками - «моральным словарем» (с. 136), так как естественный язык является хранилищем знаний и представлений, формирующих картину мира народа-носителя языка. Для текстопорождения лирической прозы важны оба вида памяти - эпизодическая и семантическая. Их взаимодействие интегрирует данные непосредственного чувственно-созерцательного опыта с когнитивными и языковыми элементами, позволяющими обобщить опыт и воплотить его в вербальном тексте. Из этой закономерности порождения лирикопро-заического текста следует другая - синергетика смысловой и эмо-тивной информации, раскрывающейся через его эготоп, т.е. через соотнесенность в этом типе текста действительности с «Я-лич-ностью» автора.

Доминантным в лирической прозе является личностный смысл. Поэтому важнейшим условием текстопорождения в этом

дискурсе является наличие такой действительности, которая создавала бы возможность для проявления субъективного переживания автора и реализации его коммуникативной компетенции. Но для успешности коммуникации в лирикопрозаическом дискурсе также необходимо, чтобы эготопы автора и читателя имели максимальный объем общих или пересекающихся ассоциаций, ценностных категорий, духовных и культурных кодов. Только в этом случае содержание текста и замысел автора могут найти отклик в индивидуально-личностном восприятии (эготопе) читателя и быть адекватно проинтерпретированы им.

Среди языковых средств репрезентации личностных смыслов в лирикопрозаическом дискурсе выделяются личные местоимения (я, мне) и личные формы глаголов (помню, думал). Лирикопрозаи-ческий текст отличается также усложненностью композиции, что проявляется в присутствии специфических для него когнитивно-дискурсивных пассажей, направленных на поэтизированное описание ситуаций, состояний, переживаний и деталей. Эти пассажи выражают синтез чувств и мыслей, описанных через призму лирического «я» автора. Такая композиция является подтверждением доминантного характера эготопа как организующего центра лири-копрозаического текста.

Другим важным компонентом текстопорождения в лирической прозе является интраперсональное общение - разговор с собой, или внутренняя речь. Для правильного понимания роли внутренней речи в лирикопрозаическом тексте Е.Г. Озерова считает важным положение, выдвинутое Л.С. Выготским. Согласно этому положению, внутренняя речь имеет особую психологическую природу: ее нельзя отождествлять с мыслью, но по отношению к другим видам речевой деятельности она также обладает особенностями: «Небезразлично, думается нам, говорю ли я себе или другим. Внутренняя речь есть речь для себя» (цит. по реферируемой работе, с. 162). При этом значительную роль в изучении природы и функций внутренней речи Л.С. Выготский отводил речевой памяти. Е. Г. Озерова разделяет этапы формирования внутренней речи в ли-рико-прозаическом дискурсе: а) этап внутреннего мысленного припоминания; б) этап внутреннего программирования эготопа; в) этап объективирования переживаний лирического героя и ментально-философских позиций автора языковыми средствами.

Лирико-прозаический текст содержит, как правило, особые единицы, синтетически и концентрированно выражающие доминантные для автора субъективные смыслы. Эти единицы автор монографии называет интенциональными образами, или ценностно-смысловыми объектами, полагая, что в исследуемом дискурсе они соотносят уровень индивидуального сознания с трансцендентными категориями.

В четвертой главе «Этнокультурные константы русского ли-рико-прозаического текста» исследуется роль православных христианских концептов как культурных универсалий этого дискурса. К таким универсалиям принадлежат названия важнейших церковных праздников - Рождество, Пасха, Троица, а также концепты Святость, Икона, Пресвятая Богородица. В русском лирикопро-заическом тексте они функционируют как концепты-интегративы, т.е. представляют собой когнитивные структуры, которые эксплицируются целым рядом образных составляющих. Например, в произведении И.С. Шмелёва «Лето Господне» этими составляющими являются тропы: эпитеты (крепкий морозный воздух, церковный гул, льдистая чистота и снежность); метафоры (плавает гул, кружево деревьев, солнце побежало по верхушкам); сравнениями (снежное кружево деревьев легко, как воздух). Как показывает анализ лири-копрозаических текстов разных авторов, концепты-интегративы выявляют тесную связь культуры и природы в их эготопах. Эта связь является константной, так как объекты природы обретают символическое значение для раскрытия содержания культурных и религиозных концептов. Например, такой связью соединены понятия Троица и береза, что выражено также в поговорке Троица без березы - что Рождество без елки. Святость как концепт-интегратив отражает связь в русском этнокультурном пространстве концептов свет и свят, имеющую начало в этимологии основ в восточнославянских языках. Святость / святой / священный и свет / светлый, включая производные этих номинаций, часто встречаются вместе в контекстах русской лирической прозы: «Любуется, как они светятся хорошо. И я любуюсь: это - святая иллюминация» (И.С. Шмелев, «Лето Господне»). Универсальные этнокультурные концепты выполняют в лирико-прозаическом тексте нарративную функцию: они конструируют текст и сами, по своей сути, близки емкому рассказу.

В заключение Е.Г. Озерова отмечает, что выявленные особенности лирико-прозаического текста позволяют рассматривать его не только как диалог автор - читатель, но и как диалог автор -культурная память и читатель - культурная память, происходящий в определенном культурном пространстве.

Е.О. Опарина

2013.01.018. ДИСКУРС. РЕАЛЬНОСТЬ. ИДЕНТИЧНОСТЬ: ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ ПОНЯТИЙ И СУЩНОСТЕЙ / Барать-ко О.А., Блинова М.П., Хутыз И.П. и др.; Под ред. Хутыз И.П. -Краснодар: Кубан. гос. ун-т, 2012. - 175 с. - Библиогр. в конце разд.

Монография посвящена анализу дискурсов и всех сторон взаимодействия реальности с человеком и особенностями его жизнедеятельности. Описаны наиболее яркие проявления подобной взаимосвязи с точки зрения лингвистики и других гуманитарных направлений. В центре внимания авторов - общефилософские категории дискурса, проявление их связи с эпохой, социумом, личностью; аспекты дискурсивной деятельности, представленные в профессиональных и жанровых разновидностях дискурса, а также категориальные основы и тенденции сохранения смысловой целостности дискурсов в межъязыковой коммуникации.

В предисловии И.П. Хутыз отмечает, что исследования дискурсивной деятельности человека в настоящее время отличаются особой междисциплинарностью и характеризуются социальным, политическим, идеологическим, культурологическим, стилистическим, коммуникативным и многими другими аспектами. Многогранность феномена, отражающего многоярусность бытия, наиболее ярко проявляется в дискурсах современности, а особенности их перевоплощений и трансформаций демонстрируют специфику эпохи. Исследованию взаимосвязи дискурсов и всех сторон нашей реальности с человеком и особенностями его жизнедеятельности посвящено данное издание, цель которого - описание наиболее ярких проявлений подобной взаимосвязи с точки зрения лингвистики и других гуманитарных направлений. Подобная исследовательская перспектива выдвигает комплекс задач, успешно реализованных в монографии: рассмотреть общие характеристики современных дискурсов и определить их основные отличия от дискурсов пред-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.