Научная статья на тему '2009. 03. 030. Мягков Б. С. Булгаков на Патриарших. - М. : алгоритм, 2008. - 352 с'

2009. 03. 030. Мягков Б. С. Булгаков на Патриарших. - М. : алгоритм, 2008. - 352 с Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
329
41
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
БУЛГАКОВ М.А. / ЛИТЕРАТУРНОЕ КРАЕВЕДЕНИЕ МОСКВА
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «2009. 03. 030. Мягков Б. С. Булгаков на Патриарших. - М. : алгоритм, 2008. - 352 с»

2009.03.030. МЯГКОВ Б.С. БУЛГАКОВ НА ПАТРИАРШИХ. - М.: Алгоритм, 2008. - 352 с.

Среди самых первых, кто прочитал роман «Мастер и Маргарита» и отправился на поиски «подвала мастера», «особняка Маргариты», Варьете, клиники Стравинского, Дома Грибоедова, был московский инженер-химик Б.С. Мягков (1938-2003) - краевед и библиограф, собиратель и хранитель, экскурсовод и лектор, подвижник, объехавший всю Россию по местам жизни Булгакова, пишет И.Я. Горпенко (сотрудник Булгаковского дома) в статье «"Сегодня вечером на Патриарших будет интересная история...": Вместо предисловия».

Книга Б.С. Мягкова представляет собой своеобразный путеводитель по «Булгаковской Москве» - адресам, связанным с жизнью писателя и его литературными героями. В обращении «К читателю» Б.С. Мягков напоминал, что в творчестве писателя отразились события его жизни, происходившие в разных географических точках страны. Эти места «прописки» его героев либо всегда точно узнаваемы в фактических адресах, либо слегка зашифрованы или неуловимо изменены, перенесены, соединены друг с другом в причудливых сочетаниях.

Место действия рассказов цикла «Записки юного врача» -дореволюционное захолустье русской провинции, Смоленщины и Вязьмы, где в 1916-1918 гг. Булгаков работал земским врачом. Рассказы «В ночь на 3-е число», «Я убил» и роман «Белая гвардия» автобиографически отражают «смутное время» в Киеве, где писатель жил в 1918-1919 гг. Наброски «Дань восхищения», «Необыкновенные приключения доктора»; рассказы «Налет», «Красная корона», «Китайская история»; пьеса «Сыновья муллы» рассказывают о событиях революции и Гражданской войны на Украине и Северном Кавказе. В конце 1919 г. писатель оказался во Владикавказе, где он «бросил звание лекаря с отличием и писал»: его фельетоны «шли во многих кавказских газетах», а в рассказе «Богема» и в повести «Записки на манжетах» легко узнаются реальные люди и места тогдашнего Владикавказа.

Булгаков был одним из так называемых «южных провинциалов», приехавших «завоевывать» столицу, где вскоре появятся И. Бабель, Ю. Олеша, И. Ильф, Е. Петров, К. Паустовский,

В. Катаев и другие писатели, образовавшие новое поколение советской художественной интеллигенции. Приехав в Москву осенью 1921 г. тридцатилетним начинающим писателем и драматургом, Булгаков «сразу и навсегда полюбил этот город». Вся последующая жизнь и творчество писателя были связаны со столицей, вдохновившей его на создание очерков, рассказов, повестей, пьес и романов («Зойкина квартира», «Багровый остров», «Блаженство», «Иван Васильевич»; «Записки покойника», «Театральный роман», «Мастер и Маргарита»). Автор исследует главный город литературной топографии Булгакова - Москву и рассказывает только об основных московских адресах писателя и его героев.

Первым местом работы в Москве стал для Булгакова Литературный отдел (Лито) Главного политико-просветительного комитета Республики (Главполитпросвет) при Народном Комиссариате по просвещению (Наркомпрос), созданного для объединения всей политико-просветительной и агитационной работы страны. Туда осенью 1921 г. писатель пришел с удостоверением Владикавказского подотдела искусств. К тому времени квартиры громадного дома № 6 на Сретенском бульваре, где располагался Главполитпросвет, были преобразованы в длинные соединявшиеся между собой учрежденческие коридоры, и герою «Записок на манжетах» в этом здании стало страшно. Почтовый адрес Лито значился как «Сретенский бульвар, 6, Юшков переулок, 6-й подъезд, квартира 65». В «Записках на манжетах» указано два адреса: первый, куда пришел рассказчик, - «Дом 4, 6-й подъезд, 3-й этаж, квартира 50, комната 7», и второй, после переезда Лито, - во «2-м подъезде, 1-м этаже, квартире 23, комнате 40». И хотя при поисках пропавшего учреждения герой сталкивается с чертовщиной, описанной в повести «Дьяво-лиада», видно, что адрес фактического Лито лишь прозрачно зашифрован автором - 6-й подъезд и 50-я квартира (как и 65-я) и по сию пору выходят в Юшков переулок. В структуру Наркомпроса входили также Главпрофобр, Главсоцвос (фамилия персонажа в повести «Дьяволиада» - Соцвосский), и трудности героя повести в поисках «своего» Лито выросли до размеров трагедии.

В бытность секретарем в Лито, Булгаков занимался также обработкой присылаемых рукописей, составлением сборников русских поэтов, сочинением лозунгов для агитпоезда Главполитпрос-вета в помощь голодающим Поволжья. В это время были написаны

фельетоны «Муза мести», «Евгений Онегин», «Театральный Октябрь». Однако с 1 декабря 1921 г. Булгаков ненадолго остался без работы. В дальнейшем он заведовал отделом хроники в «Торгово-промышленном вестнике», играл в бродячем коллективе актеров, вел конферанс в маленьком театре на окраине Москвы, работал заведующим издательской частью в Военно-воздушной академии им. Н.Е. Жуковского и, наконец, поступил на службу в газеты «Рабочий» и «Гудок», стал печататься в берлинской газете «Накануне» и в небольших московских журналах.

В январе 1922 г. появился первый московский очерк Булгакова «Торговый ренессанс», в котором описан возрождающийся после разрухи город. Мысль о необходимости наведения порядка в обществе проходит у писателя через многие московские очерки («Комаровское дело», «Под стеклянным небом»), фельетоны («Похождения Чичикова», «Три вида свинства», «Бурнаковский племянник») и бытовые сатирические зарисовки («Псалом», «День нашей жизни», «Площадь на колесах»). В те же годы он интересовался историей Москвы и Подмосковья, и эти впечатления легли в основу серии рассказов («№ 13 - Дом Эльпит-Рабкоммуна», «Ханский огонь» и др.), продолжившей в идейном плане его очерки о Гражданской войне.

Во второй главе «"Дьяволиада" "Роковых яиц" и "Собачьего сердца"» рассматриваются московские реалии сатирических повестей писателя, созданных в 1923-1925 гг. и образовавших своего рода трилогию в жанре фантастики, гротеска, сатиры, буффонады. В них шаржевые зарисовки, пародийные карикатуры, места событий всегда узнаваемы, хотя и фантастичны.

В третьей главе «Где была "Зойкина квартира"?» автор уточняет топонимию двух московских комедий Булгакова. Жанр своей первой московской комедии «Зойкина квартира» (1925) он определил как трагический фарс. Премьера пьесы в октябре 1926 г. в Московском театре им. Евг. Вахтангова (вскоре после «Дней Турбиных») шла с большим успехом. «Зойкина квартира», с точки зрения Б.С. Мягкова, скорее всего, находилась в доме № 10 по Большой Садовой улице. Вторая московская пьеса - «Багровый остров» («драматический памфлет», по определению писателя) - была поставлена в конце 1928 г. и спустя три месяца снята из репертуара одновременно с другими пьесами. Написанная в стиле «капустни-

ка», комедия с использованием приема «театра в театре» пародировала приуроченные к 10-й годовщине революции пьесы: «1917» Н. Суханова и И. Платона в Малом театре, «Взятие Бастилии» Р. Ролана во Втором художественном театре, «Голгофа» Д. Чижевского в театре Революции, «Мятеж» по книге Д. Фурманова «Чапаев» в Драматическом театре имени МГСПС. Главным источником, вдохновившим на пародию, по мнению Б.С. Мягкова, была пьеса Г. Венецианова «Джума Машид», поставленная в Театре обозрений на Никитском бульваре, 8а (в нынешнем Доме журналиста, в те годы бывшего Домом печати). Председателем совета театра и его фактическим директором был шельмовавший все основные произведения Булгакова критик О. Литовский (прототип О. Латунского в «Мастере и Маргарите»).

Первое постоянное московское жилище появилось у писателя через двенадцать с половиной лет после его приезда в Москву. Свою «беспокойную» квартиру № 50 писатель прославил в романе «Мастер и Маргарита»: фантазией автора дом № 10 на Большой Садовой улице превратился в дом «302-бис по Садовой» (формулу превращения вывел литературовед И.Ф. Бэлза: (3 + 0 + 2) х 2 = 10). Измененное Булгаковым название улицы не слишком грешит против реальности: Большая Садовая в 20-30-е годы называлась и Садовой-Триумфальной, и просто Садовой. Знаменитый дом построен в 1903 г. архитекторами А.Н. Милковым и Э.И. Юдицким для владельца табачной фабрики «Дукат» И. Пигита. Одновременно во внутренних помещениях двора по заказу художников П. Конча-ловского, Г. Якулова, В. Рябушинского были выстроены специальные мастерские. Дом связан с именами Сурикова и Шаляпина, пианистов Боровского и Игумнова, с живописцами группы «Бубновый валет», скульптором Конёнковым, а также с именами Сергея Есенина (здесь он познакомился с Айседорой Дункан) и поэтов-имажинистов А. Мариенгофа и В. Шершеневича. В послеоктябрьские дни здание стало одним из первых рабочих домов-коммун.

По мнению Б. С. Мягкова, все числовые совпадения у Булгакова не случайны, и набор цифр, составляющий этот нарочито подробный адрес, знаменателен. Номера дома со стороны Фролова и Юшкова переулков одинаковы: № I; по переулку Милютинскому он значится под № 22. Однако если считать по Сретенскому бульвару нумерацию частей дома раздельно, то больший по размеру корпус

(с центральной перемычкой и двумя внутренними дворами) можно обозначить № 4. В этом корпусе и находилось Лито - в 65-й квартире 6-го подъезда на 3-м этаже (как и в повести), а реальная квартира 50, состоящая из 10 комнат, - в 5-м подъезде на 2-м этаже. Эта квартира - «младшая сестра» квартиры дома «302-бис на Садовой». Б.С. Мягков усматривает в этом контексте числовое совпадение вымышленного и реального: при сложении чисел номеров дома, подъезда, этажа и квартиры в повести и в их реальных топографических прототипах, получается одно и то же число: 4 + 6 + 3 +50 = 6 + 5 + 2 +50 = 63.

В четвертой главе «Тайны "тайного друга" и "Театрального романа"» автор отмечает, что в основу сюжета в «Театральном романе» (1936-1937) положена история создания «Белой гвардии», прозрачно названной в новом романе «Черный снег», и пьесы «Дни Турбиных», а также постановки во МХАТе пьесы «Мольер» («Кабала святош»). На протяжении пяти лет эта пьеса многократно переделывалась, но в начале 1936 г. была снята с репертуара. Глубоко оскорбленный драматург был вынужден покинуть МХАТ, создав в своем «Театральным романе» обобщенный портрет Театра.

«Независимый Театр», в который идет Максудов, это Московский Художественный театр. Его Учебная сцена - здание бывшей Второй его студии на Тверской улице, 22 (дом снесен при реконструкции Тверской улицы; на его месте в 1940 г. сооружено здание, где в 1958 г. был открыт книжный магазин «Москва»). В режиссере Учебной сцены Ксаверии Борисовиче Ильчине легко узнаваем режиссер МХАТа Борис Ильич Вершилов, который сообщает Максудову первые сведения о Независимом Театре; позже автора «Черного снега» знакомит с основными действующими лицами романа Петр Петрович Бомбардов (собирательный образ молодого актера-мхатовца, своего рода Вергилия - проводника по театральному раю-аду).

Театру посвящены страницы «Записок на манжетах», очерков, набросков «Был май», повести «Жизнь господина де Мольера», романа «Мастер и Маргарита».

В главах пятой - восьмой («Адреса "Мастера и Маргариты": дом 302-бис и его окрестности», «Приключения Ивана Бездомного, или От Патриарших прудов до МАССОЛИТа», «Сеанс черной магии в Варьете: фантазии и реальности», «Кто вы, профессор Стра-

винский?», «Где жили Мастер и Маргарита?») Б.С. Мягков рассматривает реалии «Булгаковской Москвы» в «закатном» романе писателя.

Незавершенный роман писателя представляет собой значительную часть того большого полотна, которое со всеми своими историко-биографическими и литературно-топографическими прототипами охватывает московскую булгаковскую биографию конца 1920-1930-х годов. Автор освещает историю создания и публикаций романа. Понимая, что было бы неточным отождествлять собирательные образы главных героев с его создателем и его женой Еленой Сергеевной, автор все-таки отмечает многие автобиографические черты в них. «Эффект присутствия» обнаруживается почти на всех страницах романа, завязка которого разворачивается в районе Патриарших прудов (переулки старой студенческой Козихи, Большая Садовая улица), с которым тесно связано начало московской биографии писателя. На Малой Бронной в доме 32 (построен в 1912 г. архитектором И. Кондратенко) в квартире 24 жили хорошие знакомые Булгакова - братья Крешковы (их адрес и биографии послужили основой сюжета для раннего рассказа «Спиритический сеанс»). Упоминание «знакомых на Патриарших» есть в очерке «Москва 20-х годов» и рассказе «Трактат о жилище». Один из героев сатирической зарисовки «Московские сцены» («На передовых позициях») - друг начинающего писателя адвокат В.Е. Коморский, в доме которого рядом с Патриаршими (Малый Козихинский переулок, 12, квартира 12) разворачиваются события этого рассказа. В доме 7 по тому же переулку в 20-е годы находилась китайская прачечная «Шанхайская»; именно оттуда ходили в «Зойкину квартиру» герои булгаковской сатирической пьесы Газолин и Херувим.

Цитируя первые два абзаца романа, посвященные встрече двух московских литераторов на липовой аллее Патриарших прудов, автор сопоставляет реалии тогдашней Москвы с реалиями этого района сегодня. В наши дни здесь нет ни трамвайных путей, на которых погиб Михаил Берлиоз, ни «виновника» несчастного случая турникета-вертушки, облитого постным маслом, ни «новопро-ложенной линии» с Ермолаевского переулка на Малую Бронную, где трамвай мог «взвыть и наддать».

Б.С. Мягков приводит информацию из московских газет: в «Вечерней Москве» в августе 1929 г. сообщалось, что «в Москве

находится американский писатель Голланд, приехавший в СССР для изучения колхозов и системы народного образования», а спустя три недели там же была напечатана заметка: «Трамвая на Тверской не будет. Работы по сооружению новых линий должны быть закончены в ноябре». Это позволяет автору высказать точку зрения, согласно которой Булгаков, всегда внимательно относившийся к газетным сообщениям, принял к сведению эти заметки, обдумывая завязку романа.

После многочисленных опросов местных жителей Б.С. Мягков пришел к выводу, что в течение некоторого времени трамвай на Патриарших действительно ходил, его рельсы заворачивали на Малую Бронную. С помощью метода биолокации удалось установить рельсовые «маршруты» тех лет, не обозначенные ни на одной из московских транспортных схем: поворот к центру со стороны Са-дово-Кудринской улицы (маршруты «Б», 13, 30, 38) во Вспольный переулок. Обнаружилась и «новопроложенная» линия: на перекрестке улицы Жолтовского и Малой Бронной была развилка, откуда трамвайные рельсы вдоль ограды Патриарших прудов шли в сторону центра до Тверского бульвара (маршруты «А», 15, 18, 23). Тем же методом был установлен и разрыв в ограде, где находился турникет, и с точностью до метра определено место гибели Берлиоза.

«Нехорошая квартира номер 50» сохранила и свой реальный номер и, судя по ранним рассказам романиста, не изменила свою репутацию. Описание дома и квартиры на страницах «Мастера и Маргариты» точно до мелочей, хотя некоторые детали заимствованы из квартиры 34 того же дома и квартиры 66 дома 12 в Савельевском переулке. Тот же дом фигурирует в рассказах «№ 13. - Дом Эльпит-Рабкоммуна», «Псалом», «Самогонное озеро», «Три вида свинства».

В наши дни, спускаясь с верхней площадки лестницы, можно увидеть лестничное окно, в которое вылетели незадачливые визитеры «нехорошей квартиры». Этажом ниже - квартиру 48, где «жила» Аннушка-чума, подобравшая у своей двери золотую подковку Маргариты - подарок Воланда. Внизу под лестницей находится подобие дворницкой каморки, где отсиживался злополучный киевский дядя погибшего Берлиоза - экономист Поплавский. На боковом фасаде дома сохранилась пожарная лестница, с которой обстреливали прыгающего кота Бегемота. Существует и упомянутый в романе черный ход в «нехорошую квартиру». На первом этаже

другого подъезда можно обнаружить дверь под номером 35 - в квартиру «преддомкома» Никанора Босого. Контора жилтоварище-ства легко угадывается у выходной арки дома (в помещении нынешнего «Металлоремонта»): чтобы попасть из нее в свою квартиру, спасавшийся от надоедливых жильцов Босой «пересекал двор». Продолжая обследование дома с романом Булгакова в руках, можно найти и 11-ю квартиру (в первом парадном) слишком любопытного жильца Тимофея Квасцова.

Автор считает, что в булгаковском МАССОЛИТе и в «Доме Грибоедова» слиты реалии нескольких учреждений (Дом Герцена, Дом печати, «Жургаз»), связанных с литературно-журналистской средой, причем почти в каждом из них был ресторан, возглавляемый одним и тем же человеком - Я.Д. Розенталем, прообразом колоритной фигуры Арчибальда Арчибальдовича.

Описанный в романе городской филиал Комиссии зрелищ и увеселений облегченного типа, где бухгалтер Ласточкин услышал хоровое пение «Славного моря...», помещен Булгаковым в дом 17, в «облупленный от времени особняк в глубине двора» за решетчатой оградой на Ваганьковском переулке. Само название переулка выбрано не случайно: оно происходит от старинного слова «вага-нить», т.е. потешать; здесь жили царские скоморохи, шуты, псари, музыканты - придворные потешники.

Б.С. Мягков отмечает, что многие исследователи (М. Чудако-ва, В. Лакшин, И. Бэлза, И. Галинская) выдвигали разные версии прототипа Мастера: называли самого автора романа, а также Иешуа Га-Ноцри, Дон-Кихота, Н.В. Гоголя, Г.С. Сковороду, О. Мандельштама. По мнению Б. С. Мягкова, им мог быть принадлежавший к театральному миру С.С. Топленников, входивший в конце 20-х -начале 30-х годов в кружок «пречистенских» друзей Булгакова (писатель часто посещал семью Топленникова в полуподвале Мансуровского переулка).

В булгаковском романе дом Мастера в Мансуровском переулке неразрывно связан с другим адресом - особняком, в котором жила Маргарита. Расшифровывая этот «самый таинственный адрес в романе», автор обращает внимание на то, что он назван «готическим»; по маршруту полета Маргариты можно установить, что особняк расположен в третьем от Арбата переулке с левой стороны, противоположной театру имени Евг. Вахтангова. Мастер назы-

вает свою возлюбленную Марго, указывая тем самым на литературно-исторические традиции: имена Маргариты Наваррской, Маргариты Валуа и чисто «литературной» Маргариты из «Фауста» Гёте овеяны готическим флером французского и немецкого Средневековья. Гётевская Маргарита заставляет вспомнить о Елене Сергеевне (прообраз Маргариты), девичья фамилия которой Ню-ренберг, а предки (выходцы из Северной Германии) жили на территории современной Латвии; сама же Елена Сергеевна родилась в Риге - городе, сохранившем древнюю готическую архитектуру.

Финальную сцену романа с Левием Матвеем, посланцем от Иешуа, когда решились судьбы героев, Булгаков поместил на террасу знаменитого Дома Пашкова, бывшего Румянцевского музея. «И это оказалось символичным, - пишет Б. С. Мягков. - Во флигеле Пашкова дома расположен отдел рукописей Российской государственной библиотеки, где хранится подавляющее большинство рукописей Булгакова, его письма и все редакции "Мастера и Маргариты"» (с. 256).

Московская жизнь главных героев «Мастера и Маргариты» закончилась на Воробьевых горах, где они перед последним полетом к вечному приюту прощаются с Москвой и перед их глазами оказываются «пряничные башни Девичьего монастыря». Вблизи этих древних монастырских стен XVII в. нашел свой последний покой и сам автор романа: прах Булгакова захоронен в вишневом саду старого участка Новодевичьего кладбища вблизи могил его учителей - Гоголя, Чехова, Станиславского.

В разделе «Дополнения и примечания» опубликованы материалы: «Булгаковские адреса Москвы», «Примечания», «Михаил Булгаков: дни и события. Краткая биохроника (1891-1940)», «Библиография».

Т.М. Миллионщикова

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.