Научная статья на тему '2005. 01. 011. Андреева Г. Н. Сорбы в ФРГ: ценный опыт правового регулирования статуса национального меньшинства в немецкой и Российской литературе. (обзор)'

2005. 01. 011. Андреева Г. Н. Сорбы в ФРГ: ценный опыт правового регулирования статуса национального меньшинства в немецкой и Российской литературе. (обзор) Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

59
16
Поделиться
Ключевые слова
НАЦИОНАЛЬНЫЕ МЕНЬШИНСТВА - ФРГ - - ПРАВОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ / ЛУЖИЦКИЕ СОРБЫ

Текст научной работы на тему «2005. 01. 011. Андреева Г. Н. Сорбы в ФРГ: ценный опыт правового регулирования статуса национального меньшинства в немецкой и Российской литературе. (обзор)»

2005.01.011. АНДРЕЕВА Г.Н. СОРБЫ В ФРГ: ЦЕННЫЙ ОПЫТ ПРАВОВОГО РЕГУЛИРОВАНИЯ СТАТУСА НАЦИОНАЛЬНОГО МЕНЬШИНСТВА В НЕМЕЦКОЙ И РОССИЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЕ. (Обзор).

Сорбы (венды) - это славянский народ, проживающий в двух землях ФРГ - Бранденбурге и Саксонии. Они являются одним из четырех официально признанных национальных меньшинств ФРГ (цыгане, фризы, датчане и сорбы). В настоящее время считается, что сорбские (вендские) корни имеют около 60 тыс. немецких граждан, из которых 20 тыс. живут в Нижнем Лаузице (Бранденбург) и 40 тыс. в Верхнем Лаузице (Саксония).

Сорбы не являются типичным национальным меньшинством.

Во-первых, в отличие от других национальных меньшинств ФРГ (цыган, фризов и датчан), сорбы не проживают компактно в других странах, их родиной является именно Германия, поэтому ни на какую помощь извне в плане поддержания и развития языка и культуры они рассчитывать не могут. Это обстоятельство предопределяет и многие проблемы сорбов, и особенности правового регулирования их статуса.

Во-вторых, это одно из самых «богатых» меньшинств в мире, если иметь в виду материальный вклад государства в охрану их языка и культуры.

В-третьих, их правовой статус детально и качественно, с характерной немецкой тщательностью урегулирован в многочисленных законах и подзаконных актах земель.

В научной литературе и публицистике наибольший интерес вызывают такие, касающиеся их правового статуса аспекты, как история правового регулирования статуса сорбов, состояние современного регулирования, особенно в контексте международных европейских актов, проблемы реализации законодательства и возможные направления совершенствования законодательства о сорбах, а также роль общественных объединений сорбов в реализации положений законов.

1. Из истории правового регулирования статуса сорбов

Некоторые аспекты правового статуса сорбов неизбежно получают отражение не только в работах юристов, но и в работах сорабистов - лингвистов, историков и этнографов (2, 6). Полабские славяне являлись исконным населением Лужицы - области на востоке современной Германии по реке Лабе, в регионе нынешнего города Котбус. Начиная с XII в. эта

территория входила в состав, как правило, германских государств и некоторое время в состав Чехии. Вплоть до середины ХХ в. правовой статус сорбов не был определен, и в зависимости от политической конъюнктуры очевидные притеснения и запреты на использование сорбско-лужицкого языка чередовались с периодами, когда наблюдались определенные послабления: издавались книги на сорбском языке, он преподавался в школах, на языке велась церковная служба и т.д. Сорбское население - в своей массе крестьянское, а регламентация использования языка и культуры крестьянами была не столь жесткой, как в отношении ремесленников, купцов или высших слоев населения. Кроме того, они пользовались своим языком в быту, во внутреннем общении, а в официальном был немецкий язык. Образование и социализация лужичан в составе германской государственности происходили на основе немецкого языка. Об этом писали в русской дореволюционной энциклопедической литературе (1). Статистика по численности сорбов никогда не была даже относительно точной. Во-первых, самим сорбам далеко не всегда было безопасно сообщать о своей принадлежности, во-вторых, в официальной статистике в качестве сорбов отражались только лица, не владевшие немецким языком, двуязычные сорбы рассматривались как немцы, поэтому по мере распространения немецкоязычного образования численность сорбов по официальным данным постоянно сокращалась с более чем 140 тыс. в 1849 г. до 71 тыс. в 1925 г. Соответственно, сорбские организации называли другую численность сорбов, однако, и по их мнению, число сорбов сокращалось.

Рост национального самосознания сорбов в XIX в. ярко проявился в период начавшейся в 1848 г. революции в Германии. Около пяти тысяч лужичан подписали петицию королю с требованием предоставления политических и социальных прав. Позднее выдвигались различные проекты решения лужицкой проблемы. Сами сорбы в ноябре 1918 г. избрали Народный совет лужицких сорбов. Во время революции принимались резолюции о самоопределении Лужицы. На международном уровне также рассматривались различные варианты судьбы лужичан: от воссоединения с Чехословакией до создания объединенного лужицкого государства в составе Германии под протекторатом Лиги Наций, однако эти планы не были реализованы (5). Установление фашистской диктатуры привело к запрету всех форм общественной жизни лужичан как славян. Гитлер объявил сорбов «сорбоязычными немцами», «немцами, говорящими по-вендски» и не являющимися национальным меньшинством.

В 1945 г. после окончания Второй мировой войны, когда в Европе закладывались основы послевоенного мира, лужицкие активисты выдвигали предложения о различных формах автономии, в том числе в составе Чехословакии, а наиболее радикальные круги предлагали создать независимое государство (4).

Советское правительство, на поддержку которого рассчитывали сорбы, проигнорировало их предложения, поскольку опасалось ослабления Восточной Германии, рассматриваемой в тот период как более надежный форпост, чем соседние восточноевропейские страны.

Тем не менее в целом СВАГ оказывала покровительство лужичанам, выдвигала их на руководящие посты и поддерживала политику их защиты. 23 марта 1948 г. ландтаг Саксонии принял Закон о защите прав сорболужицкого населения, который гарантировал сорбам право на свободное развитие своего языка и культуры и поддержку в этом со стороны государства.

Конституция ГДР 1949 г. в ст.11 гарантировала иноязычным частям населения поддержку и содействие в развитии языка и культуры. На основе данного положения Конституции издавались различного рода правительственные акты, в частности, Первое постановление относительно содействия сорбской группе населения от 12 сентября 1950 г. и Четвертая инструкция к Закону о единой социалистической системе образования от 20 декабря 1968 г., действовавшие до начала 90-х годов. Во время административной реформы 1952 г., когда были ликвидированы земли и ГДР стала унитарным государством, лужицкие земли оказались не в одной административно-территориальной единице, а в двух округах (Дрездене и Котбусе), что вело к разобщению и без того маленького этноса. Переселение на земли лужичан этнических немцев из других стран нарушало этнический баланс в регионе. Таким же образом влияла и индустриализация, потребовавшая дополнительных рабочих рук и, соответственно, миграции немецкого населения. Развитие угольной промышленности привело к исчезновению десятков деревень. Вместе с тем в ГДР предпринимались различные меры по сохранению и развитию языка и культуры сор-бов: были создан институт сорболужицкого народоведения, сорбское издательство, сорбский народный театр, сорбский музей, система народного образования на сорбском языке и сорбские СМИ, введены двуязычные надписи в местах компактного проживания сорбов. Конституция ГДР 1968 г. (а затем ее редакция 1974 г.) в ст. 40 не только гарантировала сор-бам право на защиту языка и культуры, но и впервые в немецкой консти-

туционной истории использовала понятие «граждане сорбской национальности». На основе данных положений Конституции осуществлялась разнообразная государственная поддержка развития сорбской культуры. Однако политика властей ГДР не была последовательной в отношении данного меньшинства: планы по политике в области энергетики по округу Котбус, отраженные в документах государственного планирования, включали снос многих деревень и тем самым уничтожение традиционных мест проживания сорбов.

В период перестройки в СССР национальное самосознание сорбов приобрело новый импульс. Немецко-сорбская рабочая группа подготовила проект Закона ГДР об охране и содействии сорбскому народу, который был вынесен на публичное обсуждение в мае 1989 г. В июле 1990 г. он был внесен в демократически избранную Народную палату, однако законом в силу различных причин так и не стал (3).

Когда в 1990 г. перед объединением Германии в ГДР было восстановлено деление на земли, сорбы опять оказались разделенными между Бранденбургом и Саксонией. Однако их интересы были отражены в 14 протоколе к ст. 35 Договора об объединении ФРГ и ГДР, что в настоящее время является одним из оснований для современного земельного регулирования.

2. Федеральное законодательство и национальные меньшинства

В Основном законе ФРГ отсутствуют прямые положения, посвященные правам национальных меньшинств. Поэтому в научной литературе анализируются те конституционные нормы, которые являются наиболее значимыми для национальных меньшинств. На представителей меньшинств распространяются все права и свободы, принадлежащие гражданам ФРГ, в том числе свобода собраний (ст.8), право создавать союзы и общества (ст.9), свобода вероисповедания, совести и свобода религиозных убеждений и мировоззрения (ст.4). Особое значение для национальных меньшинств имеют положения абз.3 ст.3 Основного закона, согласно которому «никому не может быть причинен ущерб или оказано предпочтение по признакам пола, происхождения, расы, языка, места рождения и родства, вероисповедания, религиозных или политических взглядов».

Федеральное законодательство о выборах в ФРГ предусматривает особый статус для партий национальных меньшинств. Согласно п.6 §6 Федерального закона о выборах при распределении мест по земельным спискам учитываются только те партии, которые получили не менее пяти процентов всех отданных на территории Германии действительных вторых голосов (в ФРГ каждый избиратель на федеральных выборах получает два голоса: первый для голосования в избирательном округе, второй -для голосования по общенациональным избирательным партийным спискам) или получили депутатский мандат не менее чем в трех избирательных округах. Однако это положение не применяется к спискам, подаваемым партиями национальных меньшинств. Аналогичные положения существуют и в некоторых земельных законах о выборах. Таким образом, национальные меньшинства наделяются льготами, в том числе и в политической сфере. В научной литературе отмечается, что в ФРГ не существует согласованной и единообразной политики по этому вопросу в разных землях (7).

Вступление с 1 февраля 1998 г. в действие Рамочной конвенции Совета Европы о защите национальных меньшинств и ратификация 9 июля того же года Европейской хартии языков регионов и меньшинств Совета Европы от 5 ноября 1992 г. потребовали дальнейшей разработки германского федерального и земельного законодательства в контексте данных актов.

3. Конституции земель Бранденбург и Саксония о правовом статусе сорбов

В Конституции земли Бранденбург 1992 г. имеется довольно пространная ст. 25, согласно которой гарантируется право сорбского народа на охрану, поддержку и защиту его культурной идентичности и его места проживания. Земля, общины и союзы общин призваны содействовать осуществлению этих прав. В этой же статье говорится о культурной автономии сорбов, праве на использование сорбского языка, в том числе и как официального в местах проживания сорбов, при обучении в школах и детских садах, о сорбском флаге, а также о регулировании прав сорбов специальным законом, предусматривающим участие в законодательстве их представителей.

В Конституции Саксонии наиболее важные положения, относящиеся непосредственно к сорбам, содержатся в ст. 5, 6.

В абз.1 ст. 5 Конституции говорится о «народе земли», к которому относятся «немецкие граждане, немецкой, сорбской и другой национальной принадлежности», при этом сорбы рассматриваются как равноправная часть народа земли, что в немецкой литературе расценивается как указание на то, что для сорбов эта земля является родиной в отличие от Бранденбурга, где прямое указание на то, что сорбы рассматриваются как составная часть народа земли, отсутствует. По мнению известного немецкого исследователя статуса сорбов Томаса Пастора, это указывает на то, что Бранденбург рассматривается, скорее, как приютившее их государство, чем как родина (10).

Пункт 2 ст. 5 содержит положение о гарантиях и защите права национальных и этнических меньшинств германского гражданства на сохранение их идентичности и на заботу об их языке, религии, культуре и традициях. Пункт 2 ст. 6 содержит клаузулу, конкретизирующую данное положение о правах меньшинств применительно к сорбам, при этом особое значение в процессе защиты и развития языка, культуры и традиций придается школам, дошкольным и культурным учреждениям.

Насущные потребности сорбов учитываются при земельном и коммунальном планировании. Поддерживается немецко-сорбский характер мест проживания сорбской части населения. Межземельное сотрудничество сорбов, особенно проживающих в Верхнем и Нижнем Лаузице, рассматривается как сотрудничество в интересах земли.

Кроме того, в ст. 2 Конституции говорится об использовании наряду с государственными цветами и гербом земли Саксония традиционных национальных цветов и герба сорбов.

Эти конституционные положения стали фундаментом для целого ряда законодательных актов. В Бранденбурге правовой статус сорбов прямо отражен помимо Конституции в 21, а в Саксонии в 33 актах. По оценкам немецких ученых, законодательство двух земель довольно похоже (3), хотя имеются и различия.

4. Законы о правах сорбов и подзаконные акты к ним

Ключевыми актами комплексного кодифицирующего характера и в той, и в другой земле являются специальные законы о правах сорбов. Закон о правах сорбов (вендов) в земле Бранденбург от 7 июля 1994 г. состоит из преамбулы и 14 параграфов, а Закон о правах сорбов в Свобод-

ном государстве Саксония от 31 марта 1999 г. - из преамбулы и 17 параграфов.

В преамбулах законов говорится об автохтонности сорбов (вендов) и о том, что они сохранили идентичность, несмотря на многочисленные попытки ассимиляции.

Законы о сорбах регулируют такие аспекты их правового статуса, как: право на национальную идентичность, определение понятия принадлежности к сорбскому народу, основы правового статуса территории традиционного поселения сорбов, использования сорбских национальных цветов и герба (национальной символики) наряду с государственной символикой земель, статус Советов по делам сорбов (при ландтагах), уполномоченных по делам сорбов, а также вопросы поддержки и содействия развитию культуры, языка. Особое внимание уделено проблемам образования на сорбском языке, двуязычным надписям (названий и топонимов) в местах традиционного поселения проживания сорбов, отражению интересов и культуры сербов в средствах массовой информации, сотрудничеству земель и некоторым другим.

В §2 бранденбургского Закона и §1 саксонского Закона содержатся ключевые положения об определении принадлежности к сорбскому народу. И тот и другой акты исходят из того, что к сорбскому народу принадлежит тот, кто себя таковым считает. Выбор осуществляется свободно. (В бранденбургском Законе дополнительно оговаривается, что выбор не подлежит оспариванию или дополнительной проверке.) Такой выбор не может повлечь никаких ущемлений для граждан. Следует отметить, что данное определение вполне соответствует положениям Рамочной Конвенции о защите национальных меньшинств, принятой Комитетом министров Совета Европы 10 ноября 1994 г., ст.3 которой гласит: «Любое лицо, принадлежащее к национальному меньшинству, имеет право свободного выбора рассматриваться или не рассматриваться как таковое, и этот выбор или осуществление прав, которые связаны с этим выбором, никоим образом не должны ущемлять данное лицо».

Право на защиту национальной идентичности в местах компактного проживания сорбов гарантируется и обеспечивается землями и ее общинами.

А. Вернер, статья которой посвящена сравнению данных актов и механизмов реализации их положений, особо отмечает, какие именно положения в саксонском Законе заимствованы из бранденбургского (например, о Совете по делам сорбов ландтага), а также описывает различия в

содержании Закона и полномочий, предоставленных соответствующим органам для реализации положений законов (10). Н. Вайс в своей статье обращает внимание на то, что в саксонском Законе в отличие от бранден-бургского отсутствует статья о школах. По его мнению, это связано с тем, что в ее включении не было необходимости: Закон о школе 1991 г. и многочисленные постановления к нему в достаточной степени урегулировали вопрос к моменту принятия Закона о правах сорбов (9).

Характерной чертой германского законодательства является тщательная проработка механизмов реализации положений закона, в том числе и в виде специальных институтов, гарантирующих права граждан. Не являются исключением в этом плане и указанные земельные законы. Помимо законодательной защиты прав сорбов предусмотрена и институциональная защита, которую обеспечивают Советы по делам сорбов при ландтагах земель Бранденбург и Саксония и Уполномоченные по делам сорбов при общинах в Бранденбурге.

Совет по делам сорбов избирается ландтагом на срок его легислатуры. И в той и в другой земле он состоит из пяти членов, которые, как это оговаривается бранденбургским актом, должны быть лицами, «принадлежащими к сорбскому народу» (в Саксонии такое положение отсутствует); право их выдвижения принадлежит в Бранденбурге объединениям сорбов, а в Саксонии объединениям и союзам сорбов и общинам в местах традиционного поселения сорбов (в Бранденбурге). Члены Советов выполняют свои обязанности на общественных началах. Совет подотчетен соответствующему ландтагу, его функции носят совещательный характер и деятельность направлена на обеспечение прав сорбов. Советы существуют в Бранденбурге с 1994 г., а в Саксонии с 1999 г., однако практика их деятельности различна. В статье А. Вернер в связи с этим анализируется реальная степень готовности парламента и правительства к сотрудничеству с Советом в двух землях, особенно в контексте спекуляций некоторых политиков на правах меньшинств (10, с.8)

Уполномоченные по делам сорбов по закону должны учреждаться в округах, службах и общинах Бранденбурга. Они призваны представлять интересы сорбских сограждан и содействовать благополучной совместной жизни сорбского и несорбского населения Бранденбурга. Проблема состоит в выборе административных единиц, в которых должны учреждаться такие должности. Это - фундаментальная проблема, поскольку во многих общинах доля сорбского населения составляет менее 10%, и толь-

ко в пяти маленьких общинах в Саксонии она доходит от 80 до 85 % численности населения (10, с.9).

Законом Бранденбурга гарантируется охрана, поддержка и защита мест традиционного поселения сорбов, учет особого характера этих мест в земельной и коммунальной политике. К местам традиционного поселения отнесены «все общины, в которых имеется документально установленная непрерывная вплоть до настоящего времени языковая и культурная традиция», а в ч.2 параграфа 3 перечислены крупные административные единицы и регионы, к которым относятся данные положения. Следует обратить внимание на то, что для отнесения того или иного поселения к местам традиционного проживания недостаточно просто находиться в указанном Законом регионе, необходимо отвечать требованиям о наличии непрерывной сорбской традиции, причем как языковой, так и культурной. Высказывались предложения заменить союз «и» (языковая и культурная традиция) на «или» (3). Таким образом, данное предложение не было принято, ибо в число мест традиционного поселения вошли бы и те поселения, в которых языковая традиция утрачена, на сорбском не говорят в быту, однако культурные формы сохраняются.

К Закону о правах сорбов министром по науке, исследованиям и культуре Бранденбурга 28 апреля 1994 г. были изданы Административные предписания, поясняющие и детализирующие положения Закона. Согласно данному акту проверка и установление, является ли община местом традиционного поселения сорбов, относится к компетенции общин. Это решение проверяется соответствующими коммунальными надзорными инстанциями. Община признается местом компактного проживания сор-бов в том случае, если последние 50 лет (до настоящего времени) в ней говорят на сорбском языке и сохраняется сорбская культура. Наличие сорбской культуры может проявляться в том, что имеются объединения или союзы сорбов, проводятся сорбские театральные представления, дети общины получают сорбское образование или ведется церковная служба на сорбском языке. Приведенный в Административных предписаниях перечень критериев признания наличия сорбской культуры не является закрытым, а дан в качестве примера.

Согласно Административным предписаниям, общины, находящие -ся вне описанных в Законе регионов, не могут признаваться местами традиционного поселения сорбов и, соответственно, рассчитывать на финансовую помощь государства. Уполномоченные по делам сорбов учреждаются только там, где официально признается их наличие, а имеющееся

законодательство устанавливает для этого, как видно из изложенного, достаточно жесткие рамки. Большинство уполномоченных, как отмечает А. Вернер, работают на общественных началах в свободное от основной работы время, и только в Котбусе и Форсте имеются уполномоченные на окладе. Между тем перечень обязанностей этих должностных лиц достаточно обширен и требуется много времени для их выполнения.

5. Законодательство о выборах и участие сорбов в выборах

Среди других нормативных актов, регулирующих статус сорбов, нельзя не отметить законодательство о выборах. Закон о выборах земли Бранденбург от 2 марта 1994 г. предусматривает, что в распределении мест по партийным спискам участвуют только те партии, политические объединения и сблокированные списки, которые получили не менее пяти процентов действительных вторых голосов (т.е. голосов, поданных за партийные списки, первый голос отдается за кандидатов по избирательным округам) или по меньшей мере одно место по избирательному округу. Заградительный барьер не применяется к партиям, политическим объединениям или сблокированным спискам сорбов. Является ли партийный список сорбским, решает земельная избирательная комиссия по предложению Президиума ландтага по заслушивании мнения Совета по сорб-ским делам.

Бранденбургское постановление о выборах от 11 марта 1994 г., детализирующее положения земельного Закона о выборах, содержит предписание о том, что в местах традиционного поселения сорбов при подготовке и проведении выборов используется также сорбский язык (§46). Проверку деятельности избирательных органов в этом плане окружной руководитель по выборам осуществляет совместно с представителями сорбов.

Аналогичные положения применительно к своему уровню содержат бранденбургский Закон о коммунальных выборах от 31 июля 1993 г. (§ 85).

Постановление Министерства внутренних дел о проведении выборов в саксонский ландтаг от 11 февраля 1994 г. устанавливает особое регулирование для области традиционного поселения сорбов. В частности,

предусмотрено издание избирательной документации и на сорбском языке, опубликование и на сорбском языке объявлений по вопросам выборов, а также возможность делать на этом языке различные пометки, которые нужны для действительности голосования по почте (§44).

Аналогичные предписания по отношению к коммунальным выборам содержатся в §63 Постановления Министерства внутренних дел о реализации Закона о коммунальных выборах в Свободном государстве Саксония от 13 декабря 1993 г. В Бранденбурге есть предписание о снятии заградительного пункта, в Саксонии оно отсутствует. Отражается ли законодательное регулирование на результатах выборов и представительстве сорбов?

Наиболее крупное политическое объединение сорбов - Домовина -только один раз поучаствовало в выборах в ландтаг (в 1990 г.), и результаты оказались относительно разочаровывающими: оно собрало всего 1313 первых голосов и 1177 вторых (соответственно 0,1 и 0,09%) и не получило представительства в ландтаге. Поскольку Домовина рассматривается большинством сорбов как представитель их интересов, собственно сорб-ской партии не существует. В литературе отмечается, что сорбы интегрированы в крупные партии, но в этом плане они не рассматриваются именно как сорбы. Так обстоят дела в трех крупнейших партиях Саксонии и Бранденбурга (8).

Список литературы

1. Большая энциклопедия / Под ред. Южакова С.Н.. - СПб, /б.г./.- Т. 12. - С.342.

2. Лаптева Л.П. Российская сорабистика. - М., 1997.

3. Материалы сайта фракции ПДС в бранденбургском ландтаге по состоянию на 21 мая 2004 г. Режим доступа: http://brandenburg.de/pds_fraction/themen/sorbenpolitik

4. Нелюбин М. Сорбы Полабья // Режим доступа: http://www.rambler.ru/db/news/msg.html?mid=2529793&=14

5. Шевченко К. Либо погибнуть в море германства. - Режим доступа: http://www.istrodina.com/rodina_articul.php3?id=223&n=11

6. Мichalk F. M. Die Sorben - ein slawisches Volk in Deutschland: eine historische und minderheitenrechtliche Betrachtung.- Muenchen: Vögel, 2002. - 91 S.

7. Pallek M.Minderheiten in Deutschland - Der Versuch einer Juristischen Begriffsbestim-mung//Archiv des öffentlichen Rechts.- Mohr Siebek, 2000.- Band 125.-S.587 - 612.

8. Pastor Th. Die rechtliche Stellung der Sorben in Deutschland.- Bautzen: Domowina, 1997.-383 S.

9. Weiß N. Das neue Sorbengesetz des Feistaates Sachsen //Academia, N21(December - Marz 2000). - Mode of access: www.eurac.edu/Press/Academia/21/Art6.asp

10. Werner A. Die politische Interessenvertretung der Sorben in Brandenburg und Sachsen// Publikationen Kommunalwissenschaftliches Institut der Universität in Potsdam. - Mode of access: http://www.uni-potsdam.de/u/kwi-stud werner annika 00.htm