Вечер в поэтическом языке И. Бродского The evening in I. Brodsky's poetic world Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

Научная статья на тему 'Вечер в поэтическом языке И. Бродского' по специальности 'Языкознание' Читать статью
Pdf скачать pdf Quote цитировать Review рецензии
Авторы
Коды
  • ГРНТИ: 16 — Языкознание
  • ВАК РФ: 10.02.00
  • УДK: 81
  • Указанные автором: УДК: 811.161.1

Статистика по статье
  • 210
    читатели
  • 25
    скачивания
  • 0
    в избранном
  • 0
    соц.сети

Ключевые слова
  • ВРЕМЯ
  • ВЕЧЕР
  • И. БРОДСКИЙ
  • I. BRODSKY
  • TIME
  • EVENING

Аннотация
научной статьи
по языкознанию, автор научной работы — Штырлина Е. Г.

Статья посвящена изучению особенностей индивидуально-авторского семантического наполнения лексемы вечер в поэтическом языке И. Бродского. Определена специфика функционирования и репрезентации данной временной лексемы в произведениях поэта с учетом своеобразия ее семантического объема.

Abstract 2012 year, VAK speciality — 10.02.00, author — Shtyrlina E. G.

The article is devoted to disclosing the features of Brodsky's perception of evening for better understanding of his poetic creativity. The author defines the functioning and representation specificity of the evening in the poet's individual style with the originality of its semantic volume taken into account.

Научная статья по специальности "Языкознание" из научного журнала "Известия Пензенского государственного педагогического университета им. В.Г. Белинского", Штырлина Е. Г.

 
close Похожие темы научных работ
Читайте также
Читайте также
Рецензии [0]

Похожие темы
научных работ
по языкознанию , автор научной работы — Штырлина Е. Г.

Текст
научной работы
на тему "Вечер в поэтическом языке И. Бродского". Научная статья по специальности "Языкознание"

ИЗВЕСТИЯ
ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ № 27 2012
IZVESTIA
PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO HUMANITIES
№ 27 2012
УДК 811.161.1
ВЕЧЕР В ПОЭТИЧЕСКОМ ЯЗЫКЕ И. БРОДСКОГО
© Е. Г. ШТЫРЛИНА Казанский (Приволжский) федеральный университет, кафедра современного русского языка и методики преподавания e-mail: shtyrlinaekaterina@gmail.com
Штырлина Е. Г. - Вечер в поэтическом языке И. Бродского // Известия ПГПУ им. В.Г. Белинского. 2012. № 27. С. 442-445. - Статья посвящена изучению особенностей индивидуально-авторского семантического наполнения лексемы вечер в поэтическом языке И. Бродского. Определена специфика функционирования и репрезентации данной временной лексемы в произведениях поэта с учетом своеобразия ее семантического объема.
Ключевые слова: время, вечер, И. Бродский.
Shtyrlina E. G. - The evening in I. Brodsky's poetic world // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im.i V.G. Belinskogo.
2012. № 27. P. 442-445. - The article is devoted to disclosing the features of Brodsky's perception of evening for better understanding of his poetic creativity. The author defines the functioning and representation specificity of the evening in the poet's individual style with the originality of its semantic volume taken into account.
Key words: time, evening, I. Brodsky.
Время является одной из системообразующих абстрактных сущностей, которые играют важную роль в осознании человеком устройства мира природы и общества людей и способствуют отображению всевозможных событий, процессов и фактов в человеческой речи [2, 4]. Результаты познания свойств времени находят яркое выражение в самом языке, поэтому «исследование языковых темпоральных структур позволяет объективировать ментальные формы и постичь концептуализацию мира человеческим сознанием и психикой» [3, с. 52]. Анализ временных единиц, воплощенных в художественных текстах отдельного автора, характеризует специфику его идиостиля и существенным образом отражает философское осмысление мира писателем.
Среди множества художественных систем особо выделяется одна, сосредотачивающая в себе сумму различных философских представлений относительно существования бытия, его свойств и категорий, времени как отдельной самостоятельной субстанции, оказывающей глобальное воздействие на человеческое поколение. Такую специфическую, субъективно обусловленную картину мира создает на страницах своих произведений выдающийся русский поэт ХХ века -Иосиф Бродский, писатель, творчество которого подчинялось поиску ответа на вопрос «что есть время, и какое влияние оно оказывает на человека?».
Особое внимание в поэзии И. Бродского заслуживает исследование семантического наполнения лексемы вечер, которая входит в базовую, ядерную
область концепта «время» и находит яркое воплощение на страницах произведений писателя. Изучение специфики функционирования приведенной темпоральной единицы в поэтическом языке И. Бродского способствует выявлению доминант творческой индивидуальности художника слова и является главной задачей данного исследования.
Согласно сведениям толковых словарей, слово вечер в современном русском языке представлено следующим комплексом значений: 1) часть суток, сменяющая день и переходящая в ночь, 2) общественное собрание, встреча в это время, 3) встреча друзей, знакомых в вечернее время [5, с. 77; 8]. Поэтический язык И. Бродского включает как вышеназванные узуальные толкования темпоральной лексемы, так и индивидуально-авторские, сформированные посредством особого личностного видения и восприятия временной действительности писателем.
В произведениях И. Бродского лексема вечер обладает прежде всего темпоральным значением, называющим отрезок времени между концом дня и наступлением ночи. Временная семантика слова вечер в указанном толковании представлена в текстах поэта устойчивой системой предложно-падежных словоформ (под + Вин. п., к + Дат. п., по + Дат. п. мн. ч.), выражающих различные темпоральные оттенки. Конструкция под + Вин. п. передает значение близкого предшествования, когда внимание читателей концентрируется на первой границе временного отрезка, в который происходит событие [6, с. 15-16]: Здесь бедные любовники, легки, //
под вечер в парикмахерских толпятся («Гость») [1], тогда как структура к + Дат. п. переносит фокус внимания с временной точки на результирующее состояние какого-либо явления, влияющее на ход дальнейших событий [6, с. 17]: Он знал, что эта боль в плече//уймется к вечеру («Он знал, что эта боль в плече...») [1]. Кроме того, сочетание к + Дат. п. обозначает действие, совершающееся непосредственно перед началом определенного временного отрезка: Уже темно, и ручку я беру, // чтоб записать, что ощущаю вялость, // что море было смирным поутру, // но к вечеру опять разбушевалось («Суббота (9 января)») [1]. Конструкция по + Дат. п. мн. ч. выражает действия или состояния, повторяющиеся в том или ином промежутке времени: По вечерам мы ломимся в кино, // но выходя - мы снова в лапах вьюг («Шествие») [1] или Летом столицы пустеют. Субботы и отпуска //уводят людей из города. По вечерам - тоска («Шорох акации») [1]. Наряду с вышеперечисленными структурами, в языке И. Бродского можно обнаружить конструкции типа в + тот/ этот + Вин. п., передающие локализацию действия в конкретный временной интервал: Один, кряхтя, спотыкаясь, // другой, сигаретой дымя - // в тот вечер они спускались //по разным склонам холма («Холмы») [1]. В указанных сочетаниях лексема вечер употребляется И. Бродским в прямом традиционном значении, однако поэтический контекст способен его модифицировать, вносить в семантическую структуру слова новые дополнительные коннотативные оттенки, возникающие за счет метафорических и метонимических переосмыслений, различного рода ассоциаций и использования обилия художественных средств.
Вечер в поэтическом языке И. Бродского метафорически представляется как движущаяся субстанция, перемещение которой в пространстве способно осуществляться самыми многообразными способами. В первую очередь необходимо отметить наличие в произведениях поэта конвенциональных языковых структур, указывающих на вертикальную ориентацию движения: ... Спускается вечер; // из куста // сонм теней // выбегает к фонтану, как львы из чащи («Фонтан») [1]. В данном примере движение вечера вниз обозначается глаголом спускаться, являющимся типичным для темпоральных единиц, связанных с темным временем суток. Указанное сочетание основывается в русском языке на зрительных представлениях и передает фазовое значение, кодирующее наступление вечернего промежутка времени [7, с. 11]. Фазовая разновидность движения создается в текстах И. Бродского и с помощью глаголов, выражающих наступление определенного временного отрезка: Умолкает птица. // Наступает вечер. // Раскрывает веер // испанская танцовщица («Испанская танцовщица») [1]. При фазовом движении времени фокус внимания наблюдателя фиксируется или на начальной или на конечной границе траектории движущейся сущности [7, с. 3], причем каждая из них в художественной речи определяется самим субъектом и в некоторых случаях связывается с определенными, уже укоренившимися действиями: "И я готов считать, что вечер начат"
(«Горбунов и Горчаков») [1] или Когда меркнет солнце, мы свет включаем, // завершая вечер грузинским чаем («Песня невинности, она же - опыта») [1].
движение времени в произведениях поэта также выражается рядом других глаголов, указывающих на различный процессуальный характер протекания временного отрезка. Так, например, вечер в художественной речи может осмысляться как способный к передвижению по воде или по гладкой, скользкой поверхности: Плывет в глазах холодный вечер, // дрожат снежинки на вагоне, // морозный ветер, бледный ветер // обтянет красные ладони («Рождественский романс») [1] или Предъявляя транзит, // только вечер вчерашний // торопливо скользит // над скворешней, над пашней («Дни бегут надо мной.») [1]. Глаголы плыть и скользить, употребляемые в вышеприведенных контекстах, в метафорическом понимании передают плавность осуществляемого движения, а сопутствующие им лексемы вносят дополнительные оттенки, характеризующие сам процесс перемещения (например, лексема торопливо конкретизирует интенсивность движения). Помимо указанных глаголов движения, слово вечер сочетается в текстах И. Бродского и с глаголом идти, причем в примерах с использованием данной лексемы происходит персонификация временного отрезка и превращение его в действующего героя произведения: Вот и вечер жизни, вот и вечер идет сквозь город («Августовские любовники») [1]. В приведенном поэтическом отрывке предикат идти передает движение, осуществляемое временем, а обозначение места, через которое это движение происходит, придает дополнительную образность изображаемой картине.
Метафорические образы вечера создаются в текстах И. Бродского преимущественно с помощью глагольных предикатов, а такие частотные художественные средства, как эпитеты, практически не участвуют в создании поэтической выразительности. Анализ использования конструкций прилагательное + вечер в произведениях И. Бродского показал, что лексемы, раскрывающие признаки, свойства темпорального отрезка, прежде всего акцентируют внимание на времени года, в котором происходит действие (Осенний вечер. Якобы с Каменой. // Увы, не поднимающей чела («20 сонетов к Марии Стюарт») [1]; Зимний вечер. Дрова//охваченные огнем - // как женская голова // ветреным ясным днем («Горение») [1]), на состоянии погоды в указанный временной промежуток (Морозный вечер. // Мосты в тумане. Жительницы грота // на кровле Биржи клацают зубами («С февраля по апрель») [1]; Простите, я налью себе еще. // Да, совершенно верно: душный вечер («Посвящается Ялте») [1]) и на психологическом восприятии определенного отрезка времени (Он думал - облики случайней // догадок жутких вечеров, // проходит жизнь моя, печальней // не скажешь слов, не скажешь слов («Петербургский роман») [1]; Добрый вечер. Как странно вторгаться в молчанье («Письмо к А. Д.») [1]). Все эпитеты, характеризующие лексему вечер в произведениях поэта, носят регулярный и узуальный характер, окказиональные же, индивидуально-авторские определения для обрисовки образа вечера И. Бродским не используются.
ИЗВЕСТИЯ ПГПУ им. В. Г. Белинского ♦ Гуманитарные науки ♦ № 27 2012 г.
Как было отмечено раннее, особую выразительность в поэтических текстах И. Бродского приобретает лексема вечер за счет глагольных предикатов, способствующих формированию оригинальных темпоральных образов, раскрывающих специфику писательского мировидения. При концептуализации вечера автор использует обилие физиоморфных, антропоморфных и других типов метафор, представляющих время в различных ипостасях. Так, например, акустическая метафора вечер шумит создает на страницах произведений поэта образ времени, способного проявлять себя звуками, за счет которых оно передает героям своеобразные прогнозы на будущее, предупреждает о том, чего следует ожидать по прошествии определённого промежутка времени: Новый вечер шумит, что никто не вернется, над новой жизнью, // что никто не пройдет под балконом твоим к тебе, // и не станет к тебе, и не станет, не станет ближе // чем к самим себе, чем к своим цветам, чем к самим себе («Августовские любовники») [1]. В поэтических текстах И. Бродского вечер предстает в роли активного субъекта, который совершает разнообразные действия с природными реалиями, своеобразно изменяя при этом их облик: Со всем когда-нибудь сживешься // в кругу обидчивых харит, // к ограде счастливо прижмешься, // и вечер воду озарит («Петербургский роман») [1]. С помощью метафор и ярких сравнений на страницах произведений писателя возникает цельный образ вечера, отмеряющего временные промежутки и выступающего в качестве границы между ними: И вечер делит сутки пополам, //как ножницы восьмерку на нули, // и в талии сужает циферблат, // с гитарой его сходство озарив («Шум ливня воскрешает по углам.») [1]. Вечер в текстах поэта предстает перед читателями в роли одушевленного субъекта, который наделен способностью следить за сохранностью дня, для того чтобы обезопасить его от ночи: Зимний вечер лампу жжет, // день от ночи стережет («Колыбельная») [1].
Особую выразительность в произведениях И. Бродского лексеме вечер придает контекстуальное употребление, в пределах которого темпоральная единица наполняется индивидуально-авторскими смыслами и проявляет себя в художественном тексте как самостоятельный антропоморфный деятель, изменяющий и преображающий всё, что его окружает: Вот и вечер жизни <...>// вот он красит деревья, зажигает лампу, лакирует авто («Августовские любовники») [1] или А вечер зажигает фонари («Шествие») [1]. Вечер, как активный субъект, в текстах поэта способен совершать самые разнообразные физиологические процессы, подобные тем, которые характеризуют живые существа: Вечер липнет к лопаткам, грызя на ходу козинак («Bagatelle») [1]. Из приведенного отрывка видно, что вечер обволакивает разные части тела, с целью поглощения в дальнейшем всего человека; он пытается накрыть объекты пеленой темноты и тем самым слиться с ними в единое целое. С одной стороны, предметы и люди, находящиеся под воздействием вечера, незаметно теряют многие из своих внешних очертаний: темнота нейтрализует всё вокруг, сливая в одну общую
гамму: Вечер <...> сокращает красавиц до профилей в ихних камеях («Bagatelle») [1] или Одна ворона (их была гурьба, //но вечер их в ольшанник перепрятал) // облюбовала маковку столба, // другая - белоснежный изолятор («Развивая Крылова») [1]. С другой стороны, вечер в восприятии И. Бродского способен придавать особую значимость тем или иным предметам, поэтически выделяя положение старых и незаметных вещей (И вечер, не заглядывавший вниз, // просвечивал прозрачные волокна // и ржавый возвеличивал карниз («Однажды во дворе на Моховой.») [1]).
Сравнивая вечер с живым существом по возможности выполнения определенных действий, поэт отмечает еще одно сходство меду ними. Вечер, как и одушевленный субъект, в произведениях И. Бродского характеризуется эмоциональным состоянием, какими-либо чувственными проявлениями: Горизонтальное море, крашенное закатом. // Зимний вечер, устав от его заочной // синевы, поигрывает, как атом // накануне распада и проч., цепочкой // от часов. («Кентавры») [1]. Использованный в приведенном контексте деепричастный оборот позволяет представить вечер в качестве существа, способного испытывать чувство утомления. Тем самым, вечер в мировосприятии поэта осознается как одушевленная сущность, наделенная различными ощущениями.
Своеобразного апофеоза при изображении вечера в роли живого существа И. Бродский достигает в произведении «Мерида», в котором наиболее полно и образно отражается представление поэта о времени как об активной, действующей субстанции. В приведенном стихотворении с помощью обилия художественных средств автор формирует образ вечера, который уподобляется человеку и становится главным героем произведения. Персонификация и одушевленность времени настолько ярки в произведении, что вечер представляет собой мексиканского офицера, действия которого описаны в тексте с удивительной точностью и детальной обрисовкой: С кафе начиная, вечер//входит в него. Садится//за пустующий столик. <...> Проводив его взглядом, // полным пусть не укора, // но сомнения, вечер // допивает свой кофе, // красящий его скулы. //Платит за эту //чашку. Шляпу на брови//надвинув, встает со стула, //складывает газету // и выходит. Пустая // улица провожает // длинную в черной // паре фигуру. Стая // теней его окружает. // Под навесом - никчемный // сброд: дурные манеры, // пятна, драные петли. // Он бросает устало: // "Господа офицеры. // Выступайте немедля. // Время настало. // А теперь - врассыпную. // Вы, полковник, что значит//этот луковый запах?"// Он отвязывает вороную // лошадь. И скачет // дальше на запад («Мерида») [1]. В данном отрывке изображается целая картина, сотканная из поступков вечера, ставшего активным, действенным персонажем всего произведения.
Интересно отметить, что вечер концептуализируется в творчестве И. Бродского не только как живой субъект, но и как неодушевленная сущность, обладающая суммой различных качеств и свойств. Выступая
в указанном значении, слово вечер в текстах поэта способно содержать принципиально новые семы, входящие в его семантическую структуру. например, в определенных контекстах вечер может осмысляться как расплавленный, размягченный материал. В этом толковании интересующая нас лексема употребляется в тех отрывках текста, где время осознается как что-то, изготовленное литьем, способное приобретать форму очертаний городской архитектуры: Поэтому долго смеркается. Вечер обычно отлит//в форму вокзальной площади, со статуей и т. п.,//где взгляд, в котором читается "Будь ты проклят",//прямо пропорционален отсутствующей толпе («Август») [1]. Вечер также может соотноситься с определенным бытом или обстановкой, создающей представление об уюте: Когда он входит, все они встают. // Одни - по службе, прочие - от счастья. //Движением ладони от запястья// он возвращает вечеру уют («Одному тирану») [1]. В контекстах подобного рода у времени как абстрактной категории наблюдается актуализация семы конкретного значения: вечер в произведениях поэта воспринимается в качестве объекта визуализации, предмета, на который направлены взгляды людей: Холодный вечер быстро покрывался // их взглядами, а столик между них// той темнотой, в которой оказался («Переселение») [1].
Помимо метафорических переносов, которым подвергается лексема вечер в поэтических текстах И. Бродского, наблюдаются и метонимические, однако они встречаются гораздо реже. В метонимических преобразованиях прослеживается устойчивый перенос по модели время ^ события, происходящие в данный временной промежуток: Постараюсь навек сохранить этот вечер в груди. //Не сердись на меня. Нужно что-то иметь позади («Письма к стене») [1]. В приведенном отрывке под словом вечер автор подразумевает определенные события, произошедшие с героем произведения в указанный временной период.
Вечер в произведениях И. Бродского также может обозначать общественное собрание, встречу в это время, однако данное значение у темпоральной лексемы является нечастотным и наблюдается в текстах поэта довольно редко: Потом был вечер в доме офицеров, // и мы с ней познакомились. Потом // я увидал их там в универмаге... («Посвящается Ялте») [1]. Кроме того, следует отметить нерегулярность использования в языке писателя некоторых традиционных метафорических образов времени, например, такого переноса, как «время суток ^ этап человеческой жизни».
Кроме приведенных способов создания поэтической образности и выразительности в произведениях И. Бродского, использованы и особые синтаксические построения фразы: Зимний вечер с вином в нигде («Это
- ряд наблюдений. В углу - тепло.») [1]. Подобный пример иллюстрирует возможность двусмысленного понимания контекста. С одной стороны, вечер может быть рассмотрен в качестве самостоятельного субъекта, своеобразной действующей субстанции. С другой стороны, вечер может представлять собой лишь временную координату, являющуюся фоном нахождения
лирического субъекта в своеобразном метафизическом измерении. Разгадкой к пониманию сути указанного предложения может служить только дальнейший контекст, в котором сообщается об отсутствии героя, его смерти: Это - ряд наблюдений. В углу - тепло. // Взгляд оставляет на вещи след. // Вода представляет собой стекло. // Человек страшней, чем его скелет. // Зимний вечер с вином в нигде. // Веранда под натиском ивняка. // Тело покоится на локте, // как морена вне ледника. // Через тыщу лет из-за штор моллюск//из-влекут с проступившем сквозь бахрому // оттиском "доброй ночи"уст, //не имевших сказать кому («Это
- ряд наблюдений. В углу - тепло.») [1]. Таким образом, можно предполагать, что имеющиеся значимые части предложения обозначают детали, сопровождающие картину «ухода» человека в необозримое ничто.
Таким образом, лексема вечер в текстах И. Бродского обладает как узуальными значениями, так и окказиональными. В большинстве контекстов традиционные толкования темпоральной лексемы обогащаются в произведениях поэта дополнительными смыслами, связанными с индивидуально-авторской интерпретацией временной действительности, в результате чего возникают новые своеобразные метафорические образы, отражающие специфику писательского ми-ровидения. Благодаря особой образной системе, антропоморфному изображению темпоральных планов, обилию ассоциативных параллелей лексема вечер воспринимается в художественном мире И. Бродского как многомерная, самобытная темпорема, сверхнасыщенная поэтическими смыслами.
СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ
1. Бродский И. А. Стихотворения и поэмы (основное собрание) [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://lib.ru/BRODSKIJ /brodsky_poetry.txt.
2. Конструкции времени в естествознании: на пути к пониманию феномена времени. Междисциплинарное исследование. М.: Изд-во МГУ, 1996. Ч. 1. 304 с.
3. Кубрякова Е. С. Язык и знание: На пути получения знаний о языке: Части речи с когнитивной точки зрения: Роль языка в познании мира. М.: Языки славянской культуры, 2004. 560 с.
4. Логический анализ языка. Язык и время / Отв. ред. Н. Д. Арутюнова, Т. Е. Янко. М.: Индрик, 1997. 352 с.
5. Ожегов С. И., Шведова Н. Ю. Толковый словарь русского языка: 80 000 слов и фразеологических выражений. М.: ИТИ Технологии, 2006. 944 с.
6. Рубинштейн Г. А. Асимметрия синтаксических свойств русских названий частей суток [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.seelrc.org/ glossos/issues/1/rubinstein.pdf.
7. Рубинштейн Г. А. О метафорическом представлении отрезков времени в русском языке [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://www.seelrc.org/glossos/ issues/3/rubinstein.pdf.
8. Толковый словарь русского языка / Под ред.
Д. Н. Ушакова. [Электронный ресурс]. Режим доступа: http://ushakovdictionary.ru/word.
php?wordid=4706.

читать описание
Star side в избранное
скачать
цитировать
наверх