ИНДОЕВРОПЕИЗАЦИЯ КАВКАЗА (ПО ДАННЫМ ЛИНГВИСТИКИ, АРХЕОЛОГИИ) Текст научной статьи по специальности «ИСТОРИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ»

Научная статья на тему 'ИНДОЕВРОПЕИЗАЦИЯ КАВКАЗА (ПО ДАННЫМ ЛИНГВИСТИКИ, АРХЕОЛОГИИ)' по специальности 'ИСТОРИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ' Читать статью 1
0 8
Quote цитировать Review рецензии ВАК
Авторы
Коды

ГРНТИ: 03 — ИСТОРИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ

показать все коды
Ключевые слова
  • ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ ПРАРОДИНЫ
  • МИГРАЦИИ
  • ЗООМОРФНЫЕ СКИПЕТРЫ
  • НОВОСВОБОДНЕНСКАЯ КУЛЬТУРА
  • КУБАНО- ТЕРСКАЯ КУЛЬТУРА
  • СЕВЕРНЫЙ КАВКАЗ
  • КАРТВЕЛО-ИНДОЕВРОПЕЙСКИЕ И СКИФО-ЕВРОПЕЙСКИЕ ИЗОГЛОССЫ
  • INDO-EUROPEAN MIGRATIONS
  • HOMELANDS
  • ANCIENT EUROPEANS
  • NORTHERN CAUCASUS
  • BRONZE AGE
  • KUBAN-TEREK CULTURE

Аннотация
научной статьи
по истории и историческим наукам, автор научной работы — НИКОЛАЕВА НАДЕЖДА АЛЕКСЕЕВНА

Доказывается присутствие «древнеевропейцев» (предков славян. балтов, германцев, кельтов, италиков) на Северном Кавказе, начиная с середины III тыс. до н.э., на основании сравнительной типологии форм инвентаря новосвободненской и кубано-терской культур Кавказа и культур воронковидных кубков, шаровидных амфор и шнуровых керамик Центральной Европы, а также древнеевропейской лингвистической атрибуции последних, исходя из концепции В.А. Сафронова о 4 прародинах индоевропейцев. Этот вывод поддерживается индоевропеизмами в картвельских и осетинском языках, по Г.А. Климову и В.И. Абаеву.

Annotation
of scientific paper
2011 year, VAK speciality — 07.00.00, author — NIKOLAEVA NADEZHDA ALEKSEEVNA

Indo-European expansion into the Caucasus began from the middle of the III mill. B.C. According to archaeological evidence at that time the regions near the foothills of the western and central part of the Northern Caucasus were inhabited by mixed groups of the peoples of the Funnel Beaker Culture (FBC), the Globular Amphorae Culture (GAC) and the Corded Ware Culture (CWC) who came from from Central Europe. They are assumed to belong to the "Ancient Europeans", the northern branch of the Proto-Indo-European community (PIE). The term "Ancient European" was suggested by H. Krahe in oder to stress the differences of names of the rivers flowing into the Baltic Sea from those ones in Proto-Indo-European language. That is why the ancestors of the Celts, the Germans, the Italics, the Illyrians, the Balts, the Slavs who occupied this territory in historical times were named Ancient Europeans. The climate changes caused the Indo-European migrations. The Indo-Europeans of the North (Ancient Europeans= FBC, GAC, CWC) started moving and formed new secondary unities with the Indo-Europeans of the South. The Greek-Indo-Iranian unity became one of them and took place in the Middle Danubian area. The time of disintegration of this unity is the first half of the III mill. B.C. The Ancient Europeans and Indo-Iranians reached the Norhern Caucasus in 25 -23 B.C. and gave an impact to the transition of the native population to the Bronze Age. The first intruders from Central Europe into the Caucasus were small groups of herdsmen on horseback. They are supposed to be Indo-Iranians or Toharians and their burials were designated with such symbols as horse-headed scepters. The builders of the dolmens of Novosvobodnaya Culture replaced them in the west of the Northern Caucasus (23/22 B.C.) but Kuban-Terek culture in their turn replaced them in the centre of the Northern Caucasus (22-13 B.C.). In the author's opinion these three cultures could be related to the Ancient Europeans in any way. Their neighbours in the steppes of the Western Caucasus were the tribes of Kuban-Dniepr Culture, the main feature of which were four wheeled wagons. The author gives luinguistic arguments that Kuban-Dniepr population can be regarded as Indo-Arians. Moreover the author can assume the formation of the Indo-Hittite unity on the basis of common features in the assembledges of Novosvobodnaya dolmens and those ones in barrow burials of Kuban-Dniepr Culture. In the author's view there was a unity between Ancient Europeans and Indo-Arians as well. This entity is related to Kuban-Terek cultural -historucal unity. The Indo-European loanwords in the Cartvellian (40 items) and the Ossetic (40 items) languages originated from all or some Ancient European languages are additional arguments for benefit of the Central European origin of the Bronze Age in the Northern Cacasus. Linguistical evidence make possible that the intruders from the Carpathians represent a slightly differentiated dialect Ancient European community in the Northern Caucasus.

Научная статья по специальности "ИСТОРИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ" из научного журнала "Вестник Томского государственного университета. История", НИКОЛАЕВА НАДЕЖДА АЛЕКСЕЕВНА

Рецензии [0]

Текст
научной работы
на тему "ИНДОЕВРОПЕИЗАЦИЯ КАВКАЗА (ПО ДАННЫМ ЛИНГВИСТИКИ, АРХЕОЛОГИИ)". Научная статья по специальности "ИСТОРИЯ. ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ"

2011 История №4(16)
V. ПРОБЛЕМЫ ЭТНОЛОГИИ, АНТРОПОЛОГИИ И АРХЕОЛОГИИ
УДК 902/904
Н.А. Николаева
ИНДОЕВРОПЕИЗАЦИЯ КАВКАЗА (ПО ДАННЫМ ЛИНГВИСТИКИ, АРХЕОЛОГИИ)
Доказывается присутствие «древнеевропейцев» (предков славян. балтов, германцев, кельтов, италиков) на Северном Кавказе, начиная с середины III тыс. до н.э., на основании сравнительной типологии форм инвентаря новосвободненской и кубано-терской культур Кавказа и культур воронковидных кубков, шаровидных амфор и шнуровых керамик Центральной Европы, а также древнеевропейской лингвистической атрибуции последних, исходя из концепции В.А. Сафронова о 4 прародинах индоевропейцев. Этот вывод поддерживается индоевропеизмами в картвельских и осетинском языках, по Г.А. Климову и В.И. Абаеву.
Ключевые слова: индоевропейские прародины, миграции, зооморфные скипетры, новосвободненская культура, кубано-терская культура, Северный Кавказ, картвело-индоевропейские и скифо-европейские изоглоссы.
Индоевропеизация Северного Кавказа началась во второй половине III тыс. до н.э. По данным археологии, предгорные районы западной и центральной части Северного Кавказа были заселены в указанный период носителями центральноевропейской культурной традиции. В начале III тыс. до н.э. в Центральной Европе формируются новые культурные группы на основе культуры воронковидных кубков (КВК), культуры шаровидных амфор (КША) и позже культуры шнуровых керамик (КШК), этнолингвистическая атрибуция которых определена как индоевропейская. Эти археологические культуры, согласно проведенному анализу [1], получают статус «индоевропейских» на основе 70% совпадения с керамическим комплексом «материнской» индоевропейской пра-культуры (КВК+Лендьел), поскольку керамика составляет основное содержание культур рассматриваемой эпохи IV—III тыс. до н.э. и является их главной этнической характеристикой. В.А. Сафронов [1; 2; 3] разработал концепцию 4 прародин праиндоевропейцев (далее ПИЕ), очертил их ареалы и определил археологические культуры-эквиваленты каждой значимой хронологической фазе развития индоевропейского праязыка, которые кратко могут быть охарактеризованы следующим образом [4].
I. Карпато-Полесская прародина евразийцев /праиндоевропейцев на территории ЮгоВосточной Польши, Белоруссии; дата - XII-IX тыс. до н.э. [2]; (лингвистический источник -бореальный язык [5. С. 3-10]; археологический эквивалент - свидерская культура [6].
II. Малоазийская/ восточносредиземноморская прародина ранних праиндоевропейцев; дата VIII-V тыс. до н.э (лингвистический источник - ранне-праиндоевропейский праязык [7]; археологиче-
ский эквивалент - тахунийская культура; Иерихон Б и восточный холм Чатал Гуюка [3. С. 118-140].
III. Балкано-дунайская прародина праиндоевропейцев среднего периода; дата - вторая половина V-V/IV тыс. до н.э.; лингвистическая база -индоевропейский праязык [8. С. 1117-1247]; археологический эквивалент - древнейшая цивилизация Старого Света: Винча А/В, Боян Болинтяну; Дудешти; Градешница С; Триполье А-Пре-кукутени, Гумельница).
IV. Центрально-европейская прародина праиндоевропейцев позднего периода; дата - вторая половина V-V/IV тыс. до н.э.; лингвистическая база - позднеиндоевропейский праязык [8. С. 1117-1247]; археологический эквивалент, культура Винча С/Б и Лендьел I, П-Триполье В; производная от Лендьел - КВК А/В) [9. С. 3-5; 1. С. 71-93].
Распад ПИЕ общности определяется всем IV тыс. до н.э., по данным лингвистов [8]. Последнее разделение поздней ПИЕ общности сопровождалось продвижением праиндоевропейцев КВК на север. Поскольку область распространения северной ветви позднеиндоевропейской общности совпадает с ареалом индоевропейской гидронимии от Рейна до Вислы, для которого Г. Крае ввел термин «древнеевропейский», поэтому «древнеевропейской» стали называть лингвистическую общность ГУ-Ш тыс. до н.э. в этом ареале, а «древнеевропейскими» народами - кельтов, италиков, иллирийцев, германцев, балтов, славян, проживающих на этой территории в исторические времена [1. С. 93-155, рис. 24, 25, 28, 31].
«Древнеевропейская» прародина носителей диалектов ИЕ праязыка - прародина исторических кельтов, германцев, италиков, иллирийцев, балтов, славян; лингвистическая база - древнеевропейские
гидронимы рек, впадающих в Балтийское море, по Г. Крае; дата - III тыс. до н.э. [1. С. 93-135] (археологический эквивалент - культура воронковидных кубков, культура шаровидных амфор, культура шнуровых керамик).
В связи с аридизацией климата земледельческое население севера Центральной Европы (КВК) продвигается на юг и смешивается с южной ветвью ПИЕ. Появляются новые культуры (КШК и КША) и складываются временные вторичные ареальные союзы носителей индоевропейских диалектов. Одним из таких стал и грекоиндоиранский союз, который просуществовал, вероятно, некоторое время в Потисье.
Греко-индоиранская прародина в Потисье, в Среднем Подунавье; время - первая половина III тыс. до н.э. [1. С. 179-217]; (лингвистическая база - реликты индоарийского в Северном Причерноморье [14]; арио-уральские изоглоссы [13]; археологический эквивалент - горизонт ДЯК-Болераз-Баден). Это объединение занимает территорию от Судет до Балкан и от Альп до Восточных Карпат, территорию культуры Винча и ее производных. ДЯК - условное обозначение под-курганных погребений по древнеямному обряду в могилах, перекрытых плахами.
Носители «древнеевропейских» и индоиранских диалектов пришли в движение во второй половине III тыс. до н.э., достигли Северного Кавказа к XXIII в. до н.э. и дали импульс к формированию бронзового века в этом регионе. Археологическая концепция происхождения и периодизации бронзового века Северного Кавказа изложена монографически автором [10].
Первыми мигрантами из Европы на Северном Кавказе стали пастухи-скотоводы, символом которых стали «конеголовые» скипетры. Центр исхода этого населения установить трудно, поскольку по мере движения они смешивались с автохтонами, и по этой причине комплекс их культуры неустойчив. Для керамики, орнаментированной выдавленными изнутри «жемчужинами», на поселениях «предмайкопского» горизонта можно усматривать аналогии и в культуре Михельсберг (вариант КВК), и в нарвской культуре, и в лесостепных культурах Восточной Европы (среднестоговско-хвалынская КИО и репинская культура) [11].
Происхождение из районов Центральной Европы и «древнеевропейскую» атрибуцию Новосвободной определяет сходство по 30 признакам керамики, погребального обряда КША и дольменов Новосвободной [1. С. 217-242]. К такому же результату приводит и сравнительно-типо-
логический анализ керамики, погребального обря-
да, могильных конструкций кубано-терской культуры (КТК) Северного Кавказа и КША, КШК Польши и Прикарпатья. Происхождение КТК мы установили по 23 элементам погребального обряда, по 35 формам керамики, имеющим аналогии в основных типах керамики КША и КШК [10. С. 512-517].
Древнеевропеизмы в картвельских языках, о существовании которых можно судить благодаря лингвистическому анализу [12], по нашему мнению, являются несомненным доказательством присутствия на Кавказе «древнеевропейцев», к тому же по соседству с индоариями. В работе Г.А. Климова «рассматриваются 15 параллелизмов, претендующих на общекартвельский характер (т.е. датированных ранее XIX в. до н.э.); 40 параллелизмов грузинско-занского хронологического уровня; 40 параллелизмов более позднего, но все еще «доисторического» уровня, т.е. до появления армян, греков, персов». Существование общекартвельского (южнокавказского) языка Г.А. Климов датирует 1У-Ш тыс. до н.э., распад праязыка- XIX в. до н.э.
Из 15 параллелизмов между пракартвельским и индоевропейскими языками корнесловы ‘сердцевина, ядро плода ’ имеет продолжение в германских, балтских и славянских языках; корнеслов ‘четыре’ отражает развитие, имеющее место в кельтских и германских языках [12. С. 62]; корнеслов ‘игла, колючка ’ находит продолжение в кельтских, балтских, славянских языках [12. С. 93]; картвельская основа ‘стоять ’ (о засухе, жаре) имеет аналогичное продолжение в кельтских и германских языках. Эти лингвистические данные позволяют датировать появление «древнеевропейцев» на Северном Кавказе не позже XIX в. до н.э., поскольку соответствующая древнеевро-пейцам культурно-историческая общность КВК, КША, КШК сохранялась в Европе до XX в. до н.э., после которого выделяются фатьяновско-балановская диния КШК+КША, прикарпатская КШК, линия развития КША+КШК+катакомба (Злота, раннекатакомбный горизонт).
В отмеченных 40 параллелизмах грузинско-занских и индоевропейских языков наиболее близкие аналогии для грузинско-занской основы ‘бурдюк, сума’ зафиксированы в германских языках. Другой грузинско-занский архетип ‘безрогий бык’ имеет аналогии в балтийских диалектах [12. С. 99].
Грузинско-занский корнеслов ‘виноградная лоза ’ сопоставляется непосредственно с диалектным славянским корнесловом [12. С. 108]. ‘Самец, баран ’ в формальном и семантическом плане со-
Индоевропеизация Кавказа (по данным лингвистики, археологии)
поставим с продолжением индоевропейского архетипа в латинском и балтийских языках [12]. ‘Жаба’ представлена балто-славянскими, германскими соответствиями (по выражению Г.А. Климова, «является диалектным североевропейским соответствием картвельскому архетипу») [12.
С. 111]. ‘Поросенок’ в грузинско-занском имеет соответствия в литовских и славянском языках; ‘тина’ имеет аналогии в литовском; ‘лиса’ - в германском и кельтских языках [12. С. 124]. ‘Пыль ’ имеет аналогии в германских языках [12. С. 126]. ‘Медь ’ имеет отчетливые параллели с латинской и литовской формами, которые переводятся как ‘светить, сверкать ’ [12. С.
133].Особого внимания заслуживает грузинско-занская основа ‘обух топора ’, имеющая аналогии в кельтских, италийских, германских и балто-славянских ветвях индоевропейского праязыка [12. С. 156], а ‘журавль’ в грузинско-занском
языке фонетически и семантически особенно близок к славянскому, а также к латинскому и балтийским языкам [12. С. 163].
Таким образом, 18 из 40 параллелизмов между грузинско-занским и индоевропейскими языками находят точные аналогии в кельтских, италийских, германских, балтийских, славянских языках, т.е. языках, выделившихся из «древнеевропейской» лингвистической общности. Эти индоевропеизмы были усвоены грузинско-занским языком не позже конца II тыс. до н.э., по Г.А. Климову. Остальные индоевропейские корнесловы грузинско-занского языка представлены в иранских, индоарийских, греческих и хеттском языках.
Существование древнейших индоевропеизмов в грузинско-занском языке эквивалентно появлению куро-аракских форм сосудов в кубано-терской культуре и, наоборот, кубано-терских артефактов в куро-аракских памятниках (Дзуари-кау 1/15, 2/2) [10. С.469, 472], поскольку куро-аракская культура рассматривалась как эквивалент картвельской лингвистической общности и занимала среднегорье в центральной части Северного Кавказа [1].
Индоевропеизмы в осетинском языке, названные «скифо-европейскими изоглоссами» [13], являются исключительно важным доказательством присутствия на Северном Кавказе «древнеевро-пейцев», среди которых были будущие славяне. В.И. Абаевым подчеркивается обособленное положение осетинского языка в иранской группе индоевропейских языков и считается, что осетинский язык противостоит всем индоиранским языкам и по ряду признаков - лексических, фонетических, грамматических - порывает с другими иран-
скими языками и смыкается с европейскими языками: германскими, балтскими, италийскими,
кельтскими, славянскими. Это выражается более чем в 40 лексических изоглоссах, 3 фонетических и 2 грамматических изоглоссах [13. С. 3-4]. Эти индоевропеизмы (а точнее, «древнеевропеизмы»), в которых доминируют аналогии из славянских языков, относятся к разным аспектам деятельности человека, элементам окружающего мира. Это слова, связанные с климатом и ландшафтом («непогода», «снег», «мерзнуть», «таять», «море», «гора», «ложбина», «долина»); это - словесная характеристика растительного и животного мира («ольха», «кабан», «поросенок», «кобель», «щенок», «лосось», «блоха», «моль»); сельскохозяйственная терминология и описание продуктов земледелия («серп», «ярмо», «болт между ярмом и дышлом», «пара упряжных быков», «спица в колесе», «зерно», «колос», «овес», «пиво»). Об уровне металлургии и о ремесленной деятельности можно судить по термину «кузнец». Социальная терминология представлена словами «незнатный, простой», «муж», «судилище, суд, суждение». Некоторые обозначения частей тела, таких как «рука», «горло», «мошонка», относятся к категории слов, которые нет необходимости заимствовать из другого языка. Если устанавливается древнеевропейская этимология 40 слов осетинского словаря, то следует сделать вывод, что они принадлежат группе населения, попавшего на Кавказ в результате миграции из Древней Европы III тыс. до н.э. и дожившего до появления в начале I тыс. н.э. алан, предков осетин, пришедших на Кавказ из Средней Азии. По мнению В.И. Абаева, «особенно многочисленны и значительны изоглоссы, связывающие осетинский со славянскими языками. Здесь мы имеем не только лексические, но и некоторые важные грамматические связи, что указывает на особую длительность и интимность контактов» [13. С. 4]. Например, ос. tajan примыкает к ст.-слав. tajo, русск. таять, а на индоиранской почве корень *ta- не распознается [13. С. 15]. Другой пример: ос. tarxon «обсуждение, «судилище» неотделимо от ст.-слав. tblkb, русск. толк, толковать. Имеет параллели в литовском, германских, древнеиндийском, хеттском, возможно, этрусском, но иранских соответствий не отмечено. Другое слово осет. kur сопоставляется с элементом kur в русском кур-носый, кургузый, корнать («обрезать»). Слово в осет. kurd «кузнец» В.И. Абаев сближает с древнерусским кърчии [13. С. 19, 20, 23].
Следовательно, данные сравнительно-исторического осетинского языкознания подтверждают европейскую атрибуцию памятников кубано-
терской культуры Северного Кавказа и показывают древнеевропейскую основу в сложении осетинского этноса.
Таким образом, на основании индоевропеиз-мов в картвельских и осетинском языках, имеющих общие корни во всех «древнеевропейских» языках, мы делаем единственно возможный вывод, что следует говорить не о миграции отдельных племен-носителей диалектов древнеевропейских языков - германцев, балтов, славян, кельтов, а о сдвиге из Малополыши, Прикарпатья на Северный Кавказ части массива слабо дифференцированных «древнеевропейцев» как еще некоего целого. Такая формулировка отвечает нашему предположению, что кубано-терская культура складывалась во времени на Северном Кавказе из нескольких групп, мигрировавших из западных районов Восточной Европы, и в дальнейшем принимала миграционные импульсы из тех же районов Центральной и Восточной Европы.
ЛИТЕРАТУРА
1. Сафронов В.А. Индоевропейские прародины. Горький: Волго-Вятское изд-во, 1989. 402 с.
2. Николаева Н.А., Сафронов В.А. Истоки славянской и евразийской мифологии. М.: Белый волк. 1999. 310 с.
3. Сафронов В.А., Николаева Н.А. История Древнего Востока в Ветхом Завете. М.: Русская панорама, 2003. 423 с.
4. Николаева Н.А. Четыре прародины индоевропейцев в концепции В.А. Сафронова // Индоевропейская история в свете новых исследований. М.: Изд-во Моск. гос. обл. ун-та, 2010. С. 58-73.
5. Андреев Н.Д. Гипотеза о бореальном праязыке // Лингвистические исследования 1988. Проблематика взаимодействия языковых уровней: Сборник научных трудов Ленинградского отделения Института языкознания АН СССР. Л., 1988. С. 3-10.
6. Зализняк Л. Л. Охотники на северного оленя Украинского Полесья эпохи финального палеолита. Киев: Наукова Думка, 1989. 178 с.
7. Андреев Н.Д. Раннепраиндоевропейский язык. Л., 1986. 327 с.
8. Гамкрелидзе Т.В., Иванов В.В. Индоевропейский язык и индоевропейцы. Тбилиси, 1984. 1328 с.
9. Николаева Н.А., Сафронов В.А. Винча - древнейшая цивилизация Старого Света // Балканы в контексте Средиземноморья. Материалы к симпозиуму. М., 1986. С. 3-6.
10. Николаева Н.А. Этнокультурные процессы на Северном Кавказе в Ш-П тыс. до н.э. в контексте древней истории Европы и Ближнего Востока. М.: Изд-во Моск. гос. обл. ун-та. 2011. 536 с.
11. Николаева Н.А. Юго-Восточная Европа и Кавказ: культурно-исторические связи в середине III тыс. до н.э. (проблема датировки «конеголовых» скипетров) // Вестник Московского государственного областного университета. 2011. № 1. С. 99-110.
12. Климов Г.А. Древнейшие индоевропеизмы картвельских языков. М., 1994. 249 с.
13. Абаев В.И. Скифо-европейские изоглоссы. М.: Наука, 1965. 166 с
14. Трубачев О.Н. Ь^апса в Северном Причерноморье. М.: Наука, 1999. 319 с.

в избранное
цитировать
читать
наверх