Научная статья на тему 'Значение Кубанской промышленности на начальном этапе реализации второго пятилетного плана'

Значение Кубанской промышленности на начальном этапе реализации второго пятилетного плана Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
116
23
Поделиться
Ключевые слова
ИНФРАСТРУКТУРА / ИСТОЧНИКИ СЫРЬЯ / КУРОРТНАЯ ЗОНА / ЛЕГКАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ / СТРОЙМАТЕРИАЛЫ / ТЯЖЕЛАЯ ПРОМЫШЛЕННОСТЬ / ЭНЕРГЕТИЧЕСКАЯ БАЗА

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Салфетников Дмитрий Анатольевич

Данная статья посвящена актуальным вопросам промышленного развития Кубани в начале 2-ой пятилетки. Рассматриваются задачи и проблемы регионального развития в различных отраслях промышленности. Анализируется значение кубанской индустрии для экономики страны в указанный период.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Салфетников Дмитрий Анатольевич,

THE ROLE OF KUBAN INDUSTRY AT THE INITIAL STAGE OF REALIZATION OF THE SECOND FIVE-YEAR PLAN

region at the beginning of the second five-year plan period. The objectives and problems of the regional development in different industries are observed. The role of Kuban industry in the economy of the country during the specified period is analysed

Текст научной работы на тему «Значение Кубанской промышленности на начальном этапе реализации второго пятилетного плана»

УДК 908: 334.716 (470. 62) “19”

Салфетников Дмитрий Анатольевич

кандидат исторических наук, доцент кафедры истории и политологии Кубанского государственного аграрного университета salf.natali@mail.ru

ЗНАЧЕНИЕ КУБАНСКОЙ ПРОМЫШЛЕННОСТИ НА НАЧАЛЬНОМ ЭТАПЕ РЕАЛИЗАЦИИ ВТОРОГО ПЯТИЛЕТНОГО ПЛАНА

Данная статья посвящена актуальным вопросам промышленного развития Кубани в начале 2-ой пятилетки. Рассматриваются задачи и проблемы регионального развития в различных отраслях промышленности. Анализируется значение кубанской индустрии для экономики страны в указанный период.

Ключевые слова: инфраструктура, источники сырья, курортная зона, легкая промышленность, стройматериалы, тяжелая промышленность, энергетическая база.

Темпы форсированной индустриализации нашей страны в 1930-е гг. обуславливались как идеологическими догмами, так и конкретными задачами промышленного развития страны и ее регионов.

Завершение 1-ой пятилетки по времени совпадало с выходом западных стран из тяжелого экономического кризиса. Второе пятилетие должно было стать периодом преимущественного освоения новых предприятий в промышленности. Темпы роста производства были несколько переоценены и уменьшены. Поэтому предлагалось принять более низкий среднегодовой прирост промышленной продукции. Реконструкция тяжелой промышленности сопровождалась концентрацией производства: к началу 2-ой пятилетки 45 крупных предприятий Северокавказского края сосредотачивали 72,4% всех основных фондов обрабатывающей промышленности. И роль Северного Кавказа в экономике страны также возросла: там в это время было добыто 39,4% всей нефти СССР, произведено 34% цемента, 30% котлов, в крае производилось 75% всего производимого в СССР бензина. [1, с. 14-24]. Также стоит отметить и инновационные сдвиги: 92,6% всей добытой нефти было получено со скважин, сданных в эксплуатацию в годы 1-ой пятилетки, а 94,8% всей нефти к 1933 г. добывалось новым освоенным способом - вращательным [2, с. 312].

Что касается легкой промышленности, то здесь констатировалось, что «подверглись коренному изменению и сами заводы. Мелкие полукустарные предприятия все без исключения были ликвидированы, их оборудование сконцентрировано на лучших заводах, организован целый ряд новых предприятий, по своим мас-

Salfetnikov Dmitri Anatolyevich

PhD in History, Associate Professor of the Department of History and Political Science of Kuban State Agrarian University salf.natali@mail.ru

THE ROLE OF KUBAN INDUSTRY AT THE INITIAL STAGE OF REALIZATION OF THE SECOND FIVE-YEAR PLAN

The article is devoted to the topical issues of industrial development of Kuban region at the beginning of the second five-year plan period. The objectives and problems of the regional development in different industries are observed. The role of Kuban industry in the economy of the country during the specified period is analysed.

Key words: infrastructure, sources of raw materials, health-resort zone, light industry, construction materials, heavy industry, sources of power supply.

штабам далеко ушедшим от карликовых заводов довоенного края». Проектировки 2-го пятилетнего плана предусматривают по существу создание заново мощной легкой индустрии в соответствии с сырьевыми ресурсами края и размерами потребностей Северного Кавказа в продукции широкого потребления [3, с. 7].

Кубанские предприятия в плане развития легкой промышленности были больше приближены к источникам сырья, но сплошная коллективизация внесла свои коррективы. И здесь, в основном, кожевенная промышленность Кубани была на высоте, но по крупным предприятиям. Так, в июне 1933 г. газета «Молот» сообщала: «Крупнейший Краснодарский госкожзавод № 8, досрочно закончивший 1-ю пятилетку, добился новых побед, выполнив план первого полугодия. 23 июня план выполнен досрочно: по замочке - на 110%, по выпуску - 151%, валовой продукции - 113%. Производительность труда на одного рабочего составила 108% плана [4].

Можно отметить также предприятия, работавшие на привозном сырье, их положение было выигрышным, когда поставки сырья не прерывались. Например: Армавирская ватная фабрика выработала к началу 2-ой пятилетки более 2-х тыс. т хлопковой одежной ваты (для сравнения: в 1928-1929 гг. выработка составляла 1226 т). [5, л. 5об.]

Тяжелейший для Кубанского села 1933 г., сопровождавшийся трагическими последствиями, совпадает, тем не менее, с пуском еще одного гиганта промышленности после реконструкции - Краснодарского гидрозавода, самого мощного в Союзе. Помимо короткого срока реконструкции завода, рабочий коллектив освоил совершенно новый метод работы

заграничной аппаратуры.

Некоторые предприятия Кубани к тому времени не только осваивали зарубежное оборудование и апробировали свое, отечественное, но и производили продукцию на экспорт. По пищевкусовой промышленности можно привести пример с Армавирской беконной фабрикой, а по тяжпрому отметим Новороссийский цемза-вод «Пролетарий», цемент которого уже закупали Афганистан, Иран, Турция, Великобритания, страны Африки [6, с. 44].

Если в 1932 г. магазины кубанских городов были практически пусты, а мануфактура продавалась по так называемым «коллективным заявлениям» через месткомы, то в 1933 г. при промышленных предприятиях были созданы ОРСы (отделы рабочего снабжения) и открыты специальные магазины [7, с. 185].

Административно-командная система

использовала методы жесткой регламентации, и летом 1933 г. на Кубани также была введена паспортная система и прописка по месту жительства, что серьезно ограничивало миграцию свободной рабочей силы. Директивные установки мотивировались лозунгами «Техника решает все!» и «Кадры решают все!», они были главными производственными ориентирами. Реконструированные предприятия и новые, входящие в строй, ударничество и соревнование были тогда наглядными показателями тех свершений, от которых зависела судьба индустриализации.

Сложнейшая ситуация в сельских районах, расширение МТС и крайняя нужда в новой надежной технике, диктовали свои условия и требования к ряду кубанских предприятий.

Например, по распоряжению Наркомзема СССР, осенью 1933 г. новый Краснодарский завод капитального ремонта моторов, тракторов и комбайнов (бывшие мастерские Трактороцен-тра) приступал к выполнению своей производственной программы: 25 моторов в день. Но он не был построен полностью и технически оборудован. Союзные задачи упирались во вполне конкретные местные условия. Горсовет тянул дело, Горотдел труда «не шел на встречу» руководству мастерских в плане обеспечения их кадрами строительных и производственных рабочих... Новый завод с 1 октября 1933 г. должен был иметь около 500 рабочих, ИТР и служащих. А в августе мастерские насчитывали у себя вместе с работниками конторы всего лишь 79 человек, из них только 6-7 специалистов по автотракторному делу.

Директор мастерских «упирал на городской отдел труда, на возвращение в мастерские их старых кадровиков». Тут же всплывала еще одна проблема: многие рабочие накануне открытия «завода капитального ремонта моторов»

не знали даже, что он будет из себя представлять. И производственная проблема объяснялась тем, что в тракторных мастерских бездействовали партийная и профессиональная организации, что до сих пор они не организовали между бригадами соревнование за досрочное выполнение заданий по подготовке цехов к переоборудованию и не вели среди рабочих должной разъяснительной работы.

Завод должен был ремонтировать столько моторов, сколько на территории, обслуживаемой им, работало тракторов и комбайнов, «радиус его сферы влияния» 250 км, куда вошли около 100 МТС Адыгеи, Краснодарского, Анапского, Приморско-Ахтарского, Средне-Егорлыкского, Белоглинского и других районов. Здесь ремонтировались моторы Сталинградского и Харьковского тракторных заводов, а также моторы зарубежных систем: «Интер», «Форд», «Фордзон» [8, л. 21].

Оптимизировалась в 1933 г. и производственная программа завода им. Седина (на сумму 7,5 млн р.): «. завод мог бы принять программу в 10 млн р. К осуществлению 10миллионной программы завод должен стремиться путем приема дополнительных заказов. В связи с переходом завода в трест «Союззап-чермет» меняется в основном направление работ завода, укрепляя начатый поворот в сторону черной металлургии» [9, л. 43].

Призыв Куйбышева «Мы должны узнать свою страну» ставил конкретную задачу: организовать разведку недр, так как знание природных ресурсов страны было важнейшим условием разработки плана. На Кубани в этом отношении было немало сделано СевероКавказским Промышленным НИИ, базировавшимся в г. Краснодаре.

Поставленная задача освоения недр находила свое конкретное воплощение и в регионе. Так, в апреле 1934 г. корреспондент газеты «Известия» сообщал из Новороссийска: «У подножия Кавказского хребта, где протекают реки Кубань, Белая и Лаба, развертываются работы по добыче золота.». И разработки эти механизировались. Заметим, что здесь золотая промышленность Северного Кавказа и Азово-Черноморья начала развиваться с 1933 г. Она охватывала районы Северной Осетии, Карачая, Кабардино-Балкарии, а непосредственно на Кубани - Лабинский и Майкопский районы. Комбинат «Лабазолото» в ст. Лабинской объединял семь золотых приисков. Разрабатывались и месторождения железной руды, причем наибольший интерес представляло Таманское, хотя горный инженер Кривохатский в феврале 1935 г. записал следующие сведения: «Таманские железные руды также еще мало изучены и наряду с хорошими свойствами (кусковатость,

примесь ванадия) имеют и ряд отрицательных свойств» [10, л. 68].

Корректировка экономических планов, попытка преодоления административно-

территориальной громоздкости, особенности экономики составляющих Северо-Кавказский край регионов привели к его разделению на два края: Азово-Черноморский с центром в Ростове-на-Дону и Северо-Кавказский с центром в Пятигорске. Кубанские районы вошли в первый.

Вообще говоря, с начала 1933 до середины 1935 гг. и текущее, и долгосрочное планирование осуществлялось на более реалистических основаниях. Возможные уровни инвестиций и темпов роста оставались спорным вопросом, но он обсуждался в рамках более жестких лимитов, чем в предшествующие годы. Планы были достаточно амбициозные, но все-таки более выполнимые, чем 1-ый пятилетний план.

По вновь образованному Азово-

Черноморскому краю прослеживались определенные изменения в отношении не столько территориальном, сколько производственном, причем кубанским районам отводилась существенная роль. Из 2-го пятилетнего плана развития народного хозяйства районов СССР (не ранее января 1934 г.) было видно, что край из аграрного района с незначительной промышленностью «...превратился в район, сочетающий высокоразвитое сельское хозяйство с крупной добывающей и обрабатывающей промышленностью...». Основными предприятиями, построенными в течение первой пятилетки, назывались три электростанции, из которых две (Новороссийская и Краснодарская) были кубанскими, отмечалась и «коренным образом» реконструированная цементная промышленность Новороссийска [11, с. 86-87].

Дальнейшее развитие нефтяной промышленности, обеспечивавшееся «значительным ростом буровых работ», касалось именно кубанских районов. Наряду с усилением эксплуатации существующих районов во 2-ом пятилетии вовлекались в промышленную эксплуатацию районы: Хадыженский и группа Кубанских районов - Кеслеровский, Адагумский и др. Нефтяная промышленность осваивала методы глубокого бурения и на этой основе должна была дать значительное увеличение нефтедобычи.

Возьмем основные показатели выполнения промфинплана треста «Кубчернефть» за 1934 г. Если по работам и услугам вспомогательных и подсобных производств за 1934 г. выполнено было почти в два раза больше, чем в 1933 г., то выпуск валовой продукции (нефтедобыча) основных производств в 1933 г. составлял 327 тыс. р., а в 1934 г. - 320 тыс. р. Валовой выпуск в натуральных показателях (нефть сырая, т) по отчету за 1934 г. составил

16 128 т, столько же примерно, сколько и за

1933 г., но это составляло 43,6% к плану на

1934 г. [12, л. 2об.].

В процессе производства приходилось маневрировать часто с большим напряжением сил. Например, в докладе директора крупнейшего цемзавода «Пролетарий» по годовому отчету за 1934 г. видно, что фактическое выполнении программы в 1 -ом квартале встретилось с большими затруднениями из-за недостатка топлива, поступление которого в этот период «было совершенно неудовлетворительным». Дальше завод очутился перед необходимостью перекрытия недовыработки с тем, чтобы годовую программу выполнить полностью. Но тут обозначилось новое препятствие - отсутствие трасса, что сорвало выполнение плана по выпуску трассового цемента и потребовало увеличенного выпуска шахтного клинкера для замены трассового цемента другими сортами [13, л. 18-19].

Для разворачивающихся индустриальных строек цемент был стройматериалом № 1. Во втором пятилетии цементная промышленность Кубани обеспечивала переход к выработке высококачественных сортов с широкой механизацией основных производственных процессов. Швейная, текстильная, стекольная отрасли имели меньшие масштабы производства и более узкую производственную базу.

Особое значение для Кубани во втором пятилетии приобретало развитие текстильной промышленности. Начало реализовываться строительство крупного камвольного комбината на 15 млн м и технологически связанного с ним тонкосуконного комбината на 10 млн м, сооружался и мощный трикотажный комбинат в составе прядильной и чулочной фабрик и бельевого трикотажа. Эти предприятия являлись «одним из факторов индустриализации районов Кубани, создавая кадры промышленного пролетариата». Объем вложений в пищевую промышленность Кубани, Адыгеи и Дона достигал 197 млн р. Наряду с дальнейшей реконструкцией и расширением существующих отраслей (маслобойная, консервная, мясная, рыбная) в крае создавалась кондитерская промышленность и значительно увеличивалась производственная мощность сахарной промышленности. Кроме того, развертывалось строительство безалкогольной, цельномолочной и холодильной промышленности. По этим отраслям в титульном списке основных объектов строительства второй пятилетки на Кубани значились: мясокомбинат в г. Сочи (1932-1935 гг.), два сахарных завода (в ст. Усть-Лабинской и в ст. Тимашев-ской), овощеконсервный завод в г. Славянске, молочно-консервный завод в г. Кропоткине [14, с. 94].

Расширялась энергетическая база народного хозяйства Кубани. Строилась новая Краснодарская электростанция. В городе Кропоткине была введена в действие электростанция мощностью 10 тыс. кВт/ч. Началось и развитие энергосистемы сочинского курортного района, связанного с его новым статусом.

В 1935 г. краем было осуществлено промышленное строительство новых объектов и реконструированы действующие предприятия. К числу вышеназванных добавлялись кондитерская фабрика в Краснодаре, ватная фабрика в Армавире, завод безалкогольных напитков, хлебозавод и консервный завод в Сочи. Все объекты строительства в г. Сочи были предназначены для «снабжения курортной зоны».

С включением Сочи - Мацесты в 1934 г. в реестр ударных строек 2-й пятилетки здесь увеличились капиталовложения. Список работ по созданию курортной городской инфраструктуры был весьма обширным: сооружение электростанции, водопровода, канализации, постройка автодороги, соединяющей Сочи с другими населенными пунктами курортной зоны и т.д. Город Сочи стал развиваться уже как всесоюзный курорт и число санаторных учреждений серьезно возросло [15, с. 15].

Подводя итоги, отметим, что плановые показатели на 2-ю пятилетку были более приближены к реальности, в сравнении с заданиями 1-го пятилетнего плана. Но на Кубани социально-экономическое положение крайне осложнялось последствиями страшного голода, что в исторической литературе справедливо отождествляется с репрессивной политикой, прежде всего, по отношению к казачеству. В легкой, перерабатывающей промышленности пострадали или были свернуты предприятия, тесно связанные с сельским хозяйством, особенно мелкие, полукустарные, кроме крупных предприятий,

особенно приближенных к источникам сырья (кожевенной промышленности и др.).

Во 2-ой пятилетке выдвигалась задача преимущественного освоения новых предприятий в промышленности, и на Кубани эта задача претворялась в жизнь, причем в строй вступали, главным образом, предприятия пищевой, легкой и перерабатывающей отраслей. Многие из них прошли реконструкцию, но строились и новейшие, имеющие серьезный экономический вес.

Возрастали плановые задания для топливной промышленности (в первую очередь -нефтяной), которые не всегда соответствовали ее возможностям (несмотря на внедрение передовых способов бурения), что вело к недовыполнению плана. Оптимизация же плановых заданий, например, по части производства стройматериалов (прежде всего - цемента) требовала и повышенного потребления топлива. В этом кубанская промышленность испытывала серьезные затруднения. А еще и строительство курортной зоны Сочи-Мацеста требовало резкого роста капиталовложений, создания предприятий для снабжения курортной зоны.

В рассматриваемый период расширялась сеть соответствующих учебных заведений и вводились кружки техминимума и экзаменов на предприятиях. Кроме того, данный фактор является значимым не только для свершений прежних лет, он во многом актуален и для современного периода развития Кубани, страны в целом, так как речь идет о повышении уровня качества инновационной работы, инвестиционной политики. А этот процесс не может протекать полноценно без подготовки достаточного количества высококвалифицированных кадров инженеров и рабочих, без четкой направленности на создание высокопроизводительного промышленного сектора.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЕ ССЫЛКИ

1. Северо-Кавказский край. 1933. № 3.

2. Лисичкин С.М. Очерки развития нефтеперерабатывающей промышленности СССР. М., 1958.

3. Ильинский В.М., Ханин К.А. Перспективы развития легкой промышленности Северного Кавказа во 2-ом 5-

летии. Ростов н/Д., 1932.

4. Молот. 1933. 26 июня.

5. Государственный архив Ростовской области (ГАРО). Ф. Р-1513. Оп. 1. Д. 12.

6. Утюгина Г.В., Крымпоха Г.А. Цемент Новороссийска. Краснодар, 1983.

7. Ратушняк В.Н. История Кубани в датах, событиях, фактах. Краснодар, 2003.

8. ГАКК. Ф. Р-1547. Оп. 1. Д. 55.

9. Там же.

10. ГАКК. Ф. Р-1547. Оп. 1. Д. 55.

11. История индустриализации Северного Кавказа (1933-1941). Документы и материалы. Грозный, 1973.

12. ГАРО Ф. Р-1855. Оп. 1. Д. 93.

13. ГАРО Ф. Р-1855. Оп. 1. Д. 100.

14. История индустриализации...

15. Артюхов С.Л. История большого Сочи 1917-1990 гг. Сочи, 2000.