Научная статья на тему 'Журналистика: от чего зависит доверие тем, кто ей служит'

Журналистика: от чего зависит доверие тем, кто ей служит Текст научной статьи по специальности «СМИ (медиа) и массовые коммуникации»

CC BY
2240
178
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ДОВЕРИЕ / КРИЗИС ДОВЕРИЯ / ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЕ ЦЕННОСТИ / АУДИТОРИЯ / РЕПУТАЦИЯ / ОБРАТНАЯ СВЯЗЬ

Аннотация научной статьи по СМИ (медиа) и массовым коммуникациям, автор научной работы — Лозовский Борис Николаевич

Статья содержит анализ факторов доверия к журналистам и журналистике как социальному институту. Результатом аналитического исследования явилось понимание, что доверие не равно вниманию и интересу аудитории, не сводится к рейтингу, «кликабельности», тиражу. Это не синоним согласия с тем, что произносят журналисты. На основе результатов работы фокус-группы и анализа интервью с профессиональными журналистами выявлены факторы недоверия: «отсутствие изменений после выступлений журналистов», «заинтересованность» журналиста или «заказной» характер публикаций, негативный опыт контактов с журналистами, неудовлетворительный контент, зависимость от владельца, отсутствие у аудитории необходимого уровня медиаграмотности, отсутствие цеховой солидарности, «выхолощенность» повестки дня. К факторам доверия отнесены: обращения за помощью и репутация журналистов и СМИ, представление всех точек зрения, прозрачность и честность, отсутствие радикального подхода к освещению негативных явлений и фактов, обратная связь и наличие определенного уровня медиаграмотности аудитории.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Журналистика: от чего зависит доверие тем, кто ей служит»

ЖУРНАЛИСТИКА И ПСИХОЛОГИЯ

УДК 070:001

Б. Н. Лозовский

Уральский федеральный университет, Екатеринбург ЖУРНАЛИСТИКА: ОТ ЧЕГО ЗАВИСИТ ДОВЕРИЕ ТЕМ, КТО ЕЙ СЛУЖИТ

Статья содержит анализ факторов доверия к журналистам и журналистике как социальному институту. Результатом аналитического исследования явилось понимание, что доверие не равно вниманию и интересу аудитории, не сводится к рейтингу, «кликабельности», тиражу. Это не синоним согласия с тем, что произносят журналисты.

На основе результатов работы фокус-группы и анализа интервью с профессиональными журналистами выявлены факторы недоверия: «отсутствие изменений после выступлений журналистов», «заинтересованность» журналиста или «заказной» характер публикаций, негативный опыт контактов с журналистами, неудовлетворительный контент, зависимость от владельца, отсутствие у аудитории необходимого уровня медиаграмотности, отсутствие цеховой солидарности, «выхолощенность» повестки дня. К факторам доверия отнесены: обращения за помощью и репутация журналистов и СМИ, представление всех точек зрения, прозрачность и честность, отсутствие радикального подхода к освещению негативных явлений и фактов, обратная связь и наличие определенного уровня медиаграмотности аудитории.

Ключевые слова: доверие, кризис доверия, профессиональные ценности, аудитория, репутация, обратная связь.

Дискуссии о журналистике последних полутора десятков лет связаны главным образом с циф-ровизацией, новыми информационными технологиями, сетевыми взаимодействиями, следующими за ними «постправдой», фейками и прочими последствиями, с которыми сталкиваются современные работники пера, микрофона, телекамеры и ноутбука [1; 6; 8; 9]. В научном дискурсе появилась даже тема «дигитального порога», переход через который «обнуляет» устоявшиеся положения, парадигмы, концепты, после чего требуется их перепроверка или переформулировка. Действительно, если прочесть Райана Холидея «Верьте мне. Я лгу», где он детально описал приемы индоктринации в общественное сознание полезной в корыстных целях информации [19], становится понятным масштаб проблемы, в частности, достоверность сведений - уже не есть профессиональная доблесть. Как выразился один американский редактор, «тратить время на проверку информации, все равно, что накрыть стол для конкурента». Фейки и постправда добавляют в дискурс доверия дополнительные особенности [15; 20].

Стоит ли такая задача — обнуления и переформулирования — перед теми, кто исследует и преподает журналистику? Не уверен. Однако увидеть новое содержание в существующих представлениях о журналистике в связи с новыми технологиями - занятие не предосудительное [17]. Речь идет, в первую очередь, о ценностях профессии. Обычно вопрошают: о каких ценностях идет речь? Замминистра минкомсвязи Алексей Волин еще в 2013-м дал ответ: «Никакой миссии (читай - ценностей. - Б. Л.) у журналистики нет, журналистика - это бизнес». В логике бизнеса, и тут следует согласиться с чиновником, места миссии и ценностям нет. На защите кандидатской диссертации А. Мезенцевой «Ценностные основания социальной позиции современного российского журналиста» в УрФУ этот вопрос был главным. Их не так и много. В этом списке, составленном в Общественной Коллегии по жалобам на прессу, - базовые постулаты профессии: полнота и точность информации; различение фактов и мнений; ответственность за достоверность всякого сообщения и справедливость всякого суждения; осознание журналистом опасности ограничения, преследования и насилия, которые могут быть спровоцированы его деятельностью, перечисляет Общественная коллегия по жалобам на прессу, основываясь на более чем полутора сотне рассмотренных обращений граждан и организаций. К этому не лишне добавить: информация, которую передает журналист, должна представлять общественный

интерес, соответствовать действительности, что в конечном итоге ведет к доверию аудитории, чему и посвящена предлагаемая статья.

Для начала несколько вводных в тему.

Главный редактор «Комсомольской правды» Владимир Сунгоркин в беседе о современной журналистике утверждает: «Доверие в целом падает и закономерно падает» [18].

На ноябрьском съезде Союза журналистов России в 2017 году отдельные спикеры как мантру повторяли: «Надо восстановить доверие к журналистике!». Тема конкретных способов реконструкции не вызвала воодушевленного обсуждения, и лишь в момент оглашения предложения ввести звание «Заслуженного журналиста России» делегаты оживились.

На вопрос работников ФОМ в апреле 2018 года «Есть ли источники, которым вы доверяете больше, чем остальным?» ответы распределились таким образом: телевидение - 43 %, новостные сайты - 20 %, пресса - 8 % [13].

В марте того же года на вопрос интервьюеров Левада-Центра «Каким источникам вы более всего доверяете в освещении новостей в стране?» — ответы были несколько иными: телевидение - 51 %; друзья, родные, соседи - 19 %; интернет-издания - 19 %; социальные сети - 15 %; газеты - 9 %; радио - 8 %. Примечательно, что здесь второе место, его занимают «друзья, родные, соседи». Не признак ли это все более заметного преобладания горизонтального или «распределенного доверия» [2. С. 36], когда доверяют не государству, церкви, корпорациям, а себе подобным? Не случайно Никлас Луман утверждал: «Истину ожидают не в публичной, а в приватной коммуникации» [12. С. 80]. И далее: «Ведь массмедийным коммуникациям почти не верят, они и сами не верят себе, или по крайне мере не принимают себя за истинную инстанцию» [12. С. 224].

Оставим за скобками категоричность немецкого социолога, однако если выстроить все подобные утверждения и сведения в ряд, то картина окажется не вполне оптимистичной.

В то же время сводить оценки доверия журналистам и СМИ только к цифрам опросов и заключениям наблюдателей, значит обнажить только часть проблемы.

Отсутствие доверия уводит аудиторию в сторону самостоятельного определения важности-неважности события, данных, заявлений, обещаний. В этом — ничего предосудительного. Интернет в режиме nonstop дает возможность самостоятельного определения значимости и достоверности, но проблема доверия в этом случае не снимается [16; 21].

Есть люди, которые выключают звук, когда идет принципиальный матч футбольный или хоккейный. Они сам в состоянии оценить мастерство, тактику или отсутствие таковых у бегающих и катающихся на коньках.

Существует мнение, что аудитория «уходит» от традиционных СМИ и их сайтов из-за потери доверия [22]. В этом случае причинно-следственная связь не кажется корректной. Аудитория уходит не только и не столько из-за потери доверия. Человек меняется антропологически, чему способствуют гаджеты и сети. Выражение «поколение большого пальца» — следствие такого изменения.

Здесь следует сделать отступление и нарушить сложившуюся традицию: не давать определение основному рабочему понятию, а сразу приступить к его «препарированию».

Доверие не равно вниманию аудитории, хотя эти понятия нередко синонимируются. «Доверие аудитории теперь стало для СМИ новой валютой, а система ценностей редакций должна выстраиваться вокруг потребителей с целью добиться внимания аудитории на любой платформе, которую она выберет» [11 .С. 43]. Похоже, Венсан Пейрен, Генеральный директор The World Association of Newspapers and News Publishers, смешивает валюту и ценности.

Доверие не равно интересу аудитории. В противном случае следует признать правоту Руперта Мэрдока: «Заголовок не должен соответствовать содержанию. Он должен привлекать внимание». Другими словами - заинтересовывать. Чем и занимаются полчища «заголовочников» в интернете, и не только.

Доверие не сводится к рейтингу, «кликабельности», тиражу, хотя могут быть его показателями. Доверие не синоним согласия с тем, что произносят журналисты. У Иосифа Бродского в поэме «Посвящается Ялте» есть строчки:

«Доказанная правда есть, собственно,

не правда, а всего лишь сумма доказательств.

Но теперь не говорят "я верю", а "согласен"».

Если следовать мысли поэта, то имярек согласен, поскольку принимает аргументы. Согласен, поскольку вынуждают согласиться. Согласен, чтобы не лишиться преференций. Согласен, так как это не имеет большого значения в текущей жизни.

Поэтому простой вопрос из социологических опросов: «Каким источникам вы больше всего доверяете?» — не представляется средством, помогающим получить исчерпывающее описание измеряемого отношения.

Анализ многочисленных источников позволяет составить не исчерпывающий список причин недоверия. Приведем некоторые из них: недостаток серьезных эксклюзивных новостей, их анализа и экспертной оценки; новости повсюду одинаковы; скудость фактов; отсутствие журналистской смелости; использование анонимных источников; отсутствие прозрачности в сборе информации; манипуляции в период предвыборных кампаний; коммерциализация СМИ и утрата общественной миссии; ориентация на экономический эффект в ущерб удовлетворению потребностей аудитории в освещении спорных, «неудобных» вопросов и проблем; самоцензура; зависимость от учредителя, владельца, спонсора; низкий уровень профессионально-этической культуры журналистов; отклонение от профессиональных стандартов; погоня за сенсациями; вторжение в частную жизнь людей; стереотипизация жизни и тривиализация событий; некритическое отношение к «звёздам» и превозношение знаменитостей; политическая ангажированность; отсутствие баланса при освещении политических событий; гибридизация журналистики и пиара [14]. Список открыт для редактирования.

Поиск способов «возвращения» доверия простым подбором противоположного, сменой знака не обойтись, хотя такие попытки могут приносить известную пользу. Известен, например, документ под названием «Формула доверия», созданный подвижниками в области продвижения журналистики к профессионально правильному, где представлено 28 условий доверия к журналисту [7. С. 126-127].

Сложности изучения феномена доверия/недоверия связаны с определением объектов и субъектов, задействованных в информационном обмене. О доверии к чему и к кому идет речь? К конкретному СМИ? Опубликованному тексту? Отдельному журналисту? По каждому из этих субъектов необходима своя метода вычисления индекса доверия.

С чьей точки зрения следует судить о доверии к журналистам или недоверии: аудитории конкретного СМИ; населения в целом, полуторатысячная выборка, которая регулярно опрашивается тремя ведущими социологическими группами (ВЦИОМ, ФОМ, Левада-центр); чиновников; бизнесменов; общественных организаций; конфессиональных структур? У каждого из перечисленных субъектов - свои условия доверия/недоверия к журналистам.

Не менее сложный вопрос: как измерить доверие? С помощью анализа комментариев, количества перепостов, тиража и количества посещений сайта? Однако существует установка: «Не доверяю, но читаю, смотрю, слушаю». А количество обращений в редакцию свидетельствует о доверии? Салыгин Сергей, директор екатеринбургского филиала «Российской газеты» отвечает на это утвердительно: «Я не вижу утери доверия. Ко мне продолжают приходить за помощью» (везде курсив светлый и полужирный. - Б. Л.).

Нетривиальную попытку измерить степень доверия/недоверия к журналистским, PR-текстам и рекламным (с помощью метода семантического дифференциала) у студентов факультета журналистики и профессиональных журналистов предприняли в Белгородском университете [10]. Один из выводов сводился к тому, что «большая часть и студенческой аудитории, и профессионального медийного сообщества не может однозначно воспринять медийные продукты» [10. С. 41]. Действительно, идентификация текстовых ингредиентов, провоцирующих доверие / недоверие - задача не из простых.

Поэтому один из вариантов решения методологических затруднений сводится к тому, чтобы понять, в какой композиции факторы доверия/недоверия существуют в реальной практике журналистов, когда и как оно возникает, поддерживается, исчезает в медийной повседневности.

Ниже представлены материалы фокус-группы 15-ти студентов четвертого курса факультета журналистики Уральского федерального университета, а также интервью с носителями профессиональных ценностей: журналистами и медиаменеджерами. Часть интервью взята из открытых источников, другая - получена самим автором. Единица учета и анализа: законченное оценочное суждение респондента (интервьюируемого) относительно доверия/недоверия к журналистам и СМИ в целом.

Студенты.

Алена Важенина: «Недоверие к журналистам растет. Когда я проходила практику в обычной районной газете, авторитет которых, как правило, высок среди местных, у меня возникли проблемы со сбором комментариев... Как только я задавала вопрос и говорила: "Я - журналист, мне для статьи ", люди моментально менялись в лице и не желали со мной разговаривать».

В отличие от врачей максиму клятвы Гиппократа «Не навреди!» для журналистов следовало бы интерпретировать иначе: «Не наследи!». Скорее всего, кто-то до студентки «напортачил», то есть поставил источник в дурацкое положение, переврав или передернув его слова, причины могут быть разные.

Лиза Сушинцева: «Одна из причин, почему люди перестали доверять журналистам, - по какой бы проблеме они бы не обращались, - это бесполезно!»

Студентка обращает внимание на результат работы журналиста, другими словами, если после его публикации ничего не меняется, люди склонны оценивать труд журналиста как мало полезный и переносить эту характеристику на журналистику в целом.

Анастасия Васильева: «Скорее не доверие пропадает, а меняются ожидания читателей. Люди обращаются к медиа в надежде получить определенный контент и разочаровываются, когда не имеют возможности получить его».

Лиза Сушинцева: «Люди не то, чтобы не доверяют журналистам, они стали требовательнее к их работе». Здесь студентки делают акцент на меняющуюся аудиторию, у которой действительно трансформируются оценки сделанного и «содеянного» журналистами.

Вячеслав Береснев: «Мало того, что журналисты транслируют то, что не совпадает с реальностью, помимо этого они транслируют позицию того, кто их финансирует». Студент, имеющий за плечами три практики, не мог не заметить очевидную зависимость редакционной политики от владельца и учредителя.

Наталья Полетавкина: «Парадоксально, но люди доверяют и не доверяют журналистам одновременно. Например, мой папа. Мы условились с ним не разговаривать о журналистике, потому что наши разговоры всегда приходят к тому, что с его точки зрения журналисты -подлецы, лгуны и т. п. Сначала он при мне отчитает журналистов по полной программе, а через пять минут восторженно показывает очередную кликбейтовую новость: "Смотри, что произошло!"» Еще одна иллюстрация имеющейся в аудитории установки «Не верю, но смотрю (слушаю, читаю)!»

Евгений Селезнев: «Я приведу обратный пример, когда наоборот критического мышления людям не хватает. В 2012 году на НТВ вышел пятисерийный фильм-расследование Андрея Лошака "Россия. Полное затмение" ... В жанре мокьюментари, в котором имитируется документальность, а на самом деле - чистый вымысел. Спустя несколько дней после показа в редакцию стали поступать горы писем зрителей с восклицаниями и благодарностями, что в этом фильме раскрыты страшные тайны. В результате Лошаку пришлось многократно объяснять логику фильма, и что это выдумка!». Примечательное рассуждение, оно «перекладывает» часть ответственности на саму аудиторию, поскольку она легко «ведется», поэтому часть проблемы «доверия/недоверия» увязывается с потребителями информации, с уровнем их медиаграмотности, наличием-отсутствием фильтров, позволяющих отличить зерна от плевел. На это обстоятельство также обратил внимание в интервью один из медиаменеджеров.

Представители отрасли.

Алексей Венедиктов, главный редактор радиостанции «Эхо Москвы»: «Что делать, когда журналист сталкивается с несправедливостью? Журналисты все могут делать публично. Когда вы что-то публично делаете, на это обращают внимание. Поэтому из номера в номер, из программы в программу следует публиковать всю историю, чтобы люди и власти знали, что происходит. При этом необходимо давать все точки зрения, иначе станет ясно, что вы как-то заинтересованы в происходящем. Дело журналиста заразить интересом - поделиться инфекцией, так сказать. Открытость, прозрачность и честность - это лучшая информационная политика для медиа. Надо всегда говорить честно и правду. Да, много людей потеряли в журналистике работу из-за этого, но есть те, кто создал свое СМИ в интернете и зарабатывает на этом, продолжая говорить правду. Пришла аудитория, пришли рекламодатели. Люди идут за поиском правды, а не развлечением. Очень важна репутация. Борьба за нее в условиях того,

как медиа множатся, становится главной. Репутация приобретает материальное значение. Рекламодатель идет к вам, доверие обращается в коммерческие проекты, в деньги» [4].

Опуская некоторую назидательность в спиче известного радиожурналиста, отметим условия доверия к журналистам: «давать все точки зрения», «прозрачность и честность», «репутация», которые по мнению Алексея Венедиктова конвертируются в доходы редакции. Кстати, темы увязывания правды, доверия, репутации СМИ и журналистов с экономическими показателями давно обсуждается в медийном сообществе. Остается только предположить, что связь эта - не линейного характера, и требует тщательного исследования.

Александр Арцыбашев, учредитель газеты «Вечерний Краснотурьинск» Свердловской области: « "Читатель уходит", потому что экономика определяет поведение людей: денег нет, потому не подписываются... Но люди обращаются и обращаются по поводу унитазов и прочая. Обращения людей к редакции - один из признаков доверия». В качестве индикатора доверия упоминается «обращение», но отсутствие средств у населения не позволяет ей осуществить этот акт. Выскажем еще одно предположение: экономическое положение аудитории, то есть наличие или отсутствие ресурсов для той же подписки, расчета за платный контент опосредованно влияет на отношение к СМИ, что требует дополнительной научной рефлексии.

Иван Еремин «Уралполит.ру»: «Доверие теряется после того, как публикации не срабатывают, меры не принимаются, ничего в жизни не меняется после выступлений журналистов». Этот фактор не подлежит сомнению.

Дмитрий Полянин, главный редактор «Областной газеты»: «Газете не доверяют, когда ее не получают». Доставка периодической печати - тема тупиковая, если нет газеты, на которую человек подписан, о каком доверии к ней может идти речь. Редактор продолжает: «Репутация - это конкретное дело конкретной газеты, канала. Больше скажу, - это дело конкретного журналиста. СМИ воспринимаются сейчас через призму социальных сетей.У нас много в жизни политики и если есть какая-то недосказанность, то люди трактуют это как "несообщение всей правды" ... Личной ответственности читателей за то, что делается в СМИ нет, но это дело гражданского общества... Не только журналисты несут ответственность за доверие, свободу, но и читатели, аудитория...» А вот здесь мы имеем совершенно иной поворот темы: доверие зависит не только от журналистов, но и от аудитории. На это обстоятельство указывал и студент из фокус-группы. Известны данные от Левада-Центра: «Менее всего беспокоят население "общественно-политические" вопросы, такие как фальсификация на выборах, цензура в СМИ, блокировка сайтов, преследование несогласных. Высказывают беспокойство по этому поводу только у 16-25 процентов опрошенных (при этом 50-60 процентов вообще не испытывают по этому поводу никаких эмоций)» [5. С. 14].

Дмитрий Полянин продолжает: «Поэтому это не только дело журналиста, но и общества. Оно должно задавать вопросы. Люди должны пытаться влиять на картину мира. Если мы выбираем что-то из совокупности событий самостоятельно, а не по указанию, тогда аудитория начинает реагировать, появляется обратная связь, если мы будем просто художественно переписывать релизы или следовать какой-то официальной идеологии, которая, на мой взгляд, в России отсутствует, то это имитация журналистики. Поэтому и доверия не будет. Признаки доверия? Каждый день идет оценка читаемости наших материалов на сайте. Мы сразу видим, куда идет аудитория. Один из критериев доверия: социальные сети. Что там обсуждают, чем делятся, за что критикуют нас или поддерживают. Еще один критерий - насколько нас ругают учредители. Если они ругают, но мы готовы отстаивать, то значит мы - на правильном направлении. Цитируемость - не прямой показатель доверия, но следствие интереса к нашей позиции. Тираж, количество заходов на материал сайта - тоже не показатель доверия, но интереса. Это говорит о том, что текст попал ...Доверие исчезает, когда ничего не происходит после выступлений журналистов. Можно не отвечать на выступление журналиста просто сказав, что это оплаченный материал. Общество (и аудитория как часть его) легализовало статус продажной журналистики... Не расследуются резонансные преступления, а другие СМИ не готовы поддерживать темы, которые подняты коллегами. Поэтому можно заболтать...». Наличие репутации, обратной связи, читаемость, цитируемость, выражение позиций читателей по поводу выступлений журналистов с противоположными знаками, реакция учредителя, тираж и количество посещений сайта в той или иной мере увязываются с формированием

отношения доверия/недоверия. Существенное добавление к списку факторов недоверия - отсутствие цеховой солидарности журналистов разных СМИ в развитии общественно значимых тем.

Сергей Лошкин, редактор «Тагильского рабочего». «Все негативное, что появляется в СМИ, и это стало понятно многим, - "заказуха", но от этого общество не стало меньше уделять внимания таким материалам. Наоборот, они еще больше привлекают внимания. Но доверия реально к ним не стало. Потому что тут же появляется вопрос: а кто заказчик? Уже мало, кто верит, будто сами журналисты раскопали это дело. Потому что сейчас добыть информацию, какую обнаруживал в советское время народный контроль во время рейдов с участием журналистов, экономистов, юристов и других специалистов, практически невозможно. Сейчас вскрываются такие факты, которые просто так не найти. Поэтому в подавляющем большинстве случаев такая информация - "слив". И это не единственная причина утери доверия. Люди разочаровываются из-за того, что ничего не меняется. ТВ влиятельнее, чем газета, если я пошлю бригаду на событие, то после эфира дело меняется тут же. Другое - газета. Исчезло правило - "Газета выступила, что сделано?". Критерии доверия? Когда после публикации начинается сыр-бор, звонят те, кто поддерживает и те, кто не поддерживает. Бурнейшая реакция, например, после материалов о ЖКХ. Те, кого мы поддерживаем, нам доверяют. Те кто поддерживает нас в этой поддержке, доверяют нам тоже... Главный критерий - это подписчики и покупатели газеты. Но если только все честно с подпиской».

Здесь в качестве факторов доверия / недоверия редактор выделяет способность аудитории распознавать заказной характер публикаций, отсутствие изменений после выступлений, поддержку аудитории или ее отсутствие.

Виктор Шкулев, президент «Hearst Shkulev Publishing»: «Мы вообще хотим донести до пользователя максимально объективную информацию: кто говорит правду, чьи аргументы нуждаются в проверке. Это взвешенная, мне кажется, позиция, которая позволяет нам реализовать такое понятие, как медиа-доверие... Наш пользователь должен знать, что у наших журналистов нет какого-то конъюнктурного интереса, что никто из участников политических процессов им не заплатил за то, чтобы они писали так, а не иначе... Такая позиция вызывает доверие и у рекламодателя: мы получаем аудиторию и в интересах рекламодателя для этой аудитории размещаем рекламные сообщения.Существенная негативная составляющая контента - та самая информация, которая работает на определенную аудиторию. По степени негатива можно "таргетировать", направлять сообщения разным группам аудитории. Можно сделать очень радикальное, агрессивное сообщение - и попасть в соответствующую группу. Можно сделать взвешенное, сдержанное сообщение, и оно будет замечено серьезными, взвешенными людьми, понимающими, что до правды надо докапываться. Мы как раз относимся к категории, которая не собирается занимать радикальных, крайних позиций. Есть негатив - но есть и позитив, и самое главное - мы не подбираем такую повестку искусственно, мы отражаем происходящее. Но отражая происходящее, мы создаем некое настроение» [22].

Виктор Шкулев добавляет в набор факторов отсутствие «конъюнктурного интереса» у журналистов, установку на взвешенную, не радикальную позицию в репрезентации негативных явлений и фактов.

Валентина Гофенберг, телеграм-канал «ОйВсе»:

«На "ОйВсе" подписан весь кабмин поголовно, ключевые сотрудники местных силовых структур, "серый" и "желтый" дома, из столичных - очень много знакомых фамилий со Старой Площади, Лубянки, Охотного ряда, Ясенево... В Москве бываю периодически, спрашиваю: "А вам это зачем, провинциальная жизнь червей?" Они говорят: "Титульные СМИ выхолощены, повестка настолько высушена, что мы перестаем доверять тому, что мы читаем". Им надо понимать, что происходит в регионах, они говорят: "Пиши еще! Ты же как местный Шукшин!"» [3].

Здесь в качестве аудитории появляются представители власти, у которых свои критерии доверия / недоверия. Упоминается «выхолощенность» и «высушенность» повестки дня, предлагаемой титульными СМИ региона.

Сводная картина получается в таком виде.

Среди факторов недоверия у студентов и журналистов первую позицию занимает «отсутствие изменений после выступлений журналистов». Затем - «заинтересованность» журналиста или

«заказной» характер публикаций. Другие менее упоминаемы: негативный опыт контактов с журналистами, неудовлетворительный контент, зависимость от владельца, отсутствие у аудитории необходимого уровня медиаграмотности, отсутствие цеховой солидарности, «выхолощенность» повестки дня.

К факторам доверия в первую очередь отнесены: обращения за помощью и репутация журналистов и СМИ. За ними следуют: представление всех точек зрения, прозрачность и честность, отсутствие радикального подхода к освещению негативных явлений и фактов, обратная связь и наличие определенного уровня медиаграмотности аудитории.

В качестве индикаторов доверия / недоверия упоминаются: цитируемость, тираж и количество посещений, поддержка аудитории или ее отсутствие, обращения читателей (слушателей, зрителей), критика учредителей.

Кроме того, и студенты, и представители медиаотрасли проблему доверия/недоверия связали с меняющейся аудиторией, которая стала значительно требовательнее к журналистам.

Анализ суждений студентов, прошедших три практики в средствах массовой информации и рассуждающих о внутрицеховых проблемах в некоторой степени «со стороны», а также представителей отрасли, с необходимостью подводят к выводу о том, что доверие - многосоставное отношение между людьми, людьми и институтами, между институтами, а в данном случае - между аудиторией и средствами массовой информации, приобретающее специфические характеристики в конкретно-исторических обстоятельствах. Оно не сводится к простому сложению определенного количества факторов, а представляет собой их сложное и не всегда поддающееся исчерпывающей идентификации взаимодействие. Белгородские исследователи доверия к медиатекстам Е. Кожемякин, Т. Красикова пришли к выводу, что «оценка текстов студенческой аудитории и профессионального медийного сообщества отражается под действием факторов социализации, а значит, определенных установок и представлений об окружающей действительности» [10. С. 43]. Добавим к этому: вид собственности СМИ, политика и практика работы редакции, рекламодатели, спонсоры, учредители, контролирующие сферу медиа органы, география, местные обычаи могут влиять на представления журналистов о том, что вызывает доверие или наоборот.

К тому же опыт житейский и профессиональный, воспитание, образование (или отсутствие таковых), черты индивидуальности и характер журналиста, творческая манера, язык и стиль, а также многое другое - могут считываться медиаграмотной аудиторией и, следовательно, — вызывать доверие или отказывать в нем.

Поэтому требуются дальнейшие и более углубленные, в частности, — на большей выборке — исследования этого феномена в деятельности СМИ и журналистов.

Список литературы

1. Богданов, В. Л. Формула доверия [Электронный ресурс] / В. Л. Богданов. - URL: http:// www.ruj.ru/2010/101210.

2. Ботсман, Р. Мир сделал прыжок доверия [Текст] / Р. Ботсман // Кот Шредингера. - М.: ООО «Дирекция Фестиваля науки», 2017. — Вып 6. - С. 36.

3. Борисевич, П. Умейте смеяться над собой. Валентина Гофенберг - о блоге в Telegram и угрозах в свой адрес [Электронный ресурс] / П. Борисевич. - URL: http://ekb.dk.ru/news/umey-te-smeyatsya-nad-soboy-valentina-gofenberg-o-bloge-v-telegram-237093366.

4. Венедиктов, А. Доверие выгодно, правда продается [Текст] / А. Венедиктов // МК RU Улан-Удэ. - 2018. - 7 августа.

5. Демократия в России: установки населения. Сводный аналитический отчет [Текст].— Левада-Центр, 2015. - С. 43.

6. Ермолин, Е. А. Глобальный кризис доверия и перспективы актуальной журналистики [Текст] / Е. А. Ермолин // Современные медиа: процессы и контексты: Материалы международной научно-практической конференции (Ярославль, 25-26 ноября 2013 г.). - Ярославль: Ярославский государственный педагогический университет им. К. Д. Ушинского, 2013. - С. 13-16.

7. Казаков, Ю. В. На пути к профессионально правильному. Российский медиа-этос как территория поиска [Текст] / Ю. В. Казаков. — М.: Центр прикладной этики, 2001. - 656 с.

8. Казаков, Ю. В. Пропаганда, доверие и точка невозврата [Текст] / Ю. В. Казаков // Журналист. - 2017. - № 4.

9. Короченский, А. П. Источники кризиса доверия. Главные причины недоверия к СМИ [Текст] / А. П. Короченский // Журналистика и медиарынок. - 2006. - № 12.

10. Кожемякин, Е. А. Доверие студенческой аудитории и профессионального медийного сообщества к различным типам медиатекстов: сравнительный анализ [Текст] / Е. А. Кожемякин, Т. Р. Красикова // Культура и текст. - 2012. - Вып. 1. - С. 34-43.

11. Кудий, Г. Новая валюта - доверие читателей [Текст] / Г. Кудий // Журналист. - 2018. — № 3. — С. 43.

12. Луман, Н. Реальность массмедиа [Текст] / Н. Луман; пер. с нем. А. Ю. Антоновского. — М.: «Канон+» РООИ «Реабилитация». 2012. - 240 с.

13. Население о средствах массовой информации: проблемы восприятия и доверия [Электронный ресурс]. - URL: https://vuzlit.ru/107596/naselenie_sredstvah_massovoy_informatsii_ problemy_vospriyatiya_doveriya.

14. Настольная книга по медийному саморегулированию. Коллегия как ресурсный центр: первый опыт работы в новом формате / под ред. Ю. В. Казакова. - М.: Творческий центр ЮНЕСКО, 2017. — Вып. 7. — 412 с.

15. Ненашева, А. В. Журналистика и доверие на современном этапе развития [Электронный ресурс] / А. В. Ненашева // Гуманитарные научные исследования. — URL: http://human.snauka. ru/2014/12/8532.

16. Рассадина, Т. А. Доверие к средствам массовой информации в условиях «общества риска» (на примере российских провинциальных городов) [Текст] / Т. А. Рассадина // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Общественные науки. — № 1. — 2012. — С. 61-70.

17. Стровский, Д. Л. Социальная значимость информации как фактор доверия к журналистике [Текст] / Д. Л. Стровский // Известия Уральского государственного университета. — № 40. — 2006. - С. 73-85.

18. Сунгоркин, В. «Доверие к журналистике падает» [Электронный ресурс] / В. Сунгоркин. -URL: https://www.youtube.com/watch?v=Sqfr5CcLHCs.

19. Холидей, Р. Верьте мне. Я лгу! Откровения медиаманипулятора [Текст] / Р. Холидей. - М.: АзбукаБизнес, 2013. - С. 332.

20. Хорольский, В. В. Доверие к СМИ как универсальная ценность (западный и российский опыт) [Текст] / В. В. Хорольский // Вестник ВГУ. Серия: Филология. Журналистика. - № 1. — 2012. — С. 246-249.

21. Хоскинг, Дж. Доверие: История [Текст] / Д. Хоскинг. - М.: Политическая энциклопедия, 2016. - 296 с.

22. Шкулев, В. «Мы формируем медиа-доверие» [Электронный ресурс] / В. Шкулев. -URL: https://www.znak.com/2017-03-17/prezident_hearst_shkulev_publishing_viktor_shkulev_o_ buduchem_rossiyskih_media.

JOURNALISM: WHAT DETERMINES THE TRUST OF THOSE SHE SERVES

Lozovsky B. N., Ural Federal University, Ekaterinburg, Boris.Lozovsky@urfu.ru

The article analyzes the factors of trust in journalists and journalism as a social institution. The result of the analytical study was the understanding that trust is not equal to the attention and interest of the audience, is not reduced to rating, "clickability", circulation. This is not synonymous with agreeing to what journalists say. On the basis of the results of the focus group and interviews with professional journalists identified distrust factors: "no changes after the speeches ofjournalists", "interest" journalist or "custom" nature ofpublications, negative experience of contacts with journalists, unsatisfactory content, dependence on the owner, the lack of audience the required level of media literacy, lack of solidarity shop, "emasculation" agenda. The factors of trust are: appeals for help and reputation of journalists and media, representation of all points of view, transparency and honesty, lack of radical approach to the coverage of negative phenomena and facts, feedback and the presence of a certain level of media literacy of the audienc.

Keywords: trust, crisis of trust, professional values, audience, reputation, feedback.

References

1. Bogdanov, V. L. Formula doveriya [=The formula of trust], available at: http://www.ruj. ru/2010/101210, accessed 06.08.2017. (In Russ.).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. Botsman, R. (2017) Mir sdelal pryzhok doveriya [=Mir made a leap of trust], in: Kot Shredingera [=Shroedinger 's cat], Moscow, Issue 6, p. 36 (In Russ.).

3. Borisevich, P. Umeyte smeyat'sya nadsoboy. Valentina Gofenberg- o bloge v Telegram i ugrozakh v svoy adres [=Know how to laugh at yourself. Valentina Gofenberg - about the blog in Telegram and threats to its address], available at: http://ekb.dk.ru/news/umeyte-smeyatsya-nad-soboy-valentina-gofenberg-o-bloge-v-telegram-237093366, accessed: 12.08.2017. (In Russ.).

4. Venediktov, A. (2018) Doveriye vygodno, pravda prodayetsya [=Trust is beneficial, the truth is sold], in: MKRU Ulan-Ude [=MK RU Ulan-Ude], August 7. (In Russ.).

5. Demokratiya v Rossii: ustanovki naseleniya Svodnyy analiticheskiy otchet (2015) [=Democracy in: the population. Summary analytical report], Moscow, Levada-Tsentr, p. 43 (In Russ.).

6. Yermolin, Ye. A. (2013) Global'nyy krizis doveriya i perspektivy aktual'noy zhurnalistiki [=Global Crisis of Trust and the Perspectives of Current Journalism], in: Sovremennyye media: protsessy i konteksty: Materialy mezhdunarodnoy nauchno-prakticheskoy konferentsii [=Modern Media: Processes and Contexts: Proceedings of the International Scientific and Practical Conference], Yaroslavl, pp. 13-16. (In Russ.).

7. Kazakov, Yu. V. (2001) Na puti k professional'no pravil'nomu. Rossiyskiy media-etos kak territoriyapoiska [=On the way to the professionally correct. Russian media ethos as a search territory], Moscow, Center for Applied Ethic, 656 p. (In Russ.).

8. Kazakov, Yu. V. (2017) Propaganda, doveriye i tochka nevozvrata [=Propaganda, trust and point of no return], in: Zhurnalist [=Journalist], Vol. 4. (In Russ.).

9. Korochenskiy, A. P. (2006) Istochniki krizisa doveriya. Glavnyye prichiny nedoveriya k SMI [=Sources of the crisis of confidence. The main reasons for distrust of the media], in: Zhurnalistika i mediarynok [=Journalism and Media Market], Vol. 12. (In Russ.).

10. Kozhemyakin, Ye. A. and Krasikova, T. R. (2012) Doveriye studencheskoy auditorii i professional'nogo mediynogo soobshchestva k razlichnym tipam mediatekstov: sravnitel'nyy analiz [=Trust of a student audience and professional media community to different types of media texts: comparative analysis], in: Kul'tura i tekst [=Culture and text], Issue 1, pp. 34-43. (In Russ.).

11. Kudiy, G. (2018) Novaya valyuta - doveriye chitateley [=New currency - trust of readers], in: Zhurnalist [=Journalist], Issue 3, pp. 43 (In Russ.).

12. Luman, N. (2012) Real'nost' massmedia [=Reality of the Mass Media], Moscow, 240 p. (In Russ.).

13. Naseleniye o sredstvakh massovoy informatsii: problemy vospriyatiya i doveriya [=The population ofthe mass media: the problems ofperception and trust], available at: https://vuzlit.ru/107596/naselenie_ sredstvah_massovoy_informatsii_problemy_vospriyatiya_doveriya, accessed 12.08.2017. (In Russ.).

14. Nastol'naya kniga po mediynomu samoregulirovaniyu. Kollegiya kak resursnyy tsentr: pervyy opyt raboty v novom formate (2017) [=Handbook on media self-regulation. The College as a resource center: the first experience in a new format], Vol. 7, Moscow, 412 p. (In Russ.).

15. Nenasheva, A. V. Zhurnalistika i doveriye na sovremennom etape razvitiya [=Journalism and trust at the present stage of development], available at: http://human.snauka.ru/2014/12/8532, accessed 16.08.2017. (In Russ.).

16. Rassadina, T. A. (2012) Doveriye k sredstvam massovoy informatsii v usloviyakh «obshchestva riska» (na primere rossiyskikh provintsial'nykh gorodov) [=Trust in the mass media in the conditions of a "risk society" (on the example of Russian provincial cities)], in: Izvestiya vysshikh uchebnykh zavedeniy. Povolzhskiy region. Obshchestvennyye nauki [=Izvestiya Vysshikh Uchebnykh Zavedenii. The Volga region. Social Sciences], No. 1, pp. 61-70. (In Russ.).

17. Strovskiy, D. L. (2006) Sotsial'naya znachimost' informatsii kak faktor doveriya k zhurnalistike [=Social significance of information as a factor of confidence in journalism], in: Izvestiya Ural'skogo gosudarstvennogo universiteta [=Izvestiya Ural State University], No. 40, pp. 73-85. (In Russ.).

18. Sungorkin, V. Doveriye kzhurnalistikepadayet [=Confidence in journalism is falling], available at: https://www.youtube.com/watch?v=Sqfr5CcLHCs, accessed 16.08.2017. (In Russ.).

19. Kholidey, R. (2013) Ver'te mne. YA lgu! Otkroveniya mediamanipulyatora [=Believe me. I lie! Revelations of the media manipulator], Moscow, 412 p. (In Russ.).

20. Khorol'skiy, V. V. (2012) Doveriye k SMI kak universal'naya tsennost' (zapadnyy i rossiyskiy opyt) [=Confidence in the media as a universal value (Western and Russian experience)], in: Vestnik VGU. Seriya: Filologiya. Zhurnalistika [=Vestnik VSU. Series: Philology. Journalism], No. 41, pp. 246-249. (In Russ.).

21. Khosking, Dzh. (2016) Doveriye: Istoriya [=Trust: Story], Moscow, 296 p. (In Russ.).

22. Shkulev, V. My formiruyem media-doveriye [=We form media trust], available at: https:// www.znak.com/2017-03-17/prezident_hearst_shkulev_publishing_viktor_shkulev_o_buduchem_ rossiyskih_media, accessed 16.08.2017. (In Russ.).

Лозовский Борис Николаевич - доктор филологических наук, доцент, профессор кафедры периодической печати и сетевых изданий, директор департамента «Факультет журналистики», Уральский федеральный университет имени первого Президента России Б. Н. Ельцина, Екатеринбург.

Boris.Lozovsky@urfu.ru

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.