Научная статья на тему 'Жизнь, отданная медицине к 110-летию со дня рождения И. А. Кассирского'

Жизнь, отданная медицине к 110-летию со дня рождения И. А. Кассирского Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

CC BY
43
19
Поделиться

Текст научной работы на тему «Жизнь, отданная медицине к 110-летию со дня рождения И. А. Кассирского»

КЛИНИЧЕСКАЯ

О і і і s s—ч ПАМЯТНЫЕ ДАТЫ

Н КОГЕМАТОЛОГИЯ

Жизнь, отданная медицине

К 110-летию со дня рождения И. А. Кассирского

16 апреля 2008 г. исполнилось 110 лет со дня рождения И. А. Кассирского, одного из самых ярких представителей отечественной медицины. Многим поколениям врачей И. А. Кассирский известен как крупнейший гематолог, создатель отечественной гематологической школы. Однако его вклад в медицинскую науку далеко не ограничивается гематологией. Ученик А. Н. Крюкова, под руководством которого он начинал свою медицинскую деятельность в Туркестанском университете в г. Ташкенте, И. А. Кассирский занимался изучением географической патологии внутренних болезней, инфекционных и обменных заболеваний, характерных для жаркого климата.

Уже через год после начала работы в клинике А. Н. Крюкова была опубликована первая работа И. А. Кассирского «К вопросу о роли гипофиза при несахарном мочеизнурении». Одним из самых распространенных и тяжело протекавших заболеваний в Средней Азии в то время была малярия. В 1924 г. И. А. Кассирский публикует работу «К вопросу о систематическом лечении малярии с попыткой его биологического обоснования». Эта работа характерна для подхода Иосифа Абрамовича к лечебным проблемам: свойственное ему глубокое и всестороннее обдумывание биологических основ заболевания и отсутствие страха в нарушении сложившихся представлений о сути патологии и подходах к ее терапии. Позднее им написана монография «Тропические болезни Средней Азии», статьи «О лейшманиозе взрослых в Туркестане», «Язвенные колиты в Средней Азии», «Водный, хлорный и азотистый обмен у здоровых в период летней жары в Ташкенте», «Пеллагра в Средней Азии» и другие. В 1925 г. в Берлине на немецком языке была опубликована совместная работа учителя и ученика — «Об истинных и маскированных расстройствах желудочной

секреции, о пилороспазме и зиянии привратника».

Эта разносторонность интересов в медицине сохранилась у Иосифа Абрамовича на протяжении всей его жизни и работы. Им опубликованы монографии, посвященные самым разным лечебным проблемам: «Клиника и терапия малярии», «Болезни жарких стран», «Лекции о ревматизме», «Аускультативная симптоматика приобретенных пороков сердца», заслужившая очень высокую оценку ревматологов и кардиологов, и многие другие. Обширные знания в самых разных областях медицины, как и его личные качества — тонкая наблюдательность, умение заметить симптом и правильно оценить его значение, способность за симптомом увидеть закономерность, — делали И. А. Кассирского непревзойденным диагностом в самых трудных случаях. В сложных диагностических ситуациях он всегда выслушивал мнение коллег, но его собственное суждение основывалось только на его личном опыте, интуиции и знаниях. Он как-то произнес фразу, очень хорошо характеризующую особенность его клинического мышления: «Когда я вижу перед собой больного с неясным диагнозом, перед моим мысленным взором независимо от моей воли в течение нескольких минут проходят десятки больных, которых я наблюдал раньше, я вижу сходство и отбрасываю несхожесть и, в конце концов, прихожу к заключению».

Уже с первых лет работы в клинике, руководимой А. Н. Крюковым, И. А. Кассирский стал заниматься вопросами гематологии, которая стала страстью и главным делом его жизни. Ему чрезвычайно импонировал морфологический подход А. Н. Крюкова к изучению болезней крови. То знание морфологии, которое он получил в клинике А. Н. Крюкова, Иосиф Абрамович совершенствовал всю жизнь, став уни-

И. А. Кассирский

кальным морфологом. Любовь к изучению морфологии он прививал своим ученикам. Невозможно представить И. А. Кассирского, обсуждающего больного с гематологической патологией, без просмотра мазков его крови и костного мозга. Когда вспоминаешь Иосифа Абрамовича, прежде всего представляется его склоненная над микроскопом голова с прищуренным глазом.

Сейчас молодой ординатор, приходя в гематологическую клинику, первой из диагностических процедур осваивает метод пункции костного мозга. А между тем прижизненное получение костного мозга для исследования вначале было трудной и мучительной для больного процедурой — трепанирование трубчатой кости или обнажение грудины и трепанирование ее под местной анестезией. Только через 25 лет после первого прижизненного получения костного мозга человека М. И. Аринкин предложил простой и легко выполнимый метод стернальной пункции, прославивший его среди медиков мира. Однако при использовавшейся М. И. Арин-киным конструкции иглы сохранялась определенная опасность процедуры — возможность повреждения аорты или другого крупного сосуда.

И. А. Кассирский внес в эту конструкцию небольшую модификацию, которая полностью решила проблему безопасности стернальной пункции: он добавил к игле подвижный предохранительный щиток. С тех пор игла Кассирского стала первейшим инструментом

112

гематолога во всех клиниках мира. Но сейчас мало кто знает, что с помощью стернальной пункции иглой Кассирского впервые стал успешно диагностироваться висцеральный лейшмани-

оз. Этот метод диагностики, впервые примененный И. А. Кассирским и описанный им в статье «Пункция костного мозга и кроветворение при висцеральном лейшманиозе», стал широко применяться для диагностики этого заболевания во всех странах мира.

Замкнутый, суровый и чрезвычайно требовательный к своим сотрудникам, А. Н. Крюков вскоре оценил блестящие способности, огромный интерес к самым разным медицинским проблемам и поразительную работоспособность нового коллеги. Уже через два года после прихода в клинику И. А. Кассирский становится ассистентом, в 1930 г. избирается доцентом, а через год — профессором и заведующим кафедрой тропических болезней Ташкентского мединститута. В 1934 г. И. А. Кассирский, уже хорошо известный как один из ведущих ученых страны, был приглашен в Москву и стал научным руководителем терапевтического отделения железнодорожной больницы им. Н. А. Семашко, располагавшейся на окраине Москвы недалеко от притока Яузы реки Будайки в здании, построенном по проекту знаменитого архитектора Ф. О. Шехте-ля. В этой небольшой больнице работали будущие известные ученые нашей страны В. Р Брайцев, Н. В. Коновалов, Л. К. Богуш, А. Е. Рябухин. М. И. Певзнер. Иосиф Абрамович не раз называл эту больницу «Оксфорд на Будайке». Здесь была атмосфера научного интереса и высокого клиницизма.

С самого начала своей врачебной деятельности И. А. Кассирский был не только ученым, но и учителем. Уже через год после переезда в Москву он организовал при больнице курсы усовершенствования врачей, с 1936 г. преобразованные в кафедру терапии Центрального института усовершенствования врачей, заведующим которой Иосиф Абрамович оставался до конца жизни. На кафедре проводились циклы усовершенствования по кардиологии и гематологии. На циклах по гематологии курсанты прежде всего изучали морфологическую картину крови и костного мозга в норме и при различных видах патологии, слушали лекции о клинической картине, течении и лечении заболеваний крови. Именно здесь

в соавторстве с ближайшим учеником и сотрудником профессором Ю. А. Алексеевым Иосифом Абрамовичем было создано фундаментальное руководство «Клиническая гематология», выдержавшее 4 издания и ставшее настольной книгой гематологов на многие годы, а некоторых студентов побудившее заняться гематологией.

И. А. Кассирский очень внимательно относился к подбору кадров для своей кафедры. На кафедре работали люди с самыми разными характерами и темпераментами, но все были специалистами самого высокого класса. Каждый из сотрудников занимался определенной проблемой, в которой скоро становился одним из ведущих специалистов страны. На утренних конференциях и разборах больных сотрудники докладывали обо всем новом, что становилось известно по изучаемой каждым проблеме, поэтому знания каждого служили образованию всех.

Иосиф Абрамович был самой яркой фигурой на этих незабываемых конференциях. Внимательно выслушав доклад врача, он осматривал больного, а потом начинался разбор. Эти разборы были не только школой врачебного мышления, но и настоящим интеллектуальным праздником: Иосиф Абрамович, разбирая больного, вспоминал другие случаи из своей обширнейшей практики, обращался к художественной литературе, которую знал и любил, иногда — к музыкальным произведениям, театру. Тому, кто впервые сталкивался с такой манерой клинического разбора, могло показаться, что, рассуждая, профессор забыл о первоначальной отправной точке своих рассуждений, но вот наступал конечный поворот и разговор возвращался к конкретному больному, обогащенный примерами и сопоставлениями.

Постепенно на кафедре сложился уникальный коллектив, ядро той гематологической школы, которая была создана за годы работы И. А. Кассирского, — его ученики в клинике, аспиранты и докторанты, разрабатывавшие самые разные проблемы гематологии и защитившие диссертации под его руководством, внедрявшие затем в разных уголках страны те принципы, которые они усвоили на кафедре И. А. Кассирского: знание морфологии, точность в формулировках, точность в цитировании литературы, отсутствие страха в изложении новых и оригинальных взглядов, отсутствие боязни в спорах

и изложении своих сомнений. Иосиф Абрамович всегда очень поощрял своих сотрудников в их работе и не раз говорил, что он учится у них, что нуждается в их помощи и советах, хотя на самом деле он нуждался в благодарных учениках, во внимательных слушателях и восторженных почитателях. Не раз после особенно удачного выступления на заседании общества гематологов или на научной конференции он спрашивал, лукаво улыбаясь: «Ну, как ваш шеф справился с задачей?». Он любил своих учеников и хорошо чувствовал себя в атмосфере их любви и интереса к делу, которому он служил всю жизнь. Он любил литературу и музыку, живопись и театр, знал многих выдающихся людей и дружил со многими из них, но главная часть его жизни начиналась с той минуты, когда он открывал дверь своей клиники и входил в нее.

Каждого человека надо оценивать в рамках той эпохи, в которой он жил и работал. И. А. Кассирский жил в эпоху клиницизма, когда не было тех иммунологических и молекулярных методов, которые позволяют заглянуть в сущность патологии сейчас, когда в зачаточном состоянии была цитогенетика, когда в арсенале врача главным орудием были врачебная наблюдательность и умение сопоставлять. Иосиф Абрамович владел этим в совершенстве. Иногда говорят, что наука — это только точные данные, полученные в лаборатории или эксперименте, поскольку именно так добываются новые факты. Думается, что это неверно. Накопление наблюдений и клинических фактов при правильно сделанных из этих наблюдений выводах составили фундамент современной науки. Такие фигуры нашей клинической науки, как И. А. Кассирский, — это настоящие ученые, поскольку именно умный и умеющий видеть факты клиницист задает те вопросы, на которые отвечает биолог.

Невозможно передать то обаяние интеллекта и темперамента, которое было у Иосифа Абрамовича. Эмоциональная живая речь, покорявшая и убеждавшая слушателей, яркий отклик на все происходящие события, интерес к личным проблемам своих учеников, доступность и безотказность во внимании и советах, а когда нужно — помощь и поддержка... Не передать всего, что было в этом человеке, но и никогда не забыть.

Редакция журнала «Клиническая онкогематология»