Научная статья на тему 'ЖИЗНЬ ЧТО ГОД (Об Александре Сергеевиче Лисовском)'

ЖИЗНЬ ЧТО ГОД (Об Александре Сергеевиче Лисовском) Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
19
5
Поделиться

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Евсеева Галина Ивановна

Доктор технических наук, профессор Александр Сергеевич Лисовский участник боев на курской дуге, под Воронежем, форсирования днепра, взятия киева, корсунь-шевченковской и ясско-кишиневской операций, освобождения Румынии, Венгрии, Чехословакии. Награжден орденами отечественной войны 1941-1945 гг. 1 и 2 степеней, орденом красной звезды, медалями, а также почетными наградами за труд орденами знак почета и трудового красного знамени.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «ЖИЗНЬ ЧТО ГОД (Об Александре Сергеевиче Лисовском)»

сообразности, возраста и подготовленности развивающейся личности. Заорганизованность, мелочная опека, порицание за свою точку зрения вызывали у воспитанников пассивность и равнодушие к проводимым общественно-политическим мероприятиям.

Второй. Мы расстались с воспитанием, сконцентрированным на коммунистической "завтрашней радости". Но вместе с тем, на наш взгляд, недопустимо, чтобы воспитательный процесс в настоящее время пошел в направлении формирования "безнадежной", оптимистически и гражданственно нецелеустремленной личности. К тому же при нынешних индивидуалистических кренах в воспитании с установками "надейся только на себя", с "волей к победе" и т.д. могут явиться злыми демонами в менталитете России.

Третий. Провозглашенная деидеологизация, свобода выбора, отсутствие установок сверху поставили многих наших воспитателей в тупик, породили смятение в умах. Вчерашние "убежденные бойцы идеологического фронта" сегодня отрекаются не только от марксизма, но и от всего нашего прошлого. Однако воспитание любви к малой Родине, школе, городу, а через эту любовь - формирование гордости за свою страну, любовь к ней, готовность активно включиться в работу по созданию новой России становиться одним из главных направлений воспитательной работы. Нужен поиск гармонии личных и общественных интересов.

ЛИТЕРАТУРА

1. Программа Коммунистической партии Советского Союза. Принята XXII съездом КПСС. -М., Политиздат, 1976, Ч. 2 - Разд. 5. Задачи партии в области идеологии, воспитания, образования, науки и культуры, с. 116-132.

2. Гос. архив Алтайского края (ГААК) Оп-27Юп53 Д1 с. 158

3. Центр документации новейшей истории Омской области.

4. Гос. архив Томской области.

5. Гос. архив Новосибирской области.

6. Кушнир Д. От пунктов ликбеза к вершинам знаний/ Блокнот агитатора. Красноярск, 1977, № 17. С. 19 Шилова М. Педагогическая наука - педагогическое общество -практика / Народное образование. 1980, №7. С. 32-33. Красноярский краевой гос. архив (ККГА).

7. Красноярский центр хранения и изучения документации новейшей истории (КЦХИДНИ).

8. Мешалкин П.Н. Ленинские мемориальные музей-пропаганда Сибирской ленинианы в Красноярском крае/ В.И. Ленин и молодежь, Красноярск, 1975. С. 176-168.

9. СМ.: Ленин и молодежь, Красноярск, 1975, Ленин, партия, молодежь. Красноярск, 1979.

10. Алисов А.А. Некоторые формы идейно-воспитательной работы в средних специальных учебных заведениях в период подготовки к 100-летию со дня рождения В.И. Ленина// Из истории комсомольской организации Кузбасса. Кемерово, 1974, Вып. 4 - С. 116-117.

11. ГАТО.Ф.Р. - 1412 Оп 2 Д. 385, Л, 19.

12. О проведении Всесоюзного Ленинского зачета, посвященного 100-летию со дня рождения В.И. Ленина. Постановлению бюро ЦК ВЛКСМ от 7 апреля 1969 года// Документы ЦК ВЛКСМ, 1969, М„ 1970. С. 136-142.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

13. Выступление участников совещания. Пленарное заседание Е С. Скитская //Всесоюзное совещание работников среднего специального образования в Москве 24-27 февраля 1975 г. М., 1975. С. 91.

14. Ставерова С.С. Из опыта руководства Красноярской краевой партийной организации изучением молодежью ленинского идейного наследия//Ленин, партия, молодежь. Красноярск, 1973. С. 163.

15. Национальный архив Республики Бурятия (НАРБ).

16. Центральный Гос. архив Республики Тува (ЦГАРТ).

17. ГАНО Ф.П. 190. Оп 15. Д.90. Л.5.

ВЕДЕРНИКОВ Ю.Л. - доцент, Иркутский государственный институт.

К 55-летию Великой Победы

г.и. евсеева

Омский государственный технический университет

A.C. Лисовский родился 20 декабря 1923 года в г. Злынка Брянской области. Отец - Лисовский Сергей Иванович -железнодорожный служащий, позднее -рабочий лесного хозяйства, мать - Фекла Ивановна - домохозяйка. В 1928 г. семья переехала в Красноярский край. Когда Саше исполнилось 9 лет, семья осталась без главы семейства. В 1940 г. окончил с отличием среднюю школу в г. Минусинске.

В школьные годы проявилась разносторонняя одаренность мальчика: руководил оркестром народных инструментов, увлекался радиомоделированием. Собранный им трехламповый ра-

ЖИЗНЬ что год

(Об Александре Сергеевиче

Лисовском)_

ДОКТОР ТЕХНИЧЕСКИХ НАУК, ПРОФЕССОР АЛЕКСАНДР СЕРГЕЕВИЧ ЛИСОВСКИЙ ■ УЧАСТНИК БОЕВ НА КУРСКОЙ ДУГЕ, ПОД ВОРОНЕЖЕМ, ФОРСИРОВАНИЯ ДНЕПРА, ВЗЯТИЯ КИЕВА, КОРСУНЬ-ШЕВЧЕНКОВСКОЙ И ЯС-СКО-КИШИНЕВСКОЙ ОПЕРАЦИЙ, ОСВОБОЖДЕНИЯ РУМЫНИИ, ВЕНГРИИ, ЧЕХОСЛОВАКИИ. НАГРАЖДЕН ОРДЕНАМИ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ 1941-1945 ГГ. 1 И 2 СТЕПЕНЕЙ, ОРДЕНОМ КРАСНОЙ ЗВЕЗДЫ, МЕДАЛЯМИ, А ТАКЖЕ ПОЧЕТНЫМИ НАГРАДАМИ ЗА ТРУД - ОРДЕНАМИ ЗНАК ПОЧЕТА И ТРУДОВОГО КРАСНОГО ЗНАМЕНИ.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

диоприемник был отмечен на краевой выставке. Увлечение живописью (акварели тоже не раз можно было видеть на городских выставках), через много лет, в пору зрелости, воплотилось в цветной художественной фотографии. И кто знает, может быть, встреча юноши с членом-корреспондентом АН СССР В.Д. Ко-жанчиковым, заронила интерес к научному поиску. Саша увлекся энтомологией. В рукописном издании Всесоюзной станции юннатов и опытников сельского хозяйства была опубликована статья Лисовского. Пытливый ум, желание во всем себя попробовать и добиться результата все более погружали старшеклассника в общественную жизнь, манили открывающиеся горизонты. Как и многие свер-

стники, он успешно сдал нормы ГТО на почетные значки "Ворошиловский стрелок" 2-й ступени и "Ворошиловский пулеметчик". Окончив школу, выбирал, в какой вуз поступать (между биологией и инженерным делом). Выбор остановил на профессии инженера, которая в ту пору считалась очень престижной.

В 1940 г. зачислен студентом Томского электромеханического института инженеров железнодорожного транспорта. По итогам первого семестра - сталинский стипендиат, в июле 1941 г. избран секретарем комитета комсомола. В институте считался хорошим лыжником - третий в десятке. Поэтому, когда объявили набор в лыжно-де-сантные части в октябре 1941 г., пошел добровольцем не раздумывая. Правда, по документам день рождения у Александра записан на январь 1924 г. Офицер военкомата сказал: "Приходите в январе, когда будут призывать 24-й год". Но в комсомольском билете значился декабрь, что и помогло новобранцу попасть в 288-й запасной лыж-но-стрелковый полк в Бийске.

Шел ноябрь. Разместили будущих воинов в большой церкви, пустой и холодной, на грубо сколоченных трехэтажных нарах. В первую ночь спали, в чем приехали. Утром заходит старшина, поднимает пальто у одного, другого: "А, спишь в ботинках, вставай, наряд вне очереди: пол мыть будешь". Оказался в числе штрафников и наш герой.

... Попал Александр в минометный взвод лыж-но-стрелковой роты. На 15 человек три миномета. В учебном полку выдали форму, бывшую в употреблении, новая полагалась перед отправкой на фронт. Нагрузка на лыжников приходилась сильнейшая. Лыжи всегда с

собой. Причем валенки на ногах, а на плече вторая пара обуви - ботинки. Многие новобранцы не умели вообще ходить на лыжах, но научились.

Кормили так, что всегда все были здоровы, однако молодым, ежедневно совершающим многокилометровые броски курсантам всегда хотелось есть. Ночью снилась только еда. Александр видел во сне такие блюда, которых в жизни никогда не пробовал. Когда рота попадала на дежурство по полковой столовой, то солдаты умудрялись объедаться. Бывало, разгружая машины с мороженой капустой, припрячут кочан, потом в подразделение принесут. После такого дежурства, конечно, расстройство желудка случалось у многих.

Поступали в роту и уголовники, так как прибывали в Бийск эшелоны с заключенными. Но вели они себя обыкновенно, как и все, не на парад готовились уходить. Воровство случалось, но, иначе сказать, не крали, а брали поносить. То варежки, то валенки пропадут у кого-нибудь. На следующее утро пропажа обнаружится у другого.

Политрук роты предложил окончившему первый курс института Лисовскому проводить политинформации. Бойцы интересовались событиями, так как знали, что через три месяца - на фронт. Раз в неделю Александру давали увольнительную для посещения библиотеки.

Бывали в роте и нарушители. Самым большим наказанием служила гауптвахта. А в целом дисциплина была хорошая. Не помнит Лисовский и проявлений жестокости со стороны офицеров.

Большая физическая нагрузка оказалась Александру не под силу. Высокий, худой 17 летний курсант вдруг обнаружил, что ноги в валенки не может всунуть, сильно отекли, посинели. Показал старшине свою беду, тот направил срочно к полковому врачу. На следующий же день больной предстал перед военно-врачебной комиссией гарнизона. Комиссия установила диагноз - декомпенси-рованный порок сердца, дала заключение уволить из армии подчистую и направить в Томск в распоряжение своего военкомата. Недолгие сборы: сдал военную форму, сослуживцы набрали из одежды, что налезло: пиджачок и еле нашли ботинки 45-го размера. Взял котомку, попрощался и пошел в Бийский горвоенкомат. Возвращаться в Томск было выше человеческих сил, ведь сам просился на фронт.

Посоветовали отправиться на окраину города в восьмую роту, где собирались выходцы из госпиталей, кому предстояло долечиваться, больные, то есть те, кто годен к нестроевой. В лесу стояла большая казарма-землянка, наполовину в земле, а конек высокий. Показали Александру место на нарах, велели жить и ожидать решения. Каждое утро на построении объявляют: требуются такие-то специалисты, например, столько-то "ездовых" (то есть годных к нестроевой) в такое-то подразделение. Когда требовались кладовщики, выходили, как правило, прожженные зеки. Каждый день набирали нестроевых. Терпения не хватало наблюдать за этим.

Обратился Александр к командиру: "Куда я отсюда пойду, я ведь доброволец". - "Ваш документ потерян, - ответил тот, - не возражаете еще раз пройти комиссию?" - "Пожалуйста". Те же самые врачи осмотрели, и записали: "Годен к нестроевой". За время "отдыха" восьмой роте отеки на ногах спали, сердце стало работать получше. Вновь выдали форму б/у, и Александр на утреннем построении занял место в первых рядах. Командир недоумевал: "Куда же вы пойдете, если не способны на физические нагрузки?" Но вчерашний студент на то он и был студентом, оказался хорошим чертежником. На следующий день от имени командира восьмой роты был принят в штабе полка, где ему устроили испытание. Лейтенант вынул бумагу, 6 карандашей, резинку, нож. Дал карту, очертил площадь и велел сделать копию участка. Так семнадцатилетний Лисовский стал топографом. Через неделю один из его рисунков попал в штаб дивизии, и Александр был переведен туда. Через три года, начав топографом, Александр дослужился до капитана.

В конце апреля 1942 г. 232-я стрелковая дивизия, где служил герой нашего рассказа, выгрузилась в Воронеже и вошла в состав 3-й Резервной армии, а вскоре заняла оборону на левом берегу Дона, западнее Воронежа. 28 июня армейская группа немцев "Вейхс" перешла в наступление, осуществляя операцию "Блау". С 30 июня вражеская авиация начала наносить бомбовые удары по Воронежу. По воспоминаниям Маршала Советского Союза Ф.И. Голикова, бывшего командующего фронтом, 232-я дивизия первая остановила врага, спешившего ворваться в Воронеж. С 3 июля навязала ему тяжелые бои.

Свое боевое крещение Александр принял ранним утром 5 июля во время крупного налета немецкой авиа-

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

ции. Четыре "юнкерса" отделились от одной из последних групп самолетов, сделали круг и стали бомбить КП, разместившийся не то в газоубежище, не то в овощехранилище: в земле выкопана большая яма и выложена шлакоблочным кирпичом. Потолок железобетонный. Над землей крыша двускатная, толевая. Каждый из самолетов сбрасывал по четыре бомбы точно на КП. Ходили слухи потом, что кто-то показывал направление немцам трассирующими пулями. Однако немецкий разведывательный самолет "рама" фотографировал с такой точностью, что даже тень от кабеля можно различить, а к штабу связи тянется много кабелей, целые скрученные жгуты. Скорее всего, штаб расшифровали по фотосъемкам.

Страшный вой, бомбы визжат. В убежище находилось около десяти человек, и все с ужасом ждали очередного налета. Страшной силы взрыв потряс блиндаж. Крышу пробило. Едва дым рассеялся, стала видна метровая дыра в потолке. Одного из офицеров ранило. Самолеты продолжали пикировать. Вторая бомба угодила в перегородку: в соседней комнате размещалось командование. Командир дивизии контужен, адъютант командира дивизии, полковник штаба армии и еще один старший офицер убиты. Погиб и начальник штаба дивизии подполковник Шилов.

Вообще из всех шести отделений штаба первое оперативное, в котором служил Лисовский помощником начальника отдела, несло наибольшие потери. Служба в оперативном отделении крайне хлопотная, беспокойная и довольно опасная. В любую погоду, в любое время суток, в кратчайший срок необходимо доставлять в части устные, письменные приказы и распоряжения. Часто приходилось пробираться на передовую под сильным огнем противника, чтобы установить истинное расположение своих войск. Для выполнения таких обязанностей подбирались офицеры, обладавшие высокой общей военной культурой и хорошей штабной подготовкой. Приходилось не раз в условиях наступления и передислокации разворачивать новый командный пункт под огнем противника. Штабисты устанавливали узел связи, то и дело отбиваясь от небольших групп немецких разведчиков. Вспоминая годы службы, друг и однополчанин Лисовского капитан Н.И. Кляритский в 1982 г. посвятил ему стихи: Ты, конечно, не поэт! Но в каждой оперсводке При описании побед Стиль предельно четкий: "Немец нами взят в мешок!" Далее - таблица: "Сколько взял сычевский полк Танков, пушек, фрицев..." Сводки мы на эту тему Все читали, как поэму!

При штабе функционировал и отдел контрразведки. К оперативникам относились очень внимательно, так как все военные секреты хранились у них. Поручили однажды Лисовскому сопровождать помощника оперативного отдела штаба из корпуса. Пошли по окопам, по переднему краю. В штабе полка предложили заночевать, но решили возвратиться. Идти недалеко, вдоль речки. Дождик сыплет, темно, под ногами снег с грязью. Уже прошли довольно много, а деревни нет. Забрались в стог. На рассвете поели зерна. Оказывается, ушли в сторону, перепутав речку с ручьем, впадавшим в нее. По возвращении срочно пришлось докладывать работникам отделения контрразведки, которые моментально спохватились, узнав, что два оперативных работника не вернулись в расположение части.

Так получилось, что 232-я дивизия никогда не отступала, за исключением специально запланированного маневра. Противника встретили под Воронежем, дали ему

возможность продвинуться вперед, отойдя на 18-20 км, и окончательно остановили врага, а затем перешли в наступление. Переправ на пути дивизии было столько, что можно найти по характеру военных действий любые.

Во время форсирования Днепра 232-я стрелковая дивизия перебиралась на плацдарм, когда он был уже завоеван, но простреливался с двух сторон. Переправы страшны тем, что армейские части рвутся скорее переплыть, чтобы миновать узкое опасное место, поэтому на берегу образуется скопление машин, повозок, грузов. Противник же "наводит порядок" артиллерийским огнем. По воспоминаниям Александра Сергеевича, с противоположного берега орудия били слева по нашему левому берегу и справа - по зеркалу реки. Допускать сосредоточения войск, транспорта нельзя. Ему как представителю штаба дивизии поручили совместно с командирами подразделений обеспечивать сроки и последовательность движения частей, следить за порядком. Переправу вели преимущественно ночью, когда немцы не стреляли. Дивизия имела всего один трос и один паром для перевозки артиллерии, боеприпасов и прочего снаряжения. Слева от нее переправлялась третья гвардейская танковая армия, имевшая две стальные площадки, перекрытые настилом, на которые помещалось по одному танку. Пехота, облепив танк, переправлялась на другой берег. За четыре напряженных дня обеспечения переправы через Днепр A.C. Лисовский награжден орденом Красной Звезды.

Как и многие другие молодые бойцы, на фронте вступил в ряды РКП(б). Прием вели как обычно. Александру сразу вспомнилось его довоенное вступление в комсомол, когда он подвергался серьезным испытаниям по части знаний коммунистического движения. И в 1944 г. пришлось выдержать экзамен на политическую зрелость и обладание широким кругозором. Начальник политотдела перед собравшимися членами партбюро задал Лисовскому вопрос: "Вы помните, когда была Пражская партийная конференция?" Воцарилось молчание. Все напряженно ожидали ответа, понимали, что в условиях фронтовой жизни на подготовку времени не хватало. Но в биографии Лисовского недаром значилось неоконченное высшее образование, память не подвела.

Так и вела боевая служба Александра все дальше на Запад... Из наградного листа от 2 марта 1945 года: "Капитан Лисовский, работая в должности помощника начальника оперативного отделения штаба дивизии, на протяжении всего времени проявил себя исключительно добросовестным, дисциплинированным и грамотным штабным офицером.

В периоды сложной боевой обстановки тов. Лисовский, оставаясь один на командном пункте, обеспечивал надежную боевую связь и управление с частями дивизии и соседями.

Своевременно и точно отдавал боевые распоряжения частям, информировал о боевой обстановке штаб корпуса и соседей.

После взятия деревни Слатинка в условиях сложной боевой обстановки под сильным огнем противника лично своевременно доставил боевые распоряжения частям и в ночных условиях организовал и обеспечил своевременную смену и перегруппировку частей на высоте 409.

"За примерное выполнение своих служебных обязанностей и боевых заданий командования достоен награждения орденом Отечественной войны 1 степени. Начальник штаба 232 сд подполковник Козлов."

8 мая 1945 года в составе 51-го стрелкового корпуса 40-й армии дивизия преследовала противника в горной Словакии. Уже всем известно, что немцы завтрагкапиту-лируют. Приняты меры по организации приема пленных, по складированию оружия. Наступила ночь 9 мая. Ни одного выстрела ни с той, ни с другой стороны. Немцы ярко освещали передний край ракетами. С рассветом саперы

обнаружили, что на позициях противника нет. Развернули преследование, оно прерывалось расчисткой завалов, разминированием участков дороги. В какой-то момент обнаружили за завалом немецкий танк и рядом пулемет с расчетом. Развернули белый флаг - немцы тоже. Выслали парламентеров. На вопрос "Почему не сдаетесь в плен?" ответили: "Имеем приказ отходить". - "Ну так отходите!" Парламентеры вернулись. Немецкий танк, забрав пулемет с расчетом, ушел. С наступлением темноты преследование прекратили. Оказывается, генералу-фельдмаршалу Шёрнеру, командующему группы "Центр", это воинское звание Гитлер присвоил только что и поручил биться до последнего. Тот, ретиво неся службу, дал приказ, вызвавший ненужные жертвы. С утра 10 мая немцы стали сдаваться в плен. Дивизия остановилась.

Не можете найти то, что вам нужно? Попробуйте наш сервис подбора литературы.

Так закончилась война для Александра Сергеевича. Победу праздновали в г. Место Ждяр. А в июне дивизию расформировали.

После демобилизации, в 1946 г., Лисовский вернулся в свой институт. В 1947 г. его избрали секретарем комитета комсомола, а в январе 1948-го назначили первым секретарем Томского городского комитета ВЛКСМ. Работа на этом посту отмечена орденом "Знак Почета". С 1951 г., окончив вуз с отличием, в течение двух лет вел административную и научно-педагогическую работу, возглавлял партбюро. Учеба в аспирантуре Московского института инженеров транспорта завершилась защитой кандидатской диссертации, имевшей хорошее научное обоснование и серьезный практический выход. Теоретические и экспериментальные исследования Лисовского помогли найти причины появления трещин в рамках тележек самых мощных в нашей стране восьмиосных электровозов. Инженеры Новочеркасского завода отмечали в своем отзыве на диссертацию в 1958 г., что работа A.C. Лисовского выходит за рамки обычных кандидатских диссертаций по железнодорожному делу и вносит вклад в строительную механику.

С 1959 г. кандидат технических наук возглавил кафедру электрической тяги Омского института инженеров железнодорожного транспорта. Кропотливо и целенаправленно создавал молодой заведующий научный коллектив. Кафедра занимается научным поиском, с середины 60-х гг. открыта аспирантура. Сформировано научное направление по вопросам прочности тонкостенных криволинейных элементов рам тележек подвижного состава. Наиболее значительные результаты исследований профессора и его учеников обобщены в монографии "Плоский изгиб и растяжение тонкостенных кривых тонкостенных брусьев".

Александр Сергеевич - автор свыше 60 работ, под его руководством защищено 15 кандидатских и 1 докторская диссертации. В 1972 г. защитил докторскую диссертацию. На протяжении всей жизни неустанно, кроме научной и педагогической, вел серьезную организаторскую работу. С 1971-го по 1986 г. A.C. Лисовский - ректор Омского института инженеров железнодорожного транспорта. Избирался и депутатом городского Совета депутатов трудящихся. Развитие учебно-научной и материальной базы института требовало больших моральных и физических сил, самоотдачи, внимания к людям. За труд A.C. Лисовский удостоен ордена Трудового Красного Знамени.

Заботливое, чуткое отношение к людям, душевность и отзывчивость ценят в Александре Сергеевиче коллеги по работе. Людей, близко знающих Лисовского, поражает его высокая музыкальная культура, его успехи в фотографии, особенно цветной. Лисовский - лауреат нескольких областных фотовыставок. Беспокойное сердце, штабная аккуратность, дисциплинированность бывшего фронтовика, умение держать данное слово, крепко дружить, не падать духом притягивают к этому человеку окружающих и достойны подражания.

ЕВСЕЕВА Галина Ивановна - заведующая методическим кабинетом при проректоре по научной работе, аспирантка кафедры отечественной истории.

га порхунов МОЯ ПРАВДА И НИЧЬЯ БОЛЬШЕ

ОмГПУ

/В.Астафьев/_

Роман Виктора Астафьева «Прокляты и убиты» прошел нелицеприятную «опробацию». Не обойден был читательским вниманием и его автор, что не случайно. Роман вызывает больше нареканий, чем одобрения ветеранов войны. Писателя, может быть, не следует строго судить с позиции жанра. Это не документальное повествование, а художественное произведение. Но именно в нем В.Астафьев решил показать свою правду о войне, чем обострил проблему границ художественного вымысла, а история требует к себе уважительного отношения. «Моя правда и ничья больше» оговаривается писатель. Так и следовало бы воспринимать его роман. Однако свою правду автор преподносит как правду народную, никем еще до него не высказанную. Такой подход в корне меняет ценность справедливости показанной правды. Для кого же пишется правда о войне? Конечно не для ветеранов. Они ее знают не хуже Астафьева. Правда и справедливость нужны прежде всего молодому поколению.

Психологически воспринимать события на «Плацдарме», основной части романа, читатель готовится в «Чертовой яме». Где-то под Бердском Новосибирской области новобранцы осваивают азы солдатской науки. Кто же эти солдаты, которым предстоит защищать Отечество? Оказывается это «жулики, картежники, ворье, бывшие урки-арестанты», которые то и дело учиняют «драки,

пьянки, воровство» /С.26/.Проблема дисциплины налицо, «управлять людьми становилось все труднее»/С.98/. Отсюда и жестокость принимаемых мер к нарушителям порядка и рассуждения, явно потерявшего душевное спокойствие лейтенанта Щуся: «Ну зачем это? Почему ребят сразу не отправили на фронт? Зачем они тут доходят, занимаются шагистикой? Штыком колоть, если доведется, война научит»/С.ЮО/. Хотя, надо думать, боевой офицер знает, зачем молодые солдаты учатся владеть оружием, приемам штыкового боя, окапываться, ползать по-пластунски, делать марш-броски. Но эти занятия признаются бесполезным времяпрепровождением, «никогда и никому не нужными»/С,160/.

Армейская тыловая вольница вела к печальным последствиям. Дела о проступках солдат попадают в военный трибунал. За что судят, например, красноармейца Зеленцова /уголовник и фамилия эта у него не первая/? За то, что тот «поддел на кумпол капитана Дубельта, разбил ему очки и нос, да хорошо еще, что не прирезал»/ С.147/. На суде Зеленцов чувствует себя героем, не признает своей вины. Измываясь над капитаном, говорит ему: «Стану я свою умную голову об такую поганую рожу портить!», что находит поддержку солдат, которые присутствуют в зале суда - «Правильно, Зеленцов! Правильно! Люди умирают! Довели!» /С.153/. Осужденный в штраф-