Научная статья на тему 'ЖЕНСКИЕ ОБРАЗЫ В РУССКИХ НАРОДНЫХ СКАЗКАХ'

ЖЕНСКИЕ ОБРАЗЫ В РУССКИХ НАРОДНЫХ СКАЗКАХ Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
2873
394
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
образ / сказка / героиня / архетип / мифологическое сознание / народ / этническая картина мира / image / fairy tale / heroine / archetype / mythological consciousness / people / ethnic picture of the world

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Корженко О.М., Реш О.В.

В данной статье рассматриваются основные особенности женских образов, присутствующих в сказках русского народа. Выявляются их наиболее часто встречающиеся ипостаси и характерные чер-ты. Дается анализ взаимосвязи сказки и мифа.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FEMALE IMAGES IN RUSSIAN FOLK TALES

This article discusses the main features of female images present in the fairy tales of the Russian people. Their most frequent hypostases and characteristic features are revealed. An analysis of the relationship be-tween fairy tales and myth is given.

Текст научной работы на тему «ЖЕНСКИЕ ОБРАЗЫ В РУССКИХ НАРОДНЫХ СКАЗКАХ»

6

CULTUROLOGY / «Ш^Ш(Ш]иМ-Ши®Ма1>>#27(179)),2©2©

CULTUROLOGY

УДК 398.2

Корженко О.М. Реш О.В.

Белгородский государственный институт искусств и культуры DOI: 10.24412/2520-2480-2020-2779-6-8 ЖЕНСКИЕ ОБРАЗЫ В РУССКИХ НАРОДНЫХ СКАЗКАХ

Korzhenko O. M. Resh O. V.

Belgorod state Institute of arts and culture FEMALE IMAGES IN RUSSIAN FOLK TALES

Аннотация:

В данной статье рассматриваются основные особенности женских образов, присутствующих в сказках русского народа. Выявляются их наиболее часто встречающиеся ипостаси и характерные черты. Дается анализ взаимосвязи сказки и мифа. Abstract:

This article discusses the main features of female images present in the fairy tales of the Russian people. Their most frequent hypostases and characteristic features are revealed. An analysis of the relationship between fairy tales and myth is given.

Ключевые слова: образ, сказка, героиня, архетип, мифологическое сознание, народ, этническая картина мира.

Keywords: image, fairy tale, heroine, archetype, mythological consciousness, people, ethnic picture of the world.

Мы с уверенностью можем говорить о том, что русская народная сказка является одной из важнейших частей фольклора нашего народа. Она традиционно содержит в себе и хранит не только особенности этнической картины мира, разнообразные мифологические смыслы и образы, но и целостную систему народных знаний. Мы солидарны с мнением тех исследователей, которые считают русскую сказку ярким воплощением мифопоэтиче-ского сознания и мировоззрения восточных славян, а позже - всего русского этноса.

Оговоримся, что под мифопоэтическим сознанием здесь понимаются комплекс различных знаний, образов и представлений, которые и лежат в основе этнического менталитета (в нашем случае -менталитета русского народа).

Ранней формой большинства сказочных сюжетов выступает именно миф. Он - плод народного творческого восприятия и своеобразного отражения мира как целостного и живого организма, единый в содержании всех своих базовых смыслов. С течением длительного времени мифы постепенно подвергаются десакрализации. Таким образом они приобретают статус сказки, утрачивая многие присущие им изначально черты.

Надо отметить, что многие исследователи фольклора (и русского, и зарубежного) предпринимали попытки объяснить трансформацию мифа в сказку с помощью реконструкции самого мифа. Подобная реконструкция, по замыслу ученых, и должна была помочь открытию первоначального, наиболее древнего мифологического сюжета. Тем

не менее подчеркнём, что большинство таких исследователей признаёт данную трансформацию все еще изученной не до конца. В частности, такой авторитетный исследователь, как В. Я. Пропп, который утверждал, что «... отношение сказки к мифу представляет собой большую проблему, которая занимает науку со времени ее возникновения и по сегодняшний день» [4, с.29].

Для нашего же исследования важно понимать следующее: мифы непосредственно связаны с древними культами. Сказка же, в свою очередь, является прямой «наследницей» мифа. Следовательно, она также имеет непосредственное отношение к архаическим культам и связанной с ними символике. Например, Э.В. Померанцева, рассуждая о наиболее значимых свойствах мифа и сказки, говорит, что «утеряв связь с мифом, сказка может, однако, еще долго сохранять в представлении ее исполнителей и слушателей магическое значение» [2, с. 10]. Все это справедливо, в том числе, и в отношении женских образов, встречающихся как в мифах, так и в народных сказках (и зачастую унаследованных сказкой от мифа).

Постоянство и повторяемость характеров тех или иных персонажей является одной из характерных черт большинства русских народных сказок. При этом сказочные женские образы в типологии данных персонажей занимают одно из центральных мест. Как и все иные образы, они описываются народом в метафорической, поэтической форме.

Одна из основных ипостасей сказочной героини женского пола - это, как правило, - несправедливо притесняемая отрицательными персонажами

<<ШУШетУМ~^(ШТМа1>>#27(179)),2©2© / сииттошву

девушка. Здесь мы видим и скромных трудолюбивых падчериц, которых обижают их мачехи и сводные сестры (например, сказка «Морозко»), и умелых работниц, вынужденных терпеть притеснение от несправедливых и жадных хозяев, и многие другие женские образы. Еще одна часто встречающаяся ипостась героини русского фольклора - это любимые царские (или купеческие) дочери, чрезмерно опекаемые любящим отцом и поэтому превратившиеся в капризных, придирчивых, вздорных красавиц. В итоге отцу приходится искать претендента на руку своей дочери с целью ее воспитания или же спасения от змея (или иного персонажа, опять-таки пришедшего в сказку из мифов об инобытийных существах). Кроме того, в сказках нашего народа нередко можно встретить преданных жен и невест, бесстрашно отправляющихся на поиски своего суженого (Например, сказка «Финист - ясный сокол»). Наконец, в народных сказках богато представлены образы различных магических, наделённых особыми способностями (предвидением, сверхъестественной мудростью, ловкостью и пр.) дев, способных к тому же лягушек, лебедей превращаться в голубиц, жар-птиц и т.д. Они появляются в случае необходимости помочь своему избраннику в трудной ситуации. Понятно, что эти образы также имеют явное мифологическое происхождение.

Среди отрицательных героинь русских народных сказок особенно часто мы видит инобытийных персонажей - например, таких, как баба-Яга. Они также имеют прямое отношение к мифам (потусторонние силы, силы природы) и, скорее всего, являются воплощением языческих жриц, имеющих отношения с хтоническим миром и его образами. Так, возможно, именно баба Яга, как никакой иной из женских образов, продолжила (в новом виде) роль Матери богини, связанной с обрядами инициации и перехода человека из одного мира в другой. На это указывает и то, что в народных сказках Баба Яга очень часто помогает героям пройти через суровые испытания, чтобы получить новые знания, новую жизнь и новый статус.

Мы попробуем проанализировать типичные черты, раскрывающие сущность женских сказочных образов, созданных русским этносом, а также -их связь с восточнославянской мифологией:

1. Имя героини. Оно имеет достаточно важное значение, поскольку, как считалось традиционно, именем во многом определяется судьба, характер героини, придается статус ее образу. Кроме того, в имени часто содержатся и оценочные характеристики (например, Василиса Премудрая, Марья-краса и пр.), лежащие в основе всего сюжета сказки.

Отметим, что форма имени героини может меняться в зависимости от того, кем она является. Так, если речь идет о персонаже с довольно высоким социальным статусом (королевна, царская дочь), то она получает, например, имя Елена. Ну, а если в сказке представлена простая крестьянская девушка, то она зовётся Аленушкой. То же самое мы видим и в случае с именем Марья. Героиня может именоваться и Марьей-царевной, и Марьюшкой, а может преобразиться в Машу или даже Машеньку.

_

Этимология большинства сказочных женских имен восходит к глубокой древности, к тем временам, когда прозвища, которые получали люди, соответствовали каким-нибудь особенностям их характера, внешнего облика или же занятий. Примеров тому множество: Богатырка Синеглазка, Настасья-золотая коса, Крошечка-Хаврошечка и т.д. В частности, исследователь Н. В. Новиков в своей работе упоминает такие варианты одного и того же женского имени, как Настася-прекрася, Настася-привокрася, Настяся-пирикрася, Настяся-самокрася, Настасья золотая (долгая) коса [1, с. 121].

2. Семейное положение героини сказки. Оно может быть непосредственно связано с древней славянской мифологией - например, Солнцева сестра, дочь Месяца и пр. Также надо отметить, что многие женские персонажи либо являются настоящими родственницами главного героя - мужчины, либо выдают себя за них. Собственно говоря, основные женские персонажи в волшебной народной сказке - это мать, сестра, дочь, невеста, жена, падчерица.

Порою именно родственные отношения персонажей и определяют особой основные коллизии народной сказки. Так, сюжет завязывается вокруг определенного конфликта внутри семьи (сестры, мачеха и падчерица, др.). Нам легко заметить, что подобные конфликты чаще всего основаны на противопоставлении родных и чужих (например, дочерей). Некоторые исследователи считают, что сказочные образы мачехи и ее дочерей выступают в роли главенствующего материнского начала. Это -образ властной силы, главного лица в семье и доме, некоего матриархата. При этом отец и муж обычно остается где-то в стороне, безличным и безгласным, а в противостояние вступает его дочь от первого брака (как ни странно, она, таким образом, предстаёт как носитель патриархальных черт). [3].

3. Внешний вид героини сказки и ее личностные характеристики. Отметим, что некоторые из сказочных женских персонажей иногда даже способны принимать внешне безобразный вид. Например, они превращаются в лягушек и змей, или, став жертвой козней сказочного злодея, каменеют, чернеют, превращаются в безобразных старух (например, в сказках «Царевна-лягушка», «Рога» и др.). Однако здесь неприглядный внешний облик служит лишь контрастирующей оболочкой для необычайной внутренней красоты, душевной силы, благородства героини. Это и обнаруживается в дальнейшем при испытании героини. Таким образом, внешний облик и внутренний мир сказочных женщин или контрастируют, противопоставляются друг другу, или взаимодополняются.

Народ справедливо полагал, что внешняя красота сама по себе не должна цениться слишком высоко. Для него гораздо важнее красота внутренняя. Приведем пример. Так, в сказке «Финист - ясный сокол» старшие дочери думают только о своей внешности - наряжаются в новые сарафаны и платья, надевают золоченые бусы и так далее. Млад-

ШЬТШОШОУ /

шая же дочь - другая. Она, в первую очередь умница-разумница», а уж потом - красавица, которую «что ни в сказке сказать, ни пером описать: брови соболиные, очи соколиные, русая коса до пояса» [6, с.5].

Также нетрудно заметить, что внутренняя и внешняя красота героини сказки очень часто связана именно с образом матери, ведь и женская красота во всем русском фольклоре неразрывно связана с этим архетипом и образом.

4. Социальный статус женского персонажа сказки. В большинстве фольклорных произведений социальный статус прямо декларируется, определяя сословную принадлежность героини. К примеру, в сказках сразу определяется, кем является их главная героиня - царевной, королевной, купеческой дочерью, или же, напротив, бедной сироткой, крестьянкой, работницей.

При этом социальный статус не имеет важного значения и может действовать в обратную сторону: обычно сказочные падчерицы и сиротки, успешно проходя испытания и проявляя свои лучшие черты, получают богатое приданое и красавца-жениха («Морозко»). Таким образом, тут более значимы и показательны нравственные качества женщины, которые и проявляются в сказочном мире.

Мы можем заключить следующее.

1. Обращение к произведениям устного народного творчества как к истоку национальных корней помогает нам глубже осмыслить взгляды на женские образы, которые предстают культурной метафорой и воплощением образа женщины - матери, посредником между природой и человеком (обществом).

2. Народные сказки демонстрируют особый эталон женской красоты, характерный для восточнославянского, а позже русского мира. Русская женщина - это красавица с богатым внутренним миром, воплощение материнства, хранительница семейных ценностей и домашнего очага, сильная духом; в ее образе воплощены мудрость, доброта, терпение, трудолюбие, отвага, милосердие.

Список литературы:

1. Новиков Н. В. Образы восточнославянской волшебной сказки. Ленинград: Наука, 1974. - 256 с.

2. Померанцева Э.В. Русская народная сказка. - Москва: Изд. АН СССР, 1963. - 123 с.

3. Пропп В.Я. Исторические корни волшебной сказки. - Москва: Лабиринт, 2009 - 274 с.

4. Пропп В.Я. Русская сказка. - Москва: Лабиринт, 2000. — 416 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.