Научная статья на тему 'Зарубежный опыт интеграции энергорынков'

Зарубежный опыт интеграции энергорынков Текст научной статьи по специальности «Экономика и экономические науки»

CC BY
163
53
Поделиться

Похожие темы научных работ по экономике и экономическим наукам , автор научной работы — Набойченко Виктор,

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Зарубежный опыт интеграции энергорынков»

2015 № 5 (92)

Виктор НАБОИЧЕНКО, директор по регулированию рынка ПАО «Энел Россия»

эффективное /Антикризисное " гправление

Зарубежный опыт

интеграции энергорынков

- В первую очередь хотелось бы выразить благодарность организаторам сегодняшнего мероприятия за выбор темы и за возможность принять участие в дискуссии по этому очень важному вопросу.

Особый интерес к теме интеграции энергетических рынков стран Евразийского экономического союза вызван широтой спектра отраслей экономики, на которые способны оказать влияние данные процессы. Мы как представители компании, которая имеет большой опыт работы на самых различных рынках, обычно с очень большим вниманием следим за происходящими на рынках, где мы уже осуществляем или планируем осуществлять свою деятельность, интеграционными процессами. Так и в России, в определенный момент у нас начала складываться точка зрения, что дальнейшее реформирование национальной энергетики и, даже более того, дальнейшее развитие энергорынка России в целом будут в существенной степени зависеть от качественных решений, принимаемых в рамках интеграционных наднациональных процессов.

Несколько слов о сути рассматриваемого понятия. Под широким определением «интеграции», как правило, понимается несколько аспектов: инфраструктурная, регуляторная и коммерческая интеграция. Первая отвечает за организацию физического перетока электроэнергии, координацию регулирования магистральных сетей и оперативно-диспетчерское управление участниками процесса перетока; вторая - за унификацию законодательства, координацию взаимодействия между национальными регуляторами

и, в определенных случаях, - образование единого централизованного регулятора. Коммерческая интеграция, в свою очередь, подразумевает объединение торговых площадок или создание иных форм взаимодействия коммерческих агентов на рынке.

Принято считать, что глубина интеграции национальных рынков определяется развитостью отдельных сегментов рынка, а также, с точки зрения коммерческих участников, степенью их свободы в принятии решений о своих коммерческих операциях на данном рынке. Традиционно в теории выделяют следующие основные виды организации электроэнергетических рынков: рынок долгосрочных договоров (децентрализованный рынок двусторонних договоров и централизованный рынок долгосрочных поставок (заключение договоров поставки на бирже), спот-рынок в формате «рынок на сутки вперед», внутридневной рынок, или корректирующий рынок, а также балансирующий рынок, максимально приближенный к моменту поставки. Кроме того, имеются вспомогательные сегменты, которые могут существовать в виде определенных форм торговли прав на использование пропускной способности магистральных сетей, задействованных в межгосударственных перетоках, а также региональные рынки производных финансовых инструментов (форвардов, фьючерсов, опционов и пр.)

Анализируя опыт интеграционных процессов на различных примерах, можно сделать вывод, что успех интеграции в существенной степени будет зависеть от изначального взаимодополнения структуры генерации сопредельных стран,

Семинар

развитости сетевой инфраструктуры, заинтересованности участников электроэнергетических рынков в коммерческом обмене электроэнергией, экономической целесообразности трансграничных поставок. Важный фактор, который в некоторых случаях становится едва ли не основным по значимости, макроэкономическая стабильность региона в момент реализации интеграционных процессов. Невозможно недооценить и политический фактор: объединение, хоть и идет на международно-правовой основе, где презюмируется равенство участников, по факту может являться следствием реализации своих политических интересов страны - лидера региона, и многие из решений о формате интеграции находятся в определенной зависимости от этого обстоятельства. В данном аспекте очень важны специфические условия каждого конкретного региона и политическая воля стран-участниц, их готовность создать условия функционирования межстрановых рынков.

В ходе работы по обобщению международного опыта в сфере интеграции энергорынков встречается неоднозначный тезис о том, что неким залогом успеха любой интеграции является, в первую очередь, вертикальная дезинтеграция, иными словами - разделение вертикально-интегрированных энергетических компаний-монополистов по видам деятельности, приватизация вновь образованных энергокомпаний и создание независимого от национальных властей регулятора. С данным тезисом можно поспорить, особенно учитывая, что в самом Евросоюзе процессы вертикальной дезинтеграции не всегда проходили гладко. Опыт показывает, что вполне возможны эффективные модели с возможностью сочленения разнородных структур в целях интеграции и без прохождения процесса вертикальной «распаковки» энергокомпаний и «выравнивания» рынков, т. е. приведения их структуры и модели к общему знаменателю.

Второй момент, на который хотелось бы обратить внимание, - временной горизонт интеграционных процессов. Процедура внесения изменений в законодательную базу порой занимает десятилетия, и это, безусловно, накладывает свой отпечаток: в ходе реализации интеграционных процессов возможны определенные корректировки как сроков, так и первоначальных целей.

В этом плане показателен опыт интеграции энергорынков Европейского Союза, старт которой был дан Единым европейским актом 1986 года, где впервые упомянуты принципы свободы перемещения товаров, услуг и капитала. До начала 1990-х годов практически во всех европейских странах существовали вертикаль-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

но-интегрированные компании, объединявшие в себе всю цепочку от производства и транспортировки до сбыта электроэнергии. Для того чтобы дать толчок процессу сближения национальных рынков, начался процесс демонополизации энергетики стран путем разделения ВИНК (вертикально-интегрированных нефтяных компаний) на отдельные компании, отвечающие как за естественно монопольные, так и за потенциально конкурентные сегменты.

Настоящим стимулом к развитию законодательства в области реформы электроэнергетики стал Маастрихтский договор 1992 года, который отнес электроэнергетику к одной из важнейших областей, находящихся в компетенции ЕС. Однако недостаточная проработка программы реформ в электроэнергетическом секторе на определенном этапе привела к тому, что темп реформ замедлился, так как положения договора не создавали правовой базы для четко очерченного законодательства в сфере энергоинтеграции.

В 1996 году выходит первая Директива Ев-ропарламента, установившая минимальные требования по либерализации рынка, которые в 1998 году должны были быть отражены в законодательствах стран-участниц. Данная директива предусматривала разделение электроэнергетических монополий по видам деятельности по финансовому признаку, выделение генерации, магистральных и распределительных сетей в отдельные компании. Во II пакете законодательных инициатив в области энергетики (2003 год) еще более четко была прописана обязанность каждой из стран за достаточно сжатый период времени отразить в своем национальном законодательстве базовые принципы реформирования электроэнергетики в целях интеграции национальных рынков. Вдобавок данная Директива предписывала разделение по видам деятельности по функциональному признаку, полную либерализацию рынка для всех потребителей и создание независимых регулирующих органов. Однако в связи с трудностями интеграции электроэнергетических рынков европейских стран в 2006 году было принято решение сначала создать и опробовать работу семи региональных рынков, после чего начать интеграцию региональных рынков в единый европейский рынок электроэнергии. III пакет законодательных инициатив в области энергетики, датированный 2009 годом, делал упор на возможность выбора каждым потребителем своего поставщика, создание независимых системных операторов, их интеграцию в общеевропейскую ассоциацию системных операторов (ЕОТ^О-Е) и запуск ассоциации национальных

2015 № 5 (92)

регуляторов (ACER). Кроме того, значительный акцент был сделан на интеграцию в энергосистемы и рынки Европы возобновляемых источников энергии.

Если внимательно проанализировать опыт интеграции энергорынков Евросоюза, невозможно не отметить прямую корреляцию между темпом интеграционных процессов и уровнем политической поддержки, оказываемой каждой из стран-участниц.

Основным инструментом трансграничной торговли в европейских странах стал рынок на сутки вперед в рамках региональных энергоформаций, таких, как Нордпул, TLC, CWE. При этом централизованная торговля электроэнергией на энергетических биржах сочеталась с широкими возможностями двустороннего урегулирования отношений по поставке (в рамках двусторонних биржевых и внебиржевых договоров). Основным способом достижения интеграционной синергии в Западной Европе стал метод соединения рынков. Данный способ торгов основан на так называемых имплицитных, или двуставочных, аукционах, в ходе которых участники соединяемых рынков подают заявки на куплю-продажу электроэнергии, а оператор аукционов (биржа) благодаря интуитивному алгоритму распределяет объемы доступной пропускной мощности трансграничных ЛЭП таким образом, чтобы минимизировать ценовые разрывы между данными рынками. Такой алгоритм позволяет оптимизировать загрузку как генерации каждого рынка, так и межгосударственных линий электропередачи, повышая совокупное благосостояние стран-участниц.

Как видно, было бы преувеличением говорить о максимальном единообразии в регуляторных процессах в каждой из стран-участниц на практике. В этом смысле для Евросоюза весьма показателен пример внедрения рынков мощности. На практике централизованный рынок мощности в его классическом понимании был запущен лишь в Великобритании в декабре 2014 года. В остальных странах Евросоюза (Франция, Испания, Португалия, Ирландия, Греция, Скандинавия и прочие) в настоящий момент функционируют децентрализованные рынки мощности (адресная плата за мощность, стратегический резерв). Однако все больше стран Европы планируют переход на централизованный рынок мощности (Италия, Германия, Польша). Единообразия в подходах нет ни по сути, ни по срокам введения. Это связано, в первую очередь, со значительными различиями в подходах стран Евросоюза к назначению моделей поддержания надежности. По сути, введение института рынка мощности было от-

дано на откуп национальному законодательству: в европейской регуляторике содержится большое количество документов рекомендательного характера, которые устанавливают принципы, рекомендуемые сроки реализации подобных механизмов. Создание неких единообразных правил единого рынка мощности Евросоюза ожидается не ранее чем в 2022 - 2025 годах - по прохождении этапа согласования национальных моделей рынков мощности. Признается, что одноставоч-ная модель рынка остается базой для создания пан-европейского энергетического рынка, основанного на следующих принципах:

• Рыночность: цены на мощность должны иметь возможность варьировать в зависимости от конъюнктуры рынков;

• Технологический нейтралитет: различные генерационные технологии, обеспечивающие поставку мощности, должны иметь право участвовать в отборах мощности, на недискриминационных основаниях;

• Открытость для новых и существующих игроков рынка: доступ к рынку мощности, основанный на равных условиях как для существующих, так и для новых игроков, причем как для генерации, так и для ценозависимого потребления и накопителей;

• Региональность: дизайн рынка мощности учитывает взаимозависимость между рынками региона и позволяет отбирать наиболее экономичную мощность в регионе с учетом сетевых ограничений.

Сейчас же европейские страны находятся на разных этапах внедрения рынка мощности, когда у каждой из них есть собственные полномочия либо на введение этого рынка, либо на сохранение одноставочного варианта, что создает определенные диспропорции при торговле на энергобиржах.

При этом опыт интеграции электроэнергетических рынков стран Евросоюза в целом уникален с точки зрения уже достигнутых результатов, его исследование было бы очень полезно с точки зрения возможности «неповторения» не во всем удачного опыта в определенных сферах. Дискуссии по самым различным вопросам интеграционных процессов еще активно продолжаются, при этом вектор остается неизменным: руководящие круги стран ЕС понимают, что будущее энергоинтеграции ЕС лежит в русле создания пан-европейской системы стимулов к дальнейшей либерализации и повышению конкуренции, гармонизации стимулов для ВИЭ и резервной генерации, единообразного планирования развития энергосистем ЕС и использование потенциала внутридневных и балансирующих рынков (мы

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

эффективное /Антикризисное

правление

Семинар

еще вернемся к региональным рынкам Евросоюза при рассмотрении некоторых аспектов).

Рассмотрим другой регион - страны Союза южноамериканских наций (сокращенно -UNASUR, или Unión de Naciones Suramericanas). Это более широкая региональная форма интеграции. Законодательно процесс интеграции товарных рынков в рамках UNASUR был запущен в 2004 году, когда страны MERCOSUR - субрегионального торгово-экономического союза, в который входят Аргентина, Бразилия, Парагвай и Уругвай, а также страны - члены Андского сообщества - Боливия, Колумбия, Эквадор и Перу - при членстве Чили, Гайаны и Суринама подписали соглашение о создании таможенного союза. Если посмотреть на объемы производства электроэнергии в этих странах, то порядка 80% выработки приходится на страны MERCOSUR.

Общая задача UNASUR - в течение 15 лет добиться интеграции экономик и создания зоны свободной торговли. Следует отметить значительные различия в структуре генерации стран, в частности доминирующую роль гидрогенерации в Бразилии и Парагвае, газовой генерации - в Боливии и достаточно большую долю выработки на возобновляемых источниках энергии в Уругвае.

Основой интеграционных процессов стран -членов UNASUR являются межгосударственные договоры, которые заключены на поставку электроэнергии, производящейся на трех международных проектах (ГЭС Itaypu, Yacyreta, SaltoGrande). При этом регулирование взаимоотношений между участниками осуществляется на межгосударственном уровне. Нужно отметить различную степень либерализации национальных рынков, что на данном этапе является основным сдерживающим фактором дальнейшей интеграции.

Что происходит в настоящий момент и видится в перспективе на ближайшие пять-десять лет. В первую очередь, это процессы гармонизации законодательства стран-участниц. Предполагается проводить постепенную гармонизацию регуляторного поля стран-участниц, запуск межстрановой, а затем и региональной коммерческой инфраструктуры, усиление внутристра-новых и межсистемных связей, организацию оперативного управления совместной работой энергосистем и дальнейшую либерализацию национальных рынков. С точки зрения усилий государств по сближению своих позиций можно отметить работу Бразилии, Уругвая и Колумбии, а также строительство новых межгосударственных сетей не только в рамках MERCOSUR, но и другими странами региона, в частности Чили.

Показателен и пример интеграции стран -членов Североамериканского соглашения о свободной торговле (сокращенно - NAFTA). Одной из ключевых особенностей этого рынка является двусторонний непропорциональный характер торговли, вызванный тем, что США как экономически доминирующий рынок преобладают на данном региональном рынке и торговля в основном идет в приграничных районах: из Мексики в США и из Канады в США. Из Мексики в США экспортируются небольшие объемы - не более 3% от общей выработки региона, перетоки из и в Канаду в некоторые моменты достигают достаточно существенных величин мощности энергосистемы. Очень важный и принципиальный момент - отсутствие надстранового рынка электроэнергии. Торговля осуществляется по долгосрочным двусторонним контрактам или же на торговых площадках приграничных территорий, в основном на рынках США. Также следует отметить наличие независимого энергорегулятора и существенный акцент на системную надежность. В качестве путей совершенствования данного торгового пространства видятся расширение доступа участников рынка к магистральным сетям, интенсификация интеграции рынков Мексики и США через межсистемные связи и введение общего рынка резервов.

Одним из самых интересных примеров, на мой взгляд, является интеграция в Системе электроснабжения стран Центральной Америки (SIEPAC от испанского акронима «Sistema de Interconexión Eléctrica para los Paises de America Central»). Шесть стран - Гватемала, Сальвадор, Гондурас, Никарагуа, Коста-Рика, Панама в 1999 году подписали рамочное соглашение о создании Центрально-Американского рынка электроэнергии. Данное образование не преследует политических целей, а, в первую очередь, регулирует вопросы создания центральной осевой линии электропередачи, которая пересекает весь регион с юга на север, что позволило начать осуществление перетоков электроэнергии между данными странами. Основные производители находятся на севере и юге региона, а покупатели сконцентрированы в центре, в частности в Коста-Рике. Ведущий экспортер - Гватемала. Для реализации проекта была создана проектная компания EPR (Empresa Proprietaria dela Red), задачей которой стало сооружение ЛЭП, владение и управление системой электропередачи. EPR вплотную сотрудничает с системными операторами стран - участниц проекта в части диспетчирования и управления перетоками. Вдобавок члены SIEPAC учредили два регио-

2015 № 5 (92)

нальных органа управления: региональную комиссию по объединению энергосистем (Regional ElectricInterconnection Commission) и региональную комиссию по управлению энергосистемами (Regional Operating Agency), которые выполняют функции организатора перетоков, а также устанавливают базовые принципы доступа к сетям.

Другой важный момент, который контролировал наднациональный планирующий орган, -строительство региональных межсистемных линий электропередачи. Технологической основой этого процесса была линия электропередачи длиной почти 2 тысячи км с пропускной способностью порядка 300 МВт. Вторая фаза проекта предполагает расширение пропускной способности региональной ЛЭП до 600 МВт и ее продление в Белиз, Мексику и Колумбию.

Данный вариант интеграции объединяет шесть региональных рынков с совершенно разными моделями. Сверх шести рынков надстроен седьмой рынок - MER (Региональный рынок электроэнергии), который является отдельным наднациональным рынком с собственными правилами. Основной предмет межгосударственного перетока в MER - избыток или дефицит электроэнергии после первоочередного использования внутренних ресурсов генерации на внутреннее потребление в рамках каждого национального рынка.

Региональный рынок MER включает два субрынка: рынок региональных контрактов, который подразделяется на «твердые» и «гибкие» договоры, и рынок реально возможных региональных поставок, подразделяющийся на рынок на сутки вперед и рынок реального времени.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Данная система особо интересна тем, что в ее рамках произошла интеграция рынков с различным регуляторным дизайном. В частности, в Коста-Рике и Гондурасе это рынок единого закупщика, а в Сальвадоре, Панаме, Никарагуа, Гватемале - конкурентный оптовый рынок. Важно, что национальные рынки продолжают существовать в собственном формате и никакие наднациональные правила не изменяют действующий порядок.

В такой же степени важно и то, что MER -один из самых эффективных примеров сочленения рынков с различными форматами. При этом особенно интересен формат его организации, поскольку на основании соглашения об интеграции торговли электроэнергией стран Центральной Америки создана проектная компания, выступающая оператором высоковольтной линии электропередачи. Инвестиции в проект, по российским меркам, скорее всего, не вызовут удивления -это порядка одного млрд долларов, но заслужи-

ЧУ

s

нтикризисное

вает внимания нестандартная форма инвести- Эффективное ций. Национальные государственные компаний (Центральной Америки, Мексики, Колумбии и Испании), осуществляющие транспортировку ^ /правление электроэнергии, стали акционерами компании-оператора, при этом достаточно крупные займы предоставили банки развития.

Несмотря на то что с даты запуска рынка MER прошло менее трех лет, можно сказать, что это достаточно успешный проект с точки зрения достигнутых результатов. Цели, которые ставились - ликвидация дефицитов в некоторых странах, например Никарагуа, повышение операционной эффективности, снижение потребления и конечного тарифа для потребителей - в той или иной степени достигнуты. При этом не происходило принудительного переформатирования национальных рынков, что позволило участникам быстро и эффективно договориться о правилах игры.

Среди путей дальнейшего совершенствования интеграционных процессов в рамках MER видятся внедрение механизма взаимного согласования цен на национальных рынках, повышение ликвидности регионального рынка, общий порядок конкурентного отбора поставщиков, дальнейшая либерализация национальных рынков, усиление межсистемных перетоков с рынком NAFTA и UNASUR.

Возвращаясь к европейским решениям в области региональной интеграции, хотелось бы в первую очередь рассказать об опыте интеграции на примере Регионального рынка Центральной Западной Европы. В Европе все тоже не так однозначно с точки зрения однородности структуры - объединились энергосистемы с различной структурой генерационных мощностей, а также энергоизбыточные и энергодефицитные регионы. Основные объемы торговли электроэнергией в данном сегменте осуществлялись между Францией и Германией, Германией и Нидерландами, параллельно с интеграцией с другими рынками Европы.

Говоря о Центральной Западной Европе, хотелось бы отметить роль регионального регулирующего органа - структуры, организованной министерствами энергетики Бельгии, Франции, Германии, Люксембурга и Нидерландов. В результате получилась некая платформа для принятия определенных решений в части оптимизации доступных трансграничных мощностей, снятия законодательных ограничений и площадка для выработки различных решений рекомендательного характера. В 2005 году была опубликована дорожная карта, в которой определены базовые принципы: долгосрочные правила аук-

Семинар

ционов, механизмы реализации балансирования, оценки доступности пропускной мощности. Сегодня это второй по объемам и степени либера-лизованности из региональных рынков Западной Европы.

Рынок Центральной Западной Европы стал первым региональным рынком электроэнергии, в рамках которого успешно внедрена методология факторного распределения пропускной способности МГЛЭП (Power Transfer Distribution Factor). В рамках данного подхода производится количественная оценка влияния обменов электроэнергией между двумя энергетическими хабами на ту или иную линию электропередачи. Для рынка Центральной Западной Европы данная модель позволяет системным операторам выявлять наиболее напряженные сегменты МГЛЭП и оптимизировать их загрузку в увязке с объемами трансграничных перетоков, распределяемых на энергобиржах.

Серьезного внимания с точки зрения регуля-торики заслуживает пример интеграции в рамках рынка Nordpool Spot. Все началось с того, что в 2002 году скандинавские страны - Дания, Финляндия, Норвегия, Швеция создали первую международную биржу электроэнергии. Основная интеграция торговли происходила на базе норвежской биржи Noordpool, которая и сейчас является субъектом норвежского законодательства и формально находится под контролем норвежского регулятора. Со временем структура собственности биржи изменилась, сегодня ее акционерами являются ТСО (операторы магистральных сетей - системные операторы) каждой из стран, активно торгующихся на рынке. Каждый системный оператор владеет акциями в определенном согласованном размере. В течение последних трех лет к данной торговой системе присоединились системные операторы Эстонии, Латвии, Литвы.

Сейчас около 400 компаний из 20 стран участвуют в торговых процессах, продолжается активная гармонизация законодательства в рамках Nordpool, хотя, в отличие от предыдущего примера с Центральной Западной Европой, нет ни одной централизованной международной структуры, которая бы издавала обязательные для исполнения регулирующие документы.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

К ключевым достижениям рынка Nordpool можно отнести развитую систему торговли правом на пропускную способность, развитый рынок вторичных финансовых инструментов, эффективно выстроенное управление перегрузками, комплексное долгосрочное планирование развития сетевой инфраструктуры. Стоит подчеркнуть согласованную политику балансирова-

ния режимов параллельно работающих энергосистем.

Хотелось бы акцентировать внимание на практическом решении проблемы перегрузки межгосударственных линий электропередачи на примере №>Мроо1, а именно на ситуации с узкими сечениями. Узкое сечение возникает в случае, когда спрос на переток электроэнергии между взаимосвязанными рынками превышает пропускную способность МГЛЭП. Узкие сечения ограничивают возможности соединения рынков, ценовой конвергенции и выстраивания совместного порядка ранжирования производителей электроэнергии.

Существует два механизма решения данной проблемы, которые могут применяться параллельно: встречная торговля и разделение рынка. Разделение рынка подразумевает деление рынка на ценовые зоны в день, предшествующий физическому отпуску электроэнергии, с указанием в заявке цен, объемов, места физического отпуска/поставки. Если после проведения аукциона объемы передачи через МГЛЭП превышают их пропускную способность, для таких зон цены рассчитываются таким образом, чтобы не допускать перегрузки узких сечений. Альтернативный механизм - встречная торговля ведет к тому, что в дефицитной зоне активную роль начинает играть системный оператор, который осуществляет регулирование путем продажи электроэнергии за свой счет, но при этом эти расходы на передачу возмещаются в тарифах системного оператора.

Говоря о методах распределения пропускной способности МГЛЭП, стоит отметить две часто используемые формы: эксплицитный или одно-ставочный аукцион, имплицитный или двух-ставочный аукцион. На эксплицитном аукционе права на передачу электроэнергии продаются отдельно от самой электроэнергии. Преимущества данного метода - скорость реализации и отсутствие необходимости введения общих правил рынка электроэнергии. К недостаткам можно отнести то, что коммерческие перетоки электроэнергии могут быть неэффективными, поскольку электроэнергия может поставляться с рынков с более высокой ценой. Высоки транзакционные издержки и операционные риски - ожидаемая стоимость права на передачу электроэнергии может отличаться от фактической. Также стоит отметить риски неиспользования законтрактованных прав на передачу в случае отсутствия физических объемов электроэнергии у участника.

Чаще используется имплицитный аукцион, в котором права на передачу электроэнергии распределяются в привязке к объемам электро-

энергии, торгуемой на биржах. Здесь отсутствует отдельный объект как таковой, но есть недостаток, который также нужно иметь в виду: данный механизм требует наличия общих правил торгов на общенациональных рынках электроэнергии, в частности время прекращения приема заявок, гарантии, максимальные и минимальные значения заявок.

В странах ЕС активно используются такие инструменты, как физические права на передачу, финансовые права на передачу и контракты на ценовую разницу.

Физические права на передачу привязаны к объемам пропускной способности МГЛЭП и регулируются системными операторами - владельцами МГЛЭП. Физическое право на передачу как товар представляет собой опцион на передачу определенного объема электроэнергии с одного энергорынка в другой в определенный период и в определенном направлении. В случае наличия механизма «ше-к-ог^еП-к» («используй или продай») неноминированный объем передачи через МГЛЭП автоматически реализуется на рынке на сутки вперед.

Финансовые права на передачу также привязаны к объемам пропускной способности МГЛЭП и регулируются системными операторами - владельцами МГЛЭП и могут применяться в целях непосредственного хеджирования рисков на рынках на сутки вперед. Финансовые права на передачу представляют собой опционы и дают право их держателю получать финансовую компенсацию, равную положительной разнице (при ее наличии) между ценами на двух рынках в определенный период и с учетом определенного направления перетока. Финансовые обязательства на передачу в свою очередь налагают на их держателей обязательство оплатить отрицательную разницу между ценами на двух рынках.

Контракты на ценовую разницу представляют собой договор между двумя участниками, по которому базовый товар - это разница между цена-

2015 № 5 (92)

ми на рынке экспорта и рынке импорта. В случае Эффективное положительной разницы цен покупатель по такому договору получает компенсацию от продавца в размере ценовой разницы, а в случае отрицательной разницы цен покупатель выплачивает ценовую разницу продавцу.

Обобщая тему интеграции, хотелось бы еще раз отметить эту значимую тему - предпосылки сближения рынков. Необходимо отметить: политические аспекты и различные модели региональной интеграции энергорынков, в первую очередь, были связаны с разными политическими задачами, стоящими на повестке дня стран -участниц. В некоторых регионах доминировали экономические интересы, стремление к максимизации доходов самих энергетических компаний, в других отчетливо прослеживается сильная политическая воля государств-участников к созданию единого энергорынка, который выступил бы основополагающим элементом межстрановой интеграции в более широком смысле.

Очевидно, что ни один из существующих региональных рынков не может быть скопирован в чистом виде для построения энергорынка Евразийского экономического союза. На разных этапах интеграции энергорынков стран ЕЭС возможно использовать опыт различных моделей интеграции в зависимости от поставленной задачи. Непреложен, на мой взгляд, один базовый принцип: процесс создания энергорынка ЕЭС должен быть основан на экономической выгоде для всех участников данного процесса.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Хочется верить, что анализ опыта интеграционных процессов, накопленного мировым сообществом, позволит странам - участницам ЕЭС обойти сложные места в процессе интеграции рынков и применить лишь те механизмы, которые позволят сделать общий энергорынок ЕЭС двигателем национальных экономик, а также центром вовлечения в интеграционные процессы в энергетике со стороны соседних регионов и стран.

нтикризисное

и

правление