Научная статья на тему 'Залог успеха - Содружество народов'

Залог успеха - Содружество народов Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
77
17
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
АВТОНОМИЯ / ДЕПОРТАЦИИ / НАРОДЫ / РЕПРЕССИИ / ВОЙНА / РЕАБИЛИТАЦИЯ / КАЛМЫКИ / КАРАЧАЕВЦЫ / ОБЛАСТЬ / КРАЙ / AUTONOMY / DEPORTATIONS / PEOPLE / REPRESSIONS / WAR / EXCULPATION / KALMYKS / KARACHAYS / REGION / KRAI

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Судавцов Николай Дмитриевич

В статье идёт речь об участии Ставрополья в восстановлении автономии калмыцкого и карачаевского народов, упразднённой во время их депортации в 1943 году в восточные районы страны, после их реабилитации и возвращении на Родину. Показаны взаимопомощь и дружба народов Калмыкии, Карачаево-Черкесии в осуществлении процесса восстановления автономии и в социально-экономическом развитии.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по истории и археологии , автор научной работы — Судавцов Николай Дмитриевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE KEY TO SUCCESS IS THE CONCORD OF THE PEOPLES

The article deals with the participation of Stavropol region in restoration of the autonomy of the Kalmyk and Karachay peoples after their exculpation and returning to native territory. In 1943 their autonomy was abolished during their deportation to eastern regions of the country. The article highlights mutual aid and friendship of the people of Kalmykia and Karachay-Cherkessia in the process of autonomy restoration and socio-economic development.

Текст научной работы на тему «Залог успеха - Содружество народов»

со временем распались лишь две, заставляет любого добросовестного исследователя задуматься, прежде чем приступить к каким-либо обобщениям. И особенно -при сопоставлении данной ситуации с нашим временем. Впрочем, это уже тема специального разговора...

Естественно, встает вопрос: как оценить это явление - все эти калмыцко--сибирские браки? Как явление положительное или отрицательное?

Сдается мне, что однозначного ответа на этот вопрос нет и едва ли он возможен -слишком уж он многосторонний и, образно говоря, многоликий. Не случайно и мнения о нем такие разные, а порою и диаметрально противоположные. О чем свидетельствуют, в частности, весьма серьезные соображения очень вдумчивого автора С. Тостаева, опубликованные им в последних номерах газеты «Элистинский курьер» за этот год и особенно - в двух последних её номерах.

Рискнем и мы высказать свое мнение, пока лишь предварительное и сугубо личное, касающееся прежде всего морально-политической стороны этого вопроса.

Мое мнение: явление это ни положительное, ни отрицательное, оно вполне естественное и вполне нормальное, объективно несущее в себе стихийное и, возможно, пока ещё не вполне осознанное, стремление наших народов (или отдельных его представителей) своими собственными, доступными им средствами скорректировать ошибки и прочие перекосы в национальной политике И.В. Сталина и, шире говоря, Коммунистической партии и Советского государства в целом. И такие корректировки народ вносил не раз в нашей истории XX века. Он ведь порою и сам не раз бывал втянут в сотворение этих и иных ошибок. И не только в сфере национальной политики, о чем мы еще будем говорить и, наверное, не один раз. А пока лишь вновь со всею решительностью подчеркнем, что совершенно противоестественным и совершенно ненормальным было вольное или невольное противопоставление калмыцкого народа народу русскому, которому («противопоставлению» то есть) оба наши народа совместно противостояли все 13 лет сталинской депортации. Да и поныне шаг за шагом преодолевают её всё ещё неизжитые последствия.

Мы и читателей наших приглашаем к этому разговору - неспешному, вдумчивому и очень ответственному разговору уважающих друг друга людей и народов. И только при этом непременном условии мы будем в состоянии подняться с уровня заурядных обывательских мифов, сплетен и не очень разборчивой в средствах политической суеты сует до уровня научно-теоретического осмысления нашей истории вообще и истории депортации калмыцкого народа в частности. И земной поклон всем нашим сибирячкам и самое искреннее пожелание сохранить им на все оставшиеся годы дарованный небом огонь жизни.

Список литературы

1. Семевский В.И. Политические и общественные идеи декабристов. - М., 1909.

2. Годаев П.О. Боль памяти. - Элиста, 1999.

3. Годаев П.О. Мы - из высланных навечно (Воспоминания депортированных Калмыков 1943-1957 гг.). - Элиста, 2004.

4. Нечкина М.В. Декабристы. Библиографический справочник.

5. Пошков А.М. Книга памяти о калмыках - спецпереселенцах на остров Сахалин. Совместный сахалинско-калмыцкий проект. - Элиста - Южно-Сахалинск, 2003.

6. Омск и омичи. Фотоальбом администрации г. Омска. Департамент культуры и искусства. - Омск, 1996. с.102-103.

7. Калмыкия в Великой отечественной войне, 1941-1945 гг. Документы и материалы. - Элиста, 1966 (изд. 2-е, Элиста, 1985; изд. 3-е, Элиста, 2005).

8. Ссылка калмыков. Как это было. Сборник документов и материалов. Том I и все последующие. - Элиста, Калмкнигиздат, 1993.

9. О правовом положении калмыков в те годы, особенно ёмкий материал содержится в монографии В.Б. Убушаева - «Всех калмыков пересилить... в Сибирь». -Элиста, 2014.

10. «Во глубине сибирских руд» Воспоминания и статьи (1943-1957 гг.). - Элиста, 2013.

11. Тостаев С. Национальный характер калмыков XIX века «Элистинский курьер» (3 ноября 2016 г. № 43 и 10 ноября 2016 г. № 44 и последующие их продолжения).

УДК 93 ББК 63.3

Н.Д. Судавцов

Северо-Кавказский федеральный университет

ЗАЛОГ УСПЕХА - СОДРУЖЕСТВО НАРОДОВ

В статье идёт речь об участии Ставрополья в восстановлении автономии калмыцкого и карачаевского народов, упразднённой во время их депортации в 1943 году в восточные районы страны, после их реабилитации и возвращении на Родину. Показаны взаимопомощь и дружба народов Калмыкии, Карачаево-Черкесии в осуществлении процесса восстановления автономии и в социально-экономическом развитии.

Ключевые слова: автономия, депортации, народы, репрессии, война, реабилитация, калмыки, карачаевцы, область, край.

N.D. Sudavtsov

North Caucasus Federal University

THE KEY TO SUCCESS IS THE CONCORD OF THE PEOPLES

The article deals with the participation of Stavropol region in restoration of the autonomy of the Kalmyk and Karachay peoples after their exculpation and returning to native territory. In 1943 their autonomy was abolished during their deportation to eastern regions of the country. The article highlights mutual aid and friendship of the people of Kalmykia and Karachay-Cherkessia in the process of autonomy restoration and socio- economic development.

Keywords: autonomy, deportations, people, repressions, war, exculpation, Kalmyks, Karachays, region, krai.

Взаимопомощь и дружба между народами - величайшее завоевание человечества. В истории России это проявлялось неоднократно, когда, объединяясь, народы добивались хороших результатов. Так было после издания указа Президиума Верховного Совета РСФСР 9 января 1957 года, когда шёл процесс восстановления автономии репрессированных народов в годы Великой Отечественной войны. Были образованы Калмыцкая, Карачаево-Черкесская автономные области в составе Ставропольского края, Кабардино-Балкарская и Чечено-Ингушская автономные республики.

Активная организационная работа по быстрейшему решению вопросов, связанных с возвращением на родину репрессированных народов, началась раньше, чем были приняты официальные законодательные акты. На местах руководствовались постановлением ЦК КПСС от 24 ноября 1956 года о восстановлении национальной автономии народов калмыцкого, карачаевского, балкарского, чеченского и ингушского народов [1].

После опубликования Указа Президиума Верховного Совета СССР о восстановлении автономии калмыцкого и карачаевского народов ЦК КПСС и правительство СССР, местные партийные органы провели большую работу по возвращению калмыков и карачаевцев, балкарцев, чеченцев и ингушей в родные места, по их хозяйственному и трудовому устройству. Благодаря этому уже в течение 1957 г. основная масса высланного населения организованно переехала из Казахстана, Киргизии, Узбекистана, Сибири в родные места и активно включилась в жизнь республик и областей.

В наиболее трудном положении оказалось восстановление государственности Калмыкии, которую приходилось воссоздавать заново. Что касается остальных автономий, то там имелись территориальные органы власти, партийные комитеты.

Создавая Карачаево-Черкесскую АО, опирались на Черкесский обком КПСС и областные организации. При воссоздании Кабардино-Балкарской АССР опирались на партийный и советский аппараты Кабардинской АССР. Возрождая Чечено-Ингушскую АССР, использовали партийный и советский аппараты Грозненской области. В их функции входило проведение всей организационной и политической работы по подготовке и проведению выборов в местные советы, восстановлению экономики, социальной сферы, культуры, приему на местах возвращавшегося в родные места населения.

В первой половине 1957 г. в автономных республиках, областях и Ставропольском крае велась большая работа по решению организационных вопросов. Положение осложнялось тем, что, несмотря на запланированный переезд в родные места, народы двинулись на родину стихийно. А это создавало огромные трудности с приёмом и размещением десятков тысяч семей, сотен тысяч человек, поскольку в первую очередь нужно было решить вопросы размещения людей, создания нормальных бытовых условий, предоставления рабочих мест, обеспечить прибывавших бытовым, торговым, медицинским обслуживанием, школами, дошкольными учреждениями и т.д. Конечно, большинство депортированных понимали сложность положения. Но желание людей, истосковавшихся по родине, быстрее попасть в родные места часто было определяющим в их поведении и сильнее понимания всех сложностей. И никакие запреты в этом случае не могли сдержать людей.

Конечно, народы возвращались не на пустое место. Здесь функционировали колхозы, совхозы, предприятия промышленности, бытового обслуживания, торговли, работали школы, медицинские, культурно-просветительные учреждения, имелась устоявшаяся определённая инфраструктура. Но, не полностью удовлетворяя местное население, они не могли этого сделать по отношению к значительной массе прибывающих в родные места людей.

Несмотря на то что была зима, калмыцкие, карачаевские, чеченские ингушские, балкарские семьи, независимо от места их проживания, отправились в путь на родину. Это потребовало от правительства, органов управления в местах их прибытия наладить жёсткий учёт прибывающих с тем, чтобы принимать экстренные меры по приёму, размещению возвращающегося населения, устранению возникавших трудностей. Необходимо было обеспечить его жильём, развить, а в ряде мест и создать соответствующую инфраструктуру. Для этого требовалось решение многих вопросов материально-технического обеспечения, создания необходимых условий для возвращающихся в родные места, обеспечения кадрами специалистов, управленцев. Да и прямо скажем: нужно было время, чтобы предварительно решить массу возникавших вопросов и проблем.

Возрождение автономии, государственности происходило при слабо развитой промышленной и строительной базе, социальной инфраструктуре, особенно в сельской местности. Возвращавшиеся на родину люди часто длительное время жили в очень стеснённых условиях у местных жителей, нередко в палатках, приспособленных помещениях, наскоро построенных землянках. Трудящиеся края, местные партийные и советские органы в целом с пониманием, по-братски принимали возвратившееся население, оказали ему всестороннюю помощь в восстановлении национальной автономии, в хозяйственном и бытовом обустройстве.

Положение осложнялось ещё и тем, что население прибывало в значительно большем количестве, чем планировалось и прогнозировалось. Но реальная жизнь внесла свои коррективы. Людей, стремившихся на родную землю, ничто не могло удержать вдали от неё, хотя их и предупреждали о предстоящих сложностях. Это сразу создало

огромные трудности в приёме людей. Прежде всего, встали вопросы с обеспечением жильём, которого катастрофически не хватало. Не справлялись с обслуживанием населения медицинские учреждения, торговые организации, школы, в которых занятия приходилось проводить и в три смены. Возвращавшиеся на родину хотели активно включиться в работу имевшихся здесь колхозов, совхозов, предприятий. Но рабочих мест не хватало. Их тоже нужно было подготовить и создать. Всевозможные неурядицы, в свою очередь, вызывали недовольство людей, порождали массу жалоб в различные инстанции.

Наиболее сложным это было в отношении Калмыкии. При её образовании не существовало единой территории. Здесь приходилось всё создавать заново, по существу, с чистого листа. Для образования автономной области в её состав передавались районы из Ставропольского края, Астраханской, Ростовской и Сталинградской областей. Постановлением ЦК КПСС автономная область включалась в состав Ставропольского края. В значительной мере это было связано с тем, что Ставрополье было краем [2].

Видимо немаловажную роль сыграло и то, что народы Калмыкии и Ставрополья связывали давние узы дружбы и сотрудничества, ещё с тех пор, как началось заселение нынешней территории Ставрополья выходцами из центральных губерний России и Малороссии. А сами контакты с русскими в Предкавказье начались ещё раньше с приходом калмыков в Прикаспье. Здесь они соприкасались с казаками, проживавшими по берегам реки Терек, а затем с выходцами из Московского государства, бежавшими по разным причинам в Предкавказье от помещичьей неволи, рекрутчины, из острогов и т.д.

Понимая всю сложность ситуации, Ставропольский крайком КПСС ещё в начале декабря 1956 года образовал оргбюро Калмыцкой областной партийной организации и оргкомитет по образованию областного совета депутатов трудящихся. Оргбюро возглавил секретарь Ставропольского крайкома КПСС Н.И. Жезлов. Председателем оргкомитета областного совета депутатов трудящихся был утверждён Б. Д. Утнасунов, калмык по национальности, опытный государственный и хозяйственный руководитель, хорошо знавший Калмыкию. Оргбюро и оргкомитет были наделены властными функциями на территории воссоздаваемой автономии. Они призваны были провести необходимую работу по созданию советских и партийных органов управления с учётом изменившихся условий. Из г. Ставрополь и районов на работу в областные и районные организации были направлены опытные партийные, советские, комсомольские работники: В. В. Чехлов, В.Ф. Язев, А. М. Никитина, В.И Постников, А. А. Трубицын и другие.

19 декабря 1956 года оргбюро Калмыцкой областной партийной организации для подготовки предложений о границах, хозяйственном и культурном развитии области и по вопросам переселения калмыцкого населения образовало комиссии: по устройству границ и районировании под председательством Л.К. Килганова, по развитию областного центра г. Степного под председательством Б.О. Джимбинова, по разработке нархозплана области под председательством В.В. Чехлова, по переселению населения Д.Б. Утнасунова. Комиссии предложения свои должны были представить в течение двух недель [3]. В комиссии были включены работники краевых управлений и ведомств: председатель крайплана Колычев, начальники краевых управлений культуры Фунтиков, крайместпрома Мироненко и другие.

26 декабря 1956 года бюро крайкома КПСС приняло постановление, которым поддержало Оргбюро Калмыцкой областной парторганизации и оргкомитет по Калмыцкой автономной области о территории области в её довоенных границах и

обратилось в ЦК КПСС с просьбой поддержать создание области в составе города Элисты и 12 районов [4]. Однако два района Лиманский и Приволжский были оставлены в составе Астраханской области.

Одной из важнейших задач на начальном этапе была подготовка и проведение выборов в местные советы. 14 января было образовано 79 округов по выборам в областной совет и утверждены составы окружных избирательных комиссий. Выборы организованно прошли 3 марта 1957 года почти при 100% явке. В состав облисполкома было избрано 79 депутатов, из которых 40,5% были калмыки. Были также избраны депутаты городского, районных, поселковых, сельских советов. Таким образом, в марте на территории Калмыцкой автономной области была сформирована власть и система управления [5].

В соответствии с постановлениями Совета Министров РСФСР 9 января 1957 г. Калмыцкой и Карачаево-Черкесской автономным областям была оказана большая материальная помощь. Государство ассигновало свыше 600 млн. рублей на хозяйственное и бытовое обустройство карачаевского и калмыцкого населения, возвращавшегося из республик Средней Азии, Сибири, Казахстана к местам прежнего жительства. В течение 1957 г. было принято, размещено и трудоустроено 12,5 тыс. карачаевских семей численностью около 50 тыс. человек. В следующем году сюда переехало ещё свыше 36 тыс. человек. В Калмыцкую область возвратилось к концу 1957 года 9318 семей [6].

Весной 1957 г. в Карачаево-Черкесии и Калмыкии шло укрупнение колхозов, создавались новые совхозы. Так, в Карачаево-Черкесии в 1958 г. стало 15 совхозов и 14 крупных колхозов. В селах и аулах выросли кадры агрономов, зоотехников, ветеринарных врачей, инженеров и техников. В конце 1957 г. в области работало около 500 специалистов сельского хозяйства.

Только на основании одного постановления Совета Министров РСФСР в 1958 г., в связи с возвращением карачаевцев, Карачаево-Черкесской автономной области была оказана помощь на сумму 16,5 млн. рублей. На строительство производственных и бытовых помещений в совхозах и МТС, на закупку сельскохозяйственной техники и транспортных средств было выделено 13 млн. рублей; карачаевцам было передано также 100 тыс. овец и 10 тыс. голов крупного рогатого скота. На строительство и ремонт индивидуальных домов возвратившимся в область карачаевцам было ассигновано 45 млн. рублей, на приобретение ими скота 6 млн., на приобретение скота колхозами, принявшими в свой состав карачаевцев, 10 млн. рублей.

Кроме того, правительство Российской Федерации выделило 3,5 млн. рублей на оказание единовременной помощи возвратившимся карачаевцам, 2 млн. - на сооружение домов для карачаевцев, инвалидов Отечественной войны и труда I и II групп и т. д. На нужды карачаевского населения правительство выделило около 300 тыс. кубометров леса, около 15 млн. листов шифера, 400 т кровельного железа, 1800 т гвоздей и т. д. [7].

В короткий срок в Карачаево-Черкесской автономной области были восстановлены и благоустроены карачаевские населённые пункты - Хурзук, Учкулан, Карт-Джурт, Даут, Бирлик, Джингирик, Тебен-Теберда, Сары-Тюз, Эльтаркач, Даусуз, Кызыл-Карачай и другие. На территории области развёртывалось промышленное и ирригационное строительство. В г. Карачаевск начал строиться инструментальный завод, в Зеленчукском и Преградненском районах - деревообрабатывающие предприятия. В декабре 1957 г. была сдана в эксплуатацию шахта №35. В первый день на шахте бригада Асланукова из второго шахтоуправления выдала на гора 60 т угля [8].

Значительные средства были выделены на благоустройство городов Элисты, Черкесска и Карачаевска, строительство и ремонт школ, больниц, детских садов и яслей, культурно-просветительных учреждений, магазинов, а также на жилищное строительство. Благодаря этой помощи в Карачаево-Черкесии и в Калмыкии были построены десятки школ и культурно-просветительных учреждений, больниц, поликлиник, широко развернулось строительство жилых домов.

Крайисполком и облисполкомы обеспечили также строительство и значительное расширение сети лечебно-профилактических, культурно-просветительных учреждений и школ. Были выделены дополнительные средства на развитие и благоустройство областного центра города Элиста, где строились новые жилые дома, гостиница, школы, реконструировалось городское хозяйство. В городе Элиста был создан городской торготдел, отдел торговли облисполкома, Ставропольским крайпотребсоюзом организован областной союз потребительской кооперации, что создавало условия для улучшения организации торгового обслуживания населения. К концу 1957 г. в Калмыкии в связи с широко развернувшимся жилищным строительством справили новоселье 10 тыс. семей. Секретарь Элистинского горкома КПСС, выступая на краевом партийно-хозяйственном активе 4 декабря 1957 г., говорил о тех трудностях, которые приходилось преодолевать на пути возрождения столицы области. Городской район по плану должен был принять за год 750 семей калмыков, а на самом деле их оказалось 1876 семей, но все «они трудоустроены и при всех наших трудностях обеспечены жильём» [9].

В конце 1957 г. в Калмыкии началось строительство Оля - Каспийского канала длиной 105 км, на что было выделено 25 млн. рублей. Имелось в виду, что канал позволит улучшить кормовую базу для животноводства и увеличить поголовье скота, заложить более 240 га садов и виноградников. Развитие овощеводства позволит реконструировать Прикаспийский рыбо-консервный завод, который будет выпускать не только рыбные, но и мясо-овощные консервы [10].

Исходя из того, что узким местом для Калмыкии была слабая развитость транспорта, что сдерживало своевременную доставку грузов в область, крайисполком и крайком КПСС поддержали инициативу Калмыцкого облисполкома и обкома партии о строительстве железной дороги Дивное-Элиста и 21 апреля 1958 года приняли постановление, в котором подчёркивалось: «Учитывая исключительно важное значение строительства железной дороги Дивное-Элиста не только для Калмыцкой автономной области, но и для районов края и Ростовской области, пользующихся Черными землями, просить ЦК КПСС и Совет Министров РСФСР включить строительство этой дороги в план 1959 года, уточнив имеющийся проект в 1958 году». И такая дорога со временем была построена.

В связи с большой потребностью Калмыцкой АО в национальных учительских кадрах, в соответствии с приказом Министерства высшего образования СССР от 11 апреля 1957 года, в Ставропольском государственном педагогическом институте на историко-филологическом факультете с 1 сентября 1957 года было организовано отделение русского и калмыцкого языка и литературы. Прием на отделение был установлен в 50 человек, в том числе 25 человек с двухгодичным сроком обучения; 25 человек - с пятигодичным сроком обучения. По рекомендации Калмыцкого областного отдела народного образования преподавателями были назначены доцент Б.Б. Бадмаев и УУ Очиров [11].

По мере расширения отделения была создана кафедра калмыцкого языка и литературы, на которую были приглашены преподаватели Каляев, считавшийся в Калмыкии большим знатоком устного народного творчества, Мацаков - специалист по современной

калмыцкой литературе, заслуженный деятель науки РСФСР профессор Б.К. Пашков и другие [12]. Учебно-методические пособия и научные разработки сотрудников кафедры проходили апробацию в Ставропольском педагогическом институте, для чего решением Совета института от 23 июня 1961 года была утверждена редколлегия по редактированию и изданию сборника трудов кафедры калмыцкого языка и литературы в составе профессора Бертачаева, доцентов Б.Б. Бадмаева и В.М. Тамахина [13]. Было создано отделение на физико-математическом факультете, на котором работал талантливый математик П.М. Эрдниев. В перспективе отделения вошли в состав созданного Калмыцкого педагогического института.

В Карачаево-Черкесской АО вскоре в г. Карачаевск был открыт Карачаево-Черкесский педагогический институт. В его становлении большую методическую и кадровую помощь профессорско-преподавательскому коллективу оказывали Ставропольский педагогический институт и Пятигорский педагогический институт иностранных языков. Важную роль в подготовке кадров для областей играло целевое направление в вузы Ставрополья и страны местной молодёжи для получения тех или иных специальностей.

В 1957 г. крайком КПСС принял дополнительные меры по подготовке кадров руководящих партийных и советских работников из местных народов, используя систему партийного образования. Так, на курсах при Ставропольской партийной школе было подготовлено 24 человека из карачаевцев.

Крайком КПСС и крайисполком держали под постоянным контролем процесс восстановления автономии калмыцкого и карачаевского народов. Особое внимание уделялось подбору, расстановке, подготовке кадров разного уровня. Так, бюро краевого комитета КПСС, рассматривая 25 октября 1957 г. вопрос о ходе выполнения постановления ЦК КПСС от 24 ноября 1956 г. «О восстановлении национальной автономии калмыцкого народа», отмечая, что сделано положительного в этом направлении в области, обратило внимание на серьёзные недостатки в подборе, расстановке и воспитании кадров, особенно из числа коренной национальности.

А беспокоиться было о чем. Из 35 заведующих отделами горкома, райкомов КПСС только 3 были калмыками. Только 3 человека калмыцкой национальности работали директорами совхозов, среди 211 бригадиров полеводческих бригад было только 9 калмыков и т.д. Поэтому бюро крайкома предъявило серьезные претензии руководству области, считая, что именно в работе с кадрами кроются многие недоработки в решении задач, снижается уровень работы. Здесь же были приняты решения по укреплению и обеспечению кадрами учреждений здравоохранения, народного образования, культуры [14].

9 декабря 1957 г. бюро крайкома КПСС, рассматривая вопрос о работе Карачаево-Черкесского обкома КПСС с кадрами, отметило, что в области проведена определённая работа в этом направлении. Конкретный и целеустремленный характер приобрела идеологическая и организационная работа. На руководящую партийную, советскую и хозяйственную работу были направлены 126 карачаевцев, в том числе на партийную и советскую работу 40 человек, и 52 черкесса, абазинца и ногайца [15].

В Карачаево-Черкесию прибыло 12105 семей карачаевцев, которые в основном обеспечены жильём. В то же время было отмечено, что на партийной, советской работе в Зеленчукском, Малокарачаевском, Усть-Джегутинском районах мало карачаевцев. В области не хватает 119 врачей, не ведётся работа по повышению деловой квалификации кадров из коренных национальностей. Из 434 работников номенклатуры всего 10% женщины и лишь 8 представителей коренных национальностей. Поэтому бюро крайкома КПСС обязало партийные комитеты смелее выдвигать национальные кадры на руководящую работу [16].

Крайком КПСС и крайисполком предъявляли жёсткий спрос за работу кадров в областях с руководства краевых управлений и ведомств за положение в подведомственных им сферах жизни и деятельности, требуя повседневно предметно заниматься решением возникающих проблем и оказывать помощь подведомственным организациям и учреждениям в их разрешении.

Возвращение карачаевского и калмыцкого населения и включение его в общественный труд имело важное политическое значение, содействовало ускорению развития производительных сил национальных областей. Трудящиеся ответили на решение партии и правительства самоотверженным трудом, развёртыванием социалистического соревнования за успешное выполнение планов хозяйственного и культурного строительства. В течение 1957 года в Карачаево-Черкесии на 21% увеличились посевные площади под зерновыми культурами, а посевы кукурузы - в два раза по сравнению с 1953 годом, досрочно и с превышением были выполнены задания по продаже государству зерна, продуктов животноводства колхозами и совхозами, которые успешно справились с планами развития животноводства по всем видам скота.

Возросло количество рабочих мест, в связи с чем увеличились объёмы производства продукции, добыча угля, свинцовой и цинковой руд. Большинство предприятий из 66 в области, прежде всего, рудник «Эльбрус», заводы «Молот», химический, швейная фабрика и другие перевыполнили план второго года пятилетки, достигли хороших технико-экономических показателей; в конце следующего года объём производства промышленной продукции в области превысил уровень 1955 г. на 160 проц. [17].

В то же время бюро крайкома КПСС, рассматривая вопрос «О недостатках в работе партийных и советских органов Карачаево-Черкесской области по приёму, размещению и трудоустройству карачаевского населения», отдавая должное достигнутому, отметило серьёзные недостатки по подготовке условий для приёма и размещения прибывавших по месту жительства, которое проведено неорганизованно. Из 16495 трудоспособных карачаевцев общественно-полезным трудом было занято лишь 45%. Строительство индивидуальных домов велось плохо. Из 142 тыс. м2 было заселено только 20 тыс. м2. Санобработка и медицинское обслуживание были организованы неудовлетворительно, из-за чего возникали инфекционные заболевания. Обком КПСС и облисполком не придали должного значения вопросам переселения карачаевцев, их размещению и трудоустройству, пустив эту работу на самотёк [18].

В то же время рассмотрение вопроса показало, что узким местом было строительство. И это имело место не только в Карачаево-Черкесии, но и в Калмыкии. Резко возросшие объёмы строительства при имевшихся строительных организациях не позволяли эффективно решать вопросы. В областях были намечены обширные программы строительства предприятий, объектов социально-культурного назначения, жилья. На эти цели государство выделило необходимые средства, фонды, однако из-за большого объёма работ, нехватки строителей, техники ввод многих объектов, особенно в социальной сфере, срывался. Так, в 1957 г. было сорвано строительство школы в г. Элиста на 400 мест. На строительстве 4 школ в районах с вводом в 1958 г. из 3,5 млн. рублей на 1 октября не было освоено ни рубля [19]. Чтобы исправить положение, из городов и районов края организованно посылались специалисты, бригады строителей для работы на стройках Калмыкии и Карачаево-Черкесии. В строительные учебные заведения края направлялась местная молодёжь. Краевым управлением профтехобразования создавались строительные училища в областях, в училища края принималась молодёжь из Карачаево-Черкесии и Калмыкии. В областях создавались профессиональные учебные заведения по подготовке квалифицированных рабочих-строителей.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.