Научная статья на тему 'Язык и субкультура аниме в контексте глобализации'

Язык и субкультура аниме в контексте глобализации Текст научной статьи по специальности «Культура. Культурология»

CC BY
650
159
Поделиться
Ключевые слова
ЯПОНСКИЕ ЗАИМСТВОВАНИЯ / МОЛОДЕЖНАЯ СУБКУЛЬТУРА / СУБКУЛЬТУРА АНИМЕ / МАНГА / КУЛЬТУРНАЯ ГЛОБАЛИЗАЦИЯ

Аннотация научной статьи по культуре и культурологии, автор научной работы — Габдуллина Алиса Хабибулловна

В статье раскрываются особенности субкультуры аниме, получившей широкое распространение в молодежной среде. Анализируются причины и факторы популярности этого феномена, рассматриваются характерные японские заимствования, дается интерпретация культурного влияния в контексте глобализации

Текст научной работы на тему «Язык и субкультура аниме в контексте глобализации»

ФИЛОЛОГИЯ И ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

УДК 811.52

Алиса Хабибулловна Габдуллина

Челябинский государственный университет

ЯЗЫК И СУБКУЛЬТУРА АНИМЕ В КОНТЕКСТЕ ГЛОБАЛИЗАЦИИ

В статье раскрываются особенности субкультуры аниме, получившей широкое распространение в молодежной среде. Анализируются причины и факторы популярности этого феномена, рассматриваются характерные японские заимствования, дается интерпретация культурного влияния в контексте глобализации.

Ключевые слова: японские заимствования, молодежная субкультура, субкультура аниме, манга, культурная глобализация.

Одной из отличительных характеристик современного этапа мирового развития является процесс глобализации. Общие явления в экономическом и политическом развитии разных национальных обществ способствуют интенсивному расширению межкультур-ных контактов и миграции людей.

Рассматривая процесс глобализации, невозможно говорить лишь о позитивных или негативных ее сторонах. Из позитивных сторон хотелось бы отметить прозрачность границ для талантливых людей, благодаря чему результаты их творчества перестают быть достоянием одной нации, оказываются доступными для всего человечества. Негативные моменты глобализации в первую очередь кроются в возможности утраты культурной самобытности. В результате взаимопроникновения культур происходит не только взаимовлияние, но нередко и культурная экспансия, и тогда остро встает проблема сохранения национальной идентичности.

Мы наблюдали подобные процессы в 90-е годы XX века, когда Россия находилась под сильнейшим воздействием культуры Запада, в первую очередь США, а в настоящее время очевиден массовый интерес россиян к Востоку, и прежде всего к Японии.

Несмотря на спад в экономическом развитии Японии в последние десятилетия, ее культурная привлекательность растет: глобальное культурное влияние страны восходящего солнца усилилось в различных сферах, начиная с еды и поп-музыки и заканчивая искусством. Немаловажную роль в этом сыграло то, что Япония придерживается концепции «мягкой силы» или «мягкой мощи», которая основывается на создании и трансляции информации, а также управлении информационными потоками.

До недавнего времени национальная массовая культура не рассматривалась правительством Японии как инструмент мирового влияния, но в 2007 году власти Японии приняли решение о реализации мер по увеличению доли экспортных доходов японской индустрии [2. С. 159]. Основная часть доходов должна прийтись на экспорт манги ‘японские комиксы’, аниме ‘японская мультипликация’ и связанной с ними продукции.

В последние десятилетия наблюдается не просто рост популярности названных жанров - можно говорить о настоящем буме интереса к японской мультипликации и Японии в целом.

По мнению многих исследователей процесса глобализации, ее центры перемещаются

- в том числе и на Восток, что порождает специфическую глобализацию, которую мы можем наблюдать на примере Японии. Одна из составляющих японской глобализации

© А. X. Габдуллина, 2012.

связана с распространением духовной культуры - японской живописи укиё-э и суйбо-куга, чайной церемонии, искусства икебаны и бонсай. Другая больше ориентирована на пользующиеся огромной популярностью образцы массовой культуры: караоке, аниме, косплей, манга, дорама ‘японские сериалы’.

Именно массовая культура в начале 90-х годов XX века способствовала возникновению и распространению во всем мире молодежной субкультуры поклонников аниме.

Рассмотрим содержание и вербальные формы субкультур аниме и манга, возникших под влиянием японского языка и анимации, более подробно.

Поскольку нет единого мнения о плюсах и минусах процесса глобализации, мнения по поводу субкультуры аниме полярно различаются: одни считают, что это самая безобидная из всех молодежных субкультур, другие рассматривают ее как абсолютное зло, навязывающее чуждые культурные образцы и ценности.

Для лучшего понимания данной субкультуры необходимо осознать, что такое аниме и в чем его привлекательность для иностранного зрителя.

Само понятие субкультуры трактуется неоднозначно. Под термином «молодежная субкультура» понимается культура, создаваемая молодыми людьми для себя с целью самореализации, самоидентификации, выработки социальных ролей и наработки статуса. Никаких коммерческих целей молодежная субкультура не преследует, более того, она не стремится себя афишировать. Под термином «неформальные молодежные объединения» понимаются группы (объединения), которые образуются независимо от желаний и намерений взрослых и являются результатом соответствующих действий самих молодых людей [1. С. 32].

В рамках субкультуры поклонников аниме мы выделили несколько подгрупп, имеющих характерные названия:

- «пассивные анимешники», или обычные любители японской анимации, которые смотрят аниме-сериалы, но не принимают участия в обсуждениях на форумах и в чатах;

- косплейеры, активная группа поклонников жанра аниме, которые отождествляют себя с каким-либо персонажем, называются его именем, носят похожую одежду, употребляют в своей речи соответствующие слова и выражения, разыгрывают ролевые игры;

- камеко, поклонники аниме и косплея, которые фотографируют косплейеров;

- мангаки, поклонники манга, занимающиеся прорисовкой комиксов;

- отаку, люди маниакально увлеченные аниме и манга; помимо обсуждений на всевозможных форумах, они создают интернет-сайты, посвященные жанру аниме в целом или определенному сериалу, выпускают журналы, создают интернет-словари для начинающих анимешников, организуют аниме-фестивали, конкурсы косплея, коллекционируют фигурки персонажей аниме ит.д.

В чем же привлекательность аниме и манга для молодежи разных стран и абсолютно не похожих культур?

Во-первых, стилистика аниме и манга, похожая на граффити, делает изобразительный язык достаточно простым и привлекательным для молодежи любого возраста, оставаясь в памяти на долгое время.

Во-вторых, существует множество видов аниме, каждый из которых ориентирован на особую возрастную и гендерную категорию: есть аниме для мальчиков, для девочек, девушек, юношей, мужчин, женщин, детей. Существуют и более чёткие возрастные градации - например, аниме для мальчиков в возрасте 13-15 лет или аниме для девушек от 18 до 25 лет.

Каждый вид аниме имеет свои характерные особенности - в прорисовке, характере и поведении персонажей, фоновой музыке и т. п. Так, например, персонажи аниме, предназначенного для девушек и женщин, имеют особенно ценимую женщинами внешность

- таких героинь, как правило, называют бисёнэн, красавцы.

Аниме для мальчиков, напротив, славится своим пренебрежением к женским образам

- те незаметны, как серые мышки; на первый план здесь выходят приключения, происходящие с главными героями, а не переживания. Как правило, подобные жанры аниме отличаются набором разнообразных образов-персонажей, которые представляют собой сплоченную команду.

Разумеется, существуют отступления от названных закономерностей: далеко не всегда аниме можно четко подразделить по целевой аудитории, некоторые жанры японской анимации предназначены для общего просмотра, например, так называемые кадзоку-аниме, или семейные мультфильмы.

Различаясь по возрастной аудитории, аниме дифференцируются и по жанрам. Помимо общеизвестных драм, трагедий, комедий, фантастического действа или киберпанка, в японской анимации существуют и такие любопытные жанры, как, например, махо-сёдзе. Сериалы этого типа предназначены для девочек до 13-15 лет и рассказывают о девочке-волшебнице или девочке, которой чудесным образом удалось обзавестись каким-либо магическим артефактом.

Ещё одним интересным японским изобретением можно считать жанр добуцу (дословно ‘животные’, но чаще переводят ‘пушистики’), где персонажи, скорее, являются человекоподобными созданиями, чем животными.

У части зрителей, как в самой Японии, так на Западе и в России, определенный интерес вызывает такой жанр, как хентай. Хентай - это японская рисованная порнография, известная своими извращениями и выплескивающая на зрителя все тайные страхи и фобии создателя.

В-третьих, особенностью аниме является озвучка. В Японии для озвучивания ролей в мультсериалах существуют специальные актеры, сэйю. Сэйю поистине перевоплощаются в своих героев и «отыгрывают» роль, наполняя нарисованный персонаж глубиной и психологизмом. Лишь в Японии существуют специальные школы для обучения актеров озвучке аниме - аналогов таких школ в мире пока не существует. При дубляже аниме в другой стране работа сэйю утрачивает свое значение, и зритель получает куда меньше удовольствия от сериала, чем носитель японского языка.

В-четвертых, эстетика всего японского кинематографа включает в себя умиротворенность дзен-буддизма, его созерцательную основу. И, конечно, в любом фильме или мультфильме японцы стараются воздать уважение к тем божествам или духам, которым они поклоняются. В этом заключается главная эстетическая линия японского кинематографа

- познание жизни простых людей через призму мифологических и философских знаний народа.

Не последнюю роль в распространении японской массовой культуры играет Японский Фонд, действующий под эгидой Министерства иностранных дел и занимающийся распространением японского языка и японской культуры за рубежом.

Возникают опасения по поводу того, что субкультура поклонников аниме все больше и больше вовлекается в процессы глобализации. Российская молодежь слушает японскую музыку, носит одежду в японском стиле, смотрит анимационные сериалы японского производства, проводит праздники и даже целые фестивали аниме и т. д., тем самым все сильнее отдаляясь от собственных культурных корней. Сегодня никого уже не удивит, что в российских семьях домашние животные (например, кошки) получают японские имена - Мару (‘круг’), Нэко (‘кошка’) и др.

Стихийное, никем не контролируемое заимствование из японской культуры имеет как позитивные, так и негативные аспекты. С одной стороны, процесс заимствования расширяет знания народов друг о друге, способствуя их сближению. Культурное влияние преломляется в принимающей национальной культуре и может обогатить ее, дать толчок к новому витку развития. С другой стороны, чрезмерно активное заимствование, особенно

в молодежной среде, отнюдь не безобидно: оно свидетельствует о культурном вакууме в сознании молодежи и опасно потерей этнокультурной самобытности.

Список литературы

1. Левикова, С. И. Молодежная субкультура : учеб. пособие [Текст] / С. И. Левикова.

- М., 2004.

2. Мошняга, П. А. Внешняя культурная политика Японии [Текст] / П. А. Мошняга // Власть.-2009.-№6.-С. 159-161.

3. Соколов, М. Субкультурное измерение социальных движений: когнитивный подход [Текст] / М. Соколов // Молодежные движения и субкультуры Санкт-Петербурга / под ред. В. В. Костюшева. - СПб. : Норма, 1999. - С. 9-23.

УДК 482:398

Игорь Анатольевич Голованов

Челябинский государственный педагогический университет

АКСИОЛОГИЧЕСКИЕ КОНСТАНТЫ ТРАДИЦИОННОЙДУХОВНОЙКУЛЬТУРЫ В ФОЛЬКЛОРНОМ СОБРАНИИ В. И.ДАЛЯ

В статье анализируются важнейшие аксиологические константы традиционной духовной культуры, получившие отражение в фольклорном наследии В. И. Даля: соборность, софийность и справедливость. На обширном материале русских пословиц, поговорок и других фольклорных жанров выявляются коллективно значимые смыслы и ценности.

Ключевые слова: В. И. Даль, русский фольклор, традиционная духовная культура, аксиологические константы, соборность, софийность, справедливость.

В трудах В. И. Даля обращает на себя внимание постоянный интерес автора к духу языка, понимаемому как его «внутреннее достояние и достоинство» [4. С. 439]. Язык, подчеркивает В. И. Даль, «есть вековой труд целого поколения» [4. С. 433]. И в том и в другом случае речь идет прежде всего о языке народа, который вырабатывается, по выражению исследователя, из своего сока и корня, зреет и спеет веками и годами. Для конкретизации этих мыслей Даль постоянно обращается к пословицам и поговоркам, тем самым утверждая неразрывную связь между языком и словесным творчеством народа. Язык и фольклор можно рассматривать как особую форму выражения коллективных оценок и осмысления действительности, как средство трансляции важнейших духовных ценностей.

В этом контексте целесообразно говорить об основополагающих константах традиционной духовной культуры, воплощенных в русском языке и текстах русского фольклора. Под константами, вслед за Ю. С. Степановым, мы понимаем устойчивые концепты культуры [9. С. 85], которые в нашем случае транслируются от поколения к поколению через фольклорные тексты.

В русском фольклоре выделяются три аксиологические константы: соборность, софийность и справедливость [2]. Самой древней из них является константа соборности.

© И. А. Голованов, 2012.