Научная статья на тему 'Японский Homo ridens'

Японский Homo ridens Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
3149
141
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЯПОНСКИЙ ЯЗЫК / КУЛЬТУРА / МЕНТАЛИТЕТ / МЕЖКУЛЬТУРНАЯ КОММУНИКАЦИЯ / СМЕХ / ЮМОР / КОМИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ / ЯЗЫКОВАЯ ИГРА / JAPANESE LANGUAGE / CULTURE / MENTALITY / GRAMMAR / LAUGH / HUMOR / COMIC SITUATION / WORDPLAY / INTERCULTURAL COMMUNICATION

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Гуревич Татьяна Михайловна

В статье рассматриваются функции юмора в японской культуре весьма отличные от тех, которые он выполняет в европейской или американской культурах. В сознании японцев разграничены смысловые поля национального японского и зарубежного юмора. Для японцев смех и юмор это всегда средство для создания светлой и приятной обстановки общения. Смех в японской культуре наделен положительной коннотацией. Японский юмор порождается не игрой ума, а наблюдательностью, благодаря которой незначительное изменение угла зрения выявляет комическую ситуацию. Смех японцев бывает вызван предметным юмором, связанным с забавной ситуацией и основанным на языковой игре. В японском языке могут обыгрываться и активно обыгрываются все его уровни: графика, фонетика, грамматика. Определяющая роль контекста в японской культуре, богатство фонетических, лексико-грамматических, наконец, графических средств японского языка в сочетании со сложной системой форм вежливости создают поистине неисчерпаемые возможности для языковой игры. По сравнению с европейским японский юмор более добродушен, для него не характерны язвительность, враждебность или грубость. Под влиянием активных контактов с представителями европейской культуры в Японии начинают меняться смеховые ситуации. В статье также рассматриваются смеховые ситуации, характерные для японской культуры и анализируется специфика японского юмора и языковой игры.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Japanese Homo Ridens

The purpose of this paper is to examine the phenomenon of humor in Japan, trends of comic situations. Some attention is paid to social conсern in Japanese society about use of humor. Functions of humor in Japanese culture are very different from those which it performs in European or American culture. There is a clear division between semantic fields of Japanese traditional humor and humor ‘imported' from abroad. For the Japanese, laughter and humor are always an easy way to make communication more comfortable and friendly. Laughter in Japanese culture is endowed with a positive connotation. Japanese humor is not the result of mind work. Even slightly unconventional perception of events can make situation humorous and funny. Laughter in Japan is usually trigged by funny situations in daily life or based on a wordplay. All levels and forms of language can be involved in Japanese humor: graphics, phonetics, grammar. Almost inexhaustible options for wordplay are created by determinative role of context in Japanese culture and big variety of phonetic, lexical, grammatical and graphical tools of Japanese language in combination with a complex system of forms of politeness. Japanese humor is more amiable compared to European. Sarcasm, hostility or rudeness are unusual for Japanese humor. Under the influence of active contacts with Europeans Japanese humor is starting to change. In official contacts and in dealing with unfamiliar people Japanese usually do not joke.

Текст научной работы на тему «Японский Homo ridens»

Вестн. Моск. ун-та. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2017. № 1

Т.М. Гуревич

ЯПОНСКИЙ HOMO RIDENS

Федеральное государственное автономное образовательное учреждение высшего образования

«Московский государственный институт международных отношений (университет) Министерства иностранных дел Российской Федерации 119454, г. Москва, проспект Вернадского, д. 76

В статье рассматриваются функции юмора в японской культуре весьма отличные от тех, которые он выполняет в европейской или американской культурах. В сознании японцев разграничены смысловые поля национального японского и зарубежного юмора.

Для японцев смех и юмор — это всегда средство для создания светлой и приятной обстановки общения. Смех в японской культуре наделен положительной коннотацией. Японский юмор порождается не игрой ума, а наблюдательностью, благодаря которой незначительное изменение угла зрения выявляет комическую ситуацию. Смех японцев бывает вызван предметным юмором, связанным с забавной ситуацией и основанным на языковой игре.

В японском языке могут обыгрываться и активно обыгрываются все его уровни: графика, фонетика, грамматика. Определяющая роль контекста в японской культуре, богатство фонетических, лексико-грамматических, наконец, графических средств японского языка в сочетании со сложной системой форм вежливости создают поистине неисчерпаемые возможности для языковой игры.

По сравнению с европейским японский юмор более добродушен, для него не характерны язвительность, враждебность или грубость. Под влиянием активных контактов с представителями европейской культуры в Японии начинают меняться смеховые ситуации.

В статье также рассматриваются смеховые ситуации, характерные для японской культуры и анализируется специфика японского юмора и языковой игры.

Ключевые слова: японский язык, культура, менталитет, межкультурная коммуникация, смех, юмор, комическая ситуация, языковая игра.

Чувство юмора — единственное, что отличает человека от животных и от других людей.

Станислав Ежи Лец

Если согласиться с тем, что смех — это освобождение от сдержанности, то становится очевидной значимость смеха для японцев, которые существуют в жестко регламентированных рамках, определяемых правилами поведения в обществе, построенном на иерархических принципах.

Гуревич Татьяна Михайловна — доктор культурологии, кандидат филологических наук, профессор кафедры японского, корейского, монгольского и индонезийского языков МГИМО (У) МИД Российской Федерации (e-mail: tmgur@mail.ru).

В последнее время японские исследователи довольно активно с позиций культурологии, психологии и социолингвистики занимаются анализом национальных гелотогенных коммуникаций и юмора. Европейцам сложно понять суть японского юмора, вероятно, поэтому столь немногочисленны публикации о нем на европейских языках. Недаром в Японии выходят исследования, содержание которых вынесены в названия или подзаголовки "Japanese Humour: An Oxymoron?" [Mu-ramatsu, 1997], «Правда ли, что японский юмор беден?» [Иноуэ, 2004] эти же вопросы активно обсуждаются на различных сайтах в Интер-нете1. Создается впечатление, что японцы стремятся убедить иностранцев, а, может быть, и самих себя в том, что они вовсе не лишены чувства юмора. В Японии издаются книги и журналы для детей и для взрослых со смешными загадками, рассказами, играми, комические манга — своеобразные японские комиксы, выпускаются сборники иностранного юмора, которые пользуются большим спросом у японцев, которые до сих пор любят получать информацию не только с экранов гаджетов.

Ощущается и на интуитивном уровне, и в научных исследованиях проходит идея о том, что в разных культурах юмор отличается не только по содержанию, но имеет разные функции. В.Я. Пропп писал: «Там, где один смеется, другой смеяться не будет. Причина этого может крыться в условиях исторического, социального, национального и личного порядка. Каждая эпоха и каждый народ обладает особым, специфичным для них чувством юмора и комического, которые иногда непонятны и недоступны для других эпох» [Пропп, 1997: 28].

В исследованиях, посвященных феномену юмора, непременно говорится о национально-культурной дифференциации юмора, обращается внимание на социоэкономические и социокультурные условия юмористического контекста, предлагается идея «культурной сетки» (cultural grid), т.е. перечня возможных в той или иной культуре оппозиций, провоцирующих комический эффект [Attardo, 1994].

Прежде всего следует отметить, что функции юмора в японской культуре весьма отличны от тех, которые он выполняет в европейской или американской культурах. Недаром в современном японском языке юмор, точнее то, что вызывает смех иностранцев называют —

ю:моа (от англ. humor), говорят о — дзё:ку (от англ. joke), не

используя какое-либо из японских слов, обозначающих национальный юмор, называющих то, над чем всегда смеялись и сейчас смеются японцы. Это явно свидетельствует о том, что смысловые поля япон-

1 URL: http://www.madameriri.com/2015/08/27/what-is-funny-in-japan/ (дата обращения: 05.11.2016); URL: http://asiasociety.org/what-makes-japanese-laugh (дата обращения: 08.11.2016).

ского национального и зарубежного юмора в сознании японцев весьма четко разграничены.

Пытаясь разобраться в том, что может быть смешным для европейцев и что веселит японцев, стоит вспомнить слова Ницше, являющие одну весьма значимую ипостась европейского смеха и юмора «смеяться — значит злорадствовать и не испытывать при этом угрызений совести» [Ницше, 2003: 186]. Человек, воспитанный в парадигме европейской культуры, вполне согласен с сентенциями острослова С.Е. Леца: «человек любит посмеяться — над другими» или «трагизм эпохи находит выход в смехе». Надо упомянуть и о русском смехе сквозь слезы, можно вспомнить русский фольклор, констатирующий, что «шутка до добра не доводит», «смех без причины — признак дурачины», «смехом сыт не будешь». Вместе тем В.З. Санников обращает внимание на мнение Д. Лихачева о том, что «ободрение смехом в самый патетический момент смертельной угрозы всегда было сугубо национальным, русским явлением» [Санников, 1999: 20].

Всё это отличается от представления японцев о смехе и юморе только как о средстве для создания светлой и приятной обстановки общения, способе поддержания гармонии взаимоотношений, которой так дорожат в этой стране. Японский юмор порождается не игрой ума, а наблюдательностью, благодаря которой незначительное изменение угла зрения выявляет комическую ситуацию. По сравнению с европейским этот юмор более добродушен, для него не характерны язвительность, враждебность или грубость. Японцы ничего не разрушают смехом, не злорадствуют, не бичуют пороки, не исправляют нравы, не воспринимают смех как действенное оружие. Они любят смеяться и веселиться при неформальном общении за чашечкой сакэ с коллегами по работе. Такое времяпровождение в ресторанчике после окончания рабочего дня является доброй старой традицией японских служащих, которые никогда не шутят в рабочее время и очень теряются, когда в деловой обстановке сталкиваются с шутками коллег-иностранцев. При официальных контактах, ситуациях, в которых еще продолжают действовать привычные правила поведения в условиях иерархического устройства общества, шутки порой воспринимаются японцами не как стремление разрядить атмосферу, а как агрессивный выпад по отношению к другим участникам общения. В связи с этим в Японии по мере увеличения международных бизнес-контактов стали печататься статьи и руководства по ведению переговоров с иностранцами, в которых специально указывается, что последние могут шутить и во время, и на тему деловых переговоров. Японским бизнесменам рекомендуют для того, чтобы избежать неловкой ситуации, заранее, перед встречей с зарубежными партнерами подумать о том, как и в какой момент нужно будет пошутить. Умеющие творчески перенимать

полезные знания и навыки японцы активно осваивают умение к месту, вовремя и должным образом пошутить в ходе рабочей встречи.

Говоря о специфике японского смеха, нельзя не отметить свойственного японцам смеха смущения, который порой вызывает недоумение у иностранцев. Такой смех имеет явно нейрофизиологическую подоплеку и никак не относится к смешному, к юмору. «Смешное» — ментальная категория, а смех — нейрофизиологическая. Так, смех может быть вызван щекоткой, наркотическими веществами и пр.» [Attardo, 1994: 11]. О знаке благожелательного отношения к собеседнику — улыбке японцев, написано уже очень много, но их ничем, казалось бы, не спровоцированный смех, «порой неуместный с точки зрения иностранцев, является важным моментом для снятия напряжения деловой беседы» [Гуревич, 2016: 106]. Иногда подобным смехом японцы маскируют и смягчают свое чувство неловкости из-за того, что не смогли понять высказывание собеседника.

Японцы любят посмеяться и говорят: ^НЦА вараи-ва хито-но кусури — «смех — лекарство для людей», 5 варау кадо-ни

фуку китару — «в дом, где смеются, приходит счастье»,

вараттэ сонсита моно наси — «от смеха в убытке никто не бывает». И молодежь, и пожилые люди с удовольствием смотрят по телевизору и посещают выступления комиков-профессионалов, которые со сцены рассказывают их любимые классические и новые юмористические рассказы ^¡¡п — ракуго2 или инсценируют комические сценки-диалоги ШЛ — мандзай. Эти юморески являются некоторым подобием анекдотов с той разницей, что их содержание может быть хорошо знакомо слушателям, а столь ценимая в анекдоте неожиданность развязки отсутствует.

В Японии, ставшей, пожалуй, образцом страны с коллективистским характером общества, не принято шутить, общаясь с малознакомыми людьми, тем более с иностранцами, которые, по представлениям японцев, весьма туповаты3 и, даже понимая японскую речь, не в состоянии понять суть японской шутки, в которой нет места ни сарказму, ни язвительности, ни даже легкому подтруниванию над собеседником. Вот почему, пошутив в присутствии понимающего японский язык иностранца, японец, сомневаясь, что будет правильно понят, говорит: дзё:дан дэсу — «это шутка».

Японцы практически никогда не пересказывают и не цитируют шутки и анекдоты, даже если таковые с точки зрения европейца могут прекрасно вписаться в контекст ситуации, которая имеет место в дан-

2 Переводы ракуго на русский см.: URL: http://www.susi.ru/rakugo/ (дата обращения: 05.11.2016).

3 Иностранцев, внешность которых свидетельствует о неазиатском происхождении, японцы между собой так и называют бака гайдзин — «дурак-иностранец».

ный момент. Коммуникативные функции юмора в японском обществе традиционно отличаются от тех, которые привычны для европейцев. В строго регламентированном японском обществе для юмора и шуток отводится четко определенное место и время, учитывается и состав аудитории.

С течением времени функции юмора под влиянием активных контактов с представителями европейской культуры начинают меняться. Особенно бросается в глаза влияние массовой культуры, пришедшей из Америки и Европы. Впрочем, даже довольно долго живущие в Японии иностранцы отнюдь не всегда могут понять, почему смеются зрители поставленных, казалось бы, по американским образцам комических телешоу столь частых и популярных нынче в Японии. Странный внешний вид участников, нелепые ситуации и незамысловатый юмор «ниже пояса» — вот характерные черты этих телешоу.

Говоря о том, где, когда и над чем смеются современные японцы, можно упомянуть о «Комик маркет»4, ярком фестивале поклонников юмора и аниме, во время которого наряду с множеством разных мероприятий продаются специальные тематические юмористические журналы и комиксы. Впервые фестиваль «Комик маркет» проводился в 1975 г., с каждым годом увеличивается количество его посетителей, последние годы их число уже доходит до сотен тысяч человек. Несмотря на то что этот фестиваль всё больше превращается в праздник отаку — поклонников аниме — в нем очень сильна юмористическая составляющая.

Можно утверждать, что, когда бы ни смеялись японцы, чаще всего их смех бывает вызван предметным юмором, связанным с забавной ситуацией и основанным на языковой игре. В японском языке могут обыгрываться и активно обыгрываются все его уровни: графика, фонетика, грамматика. На всех этих уровнях ключевым моментом для создания забавной ситуации могут служить диалектизмы, фразеология, заимствованная лексика. Очень часто языковая игра основывается на исконно японском лексическом материале — активно проявляющие себя в этом языке полисемия, омонимия и паронимия — благодатный инструментарий для игры слов. Контаминация, характерный для японского словообразования способ создания неологизмов, сокращение заимствованных слов, сочетание этих двух приемов тоже активно используются для создания комического эффекта. Пожалуй, о менталитете людей говорит не только грамматика [Гуревич, 2008], но и то, когда и над чем они смеются. Определяющая роль контекста в японской культуре, богатство фонетических, лексико-грамматических, наконец, графических средств японского языка в сочетании со сложной

4 URL: http://www.nippon.com/ru/views/b00120/ (дата обращения: 05.12.2016).

системой форм вежливости создают поистине неисчерпаемые возможности для языковой игры. Обыгрываются ситуации, комизм которых заключается в том, КТО, ЧТО и КАК сказал, и как это было воспринято партнером по общению. Комический эффект зачастую порождается несоответствием между содержанием высказывания и его речевым выражением. «Язык комичен не сам по себе, а потому, что отражает некоторые черты духовной жизни говорящего, несовершенство его мышления» [Пропп, 1997: 149]. Язык — это средство общения, возможность комической языковой игры в значительной степени заложена уже в самом языке. Ведь люди смеются не над чьим-то непониманием языка, а над двусмысленностью, возможностью понять что-то двояко. Человек усматривает в средствах языка возможность игры, повод для смеха. Вот примеры японских юмористических сценок — диалогов, которые могут быть адекватно воспроизведены на русском языке.

1. За столиком кафе сидит пара молодых людей, юноша спрашивает — «тебе сколько?» Девушка, смущаясь, говорит: «мне двадцать три». Он кладет ей в чашку кофе двадцать три кусочка сахара.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Здесь обыгрывается использование вопросительного слова икуцу «сколько», точнее, непонимание собеседницей того, что юноша спрашивает о количестве кусочков сахара, а девушка воспринимает его реплику как вопрос о возрасте.

2. Врач: Да, недолго вам осталось.

Пациент: Почему, доктор? Я уже и на ногах твердо стою, и аппетит появился.

Врач: Вот я и собираюсь вас послезавтра выписать.

Выражение нагай кото-ва най «недолго (осталось)»

в японском языке, как и в русском в определенном контексте может употребляться в значении «жить недолго осталось». Пациент воспринимает его именно в этом значении, тогда как врач имеет в виду «недолго осталось находиться в больнице».

Подобные обыгрывающие полисемию диалоги и триалоги, порой довольно длинные, очень часто встречаются в японском юморе. Двусмысленность многозначных слов и фразеологизмов — важнейшее условие возникновения комического эффекта. Такие шутки обычно не поддаются переводу, но иностранец, неплохо владеющий японским языком, тоже может уловить комизм ситуации и посмеяться вместе с японцами.

Очевидно, что европейский, в частности, русский юмор отнюдь не всегда вызывает смех у японцев. Иллюстрируя причины, затрудняющие понимание инокультурного юмора, нельзя не сказать, например,

о национальной специфике обыгрывания постулата вежливости, обыгрывания, которое имеет место и в русском, и в японском юморе. В этом случае привычная для нас ситуация фамильярного, а порой и хамского, общения работников сферы услуг с посетителями настолько абсурдна для японского менталитета, что в качестве шутки просто не может быть воспринята. Обыгрывая нарушение норм вежливости, японцы смеются над ситуацией, когда человек, стоящий на низкой социальной ступени, желая придать больше значимости своим словам в глазах собеседника, пытается говорить несвойственно его языковой привычке, т.е. иначе чем ему полагается по статусу.

Комический эффект усматривается японцами в ситуации столкновения персонажей, принадлежащих к разным социальным слоям или районам Японии, и языкового контраста, возникающего в таком случае. Часто ситуацию делает комичной искажение привычных представлений о манере поведения того или иного социального типа. Языковой комический момент может быть порожден несоответствием между содержанием высказывания и его речевым выражением. Комический эффект создается демонстрацией неразвитости соответствующей языковой компетенции.

С появлением текстовых процессоров и компьютеров языковые шутки, воспроизводившиеся ранее устно, преобразились в новую разновидность японского юмора, связанного уже с графикой — обыгрывание «опечаток», сделанных компьютером. К ним относятся и ошибки, действительно допущенные при наборе текста, и придуманные опечатки. Возникновение такого вида языкового юмора обусловлено технической сложностью набора текста по-японски: при наборе используются знаки клавиатуры — латинский алфавит или японская фонетическая азбука хирагана, которые потом преобразуются компьютером в иероглифы, цифры или знаки еще одного японского алфавита — катаканы. Человек, набирающий текст, корректирует выбор подходящего знака, но не всегда замечает эти ошибки, которые называют ШШШ гохэнкан — «ошибочное преобразование». Смешным опечаткам посвящены специальные сайты в Интернете5. Вот несколько типичных примеров обыгрывания неправильно воспроизведенных омофонов:

1. сэйкай ва оканэдэсу — «правильный ответ — деньги»;

сэйкай ва оканэдэсу — «политические круги — (это)

деньги»;

2. ШШШ^^М^ синбунсимицукэта — «обнаружил газетный лист»;

синбунси мицукэта — «обнаружил новый элемент»;

5 URL: http://netacon.net/neta/354613316.html (дата обращения: 03.12.16).

3. ШЪШШ^М^®? кими мо кагамими ни кита но — «и ты подошел посмотреть в зеркало?»

ШЪЖ&^^М^®? кими мо ка га мими ни кита но — «и тебе в ухо попала муха?»

В последнем примере языковая игра обусловлена не только ошибочным подбором иероглифов, но и из-за того, что в японском тексте отсутствие пробелов между словами создает благодатную почву для синтаксической омонимии, весьма распространенной и в русском языковом юморе (ср. «ему жена добудет ^ ему же надо будет», «и дико мне ^ иди ко мне» и т.п.).

Разумеется, знающие японский язык европейцы тоже довольно часто могут понять комический эффект, порожденный игрой слов, реагируют на юмор, связанный с забавной ситуацией. Однако даже тем из них, кто хорошо владеет этим языком, чрезвычайно трудно прочувствовать всю глубину и очарование японского юмора, осложненного не только изощренной языковой игрой, но и уходящего своими корнями в глубину высококонтекстной японской культуры. Если принять во внимание ещё и специфику мировосприятия японцев, то становится понятно, почему практически невозможен перевод японских шуток на другой язык. Что же касается комических ситуаций, вызывающих улыбку у японцев, то и для нас такие ситуации порой представляются весьма забавными, поэтому и за пределами Японии пользуются популярностью, например, переводы коротких юмористических рассказов, написанных Хоси Синъити6.

Так над чем же сейчас смеются японцы? Япония — мононациональная страна, там нет анекдотов о тех или иных национальностях, их место занимает юмор, пародирующий речь, комизм взаимного непонимания людей, говорящих на разных диалектах японского языка. В стране, где все иностранцы «на одно лицо», шутки о них обычно иллюстрируют языковые и прочие трудности людей, оказавшихся в условиях непривычной культуры. Например, смеются над иностранцем, спрашивающем, как доехать до станции «Три коробки, три линии (three boxes, three lines)», полагая, что любому, даже ребенку, понятно, что речь идет о станции Синагава, иероглифическое написание которой — рлЛ1.

Японцы шутят про иностранцев, которые вместо «спасибо» говорят «крокодил» — crocodile, потому, что японское слово аригато: «спасибо» напоминает гостям слово «аллигатор» — alligator. Одним из распространенных видов игры слов в японском языке является неправильная интерпретация заимствованной лексики, которая подвер-

6 URL: http://royallib.com/book/hosi_siniti/korabl_sokrovishch.html (дата обращения: 02.12.2016).

гается существенным фонетическим изменениям, в результате чего у заимствований появляется множество японских омонимов и паронимов. Вот простенькие каламбуры, комический эффект которых построен на случайном фонетическом сходстве английских и японских фраз (курсивом написана японская транскрипция):

Are you hungry? = а: ю:хан кури? = hh Ш?

Ты голоден? ^ А, на ужин каштаны?

Welcome = уэру камо = Шх^^Ь

Добро пожаловать ^ Может и голодает

Можно утверждать, что шутки на национальные темы у японцев в основном сводятся к языковой игре, к игре со словами.

Юмор на политические темы не пользуется популярностью в Японии, что можно объяснить прежде всего влиянием веками культивировавшихся в стране конфуцианских идей социальной иерархии и гармонии. Нельзя сказать, что в Японии полностью отсутствует юмор, высмеивающий общественных деятелей и власть, но он не так распространен, как в России или в Англии. Вот пример, японского «политического» юмора. Рассказчик ^¡¡п ракуго — жанра, о котором было сказано выше, сказал об одном из кандидатов на выборах: Ut^^^Ci^i^tft.^d^lt коно ко:хося ва сэккэн но ё:на хито дэсу. ёку отимасу. Эту реплику можно понять (и перевести на русский язык!) двояко, либо с положительной коннотацией: «Этот кандидат как мыло. Хорошо удаляет грязь», т.е. делает (общество) чище. Впрочем, возможно понять это высказывание и иначе: «Этот кандидат как мыло. Часто проваливается/проигрывает». В данном случае мы опять сталкиваемся с языковой игрой — двусмысленностью выражения ёку отимасу «хорошо удаляет грязь» ^ «часто проваливается/терпит поражение на выборах».

Иностранные, например, русские или английские политические анекдоты, играющие вполне определенную роль в культуре этих стран, японцы понимают как откровенную критику явлений, о которых говорится в анекдоте.

Еще одним из основных тематических разделов юмора многих народов являются шутки на сексуальные темы. Японские подобные шутки очень популярны и многочисленны, они гораздо более откровенны, чем русские или европейские, и носят добродушный характер, поскольку секс в сознании японцев не ассоциируется с чем-то запретным и греховным, как это имеет место у христиан.

Можно утверждать, что в целом, хотя и в Японии юмор часто основывается на нарушении норм и постулатов общения, японский homo ridens — человек смеющийся — отличается сдержанностью, для него не характерна агрессивность и грубость по отношению к предмету

речи, хотя в самой речи грубость может иметь место. Механизмы создания комического эффекта обусловлены особенностями японского языка. На юмор в Японии накладываются достаточно жесткие ограничения, связанные с нормами поведения в условиях общества, построенного на принципах социальной и возрастной иерархии, поэтому возникает ощущение безобидности и некоторой примитивности японского смеха и юмора. Впрочем, японцы хорошо помнят высказывание мудрецов о том, что за улыбкой прячется меч.

Список литературы

1. Алпатов В.М. Япония. Язык и культура. М.: Языки славянских культур, 2008.

2. Алпатов В.М. Япония. Язык и общество. М.: Наука, 1988.

3. Гуревич Т.М. Японский язык. Стратегия и тактика делового общения. М.: ВКН, 2016.

4. Гуревич Т.М. Японская грамматика как зеркало национального менталитета // Россия и Запад: диалог культур. Ч. 2. М., 2008. С. 26—32.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

5. Нефедова Л.А. Иноязычное слово как узуальная юморема в повседневном общении (сопоставительный анализ немецкого и русского языков) // Вестн. Моск. ун-та. Сер. 19. Лингвистика и межкультурная коммуникация. 2006. № 2. С. 77—83.

6. Ницше Ф. Веселая наука. М.: Наука, 2003.

7. Пропп В.Я. Проблемы комизма и смеха. СПб.: Алтейя, 1997.

8. Санников В.З. Русский язык в зеркале языковой игры. М.: Языки славянской культуры, 1999. URL: http://www.rulit.me/books/russkij-yazyk-v-zerkale-yazykovoj-igry-read-327224-4.html (дата обращения: 25.09.2016).

9. Attardo S. Linguistic Theories of Humor. Berlin; N.Y: Mouton de Gruyter, 1994. URL: https://ru.scribd.com/doc/89822983/Linguistic-Theories-of-Humour (дата обращения: 23.09.2016).

10. Hayakawa H. "The meaningless Laugh": Laughter in Japanese Communication. 2003. URL: https://ses.library.usyd.edu.au/bitstream/2123/656/1/ adt-NU20050104.14424601front.pdf (дата обращения: 12.11.2016).

11. Mio Bryce. Performativity of Japanese Laughter // International Journal of the Humanities. 2009. № 7 (9). URL: http://www.researchgate.net/publica-tion/255651730_Performativity_of_Japanese_Laughter (дата обращения: 10.11.2016).

12. Muramatsu M. Japanese Humour: An Oxymoron? Tokyo: Japan Update, 1997.

13. ИноуэХ. ^©ÀPbWS (Общение смеющихся). Токио, 1984.

14. JMU Кодзуми Т. (Шутка и риторика). Токио, 1997.

15. i^fc^fc Судзуки Т. (Почему японцы не овладевают английским языком?) Токио, 1990.

16. Хосака Т. (Как сохранить душевное равновесие). Токио, 2013.

Tatiana M. Gurevich

JAPANESE HOMO RIDENS

Moscow State Institute (University) of International Relations 119456, 76 Vernadskogo av., Moscow, Russian Federation

The purpose of this paper is to examine the phenomenon of humor in Japan, trends of comic situations. Some attention is paid to social concern in Japanese society about use of humor.

Functions of humor in Japanese culture are very different from those which it performs in European or American culture. There is a clear division between semantic fields of Japanese traditional humor and humor 'imported' from abroad.

For the Japanese, laughter and humor are always an easy way to make communication more comfortable and friendly. Laughter in Japanese culture is endowed with a positive connotation. Japanese humor is not the result of mind work. Even slightly unconventional perception of events can make situation humorous and funny. Laughter in Japan is usually trigged by funny situations in daily life or based on a wordplay.

All levels and forms of language can be involved in Japanese humor: graphics, phonetics, grammar. Almost inexhaustible options for wordplay are created by determinative role of context in Japanese culture and big variety of phonetic, lexical, grammatical and graphical tools of Japanese language in combination with a complex system of forms of politeness.

Japanese humor is more amiable compared to European. Sarcasm, hostility or rudeness are unusual for Japanese humor. Under the influence of active contacts with Europeans Japanese humor is starting to change. In official contacts and in dealing with unfamiliar people Japanese usually do not joke.

Key words: Japanese language, culture, mentality, grammar, laugh, humor, comic situation, wordplay, intercultural communication

About the author: Tatiana M. Gurevich — PhD, Doctor of Cultural Studies, Professor at Department of Japanese, Mongolian, Korean and Indonesian Languages, Moscow State Institute (University) of International Relations (e-mail: tmgur@ mail.ru).

References

1. Alpatov VM. 2008. Yaponiya. Yazyk i kul'tura [Japan. Language and culture.]. Moscow, Yazyki slavyanskikh kul'tury. (In Russ.)

2. Alpatov VM. 1988. Yaponiya. Yazyk i obshchestvo [Japan. Language and Society]. Moscow, Glavnaya redaktsiya vostochnoy literatury izd-va «Nauka». (In Russ.)

3. Gurevich T.M. 2008. Yaponskiy yazyk kak z,erkalo natsional'nogo mentaliteta [Japanese Language as a Mirror of National Mentality]. In Rossiya i Zapad: dialog kul'tur. Moscow. P.2, pp. 26—32. (In Russ.)

4. Gurevich T.M. 2016. Yaponskiy yazyk. Strategiya i taktika delovogo obshche-niya [Japanese Language. Strategy and Tactics of Business Communication]. Moscow, VKN. (In Russ. & Jap.)

5. Nefedova L.A. 2006. Inoyazychnoe slovo kak uzual'naya yumorema v povsednevnom obshchenii (sopostavitel'nyi analiz nemetskogo i russkogo yazykov) [Foreign Word as a Visual Humorem in Everyday Communication (a comparative analysis of German and Russian Languages)]. Moscow State University Bulletin. Series 19. Linguistics and Intercultural Communication, no 2, pp.77—83. (In Russ.)

6. Nietzsche F. 2003. La gaya scienza. Moscow, Nauka. (In Russ.)

7. Propp VYA. 1997. Problemi Komizma I Smeha [The problems of comedy and laughter]. SPb. Alteya. (In Russ.)

8. Sannikov V.Z. 1999. Russkij Yazyk v Zerkale Yazykovoj Igry [Russian Language in the Mirror of the Wordgame]. Moscow: Yazyki slavyanskoi kul'tury. Available at URL: http://www.rulit.me/books/russkij-yazyk-v-zerkale-ya-zykovoj-igry-read-327224-4.html (accessed: 25.09.2016). (In Russ.)

9. Attardo S. 1994. Linguistic Theories of Humor. Berlin-New York. Mouton de Gruyter. Available at URL: http://ru.scribd.com/doc/89822983/Linguistic-Theories-of-Humour (accessed: 23.09.2016).

10. Hayakawa H. 2003. "The meaningless Laugh": Laughter in Japanese Communication. Available at URL: http://ses.library.usyd.edu.au/bitstream/2123/ 656/1/adt-NU20050104.14424601front.pdf (accessed: 12.11.2016).

11. Mio Bryce. 2009. Performativity of Japanese Laughter. International Journal of the Humanities, no 7(9). Available at URL: https://wwwresearchgate. net/publication/255651730_Performativity_of_Japanese_Laughter (accessed: 10.11.2016).

12. Muramatsu M. 1997. Japanese Humour: An Oxymoron?Tokyo, Japan Update.

13. Inoue H. 1984. ^©APbWS [Communication laughing]. Tokyo. (In Jap.)

14. /Jvtfö Koizumi T. 1997. ©fgfflft [Joke and rhetoric] Tokyo. (In Jap.)

15. IfAfc^fc Suzuki T. 1990. [Why Japanese do not master the English language?] Tokyo. (In Jap.)

16. UfäM Hosaka T. 2013. [How to keep composure] Tokyo. (In Jap.)

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.