Научная статья на тему '«Я привыкла работать в Арктике одна». Нина Петровна Дёмме – полярник и орнитолог'

«Я привыкла работать в Арктике одна». Нина Петровна Дёмме – полярник и орнитолог Текст научной статьи по специальности «История и археология»

21
7
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Арктика / Земля Франца-Иосифа / Новая Земля / Северная Земля / биография / история научных исследований / Arctic / Franz-Josef Land / Novaya Zemlya / Severnaya Zemlya / biography / history of scientific research

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Гаврило Мария Владиславовна, Горяшко Александра

Долгие годы представление о биографии и личности Н.П. Дёмме строилось лишь на основе публикаций 1930-х гг. и получилось весьма искажённым. Она прославилась как первая в мире женщина-полярница, хотя была далеко не первой. Её прославляли как женщину, возглавившую арктическую экспедицию, а то, ради чего она участвовала в арктической экспедиции, её действительно замечательные. работы в области биологии оставались совершенно неизвестными. О её арктических экспедициях 1930-х гг. писали газеты всего мира, а о следующих 40 годах её жизни не было известно ничего. Недавно появившиеся неоднократные обращения к личности и биографии Дёмме, восполнив многие пробелы, не осветили определённые периоды жизни Дёмме и не коснулись её научных заслуг. В статье с привлечением новых документальных и собственных экспедиционных материалов рассмотрен весь жизненный путь Н.П. Дёмме и уделено особое внимание её арктическим экспедициям (в период с 1929 по 1959 г.) и биологическим исследованиям

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

“I’m used to working in the Arctic alone”. Nina Petrovna Demme, a polar explorer and ornithologist

For many years, the vision of N. Demme’s biography and personality was based only on the publications from the 1930s and turned out to be very distorted. She became famous as the world’s first female polar explorer, although she was hardly the first. She was celebrated as the woman who led the Arctic expedition, while her reasons behind the Arctic expedition and her truly remarkable work in the field of biology remained completely unknown. Newspapers around the world wrote about her Arctic expeditions in the 1930s, but the next 40 years of her life remained without attention. Multiple references to the personality and life of Demme have appeared recently and though they have filled in many gaps, they did not highlight certain periods of Demme’s life and did not touch upon her scientific merits. Using new documentary and our own field materials, this article describes the entire life of N. Demme, with special attention to her Arctic expeditions (1929–1959) and biological research

Текст научной работы на тему ««Я привыкла работать в Арктике одна». Нина Петровна Дёмме – полярник и орнитолог»

ГАВРИЛО М.В.

ГОРЯШКО А.

«Я привыкла работать в Арктике одна». Нина Петровна Дёмме -полярник и орнитолог

M. GAVRILO, A. GORYASHKO

"I'm used to working in the Arctic alone". Nina Petrovna Demme, a polar explorer and ornithologist

Сведения об авторах:

Гаврило Мария Владиславовна, кандидат биологических наук, руководитель комиссии по природному наследию Ассоциации «Морское наследие: исследуем и сохраним», ведущий научный сотрудник Арктического и Антарктического научно-исследовательского института (Санкт-Петербург) M_gavrilo@mail.ru

Горяшко Александра, независимый исследователь, историк науки, член Ассоциации «Морское наследие: исследуем и сохраним» (Кандалакша / Санкт-Петербург) alexandragor4@yandex.ru

About the authors:

Mariya Vladislavovna Gavrilo, Candidate of Biological Sciences, Head of the Commission on Natural Heritage of the "Marine Heritage: Exploring and Preserving" Association, leading researcher of the Arctic and Antarctic Research Institute (Saint Petersburg) M_gavrilo@mail.ru

Aleksandra Goryashko, independent researcher, science historian, member of the "Marine Heritage: Exploring and Preserving" Association (Kandalaksha / Saint Petersburg) alexandragor4@yandex.ru

Аннотация

Долгие годы представление о биографии и личности Н.П. Дёмме строилось лишь на основе публикаций 1930-х гг. и получилось весьма искажённым. Она прославилась как первая в мире женщина-полярница, хотя была далеко не первой. Её прославляли как женщину, возглавившую арктическую экспедицию, а то, ради чего она участвовала в арктической экспедиции, её действительно замечательные

работы в области биологии оставались совершенно неизвестными. О её арктических экспедициях 1930-х гг. писали газеты всего мира, а о следующих 40 годах её жизни не было известно ничего.

Недавно появившиеся неоднократные обращения к личности и биографии Дёмме, восполнив многие пробелы, не осветили определённые периоды жизни Дёмме и не коснулись её научных заслуг.

В статье с привлечением новых документальных и собственных экспедиционных материалов рассмотрен весь жизненный путь Н.П. Дёмме и уделено особое внимание её арктическим экспедициям (в период с 1929 по 1959 г.) и биологическим исследованиям.

Abstract

For many years, the vision of N. Demme's biography and personality was based only on the publications from the 1930s and turned out to be very distorted. She became famous as the world's first female polar explorer, although she was hardly the first. She was celebrated as the woman who led the Arctic expedition, while her reasons behind the Arctic expedition and her truly remarkable work in the field of biology remained completely unknown. Newspapers around the world wrote about her Arctic expeditions in the 1930s, but the next 40 years of her life remained without attention.

Multiple references to the personality and life of Demme have appeared recently and though they have filled in many gaps, they did not highlight certain periods of Demme's life and did not touch upon her scientific merits.

Using new documentary and our own field materials, this article describes the entire life of N. Demme, with special attention to her Arctic expeditions (1929-1959) and biological research.

Ключевые слова

Арктика, Земля Франца-Иосифа, Новая Земля, Северная Земля, биография, история научных исследований.

Keywords:

Arctic, Franz-Josef Land, Novaya Zemlya, Severnaya Zemlya, biography, history of scientific research.

Введение

В 1930 г. Нина Петровна Дёмме (рис. 1), 28-летняя сотрудница Института по изучению Севера1, пошла в свой первый полярный рейс, на свою первую зимовку на Землю Франца-Иосифа и в одночасье стала знаменитостью и любимой героиней журналистов. В 1932 г. второй полярный рейс, на этот раз на Северную Землю, ещё сильнее подогрел внимание публики, поскольку на этот раз Дёмме была начальником зимовки и полярной метеостанции и руководила тремя мужчинами. Однако любовь публики недолговечна. В 1934 г. окончилась зимовка на Северной Земле, иссяк поток публикаций, и вскоре о полярной героине уже никто не вспоминал. Долгие годы представление о биографии и личности Н.П. Дёмме строилось лишь на основе публикаций 1930-х гг. и получилось весьма искажённым. Она стала известной как первая в мире женщина-полярница2, хотя

Рис. 1. Нина Петровна Дёмме (1902-1977). Государственный архив новейшей истории Костромской области

В настоящее время - Научно-исследовательский институт Арктики и Антарктики (ААНИИ).

Муханов Л. Первая полярница // Работница. 1930. № 42 (ноябрь). С. 12-13; Муханов Л. В страну ледяного молчания. Архангельск, 1932. 198 с.; Николаева З. Первая, забытая. Судьба полярника Нины Дёмме // Сайт Русского географического общества [Электронный ресурс] URL: https://www.rgo.ru/ru/article/pervaya-zabytaya-sudba-polyarnika-niny-demme (дата обращения: 13.03.2020).

была далеко не первой1. Её прославляли или критически анализировали2 как женщину, возглавившую арктическую экспедицию, а то, ради чего она участвовала в ней, её действительно замечательные работы в области биологии оставались совершенно не известными. О её арктических экспедициях 1930-х гг. писали газеты всего мира, а о следующих 40 годах её жизни не было известно ничего. Личность и работы Н.П. Дёмме на несколько десятилетий оказались забыты.

Новый всплеск интереса к Дёмме случился совсем недавно, после того как Г.П. Аветисов обнаружил в архиве Костромской области большое количество документов, связанных с её биографией3, а позже журналисты разыскали родственников Дёмме, которые сохранили её фотоархив и поделились воспоминаниями о её жизни4. После этого Нина Дёмме стала также и центральным объектом анализа гендерной проблемы советского освоения Арктики в 1930-х гг.5

Если собрать отрывочную информацию по разным источникам, то перед нами возникает довольно пёстрая картина личности Нины Петровны, в которой она предстаёт одновременно как:

дочь крестьянской девицы и бывшего немецкого барона; комсомолка-активистка;

1 Поистине удивительно, что «первой женщиной-полярницей» Н.П. Дёмме именуют до сих пор, хотя женщины ходили в полярные плавания задолго до неё. Ещё в начале XVIII века, в 1733-1736 гг. участницей Второй Камчатской экспедиции была Татьяна (долгое время ошибочно именовавшаяся Марией) Прончищева, в этой экспедиции она и скончалась. Ерминия Жданко и Жульетта Жан были участницами русских полярных экспедиций, которые начались в 1912 г., и пропали без вести в арктических морях. Не была Дёмме и первой женщиной, оставшейся на полярную зимовку в качестве научного работника. В 1923 г. на Новой Земле, в Маточкином Шаре, на метеорологической станции зимовала Ирина Русинова, одна из первых женщин-метеорологов.

2 Канторович В. Нина Дёмме // Новый мир. 1936. № 10. С. 144-159.

3 Аветисов Г.П. Нина Петровна Дёмме: первая женщина - начальник полярной станции // Российские полярные исследования. 2014. № 2 (16). С. 52-54.

4 Николаева З. Первая, забытая. Судьба полярника Нины Дёмме // Сайт Русского географического общества. Николаева З. Арктическая повесть Нины Дёмме (краеведческий очерк) // Костромская народная газета. 2017. 26 апреля. № 17; 24 мая. № 21 [Электронный ресурс] URL: https://www.proza.ru/2017/05/22/967 (дата обращения: 13.01.2021).

5 Скубач О.А. Неженская Арктика: сюжет о героине-полярнице в советской культуре 1920-1930-х годов // Критика и семиотика. 2020. № 1. С. 338-350; Её же. Страх и Север: Арктика глазами советских полярников 1920-1930-х годов // Новое литературное обозрение. 2020. № 2 [Электронный ресурс] URL: https://www.nlobooks.ru/ magazines/novoe_literaturnoe_obozrenie/162_nlo_2_2020/article/22080/ (дата обращения: 01.01.2021); Куляпин А.И. Мифогеография Северной Земли и семиотика бытового поведения советского полярника 1930-х гг. [Электронный документ] // Енисейская Сибирь в истории России (к 400-летию г. Енисейска) / Материалы Сибирского исторического форума. Красноярск, 23-25 октября 2019 г. Красноярск, 2019. С. 201-204.

бескомпромиссная феминистка; начальник зимовки на полярной станции; женщина-учёный.

Картина настолько яркая и противоречивая, что Дёмме стала даже героиней учебного пособия по психоанализу, где её биографию использовали как case для проработки методики личностного тестирования по методу венгерского психиатра Леопольда Сонди1. Но и в этих публикациях оказались мало или совсем не освещены определённые периоды жизни Дёмме и совсем не уделялось внимания её исследованиям, а мимолётные упоминания о её научно-экспедиционной работе изобилуют неточностями2.

Мы рассмотрим весь жизненный путь Н.П. Дёмме, уделив особое внимание периоду её работы в Арктике и научному значению этих работ.

Материалы и методы

Биографическая часть статьи подготовлена в основном А. Горяшко на основе анализа опубликованных источников, архивных материалов и данных, полученных от младших членов семьи Н.П. Дёмме и Л.А. Данилиной, дочери этнографа А.Г. Данилина, сокурсника Н.П. Дёмме.

Часть статьи, посвящённая экспедиционной деятельности Дёмме, её научным работам и их значению, подготовлена в основном М.В. Гаври-ло на основе опубликованных источников, публикаций и неопубликованных отчётов (из фондов ААНИИ и Кандалакшского государственного заповедника), а также личного научно-экспедиционного опыта работы в местах, исторически связанных с работами Н.П. Дёмме в Арктике.

Биография3

Для начала приведём краткую, но наиболее полную биографию Н.П. Дёмме: 1902.01.24. Кострома. У крестьянской девицы Марии Рябцевой и немецкого мещанина Людвига Дёмме родилась дочь Нина.

1909-1914. Кострома. Учёба в образцовой школе при учительской семинарии.

Романова И., Бермант-Полякова О. Люди и судьбы. Сондиана в психологическом консультировании. 2017. 703 с.

Напр., в заметке Б. Громова «Мы завоёвываем Крайний Север» (Смена. 1930, ноябрь. №172) Дёмме названа геологом; множество неточностей встречается и в современной прессе, напр.: Захоронение первой в мире женщины-полярницы нашли в Костроме // Сайт «Regnum» [Электронный ресурс] URL: https://regnum.ru/news/ society/2289064.html (дата обращения: 16.03.2019).

Дёмме Н.П. 1938. Автобиография: архив отдела кадров ААНИИ. Личное дело Н.П. Деме; Дёмме Н.П. 1959. Жизнеописание: Государственный архив новейшей истории Костромской области (далее - ГАНИКО). Ф. П-3215. Оп. 2. Д. 918.

2

1914-1917. Кострома. Учёба в дворянской Григоровской гимназии.

1918. Кострома. Заведующая летней колонии первой трудовой школы-коммуны.

1919-1921. Кострома. Комсомольская деятельность и пролетаризация населения. Работа в составе Губкома РКСМ.

1920. Москва. Обучение на Курсах внешкольных работников.

1921-1930. Ленинград и экспедиции в регионы. Обучение в Географическом институте и Ленинградском университете, экспедиции в Ленинградской области (1925), Узбекистан (1926, 1927, 1928), на Урал (1929).

1930-1959. Ленинград и экспедиции в Арктику. Работа и аспирантура в Институте по изучению Севера / ВАИ / АНИИ.

1930-1931. Земля Франца-Иосифа, о. Гукера, бухта Тихая. Первая арктическая экспедиция, биолог.

1932-1934. Северная Земля, о. Домашний. Начальник зимовки.

1939-1944. Новая Земля. Биолог.

1946. Ленинград. Защита кандидатской диссертации.

1949. Белое море. Полевой сезон в Кандалакшском государственном заповеднике.

1950-е. Промыслово-биологические работы на Северной Оби.

1959-1977. Выход на пенсию. Жизнь между севером (Ленинград) и югом (Змеиные Засеки на Чёрном море).

1977.03.16 - Скончалась в Ленинграде. Похоронена в Костроме.

Начало пути. Учёба

Нина родилась в Костроме, в семье «крестьянской девицы» Марии Ивановны Рябцовой1 и обрусевшего немца мещанина Людвига Фёдоровича Дёмме, как говорят, в прошлом - барона фон Медема2. Формально она, её сестра Юля и брат Серёжа были внебрачными детьми, их родители, православная и католик, были не венчаны. Отчество Нина получила по имени крёстного отца, крестьянина Петра Рябцова. Статус ребёнка из побочной семьи препятствовал поступлению в гимназию, но Нине смогли оформить документы на фамилию отца, что дало возможность поступить в дворянскую Григоровскую гимназию. По документам тем не менее она оставалась «дочерью крестьянской девицы», что шокировало гимназическую публику. Революцию 1917 г., пришедшуюся на Ни-нины 15 лет, она приняла с безоговорочным восторгом; столь мешавшие ей социальные ограничения теперь были сняты. Нина стала одной

В документах встречается разное написание: Рябцова и Рябцева. У ныне живущих потомков семьи закрепилось написание через «о», Рябцова. Николаева З. Арктическая повесть Нины Дёмме ... 2017.

из первых комсомолок города, работала в только что возникшей комсомольской организации. В 1920 г. Нину Дёмме командировали в Москву, на Курсы внешкольных работников, в обучении слушателей участвовали Н.К. Крупская, М.И. Калинин, И. Арманд. Однажды курсы посетил сам В.И. Ленин, встречу с ним она восторженно описывала в воспоминаниях. Бурная общественная деятельность на несколько лет совершенно заслонила собой все другие интересы. Но в 19 лет Нина продолжила своё образование - и самым удачным образом - поступив в только что организованный в Петрограде Географический институт1.

«...Для ВУЗа я была не подготовлена: последние полтора года мы почти не занимались школьными предметами, языков я не знала, так как была принята в гимназию без права их изучения. К счастью, при институте был организован подготовительный курс, на котором нас и подтянули. Это был замечательный институт. Такие силы профессоров, как Ферсман, Берг, Борисяк, Наливкин, Федченко, Эдельштейн, Любимен-ко, Неустроев, Богораз-Тан, Бируля и др., были нашими руководителями2 <...> Великолепная библиотека института <...> служила нам сокровищем, из которого мы черпали знания по всем отраслям естественно-исторических наук. В институте была колоссальная многопредметность; 54 теоретических предмета и столько же практических занятий числилось в программе обучения»3.

Учились с большими перерывами на длительные полевые производственные практики, которые оплачивались и были важным средством заработка в те голодные времена. За время учёбы Нина Дёмме успела поработать в экспедициях в Ленинградской области, Узбекистане и на Урале.

Ленинградский географический институт - первое и единственное специальное высшее географическое учебное заведение, открытое в Петрограде (Ленинграде) в 1918 г. на базе Высших географических курсов. В 1925 г. преобразован в географический факультет Ленинградского государственного университета (ЛГУ). А.Е. Ферсман (1883-1945) - минералог, кристаллограф, геохимик, профессор, академик АН ССР, вице-президент АН СССР; Л.С. Берг (1876-1950) - зоолог и географ, академик АН СССР, президент Географического общества СССР; А.А. Борисяк (1872-1944) - палеонтолог и геолог, академик АН СССР, основатель Палеонтологического института АН СССР.; Д.В. Наливкин (1889-1982) - геолог и палеонтолог, академик АН СССР; Б.А. Федченко (1872-1947) - ботаник, гляциолог, географ, путешественник, профессор ЛГУ, заслуженный деятель науки РСФСР; Я.Э. Эдельштейн (1869-1952) - геолог и геоморфолог, проф. ЛГУ, Заслуженный деятель науки РСФСР; В.Н. Любименко (1873-1937) - ботаник, член-корреспондент АН СССР; С.С. Неустроев (1874-1928) - почвовед и физико-географ, профессор ЛГУ; В.Г. Тан-Богораз (1865-1936) - писатель, этнограф, лингвист, северовед-этно-граф, профессор ЛГУ, основатель Института по изучению Севера и Музея истории религии и атеизма; А.А. Бялыницкий-Бируля (1864-1937) - зоолог, палеонтолог, член-корреспондент АН СССР.

Дёмме Н.П. 1959. Жизнеописание: ГАНИКО. Ф. П-3215. Оп. 2. Д. 918.

2

Так в бурном водовороте революционных событий, в годы, голодные на пищу телесную, но очень щедрые на пищу для ума, преподнесённую плеядой блистательных учёных и ярких революционеров, сформировалась «тов. Рябцева-Дёмме - этот замечательный тип новой женщины революционной эпохи, соединяющий глубокую научную проницательность с неутомимой энергией революционера, практическую жизненную смётку пролетарки с тонким анализом учёного теоретика-географа»1.

Арктические экспедиции: Земля Франца-Иосифа, 1930-1931

В 1929 г., окончив учёбу, Нина Дёмме поступила на работу в Институт по изучению Севера, и уже в следующем, 1930 г., пошла в свой первый полярный рейс, на свою первую зимовку на Землю Франца-Иосифа. Среди 11 участников зимовки Дёмме была единственной женщиной.

«За рубежом считали такой эксперимент рискованным, выдумывали всякие небылицы, создавали из этого сенсацию, а нам некогда было думать о необычности нашей зимовки, и вся шумиха, поднятая вокруг нас, только раздражала. Мы жили обычной жизнью советских людей, порой забывая, что на нас "смотрит мир"», - писала Н.П. Дёмме2.

Архипелаг Земля Франца-Иосифа официально вошёл в состав СССР только в 1926 г., когда вся территория от Северного полюса до материковой части СССР, ограниченная меридианами Варангер-фьорда и мыса Дежнёва, была объявлена советским сектором Арктики3. Советскому Союзу нужно было осваивать свои новые владения и утверждать право на них, поэтому большое значение придавалось научно-исследовательским работам и промысловой деятельности на этих территориях. Среди первых мероприятий по освоению арктических владений было строительство в 1929 г. полярной гидрометеорологической станции на одном из островов Земли Франца-Иосифа, о. Гукера, в бухте Тихая. Связанные со станцией события удостаивались особого внимания и широко освещались в прессе. Недаром, когда в 1930 г. ледокольный пароход «Георгий Седов» доставил в бухту Тихая вторую смену зимовщиков, на его борту находились также писатель И.С. Соколов-Микитов, корреспонденты Б. Громов и Л. Муханов, кинорежиссёр и кинооператор. Так участие в зимовке Нины Дёмме получило широкую известность (рис. 2).

1 Муханов Л. Первая полярница ... 1930.

2 Там же.

3 Постановление Президиума ЦИК СССР от 15 апреля 1926 г. «Об объявлении территорией Союза ССР земель и островов, расположенных в Северном Ледовитом океане» // Электронный фонд правовой и нормативно-технической документации [Электронный ресурс] URL: http://docs.cntd.ru/document/901761796 (дата обращения: 13.0.2021).

Рис. 2. Нина Дёмме на Земле Франца-Иосифа, 1930 г. Семейный архив Дёмме-Водзинских

Дёмме отправилась на остров не просто в качестве жены начальника полярной станции И.М. Иванова, что было нередким в те годы явлением в рамках эксперимента по обустройству так называемой Семейной Арктики, но как специалист-биолог: «Работа тов. Дёмме будет заключаться в изучении взаимоотношений между отдельными элементами географических ландшафтов, в изучении растительных и животных сообществ, в объединении разрозненных наблюдений других участников зимовки»1.

На своей первой зимовке в бухте Тихой Нина Дёмме провела год: с августа 1930-го по август 1931-го, и по результатам работы там опубликовала статью «Птичий базар на скале Рубини»2 - обзор орнитофауны бухты Тихая. Был у этой зимовки и глубоко личный результат - Нина навсегда полюбила Север.

«На Рубини-рок я услышала незабываемый, до крайности своеобразный шелест сухих слоевищ под лёгким ветром, там я увидела как облако,

Муханов Л. Первая полярница ... 1930.

Дёмме Н.П. Птичий базар на скале Рубини (остров Гукера, Земля Франца-Иосифа) // Труды Арктического института. 1934. Т. 11. С. 55-86.

разгуливающее по земле, подобралось к её подошве, затем охватило её до вершины, а лишайники, впитывая влагу, набухали, тело их морщилось, они <...> зашевелились как живые существа. Набухшие, они стали похожи на блестящие чёрные розы. И когда товарищи звали меня снова на юг, я им отвечала: шелест лишайников в северных скалах милей мне цветущих долин юга»1.

Арктические экспедиции: Северная Земля, 1932-1934

Дёмме планировала продолжать работы на Земле Франца-Иосифа. Весной 1932 г. она подала заявление: одновременно о поступлении в аспирантуру и о следующей зимовке на о. Гукера. В этом же заявлении в первый раз прозвучала идея заняться гагачьим хозяйством - намерение, которое ей удалось осуществить лишь через семь лет на Новой Земле. На следующую зимовку её отправили на другой арктический архипелаг, Северную Землю, на остров Домашний, где гаг не было.

«По инициативе самой г-жи Дёмме советские власти решили произвести новый эксперимент. Эту отважную путешественницу назначили начальницей станции на одном из самых северных архипелагов, совершенно необитаемых. В течение целого года на Северную Землю не сможет прийти ни один корабль, и все это время г-жа Дёмме вынуждена прожить в избушке с глазу на глаз с тремя мужчинами»2.

Вторая зимовка Нины Дёмме привлекла к себе ещё больше внимания. Если на Земле Франца-Иосифа Нина была лишь одним из членов команды, то теперь она была назначена начальником станции, под её руководством находились трое мужчин. Фотография Нины Дёмме появилась во множестве зарубежных газет. Так, газета The Deseret News писала: «Женщина возглавляет арктическую экспедицию. Начало второй арктической экспедиции мадам Нины Петровны Дёмме, знаменитой первой женщины - арктического учёного и исследователя»3.

В реальности работа на зимовке вчетвером выглядела вовсе не так романтично, как это представлялось публике. Дёмме часто приходилось одной совершать далекие маршруты на собачьей упряжке. В одном из таких одиночных маршрутов, остановившись переждать внезапно навалившийся туман, Дёмме пережила нападение медведя. Она успела освободить из упряжки часть собак, которые отогнали медведя, однако одной из собак тот успел распороть брюхо. Описание этого эпизода даёт яркую характеристику и условий работы, и личности Дёмме: «Собрала всех

Дёмме Н.П. 1959. Жизнеописание: ГАНИКО. Ф. П-3215. Оп. 2. Д. 918. Пересказ зарубежной прессы см. в: Канторович В. Нина Дёмме ... 1936. The Deseret News. 1932. 12 ноября.

Рис. 3. Зимовщики с убитым белым медведем, первой идёт Нина Дёмме. Северная Земля, 1934 г. Семейный архив Дёмме-Водзинских

[собак], снова приколила, раскинула палатку, зашила Османа, вправив ему кишки, уложила на нарты и снова пустилась в путь. Через 11 дней Осман снова был в упряжке. Живучи собаки! Так же как и советский человек»1 (рис. 3).

Зимовка на Северной Земле вместо запланированного года продлилась два - из-за тяжёлой ледовой обстановки в первый год зимовщиков снять не смогли. Второй год оказался особенно тяжёлым: осенними штормами смыло запасы продовольствия и топлива, люди и собаки жили впроголодь, один из зимовщиков заболел цингой и скончался осенью 1934 г., уже на материке вскоре после эвакуации. Зимовщиков пришлось снимать самолётом: лётчику А.Д. Алексееву удалось сесть на узкое разводье у о. Домашний.

После трёх зимовок подряд наступил внезапный перерыв, причины которого нам не известны. Возможной причиной, по предположению родственников Дёмме, явилось её выступление на некоем собрании, где со свойственной ей прямотой Нина потребовала разъяснений о том, «куда исчезают наши товарищи». Тогда, в середине 1930-х гг., в разгар сталинских репрессий, многие учёные и полярники, как и другие категории населения, подвергались арестам, ссылкам и расстрелам по надуманным обвинениям, но говорить об этом вслух

Дёмме Н.П. 1959. Жизнеописание: ГАНИКО. Ф. П-3215. Оп. 2. Д. 918

было не принято. Прямолинейное выступление Дёмме автоматически влекло за собой обвинение в связях с «врагами народа», и лишь благодаря хлопотам руководства Арктического института Нину удалось спасти от ареста.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

20 марта 1938 г. Дёмме отправила письмо О.Ю. Шмидту, в котором просила отправить её для работы на три месяца на Северную Землю. Одну.

«Своей диссертационной темой я избрала монографическое описание Северной Земли (фауны). Всё она же - Северная Земля - суровая и труднодоступная увлекает меня, и не могу я отказаться от неё, невзирая на все потери, на все неудачи в её освоении. Моя просьба к Вам на этот раз заключается в следующем: задумайтесь хоть на минуточку о возможностях моего пребывания на Северной Земле в навигацию 1938 г.! Я думаю, что нет нужды доказывать Вам необходимость этой поездки. Всякий новый материал, касающийся указанного района, явится неоценимым вкладом в работу. <. > Если бы мне удалось пойти с одним из ледоколов в навигацию этого года - было бы в высшей степени полезно. Моя поездка не обойдётся дорого. Я обойдусь без помощников. Если Вы помните, я привыкла работать в Арктике одна и небезуспешно. Одиночество в полевых исследованиях меня не остановит. Мне нужна палатка, соответствующая одежда, недорогое охотничье и биологическое снаряжение и продовольствие на три месяца. <...> С глубоким уважением, полная радужных надежд, Дём-ме Н.»1.

Арктические экспедиции: Новая Земля, 1942-1944

Надежды сбылись, но не совсем так, как планировала Дёмме. Одну на Северную Землю её высаживать не стали, но уже в 1939 г. началась её работа на другом арктическом архипелаге, Новой Земле. Сменилась и тема диссертационной работы: вместо описания фауны Северной Земли - организация гагачьего хозяйства на Новой Земле. Вероятно, это было связано с резко проявившимся в 1930-е гг. в СССР интересом к гагачьему пуху, который в то время являлся единственным надёжным утеплителем для одежды полярников и полярных лётчиков, а кроме того, представлял для государства интерес как ценный валютный товар.

«.Проезжая мимо берегов Новой Земли, я часто и в большом количестве наблюдала гагу. Зная о существующем на Новой Земле промысле

Дёмме Н.П. 1938. Автобиография: архив отдела кадров ААНИИ. Личное дело Н.П. Дёмме.

гагачьего пуха, я поставила себе задачу изучить этот промысел», - писала Дёмме о своём интересе к этой проблеме1.

И вот теперь в её задачи входило изучение биологии гаги, обследование более 100 островов, учёт и картирование всех гнёзд гаги обыкновенной (gaga vulgaris), анализ работы промышленников, собиравших гагачий пух на Новой Земле, и оптимизация этой работы на научной основе. При этом работала она по большей части одна.

«Обычно промышленники завозили меня на катере в промысловую избушку, пустовавшую обычно летом <...> оставляли мне продовольствия недели на три - на месяц и уходили, а я оставалась и ездила на острова на маленькой <...> лодке, так как большую, тяжёлую мне не втащить бы на скалы, пряча её от прибоя <...> Вообще я не любила работать с помощниками. "Рисковать так одной" - были главные соображения, а наблюдения выигрывали всегда, если они производились одним лицом»2.

К естественным трудностям работы на заполярных островах вскоре прибавилась война, на Дёмме было возложено выполнение задач, ставших более актуальными, чем сбор пуха. Однако, и выполняя их, она продолжала работать над диссертацией.

«В январе 1942 года моя связь с научными учреждениями прервалась, и я была вынуждена вести научно-исследовательские работы, попутно выполняя хозяйственно-оперативные задания Главсевероторга. В навигацию 1942 года я была командирована <.> на Новую Землю для организации заготовок яиц, мяса и шкурок кайры, а также по проведению опытов по высушиванию в порошок яиц кайры. В течение июля, работая на базарах кайры в губе Грибовой, я вела в этом районе наблюдения и на гнездовьях гаги <...>

В навигацию 1943 года я была занята вопросами доставки грузов с Новой Земли на материк и снабжения населения островов Новой Земли и о. Вайгач. <. > Во время длительных стоянок парохода мне удалось собрать сведения по гнездовьям гаги, а также посетить некоторые острова. Зимуя на Новой Земле в 1943/44 году, я занималась вопросами заготовок песца и морского зверя, и наблюдения над гагой мне пришлось вести попутно.

Военная обстановка не позволяла направлять в прифронтовую полосу группы исследователей, поэтому мне пришлось вести работы одной. Обследование гнездовых колоний велось следующим образом. В том случае, если район обследования отстоял от становища далее 15 км, я устраивала на берегу или на острове базу и оттуда вела обследование окрестных

Дёмме Н.П. 1959. Жизнеописание: ГАНИКО. Ф. П-3215. Оп. 2. Д. 918. Там же.

островов, переезжая с острова на остров на маленькой лодке. Часть островов была посещена мной вместе с промышленниками во время сбора пуха. Я делала пешеходные экскурсии по берегу и на островах. Во время зимовки наблюдения велись на лыжах и на собаках. Поездки на расстояния свыше 15 км осуществлялись на моторно-парусных промысловых ботах»1.

Кроме работ чисто биологических (учёт гагачьих гнездовий, наблюдения за поведением, изучение структуры гагачьего пуха - одно из первых в нашей стране, и пр.) Дёмме провела огромную практическую работу. К моменту её прибытия на Новую Землю промышленники собирали пух бессистемно, не руководствуясь никакими правилами и сроками, что приводило к гибели кладок (рис. 4). Под руководством Дёмме способы сбора пуха были принципиально изменены2.

Грандиозность проделанной Дёмме работы становится понятна после знакомства с сухим перечнем маршрутов, который она приводит в диссертации наряду с другими фактическими данными: «За весь период работы сделано: проездов на лодке 181 общей протяжённостью 2000 км; на моторных ботах - 19, общей протяжённостью 1518 км; на собаках - 10, общей протяжённостью 384 км; на лыжах - 77, общей протяжённостью 810 км; на рейсовых пароходах и военных тральщиках - 14; переходов пешком - 80, общей протяжённостью 1134 км3».

В 1946 г. Дёмме защитила диссертацию «Гнездовые колонии гаги обыкновенной Бота1гг1а тоШ$$Ша тоШ$$Ша (Ь.) на Новой Земле и организация гагачьего хозяйства» и получила учёную степень кандидата биологических наук.

После высокоширотной Арктики

В последующие годы Дёмме преподавала биологию в ЛГУ, в 1949 г. стала доцентом. В том же 1949 г. она продолжила работу по гаге - на этот раз в Кандалакшском заповеднике.

Кандалакшский заповедник был создан в 1932 г. для охраны гаг и специализировался на их изучении. Главным акцентом в этом изучении в 1930-60-е гг. была практическая сторона, т. е. разработка сбора пуха и поиски возможностей увеличения объёмов его добычи. Популярная в то время теория состояла в том, что можно быстро увеличить

1 Дёмме-Рябцева Н.П. Гнездовые колонии гаги обыкновенной 8оша1еиа шоШББта шоШББта (Ь.) на Новой Земле и организация гагачьего хозяйства : дис. ... канд. биол. наук. Л., 1946.

2 Подробнее см.: Горяшко А. Дикая птица и культурный человек. Гага обыкновенная и человек разумный: четырнадцать веков взаимоотношений. Санкт-Петербург, 2020. С. 409-419.

3 Дёмме-Рябцева Н.П. Гнездовые колонии гаги обыкновенной ... 1946.

БЕРЕГИТЕ ГЛГУ!

Уничтожайте

БЗРРОМИСТРОВ и сов УетрдиояитЕ »крЬггия

для с«езд г я пи из дасак, ИЗ кЯМНЕИ, ИЗ ПЛДВИМкД

© ©

„ У - ВЬ|ГОНвитЕ Хл / ««ЧНикРв -

ВЬ'ЬНРЯЯ ПУХ, ОСТД0ЛЯИ - У 1 л^^ с вет|>0,"1а

ТЕ ЗЯтЕННТЕлЬ,

чтобы зяродЫы Ж л?^^5* \ -

не пориБ от иолодд

Рис. 4. Плакат «Берегите гагу!» из диссертации Н.П. Дёмме

численность гаг и создать популяцию полудомашних птиц, не боящихся человека, если выращивать птенцов гаги искусственно, выводя их в инкубаторе из яиц, или забирая птенцов из гнёзд сразу после вылупления. Со временем эксперименты в этой области были прекращены, так как показали полную бессмысленность подобных действий, но Дёмме работала в тот период, когда они были в самом разгаре. Ещё в 1940 г. на Новой Земле Н.П. Дёмме брала на воспитание пуховых птенцов гаги и проводила наблюдения за их развитием. Эксперимент этот был малоудачным, на 20-й день жизни птенцы начинали погибать, вероятно, из-за неправильного питания и переохлаждения. Однако Дёмме читала в иностранной литературе об успешных опытах выращивания гагачат, а также о том, что подобные опыты проводились в 1945 г. в Кандалакшском заповеднике. «Проблема одомашнивания одного из видов гаг стоит на очереди в научно-исследовательском плане Арктического Научно-исследовательского Института», - писала Дёмме в своей диссертации1. Вероятно, именно в порядке выполнения этого плана Дёмме и приехала в 1949 г.

Дёмме-Рябцева Н.П. Гнездовые колонии гаги обыкновенной ... 1946.

в Кандалакшский заповедник, где продолжила опыты по выращиванию птенцов.

Собственных отчётов Дёмме об этой работе не сохранилось, однако из отчётов научного сотрудника заповедника З.М. Барановой мы узнаём, что она взяла для опыта 50 птенцов. Часть птенцов были взяты сразу после вылупления, а часть - в яйце, за 1-2 дня до вылупления. Уже на второй день после вылупления обсохших и окрепших птенцов выпускали в воду. Для этого им устроили естественный вольер, перегородив сетью часть небольшого залива рядом с кордоном заповедника на о. Лодейный. День гагачата проводили в вольере, а на ночь их заводили в помещение1. В отчётах З.М. Барановой и в воспоминаниях жительницы Кандалакши Р.В. Вощиковой, работавшей лаборанткой с Дёмме, сохранились живые и трогательные описания того, как Дёмме нянчилась с птенцами: ежедневно водила на морские прогулки, приучала понимать человеческий голос, отогревала замёрзших птенцов за пазухой2 (рис. 5).

К осени Н.П. Дёмме отобрала из подросших гагачат самых крепких и увезла их в Ленинград, где должна была продолжить наблюдения за их ростом и развитием. Однако до следующего лета птенцы не дожили: их содержали в зоопарке, где они заразились плесневым грибком через сено и живших до этого в помещении животных и погибли3. Впоследствии такой же результат давали и другие попытки перевоза в город гагачат, выращенных людьми в заповеднике.

Продолжения эта работа по неизвестным нам причинам не имела. Мы знаем лишь, что в следующий раз Дёмме вновь оказалась на Севере лишь в 1952 г., в год своего пятидесятилетия, когда работала в совершенно новом для себя месте и по новой теме - по организации звероводства на Северной Оби.

«В моём ведении было 28 колхозных звероферм, разбросанных на пространстве в 1200 км в диаметре. Всех их нужно было посетить,

Баранова З.М. 1948-1949. Отчёт по приручению гаги // Годовые планы и отчёты о научной работе и выполнении мероприятий по заповеднику. Отчёты научных сотрудников: Государственный архив Мурманской области. Ф. 1361. Д. 2. Оп. 1. Л. 22-24; Баранова З.М. Отчёт по теме «Основные особенности экологии гаги Белого моря». Кандалакша, 1955: Научный архив Кандалакшского природного заповедника (далее - Научный архив КГПЗ). Д. В-122.

Горяшко А. Дёмме в Кандалакшском заповеднике. Неизвестные страницы биографии знаменитой полярницы // Портал Goarctic.ru, 3 декабря 2019 [Электронный ресурс] URL: https://goarctic.ru/work/demme-v-kandalakshskom-zapovednike-neizvestnye-stranitsy-biografii-znamenitoy-polyarnitsy/ (дата обращения: 13.12.2020).

Баранова З.М. Отчёт по теме «Основные особенности экологии гаги Белого моря» . 1955.

Рис. 5. Н.П. Дёмме с гагачатами. о. Лодейный. 1949 г. Научный архив Кандалакшского государственного природного заповедника

заложить или проверить опыты по кормлению и содержанию серебристо-чёрных лисиц и норок и голубых песцов, проинструктировать население, изыскать источники кормов и, наконец, лечить заболевших зверей. И если бы мне каждый раз ждать попутного транспорта - долго бы пришлось выполнять эту задачу. Для ускорения я обычно грузила свою калганочку1 на корму парохода или катер, завозила её вверх по реке, а вниз шла на вёслах, обследуя каждый пункт и проводя там работу <...> Идёшь по реке и 80 и 100 км и. ни души. Останавливаешься на ночлег, опрокинув над собой лодку или наломав кедровых веток. Только стаи птиц носятся, да выходят к водопою лоси»2.

О вкладе Н.П. Дёмме в арктическую орнитологию

Научное наследие арктических экспедиций Н.П. Дёмме не очень велико по объему: она опубликовала статью о птицах скалы Рубина на Земле Франца-Иосифа3, защитила диссертацию по обыкновенной гаге и промысле её пуха на Новой Земле4, результаты её биологических наблюдений на Северной Земле составили подробный отчёт, который так и не был опубликован5, аналогично, обзорные материалы по орнитофауне Новой Земле и сохранились в виде неполного машинописного отчёта6. Тем не менее пионерные сведения о птицах, собранные Дёмме, поистине бесценны. Именно благодаря её наблюдениям и подсчётам населения птичьего базара скалы Рубини мониторинг ключевых видов морских птиц архипелага Земля Франца-Иосифа (толстоклювой кары, моевки, бургомистра), начавшись в 1930 г., имеет самую протяжённую историю среди всех островов российской Арктики7. Несмотря на тяжелейшие условия работы на Северной Земле, Дёмме собрала уникальный материал по фауне архипелага, составила видовые очерки для наиболее обычных птиц и млекопитающих. Её довольно подробные описания гнездовий белой чайки стали

1 Калганка (местн.) - тип маленькой долблёной лодки.

2 Дёмме Н.П. Жизнеописание, 1959 г.: ГАНИКО. Ф. П-3215. Оп. 2. Д. 918.

3 Дёмме Н.П. Птичий базар на скале Рубини ... 1934.

4 Дёмме-Рябцева Н.П. Гнездовые колонии гаги обыкновенной ... 1946.

5 Дёмме Н.П. Промысловая фауна Северной Земли. Л.: АНИИ, 1934. 135 с. (неопубликованный отчёт): Центральный государственный архив научно-технической документации Санкт-Петербурга. Ф. Р-369. Оп. 2-1. Д. 553. 135 л.

6 Дёмме Н.П. Наземные млекопитающие и птицы Новой Земли. Л., 1946. 49 с. (неопубликованный отчёт): Фонды ААНИИ.

7 О мониторинге птиц на скале Рубини см.: Краснов Ю.В. Орнитологические наблюдения на острове Гукера (Земля Франца-Иосифа) и в его окрестностях в августе 1993 г. // Труды Кольского научного центра РАН. Т. 4 (23). Океанология. Вып. 2. Апатиты, 2014. С. 252-262; Краснов Ю.В., Ежов А.В. Состояние популяций морских птиц и факторы, определяющие их развитие в Баренцевом море // Там же. Т. 4 (11). Океанология. Вып. 7. Апатиты, 2020. С. 252-262.

первыми наблюдениями за этой редкой и остававшейся до недавних пор самой малоизученной морской арктической птицей на территории Рос-сии1. Нина Петровна провела вслед за Н.Н. Урванцевым и Г.А. Ушаковым подсчёт численности белых чаек на островах Каменева (сейчас - арх. Седова), так благодаря усилиям первопроходцев о. Домашний стал точкой самого продолжительного в мире мониторинга этого редкого и охраняемого вида2.

Колонии птиц на островах Новой Земли, наверное, самые труднодоступные для орнитологов, а популяция новоземельской гаги остаётся наименее изученной, в том числе практически нет сведений о её современной численности и динамике. Одному из авторов (М.В. Гаври-ло) посчастливилось добраться в 2018 г. до о-вов Петуховского архипелага на самом юге Новой Земли и провести там учёт водоплавающих птиц. Особую ценность наши данные обрели, когда удалось сравнить их с результатами учётов Дёмме: выяснилось, что численность гаги на некогда самом продуктивном о. Пуховый упала на порядок по сравнению с 1940-ми гг., а вот численность белощёкой казарки сохранилась на прежнем уровне3.

Появившиеся в последние время попытки низведения былой «первой полярницы» до воинствующей феминистки, для которой «Арктика - это только пространство для самореализации» и доказательства собственным примером биологического превосходства женщины над мужчиной4, пропустили главный побудительный мотив Нины Дёмме, сформировавшийся благодаря мощной теоретической школе, пройденной в ЛГУ:

«Арктика влечёт меня своей недоступностью и исключительным интересом, который вытекает из ярко выраженных взаимоотношений отдельных географических элементов между собой. Климат, морские течения, растительный покров, рельеф, животный мир, населяющий многочисленные острова полярного моря, в частности архипелаг Земли Франца Иосифа, переплетаются между собой так тесно, что одно

Гаврило М.В. Белая чайка Pagophila ebúrnea (Phipps, 1774) в российской Арктике: особенности гнездования вида в современном оптимуме ареала : дис. ... канд. биол. наук. СПб., 2011. 259 с.

Gilchrist G., Strom H., Gavrilo M., Mosbech A. International Ivory Gull conservation strategy and action plan. CAFFs Circumpolar Seabird Group. CAFF Technical report No 18. September 2008. 20 p.; Гаврило М.В. Особенности гнездового размещения белой чайки в российской Арктике и возможности организации мониторинга ее популяций // Научные труды ФГБУ «Объединённая дирекция заповедников Таймыра» / Отв. ред. Л.А. Колпащиков, А.А. Романов. Норильск, 2015. Т. 1. С. 232-241. М.В. Гаврило, И.И. Чупин, 2018, неопубликованные данные.

Скубач О.А. Неженская Арктика: ... 2020; Её же. Страх и Север ... 2020; Куля-пин А.И. Мифогеография Северной Земли и семиотика бытового поведения советского полярника 1930-х гг. ... 2019.

2

4

обусловливает собой другое. Всё вместе взятое представляет собой ландшафты ледяной зоны, создаёт то удивительное равновесие в балансе природы, в котором кроется разгадка многих вопросов, связанных с практическим удовлетворением нужд социалистического строительства»1.

Эпилог

После Оби работать на Севере Дёмме не пришлось. В 1959 г. она вышла на пенсию и купила полуразваленный домик на юге, на берегу Чёрного моря возле Лазаревского (ныне - микрорайон Сочи). Своими руками восстановила дом, посадила прекрасный сад. В этом домике она жила с марта по октябрь, лишь на зиму возвращаясь в свою ленинградскую квартиру. В этот домик к ней приезжали друзья, коллеги и родственники, в нём выросли её племянницы. Дёмме называла это место «Змеиные припёки», т. к. там жило много желтопузиков (безногих ящериц из семейства веретеницевых). Но даже идиллическая южная жизнь не могла конкурировать с любовью к Северу. В том же 1959 г., когда был куплен южный домик, Нина Дёмме заканчивает своё «Жизнеописание» словами: «Думаю, моё настоящее безмятежное существование ненадолго. Север зовёт!»2. Но Север ей больше увидеть не пришлось. «У Ниночки летом, в "Змеиных припёках", мы, бывало, вечером сядем на терраске, и я прошу: "Ниночка, расскажи что-нибудь про север". Она начнёт, и заплачет. Ей было очень тяжело вспоминать, даже рассказывать было трудно. Она понимала, что это уже прошло, что к этому нет возврата», - рассказывала племянница Дёмме (Ирина Водзинская, личное сообщение).

Нина Петровна Дёмме скончалась в Ленинграде 16 марта 1977 г., её прах похоронен в Костроме. Родной город Нины отказал её родственникам в помощи в установлении мраморного памятника на её могиле, менее чем за полвека забыв о своей знаменитой в 1930-х гг. землячке. Дача в «Змеиных припёках», перешедшая к наследникам Нины Дёмме, семье Водзинских, была отобрана у них в начале 2000-х гг. Сейчас это место заброшено, посаженный Ниной сад уничтожен, кипарисы вырублены.

Личность Нины Петровны Дёмме, бывшей некогда героиней золотого века советского покорения Арктики, теперь приводят как пример «провала канонизации советской полярницы»3.

О последних годах жизни Дёмме стало известно благодаря воспоминаниям её младших родственников. Они же совершенно изменили

1 Дёмме Н.П. 1959. Жизнеописание: ГАНИКО. Ф. П-3215. Оп. 2. Д. 918.

2 Там же.

3 Скубач О.А. Неженская Арктика: ... 2020.

представление о Дёмме как об одинокой суровой полярнице: «Я и моя сестра, мы дети младшей Нининой сестры, Юлии. Мамочка наша очень болела, и Нина нам и материально всё время помогала, и после зимовок к нам ехала, и я у неё постоянно в Ленинграде была, и мамочка жила у неё в Ленинграде. Без Ниночки мы шагу не могли ступить. Ещё в 1930-х годах, не официально, но она нас удочерила <...> Ниночка была очень мягкий человек, несмотря на то что у неё была такая суровая жизнь. Очень душевная, ласковая, всё понимающая, добрая. Если кому-то где-то плохо, перво-наперво она идёт на помощь. И какая она была женственная <...> А какой у неё был красивый голос, как она пела! И играла на рояле, у неё дома в Ленинграде стоял большой рояль»1.

Рассказы Ирины Водзинской опровергают и другие заблуждения о личности и биографии Нины Дёмме. Она казалась воплощением железного здоровья, а у неё, оказывается, был порок сердца. «Ниночка мне однажды дала послушать, как у неё бьётся сердце, а у неё оно не бьётся, а скрипит. Как она проходила все комиссии, когда уезжала на север, даже не знаю.»2

Казалось, что вся жизнь Нины Дёмме была связана с Севером, а оказывается, она двадцать лет прожила на юге.

Казалось, что она была одинокой женщиной с несостоявшейся личной жизнью, а оказывается, у неё было четыре мужа3 и огромное количество родных, которые до сих пор оплакивают её кончину.

В отзыве, данном профессором Л.А. Портенко при зачислении Нины Петровны в аспирантуру, есть прекрасные слова, точно её характеризующие: «. она имеет достаточно веские данные, позволяющие рассчитывать, что по окончании аспирантуры из неё выйдет дельный научный работник, не гастролёр в Арктике, а прочно заинтересованный специалист»4.

Дёмме полностью оправдала надежды авторитетного орнитолога, а её исследования морских птиц на труднодоступных островах Северного Ледовитого океана дают сейчас бесценный материал, служащий

Ирина Водзинская, 2018, личное сообщение авторам. Там же.

По воспоминаниям Ирины Водзинской, первого мужа звали Ганя (отчество и фамилия не известны), второго - Иван Маркелович Иванов (он был начальником зимовки на Земле Франца-Иосифа, третий - Пётр Гаврилович Скворцов (студент Гидрографического института, как указано в анкете Дёмме), четвёртый - Владимир (отчество и фамилия не известны) - был лесоводом, в конце 1940-х звал Нину с собой в Сибирь, куда уезжал по работе, но она с ним поехать не смогла. Со всеми мужьями Нина поддерживала хорошие отношения и помогала им и их следующим семьям.

Цит. по: Аветисов Г.П. Нина Петровна Дёмме: первая женщина - начальник полярной станции . 2014

4

отправной точкой для ведения наблюдений за меняющейся природой Арктики.

Но, к сожалению, результаты научных работ Дёмме - пионерных в зоологическом отношении и выполнявшихся часто в буквальном смысле слова с риском для жизни, - известны лишь узкому кругу современных биологов. И лишь очень немногие люди сегодня знают о самом факте существования «первой в мире женщины-полярницы» и, уже без кавычек, первой женщины - полярного орнитолога.

Последнее, впрочем, неудивительно, и имеет семейные корни, поскольку старожилы вспоминали Людвига Дёмме именно как первого голубятника города, а не как владельца первого в Костроме магазина пишущих машинок и велосипедов. Очень он был увлечён птицами1.

Николаева З. Арктическая повесть Нины Дёмме ... 2017.; Колгушкин Л.А. Костромская старина. Воспоминания // Костромка (Костромская земля). Вып. 5 [Электронный ресурс] URL: https://kostromka.ru/kostroma/land/05/kolgushkin/41.php (дата обращения: 13.05.2019).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.