Научная статья на тему 'Взаимодействие светской и церковной власти на примере Главного управления по делам вероисповеданий правительства А. В. Колчака и временного высшего церковного управления Сибири'

Взаимодействие светской и церковной власти на примере Главного управления по делам вероисповеданий правительства А. В. Колчака и временного высшего церковного управления Сибири Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
434
127
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВЫСШЕЕ ЦЕРКОВНОЕ УПРАВЛЕНИЕ / СИБИРЬ / КОЛЧАК / СИЛЬВЕСТР / SUPREME / CHURCH / ADMINISTRATION / SIBIR / KOLCHAK / SILVESTR

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Олихов Дмитрий Владимирович

Анализируются отношения церкви и государства на подконтрольной А.В. Колчаку территории Сибири и востока России в 1919 г. Несмотря на сложное в политическом отношении время, и правительство в лице Главного управления по делам вероисповеданий, и Русская православная церковь в лице Временного высшего церковного управления Сибири (ВВЦУ Сибири) принципиально строили светское правовое государство. При этом государство считало возможным поддерживать церковные структуры материально, а церковь использовала свой авторитет для проповеди в поддержку «белого» движения.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

HE INTERACTION BETWEEN THE CHURCH AUTHORITIES AND THE STATE GOVERNMENT ON THE TERRITORY CONTROLLED BY A.V KOLCHAK AND THE PROVISIONAL GOVERNMENT OF HIGHER CHURCH ADMINISTRATION OF SIBERIA

The article gives the analysis of the interaction between the church authorities and the state government in the year of 1919on the part of Siberian territory and Russian Far East both of which were controlled by Kolchak A.V. Despite the fact that this was a very politically difficult period of the country life, both the government represented by General Directorate for the religion and Russian Orthodox Church represented by the Interim supreme church directorate were building secular state. However, the state government believed that it was possible to support church financially, while the church used its authority to preach in support of the White movement.

Текст научной работы на тему «Взаимодействие светской и церковной власти на примере Главного управления по делам вероисповеданий правительства А. В. Колчака и временного высшего церковного управления Сибири»

КУЛЬТУРА И ИСКУССТВО

Вестн. Ом. ун-та. 2013. № 1. С. 154-156.

УДК 322 Д.В. Олихов

ВЗАИМОДЕЙСТВИЕ СВЕТСКОЙ И ЦЕРКОВНОЙ ВЛАСТИ НА ПРИМЕРЕ ГЛАВНОГО УПРАВЛЕНИЯ ПО ДЕЛАМ ВЕРОИСПОВЕДАНИЙ ПРАВИТЕЛЬСТВА А.В. КОЛЧАКА И ВРЕМЕННОГО ВЫСШЕГО ЦЕРКОВНОГО УПРАВЛЕНИЯ СИБИРИ

Анализируются отношения церкви и государства на подконтрольной А.В. Колчаку территории Сибири и востока России в 1919 г. Несмотря на сложное в политическом отношении время, и правительство в лице Главного управления по делам вероисповеданий, и Русская православная церковь в лице Временного высшего церковного управления Сибири (ВВЦУ Сибири) принципиально строили светское правовое государство. При этом государство считало возможным поддерживать церковные структуры материально, а церковь использовала свой авторитет для проповеди в поддержку «белого» движения.

Ключевые слова: высшее церковное управление, Сибирь, Колчак, Сильвестр.

В ноябре 1918 г. в Сибири произошло два судьбоносных события, приведших к формированию уникальной церковно-политической ситуации на востоке страны - приход к власти в Омске адмирала А.В. Колчака и формирование в Томске Временного высшего церковного управления Сибири.

После окончания Томского соборного совещания постановлением Совета министров от 27 декабря 1918 г. было составлено положение о Главном управлении по делам вероисповеданий. Согласно положению, Главное управление было высшим органом, осуществляющим мероприятия правительства в области отношения Российского государства к существующим вероисповеданиям [1].

Управление составляли главноуправляющий, его товарищ, канцелярия, департаменты по делам православной церкви и инославных и иноверных вероисповеданий. В свою очередь, Департамент по делам православной церкви состоял из отделений общих дел, учебного и хозяйственного, а Департамент инославных и иноверных вероисповеданий - из отделений по делам христианских и нехристианских исповеданий. Главноуправляющий участвовал в работе Совета министров, однако решающий голос имел лишь по делам своего ведомства. По своим функциональным обязанностям главноуправляющий получал статус министра, согласно Своду законов Российской империи, а само Управление, соответственно, - статус министерства.

И главноуправляющий, и его товарищ назначались из лиц православного вероисповедания. Они обязательно присутствовали на заседаниях Церковного собора и Высшего временного церковного управления, где должны были давать необходимые разъяснения и имели совещательный голос.

Указом Верховного правителя главноуправляющим по делам вероисповеданий с оставлением в должности профессора Томского университета был назначен доктор церковного права Павел Александрович Прокошев. Его товарищем 7 февраля 1919 г. был определен ординарный профессор Казанской духовной академии доктор церковной истории Леонид Иванович Писарев с оставлением в должности профессора, без сохранения содержания, а директором канцелярии главноуправляющего - преподаватель Томской духовной семинарии, юрист, кандидат богословия Александр Петрович Успенский.

© Д.В. Олихов, 2013

Взаимодействие светской и церковной власти..

155

Архиепископ Омский Сильвестр в интервью одной из омских газет отмечал, что в вопросе взаимоотношения церкви и государства он руководствуется решениями Поместного собора 1917-1918 гг. По его мнению, необходимо было установить такую форму взаимоотношений между правительственной властью и церковью, которая соответствовала бы достоинству как одной, так и другой стороны. При этом совершенно невозможно было повторение дореволюционной формы обер-прокуратуры Св. Синода. Архиепископ Сильвестр считал, что государственное учреждение, ведающее церковными делами, не мыслилось как обладающее исключительными полномочиями в отношении внутренней жизни церкви [2].

Впоследствии в мартовском номере «Сибирского Благовестника» вышла программная статья профессора Прокошева, руководителя Главного управления по делам вероисповеданий колчаковского правительства «Основные начала, определяющие взаимные отношения между церковью и государством в России», в которой он обосновывал позицию правительства по взаимодействию с доминирующей вероисповедной конфессией страны. В статье отмечалось, что правительство не только не хотело порывать связи между русским государством и православной церковью, но и отчетливо осознавало, что содействие православной церкви в деле возрождения России и государственного строительства особенно необходимо и не противоречит принципам правового государства. Православная церковь имела исторически обоснованное притязание на религиозную работу в народе, церковь могла гораздо лучше, чем это сделало бы государство, осуществить наполнение народной жизни христианскими принципами.

Вследствие этого государство, по его мнению, не нарушая принципа правового государства о свободе совести и независимости гражданских и политических прав от вероисповедания, должно было также прислушаться к голосу Всероссийского поместного собора о признании православной веры первой между равными. Профессор П.А. Прокошев как знаток светского и церковного права считал, что такое привилегированное положение православной церкви не только не противоречит теории правового государства, но и прямо оправдывается ей. По его мнению, если на территории государства действует несколько конфессий, то отношение властей к ним должно быть равным, однако это равенство (паритет) должно было быть понимаемо не в смысле «каждому поровну», а в смысле справедливого «каждому свое». Ту церковь, к которой принадлежит большая часть населения, государство должно ценить выше и ставить её в более привилегированное положение по

сравнению с прочими. Поскольку ВВЦУ создано для решения неотложных дел и вопросов и, главным образом, для взаимоотношений с правительством, то и в самом правительстве необходимо иметь специальный орган, каким и будет служить министерство исповеданий [3].

Таким образом, учреждение Главного управления по делам вероисповеданий мыслилось правительством в качестве органа по взаимодействию прежде всего с православной церковью и избранным на Томском соборном совещании Временным высшим церковным управлением. Руководящий состав Главного управления был подобран из мирян православного вероисповедания, высоких профессионалов, преподавателей и профессоров светских и духовных учебных заведений. Круг вопросов, входящих в его компетенцию, очерчивался достаточно широко, однако не простирался на область административного управления. Государство, вполне разделяя принцип внутренней церковной автономии, считало, в свою очередь, себя вправе просить у церкви поддержки в борьбе с большевизмом, которая должна была выражаться как в проповеди в тылу, так и в служении православных капелланов. Модель отношений церкви и светского государства, созданная в Сибири в 19181919 гг., может характеризоваться как одна из оптимальных моделей, не нарушавшая ни автономии церковной во внутренних делах, ни принципа светскости государства.

В начале мая 1919 г., обращаясь к сотрудникам созданного Главного управления по делам вероисповеданий, профессор П.А. Прокошев подтвердил установленные принципы взаимодействия церкви и государства в сложившихся исторических условиях. Подчеркнув, что Главное управление по делам вероисповеданий как орган государственной власти по духу и настроению по характеру работы не имеет ничего общего с прежней обер-прокуратурой Синода, он заявил, что Всероссийский поместный собор в Москве утвердил полную независимость православной русской церкви в сфере внутренних церковных отношений. «Таким образом, - заключил свою речь П.А. Прокошев, - перед нами огромная творческая работа - работа совершенно новая, чрезвычайно трудная и ответственная, так как для неё нет примеров и аналогий, руководящих традиций и указаний в прошлой русской истории. Перед Главным управлением в данном отношении нетронутая целина, по которой необходимо провести новые борозды и потому нашему маленькому служебному аппарату предстоит развить необычайную энергию» [4].

Вновь созданная структура начала свою деятельность с изучения религиозной обстановки на местах, в связи с чем в приходы была разослана подробная анкета, осве-

156

Д.В. Олихов

щающая состояние религиозных общин после господства советской власти.

В числе вопросов были следующие:

1) декреты советской власти против религии и её представителей, опубликованные и проводившиеся в данной местности;

2) отношение большевиков к религиозному культу;

3) отношение большевиков к имуществу религиозных обществ;

4) отношение большевиков к духовным учебным заведениям;

5) отношение большевиков к преподаванию Закона Божия и вероучения;

6) отношение большевиков к священно-, церковнослужителям;

7) деятельность местного духовенства и приходов в защиту веры, Церкви, её учреждений и имуществ;

8) пропаганда атеизма и способы её осуществления центральной местной советской властью.

Наряду с православными приходами подобные анкеты, касающиеся отношения большевиков к религиозным группам, рассылались и в инославные, и даже в сектантские общины [5].

26 сентября 1919 г. Омское правительство утвердило решение Совещания о придании уставам церковных епархиальных и приходских структур статуса государственных законов [6]. Таким образом, взаимно направленными усилиями государственной и церковной власти была заложена необходимая нормативная база для выработки оптимальных решений в уникальных исторических условиях.

Помимо признания важной роли церкви в государственной и общественной жизни, правительство брало на себя заботу о материальном содержании духовенства, причем не только православного, но и инославного. Определялась норма по расходам на содержание ВВЦУ в 32 350 руб. с 1 декабря

1918 г. Эта норма была установлена Главным управлением по соглашению с Высшим церковным управлением. Указанные суммы выделялись и осваивались Временным высшим церковным управлением Сибири вплоть до ноября 1919 г., т. е. до того, как «белая» армия была вынуждена оставить Омск [7].

Главноуправляющий по делам вероисповеданий П.А. Прокошев 14 августа

1919 г. представил в Совет министров проект постановления «Об отпуске из средств Государственного казначейства пособия на содержание православного и инославного духовенства», где обосновывал необходимость установить нормы на содержание лиц духовного звания. Главное управление по делам вероисповеданий назначило содержание духовенству и церковным структу-

рам, вошедшим в юрисдикцию Временного высшего церковного управления. Так, например, содержание епархиальных архиереев Благовещенской, Владивостокской, Екатеринбургской, Енисейской, Забайкальской, Иркутской, Оренбургской, Омской, Тобольской, Томской, Уфимской и Якутской епархий обходилось в 12 600 руб. в год за вычетом 20 % квартирных расходов и 1 % пенсионного взноса. Кроме этого выделялось на содержание архиерейских домов по 25 000 руб. (20 000 - на личный состав и 5 000 - на хозяйственные нужды) [8].

Что касается приходского духовенства, то всего получали ежегодное жалование священнослужители 4 386 приходов тринадцати епархий, и общая сумма составляла 11 866 300 руб. согласно утвержденной смете [9].

В свою очередь, Церковь осуществляла разностороннюю деятельность по поддержке государства в борьбе с большевизмом -проводила крестные ходы, молебны, организовывала Крестоносные дружины, печатала листовки и т.п.

Признание ВВЦУ Сибири высшим представительным органом православной церкви и принятие расходов по его содержанию, придание уставам церковных епархиальных и приходских структур статуса государственных законов, материальное содержание духовенства, в том числе и беженцев духовного звания - все указанные меры говорят о глубоком осознании государством и церковью своей роли во взаимных отношениях в сложное время вооруженной борьбы и взаимном стремлении к строительству новой России, хотя и как светского государства, но осознающего определяющую роль церкви в жизни людей. Примечательно, что принцип светскости нисколько не мешал государству фактически содержать материально церковные и инославные организации, а самому пользоваться духовной поддержкой ВВЦУ Сибири. Взаимное стремление Колчаковского правительства и ВВЦУ Сибири было искренним и могло открыть неизвестные до тех пор горизонты труда на благо народов России. Однако военные поражения и падение власти адмирала А.В. Колчака не дало развиться этим отношениям в полной мере.

ЛИТЕРАТУРА

[1] ГАРФ. Ф. 140. Оп. 1. Д. 10. Л. 1.

[2] Правительственный вестник. 1919. № 40.

[3] Сибирский благовестник. 1919. № 2. С. 6.

[4] Сибирская речь. 1919 . 10 мая.

[5] Там же. 22 мая.

[6] Русская армия. 1919. 3 окт.

[7] ГАРФ. Ф. 140. Оп. 1. Д. 13. Л. 151.

[э] Там же. Д. 4. Л. 16.

[9] Там же. Л. 19.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.