Научная статья на тему '«Выше ноги от земли», или ближе к себе (о некоторых особенностях фольклоризма в творчестве Янки Дягилевой)'

«Выше ноги от земли», или ближе к себе (о некоторых особенностях фольклоризма в творчестве Янки Дягилевой) Текст научной статьи по специальности «Поэзия»

CC BY
111
29
Поделиться

Текст научной работы на тему ««Выше ноги от земли», или ближе к себе (о некоторых особенностях фольклоризма в творчестве Янки Дягилевой)»

СОВРЕМЕННОСТЬ

А.С. МУТИНА Ижевск

«ВЫШЕ НОГИ ОТ ЗЕМЛИ», ИЛИ БЛИЖЕ К СЕБЕ (О НЕКОТОРЫХ ОСОБЕННОСТЯХ ФОЛЬКЛОРИЗМА В ТВОРЧЕСТВЕ ЯНКИ ДЯГИЛЕВОЙ)

Панк-рок появился в СССР в начале 80-х годов прежде всего как явление социальное и имел своей целью «борьбу с тоталитаризмом во всех его проявлениях»1. По словам одного из лидеров русского панка Егора Летова, они стремились разрушить «любой тоталитаризм, как в мышлении, так и в отношении каких-то человеческих связей, тем более в государственных отношениях, из которых состоит весь цивилизованный Вавилон». Девизом панк-рока можно считать знаковую строчку из песни группы «Гражданская оборона»: «Я всегда буду против». В итоге такая гражданская позиция завела панк-движение в тупик, так как при переходе страны к демократическому пути развития его лидеры вынуждены были примкнуть к тем, с кем раньше боролись - коммунистам и фашистам.

Янка Дягилева, формально принадлежавшая к сибирской ветви русского панка, значительно выделялась своими творческими установками, что многократно отмечалось в критических статьях: «Янка сделала невозможное: приняв беспросветность, стала в ней источником света, перевела панковскую остервенелость в состояние трагизма» . Основной конфликт в творчестве Янки перерастает социальный уровень и переводится на уровень духовности. Трагедия человеческой личности, по Янке, лишь косвенно связана с недостатками общественной системы, корни ее лежат в самой сути человека. Жить вообще страшно. Неважно, в каком обществе. Основная для панк-рока идея протеста против всех и вся для творчества Янки не приемлема, так как протестовать против себя самого бессмысленно, а государственный строй изменить одному человеку не под силу.

Невозможность преобразования окружающего мира акцентируется мотивом замкнутого пространства: банки («Про паучков»), карусели («На черный день»), колеса и - остановившегося времени:

Здесь не кончается война Не начинается весна Не продолжается детство

Некуда деваться нам остались только сны и разговоры.

(« Я стервенею»)3.

Изменить миропорядок, общественную систему в рамках одной человеческой жизни невозможно, но можно вернуться в собственное детство и попытаться прожить жизнь заново, поэтому Янка часто обращается к произведениям детской литературы и фольклора.

1 Панки в своем кругу // Сибирская язва. 1988. №1.

2 Соколянский А. «Доска моя кончается...» // Литературная газета. 1991. №30.

3 Тексты цитируются по: Летов Е., Дягилева Я., Рябинов К. Русское поле экспериментов. М., 1994.

Использование «чужого» слова - один из самых распространенных приемов в рок-поэзии. По замечанию Е.А.Козицкой, «трагическое ощущение катастрофичности окружающего мира, болезненное переживание тотальной девальвации высоких идеальных ценностей в реальной практике сегодняшнего дня, сложное отношение к культурному наследию прошлого - типичные черты рок-мировосприятия, проявляющиеся не в последнюю очередь через обращение к «чужому» слову, через использование цитат»4. В поисках альтернативной системы ценностей рок-поэты нередко обращаются к наследию русского устного народного творчества, используя такие архаичные формы как плач, причитание, заговор, заклинание.

Для творчества Янки Дягилевой наиболее актуальным оказывается обращение к детскому фольклору: загадкам, считалкам и его сугубо игровым формам («пряткам», «ляпкам» т.п.). Текст песни «Выше ноги от земли» основан на одноименной детской игре, правила которой заключаются в следующем. После произнесения считалки играющие стараются запрыгнуть на какие-либо предметы или природные объекты: лестницы, качели, деревья, камешки - так, чтобы ноги не касались земли. Кто не успел - становится водящим. Он внимательно следит за игроками: как только ноги одного из них коснутся земли, игрока можно заляпать, и тогда он занимает место водящего. Долго оставаться на одном месте нельзя, и пока кто-либо из игроков перебегает на новое место, другие отвлекают водящего. Если это удается, все кричат: «Обманули дурака на четыре кулака».

Текст песни предваряет стихотворение, в котором мотив ожидания, вызревания, начатого и незаконченного действия задает эмоциональный тон всему произведению:

Ожидало поле ягоды Ожидало море погоды...

Незасеянная пашенка Недостроенная башенка Только узенькая досточка Только беленькая косточка Обыгрывается значение фразеологизма «ждать у моря погоды - рассчитывать, надеяться на что-либо, не предпринимая ничего, оставаясь пассивным»5. Пассивная позиция по отношению к окружающей действительности характерна для маленьких детей. И мир, рассматриваемый автором с точки зрения ребенка, находится в пограничном состоянии взросления. Жизненный цикл начат, но не может быть закончен, так как мир статичен и ни одно действие не завершено. Эта ситуация усугубляется еще и тем, что контакт с другими людьми невозможен:

Рассыпалось человечеством -Просыпалось одиночеством.

Для того, чтобы перейти на качественно новый уровень существования, необходимо оставить свое прошлое. Однако прошлое не отрицается полностью,

4 Козицкая Е. А. «Чужое» слово в поэтике русского рока // Русская рок-поэзия: текст и контекст. Тверь, 1998. С. 50.

5 Фразеологический словарь русского языка / Под ред. А. И. Молоткова. М., !967. С. 156.

на это указывает образ ленты - нити - волоса: «нить - один из древнейших символов (наряду с волосами), означающий сущностную связь между любыми из различных планов - духовным, биологическим, социальным»6:

Обвязала белой ниточкой Обмотала светлым волосом И оставила до времени Осуществление этого перехода возможно, по мысли автора, только во сне, когда «человек оказывался перед пространством, подобным реальному и, одновременно, реальностью не являвшимся» . Таким образом, во сне можно прожить альтернативную жизнь, погрузиться в свой внутренний мир и попытаться изменить себя, но:

С огородным горем луковым С благородным раем маковым Очень страшно засыпать Граница между сном и явью, погружение в страшный сон показано сменой стихотворного и музыкального ритма, который становится жестким, рваным. «Поросшее гнильем» «времечко само по себе», болото, рутина существования разрушаются под напором хаотичного движения:

Понеслась по кочкам метла Поплыли туманы над рекой Утонуло мыло в грязи Обломался весь банный день Очищение и перерождение не состоялось, так как сон оказывается еще страшнее реального мира. Единственным способом существования в такой ситуации оказывается детская игра, правила которой в определенной степени организуют действительность:

Значит будем в игры играть Раз-два - выше ноги от земли Кто успел - тому помирать Кто остался - тот и дурачок

Обманули дурачка Обманули дурачка

Выше ноги от земли Выше ноги от земли

Мотив потери связи с землей и последующей смерти восходит к мифологическим представлениям, наиболее ярко выраженным в древнегреческом мифе об Антее, великане, который был неуязвим до тех пор, пока прикасался к матери-земле, и был побежден Гераклом, задушившим его в воздухе8. Однако в тексте Янки Дягилевой он приобретает противоположную оценку. В абсурдном мире сна смерть воспринимается как выигрыш, удача, а жизнь - как обман. Осознание этого превращает жизнь в неразрешимую проблему:

Самый правильный закон завязал Изначальную главу в узелок И до треска потянул за концы

Прорубай - не прорубай - не понять («Светопреставление»)

6 Керлот Х. Э. Словарь символов. М., 1994. С. 339.

7 Лотман Ю. М. Сон - семиотическое окно // Культура и взрыв. М., 1992. С. 221.

8 См.: Мифы народов мира. Энциклопедия: в 2-х т. М., 1997. Т.1. А-К.

Г ордиев узел, в котором затянуты жизнь и смерть, не может быть разрублен, его нужно распутать, чтобы решить проблему. Сон должен был помочь найти выход из жизненного тупика, но ничего не прояснил, превратился в «глумливое пророчество», «сказочку хуевую».

А глумливое пророчество Настоящим заверяется Все проверено все сходится Даже сказочка хуевая Сослужила службу - слушали И качали головами в такт И пускали светлый дым в потолок Правила детской игры, законы развития сказочного сюжета, которые казались знакомыми и вселяли уверенность, оборачиваются против игроков. Игра выходит из-под контроля, утрачивая первоначальную функцию организации реальности. Эта утрата вызывает ощущение обмана, несправедливости:

Только сказочка хуевая И конец у ней не правильный Змей-Г орыныч всех убил и съел Обманули дурачка Обманули дурачка

Происходит возвращение в изначальное состояние, но уже на качественно новом уровне. Трагическое мироощущение сменяется спокойным, гармоническим. Человеческая жизнь, заданная координатами «жизнь - сон - пробуждение -смерть», резонирует с природным циклом «весна - декабрь»:

Озаглавилась весна топором Успокоилась река декабрем Утро одиноким выстрелом.

Законы мироздания не могут измениться по желанию человека, поэтому

протестовать против них бессмысленно, их нужно принять. Человек приходит к

пониманию этого через взросление, которое показано в тексте как цепочка утрат,

разрушение детских иллюзий. Трагизм этого факта преодолевается обращением

к природному ритму жизни: смерти не существует, есть только бесконечное пои _ и т-\

вторение цикла, подчеркиваемое кольцевой структурой текста. В этом авторская позиция созвучна архаическим представлениям, отражающим «.общую исходную схему, которая задает некий общий ритм пространству и времени, создает определенную защищенность, гарантированность, “уютность”, настраивает на ожидание того, что уже было, предотвращает ужас, неизменно связываемый человеком космологической эпохи с разомкнутостью, открытостью, особенно с линейностью в чистом виде»9.

Таким образом, типичные для панк-рока деструктивность и трагическое мироощущение преодолеваются в русле традиционной культуры. На смену экзистенциальному ужасу приходит осознанное понимание и приятие законов бытия. Можно сказать, что Янка, в отличие от других рок-поэтов, не просто использует форму фольклорного произведения, но обращается к ценностям народной культуры для решения проблем современного человека.

9 Топоров В. Н. О ритуале. Введение в проблематику // Архаический ритуал в фольклорных и раннелитературных памятниках. М., 1998. С.10-11.