Научная статья на тему 'Выкуп кабинетских земель - завершающий этап землеустройства Новониколаевска'

Выкуп кабинетских земель - завершающий этап землеустройства Новониколаевска Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
163
34
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НОВОНИКОЛАЕВСК / ЗЕМЛЕУСТРОЙСТВО / ВЫКУП / КАБИНЕТ / ИМПЕРАТОР / АРЕНДА / ИСТОРИЧЕСКИЙ МИФ / NOVONIKOLAEVSK / LAND REDEMPTION / HIS IMPERIAL MAJESTY''S CABINET / EMPEROR / LEASE / HISTORICAL MYTH

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Минина Наталья Алексеевна

Статья посвящена изучению итогов землеустроительного процесса в Новониколаевске. Определяется конкретное количество земель, полученных как на выкуп, так и безвозмездно, с указанием их местоположения. Землеустройство города формально завершилось выкупом, в связи с чем приводятся количественные данные общей суммы выкупа, процентов и условий предоставления рассрочки. Исследование проведено на основе комплекса исторических источников по данному вопросу. Полученные количественные данные позволяют усомниться в адекватности существующей историографической оценки итогов землеустройства города.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Redemption of Cabinet lands as the final phase of land management solution for Novonikolayevsk

The aim of this research is to review the results of the final stage of Novonikolayevsk land management procedure. The declared subject is challenging, as there was no special research on this matter, however the historiography of Novosibirsk gives a definite estimate to the land management solution. The present article investigates the final effects of land management in Novonikolayevsk, resulting in the conclusion of a land redemption contract. To examine the issue the author uses a variety of main historical sources such as state ordinances, land allotment plans, notarial contracts, departmental correspondence and some other documents concerning land redemption. By analyzing the sources the author establishes the amount of land received by the city both as redemption and without compensation, gives a list of homesteads and pasture lands with information as to their location. The obtained results considerably differ from the data traditionally existing in Novosibirsk historiography. A major conclusion is that as a result of the redemption deal the Cabinet land ownership in the homestead part of the city was eliminated and the most profitable industrial areas as well as riverside land became city property. The author comes to a conclusion that the image of the negative land management in Novoni-kolayevsk initially created in the Soviet historiography and still existing is a historical myth and a result of fact distortion including the distortion of quantitative data. The article investigates the terms of land redemption: gives the full sum of the redemption money and describes the order of payment. An attempt is also made to assess the strain of redemption payments for the city population by comparing the first redemption payments with the evaluated cost of homesteads. The author makes an assumption that during the first years despite the biggest amount of payment the city did not encounter difficulties with redemption payments. However, this issue requires further investigation. The land management policy is considered adequate to the time period, pace of development and potential of the young fast-growing city. It is emphasized that by the Emperor's ordinance Novonikolayevsk received the greater part of land free of charge except for additional pastures and industrial areas along the Ob River as well as homesteads that were subject to redemption. The land received by the city could provide for decades of urban development. Urban community which put forward its requests and was invited by the Cabinet to participate in the negotiations played an active role in preparing the final land management solution. The author also makes an assumption that the land management solution by the supreme authority in its final form, particularly the allotment of additional parts of land to Novonikolayevsk, was influenced by the events of the First Russian Revolution that compelled the authorities to meet all the land demands of the urban community.

Текст научной работы на тему «Выкуп кабинетских земель - завершающий этап землеустройства Новониколаевска»

Вестник Томского государственного университета. 2016. № 412. С. 78-83. DOI: 10.17223/15617793/412/13

УДК 63.3 (2Р5)

Н.А. Минина

ВЫКУП КАБИНЕТСКИХ ЗЕМЕЛЬ - ЗАВЕРШАЮЩИЙ ЭТАП ЗЕМЛЕУСТРОЙСТВА НОВОНИКОЛАЕВСКА

Статья посвящена изучению итогов землеустроительного процесса в Новониколаевске. Определяется конкретное количество земель, полученных как на выкуп, так и безвозмездно, с указанием их местоположения. Землеустройство города формально завершилось выкупом, в связи с чем приводятся количественные данные общей суммы выкупа, процентов и условий предоставления рассрочки. Исследование проведено на основе комплекса исторических источников по данному вопросу. Полученные количественные данные позволяют усомниться в адекватности существующей историографической оценки итогов землеустройства города.

Ключевые слова: Новониколаевск; землеустройство; выкуп; Кабинет; император; аренда; исторический миф.

Земельно-арендные отношения между городом и Кабинетом и выкуп кабинетских земель так или иначе попадали в сферу научных интересов историков. В то же время данные вопросы не подвергались специальному изучению, не было тщательного анализа даже опубликованных источников. Но это обстоятельство не помешало формированию единодушной оценки итогов выкупа кабинетской земли, которая сводится к двум моментам: город должен был выплатить непомерный выкуп, превратившись на 20 лет в должника Кабинета; Новониколаевск получил меньшее количество земель, чем было обещано в повелении императора 1903 г. Эта оценка, которой придерживаются и современные исследователи, восходит к монографии «Новосибирск в историческом прошлом», изданной почти сорок лет назад. Не составляет большого труда верифицировать данные положения, так как специфика изучаемого исторического сюжета - в его предельной конкретности, почти бухгалтерской точности: количественные данные о землях и выкупной сделке исключают возможность неоднозначной их трактовки.

В данном исследовании основными источниками стали копии правительственных указов, докладов министра Императорского Двора, переписка между Кабинетом и Алтайским округом, уведомление представителям Новониколаевска о предоставлении земель, а также нотариальный акт о выкупной сделке.

Главными участниками землеустройства в рассматриваемый период были: непосредственно Кабинет, Главное управление Алтайского округа, управление Томским имением и Новониколаевское общественное управление. Кроме того, решение по земельным ходатайствам представителей города, адресованным царю, было лично за императором Николаем II.

Землеустройство в Новониколаевске началось в период образования города в 1893-1894 гг., а окончательная передача земель фактически произведена в течение 1906-1907 гг. Как известно, еще по Высочайшему повелению о возведении поселка в город от 13 февраля 1903 г. безвозмездно были пожалованы земли общего пользования - улицы, площади и выгон в количестве 4 881 дес. 2 260 кв. саж. «или сколько окажется при окончательном отводе» и на выкуп - усадебные участки в количестве 582 дес. 1 282 кв. саж. В марте того же года из этих усадебных земель был безвозмездно пожалован участок в 1 213,5 кв. саж. для строительства римско-католического молитвенного

дома [1. Л. 130]. Но решение о передаче городу земель появилось только через несколько лет.

В течение 1905 г. в Новониколаевске были проведены землеустроительные работы на местности и выработан план городских земель. 17 июня 1906 г. план города Новониколаевска с выгонными землями был утвержден императором и заверен его личной подписью «Быть по сему. Николай». Городское самоуправление получило копию с высочайше утвержденного плана, причем подписка в получении являлась актом передачи пожалованных городу земель [Там же. Л. 129 об.]. По плану городу отводилось 5 608,30 десятин земли, из них удобная земля составляла 4 687,54 дес., в том числе: усадьбы - 611,42, пашни -1 113,75, сенокос - 214,44, выгон - 2 747,93 дес. Неудобной земли 920,76 дес. - это кладбища, вода, болота, овраги, участки под проселочными и полевыми дорогами. Кабинет оставил за собой 25 дес. 818 кв. сажен - это городские усадьбы, на которых Алтайский округ планировал и после выкупа вести коммерческую деятельность.

Этот землеотвод изначально был неудачным, так как отражал реалии города рубежа Х1Х-ХХ в. Сразу выяснилось, что площади выгона для нужд города будет недостаточно. Выгон использовался не только в целях сельскохозяйственных (выпас городского стада), но и служил резервом для роста как селитебной, так и промышленной зоны города. По плану городские земли ограничивались линией железной дороги, в результате город оказался полностью отрезанным и от Оби, и от земель севернее железной дороги. Он мог развиваться только в восточном направлении, но и здесь существенным недостатком была неудобная конфигурация выгона в виде узкой, вытянутой на восток полосы протяженностью около 14 верст. На неудобство выгона неоднократно жаловались представители города и староста И. Т. Суриков. К моменту утверждения плана городских земель Кабинет дал распоряжение начальнику Алтайского округа выработать инструкцию для оценки усадеб и порядка их выкупа на основании правил, которые были представлены Кабинету еще в декабре 1902 г. прежним начальником Алтайского округа. Причем те правила были одобрены в МИДе, но пролежали под сукном практически три года [Там же. Л. 129 об.]. Эти факты красноречиво говорят о том, что кабинетская бюрократия не поспевала за темпами роста города, в связи с чем

Высочайше утвержденный план сразу оказался устаревшим, а отведенных земель - недостаточно для нормального развития города.

Реакция городского сообщества не замедлила себя ждать. Осенью 1906 г. собрание уполномоченных Но-вониколаевска обсудило возможность дополнительных прирезок к выгону. По этим вопросам начальник Алтайского округа А.И. Ульрих провел в Новонико-лаевске совещание с участием представителей городского сообщества (городской староста З.Г. Крюков, промышленники И.М. и А.М. Луканины, Н.А. Тур-кин), заведующего землеустройством Алтайского округа и управляющего Томским имением [1. Л. 168175]. Новониколаевцы настаивали на следующих условиях выкупа: прирезка выгона к Высочайше утвержденному плану с северной стороны до границ с наделами сел Мочище и Каменка; оставление за городом прибрежной полосы ниже Обского моста для устройства пристаней; передача городу земель от переселенческого пункта до первой просеки Николаевского бора за Большой Ельцовкой, а также земли Ин-ской оброчной статьи.

На совещании обсуждалась и стоимость выкупа. Представители города настаивали на сумме в 350 тыс. руб. с рассрочкой на 20 лет, без взимания процентов. Эта сумма была рассчитана исходя из подесятинной оценки. Алтайский округ, в свою очередь, считал её крайне заниженной, а систему расчета несправедливой. В итоге стороны сошлись на сумме в 600 тыс. руб., но с тем, что Кабинет сделает прирезки к выгону, отдаст все внутригородские участки и особо ценную фабричную территорию - Сосновскую дачу [Там же]. Представители города также настояли на внесении выкупа городским самоуправлением, а не отдельными жителями. Об итогах переговоров А. И. Ульрих рапортовал в Кабинет, в основном разделяя доводы новониколаевцев. Например, о предоставлении земель за рекой Большой Ельцовкой он писал: «Для уплаты выкупной суммы и для неотложных расходов на благоустройство городу понадобятся значительные средства; население города в большей своей части не может считаться платежеспособным. Как и все города и местечки, образовавшиеся вдоль линии Сибирской дороги, население Новониколаевска в главной массе своей состоит из рабочего и крестьянского элемента, случайно оседавшего здесь при переселенческом движении на восток и только в меньшей части из промышленников и торговых классов. На увеличение городского бюджета можно рассчитывать лишь при усиленном привлечении этих последних классов к городским платежам...» [Там же. Л. 170 об.]

Очевидно, что определенную роль в землеустройстве города сыграло неспокойное время первой русской революции. Например, завершая свой обширный рапорт, И. А. Ульрих указывал, что «весьма было бы желательно вопрос о выкупе земель решить в возможно скором времени в виду крайне возбужденного настроения городского населения.» [Там же. Л. 175]. Более откровенно свои «страхи» выразил управляющий Томским имением А.Г. Киюц в рапорте начальнику округа в январе 1906 г., сообщая о недовольстве,

зреющем в «обществе города Ново-Николаевска против Алтайского округа за то, что вопрос о выкупе усадебных мест, несмотря на Высочайшее повеление от 28 декабря 1903 года, остается до сего времени не вырешенным <.> со своей стороны опасаюсь, чтобы неудовольствие по этому предмету горожан не выразилось в какой-нибудь насильственной форме против канцелярии и имущества имения, и по-видимому кое-что предполагалось в случае возникновения беспорядка, ожидавшегося в Новониколаевске на 9 число сего января; но к счастью день этот прошел спокойно». Ответ и. д. начальника округа А. В. Розанова был категоричен и сопровожден пометкой «конфиденциально»: «Лучшей охраны для жителей и различных учреждений, как в Новониколаевске, и найти трудно в настоящее время. Неудовольствие жителей Новониколаевска обыкновенное с самого его возникновения, так как город этот наполовину состоит из разного сброда и аферистов, а потому прошу г. Киюца немедля привлекать неплательщиков к судебной ответственности... » Но, тем не менее, Розанов все же распорядился выяснить, «где задерживается дело выкупа» [1. Л. 85].

Наконец, 18 февраля 1907 г. императором был утвержден указ правительствующему Сенату о предоставлении городу Новониколаевску усадебных и выгонных земель на основаниях, указанных в высочайшем докладе министра Императорского Двора барона В.Б. Фредерикса от 16 февраля 1907 г. [Там же. Л. 214]. В докладе подтверждалось Высочайшее повеление 1903 г. о бесплатном предоставлении городу земель общего пользования - улиц, площадей и городского выгона и выкупе усадебных участков. Чтобы исключить различные трактовки количества отведенных городу земель, приведем цитату из утвержденного императором доклада:

«. Кабинет <. > полагает предоставить городу в собственность на выкуп следующие земли:

1) усадебные земли, предназначенные на выкуп обывателям (582 десятины 1 282 кв. сажени);

2) городские участки: в Вокзальной части - кварталы № 1 и 2, в Центральной части - № 28, 52, 58, «К»1 и застроенные участки квартала № 70, в Закаменской части - не занятую Управлением Округа часть квартала № 2 и участки с 9 по 17 в квартале № 1;

3) по реке Оби. В участке лит. "В", проезд по логу к реке, шириною в 30 сажен, с правом Кабинета устроить мост через лог и затем, для устройства водоснабжения, участок на берегу реки Оби, площадью в 3 600 кв. сажен (60*60). Участок "П", занятый ныне Переселенческим пунктом, с оставлением его в бесплатном пользовании Переселенческого Управления на время существования этого пункта. Участок лит. "Г" в 28 десятин. Прилегающую к городу часть Ин-ской статьи лит. "Т" в 2 десятины. Участок лит. "Б" до кордона и затем до реки Большой Ельцовки;

4) прирезку к выгону участка "А" в 2 415 десятин. На основании изложенного, я имею счастье всеподданнейше испрашивать Высочайшее Вашего Императорского Величества соизволение на предоставление городу Новониколаевску указанных земель на выкуп в собственность (с правом на половину водного про-

странства, прилегающего к уступаемому берегу), на приведенных Кабинетом Вашего Императорского Величества основаниях. Что же касается участка "С" в 171 десятину за рекой Большой Ельцовкой до первой просеки Николаевского бора, то, в виду настоятельных ходатайств представителей города об уступке этого участка г. Новониколаевску, всеподданнейше повергаю разрешение сего ходатайства на высочайшее Вашего Императорского Величества благовоз-зрение.». Доклад завизирован следующим образом: «Высочайше повелено исполнить с отводом городу участка "С"» [1. Л. 215-216].

Таким образом, по указу 18 февраля город получил все земли, о которых просил. Было практически полностью ликвидировано кабинетское землевладение внутри селитьбы города: за Кабинетом остались лишь отдельные участки в Закаменской части в кварталах № 1 и 2, где на протяжении многих лет стояли административные и жилые дома Алтайского округа.

Большую часть вновь приобретенных земель составили прирезки к выгону, в которых остро нуждался город. Второе важное приобретение - это земли за рекой Большой Ельцовкой. Как видим, ходатайство о них было удовлетворено лично Николаем II, а министр В. Б. Фредерикс выразил сомнения по этому вопросу: «Кабинет находит, что представителями города не приведено достаточно убедительных данных о необходимости предоставления в настоящее время этого участка г. Новониколаевску...». Власти города просили этот участок как компенсацию за обширные городские земли, которые предполагалось передать на нужды железной дороги и военному ведомству для расквартировки двух полков (для строительства военного городка в Закаменской части в 1910-1913 гг.). В пользу отвода этого участка было и то обстоятельство, что бор сильно пострадал от пожара, причем эта территория рассматривалась как перспективная для открытия новых промышленных предприятий [Там же. Л. 168 об.].

Чрезвычайно важным для города было получение примыкающих к Центральной части города приречных территорий. Дело в том, что в Закаменке вся линия по Оби находилась в городском владении, но она была практически непригодна для устройства пароходных пристаней - их устройство было возможно лишь на бечевнике ниже Обского моста. На выкуп город получал следующие участки с выходом к реке:

1) между кабинетским лесопильным заводом и военно-остановочным пунктом (Малая Нахаловка);

2) между сухарным заводом и переселенческим пунктом; 3) всю Сосновскую дачу; 4) лесную дачу и дачные участки по реке Большой Ельцовке; 5) участок Инской дачи (в Закаменской части, до границы с земельными наделами деревни Усть-Инской).

Указом были изменены правила внесения выкупных платежей: с Кабинетом рассчитывается муниципалитет, а не отдельные обыватели, как предполагалось ранее.

Содержание Высочайшего доклада было продублировано в специальном уведомлении от 20.02.1907 г., выданном уполномоченным города Новониколаевска, с приложением копии указа 18 февраля [2. Л. 32-33].

Среди «сухого» материала о выкупе представляет интерес свидетельство одного из участников депутации в Санкт-Петербург Н. П. Литвинова: «Несколько дней мы ходили в тревожном состоянии ожидания доклада Николаю и его решения. Кроме занятых фабричных учреждений нам дали всё и сумму выкупа повысили до 600 тыс. руб., рассрочив на 20 лет. Но-вониколаевск получил столько земли, сколько не имел Барнаул, трехсотлетний старец, переживший крепостничество. По приезде население ликовало, нас встречали на собрании овациями, но клочка земли не дали2 <. > Просматривая этот период земельной волокиты, наша группа сторонников выкупа полагала, что это есть одно из главных условий для закладки прочного устройства нашего города. Сумма выкупа была ничтожна, так нам мыслилось, что скажут по этому поводу люди настоящего и будущего» [3. Л. 6].

Остановимся на существующей трактовке указа 18 февраля. В монографии «Новосибирск в историческом прошлом» была допущена ошибка в истолковании его положений. Авторы утверждают, что «администрация округа предъявила условия выкупа, грабительские по своему характеру. Прежде всего, она сократила площадь, подлежащую безвозмездной передаче городу, до 171 десятины, а территорию <...> за выкуп увеличила до 3 184 десятин.» [4. С. 60]. Там же поясняется, что Кабинет оставил за собой кварталы внутри города - в Вокзальной, Центральной и За-каменской частях. Но выше уже говорилось, что эти земли были проданы городу. «171 десятина» - это, по-видимому, просимый участок за Большой Ельцовкой, который, как следует из приведенного выше указа, передавался городу на условиях выкупа, а вовсе не безвозмездно.

Любопытно, что в приложении к монографии опубликован уже упоминавшийся документ - уведомление в адрес уполномоченных Новониколаевска об условиях выкупа [Там же. С. 267-268], но в основном тексте исследования сделано очень эмоциональное заключение, диаметрально противоположное содержанию этого документа: «Не сдержал свое слово венценосный владелец кабинетских земель, самым беззастенчивым образом обманул жителей Новонико-лаевска: и земли дал чуть не вдвое менее обещанного, и выкуп взял почти в два раза выше... Царь лишний раз подтвердил справедливость прозвища <. > -"Николай Обманов"» [Там же. С. 60]. То есть многочисленные факты из исторических документов были грубо передернуты по очевидной идеологической причине. На протяжении многих десятилетий авторитетное издание формировало представление об истории земельного вопроса в Новониколаевске, однако и в настоящее время преподнесенные в монографии «факты» не вызывают у исследователей вопросов и продолжают тиражироваться. Их можно увидеть в энциклопедии «Новосибирск» [5. С. 585], в современных монографиях [6. С. 183-184] и научных статьях [7. С. 36-40], а также в бесчисленных публикациях в прессе. Таким образом, на протяжении всего историографического периода прочные позиции заняло ошибочное представление об итогах землеустройства, в

частности, о количестве полученных городом земель. С нашей точки зрения, это еще один «фундаментальный» исторический миф о дореволюционном прошлом Новосибирска.

Точка в земельно-арендных отношениях Кабинета и города была поставлена 6 декабря 1907 г. подписанием нотариального договора о выкупе. Необходимо отметить: городские жители продолжали платить арендную плату до дня подписания данного договора, этот юридический нюанс в специальном уведомлении пояснил юрисконсульт Кабинета [8. Л. 397 об.].

В договор были включены все подлежащие выкупу земли в соответствии с указом 18 февраля, перечисленные выше. Как сказано в документе, «все поименованные земли нанесены на плане межевания

1907 г. и в совокупности своей составляют площадь, приблизительно, 3 355 дес. 692 кв. сажени» [9. Л. 1-2]. Подчеркнем: предметом нотариального договора являлся только выкуп, а большая часть выгона и земли общего пользования в количестве 4 881 дес. 2 260 кв. саж. оказались за рамками договора, так как были предоставлены безвозмездно по Высочайшему повелению 1903 г. Но этот факт обычно «забывался» историками, обвинявшими Кабинет и царя в «обмане» [7. С. 39]. Суммируя выкупные и бесплатные земли, мы получаем площадь более 8 тыс. дес.; справочник «Весь Новониколаевск за 1924-1925 гг.» дает цифру 7 771,01 дес. на период 1908 г., а по сведениям управы Новониколаевска, городские земли составляли в 1914 г. 7 950,85 дес. [10. Л. 11]. Эти документы дают некоторое расхождение в цифрах, но разительно отличаются от тех данных, которые приводятся в историографии. Обратим внимание, что город купил меньшее количество земель, большая же часть была получена безвозмездно. Более точное представление об окончательном землеотводе дают визуальные источники. В нашем распоряжении черновой вариант плана земель города, в котором отмечены названные участки [11]. Сопоставив исторический план с современной картой, видим, что земли Новониколаевска простирались на севере до ул. Объединения, на востоке - практически до деревни Каменки, на юге - до ул. Автогенной. То есть город получил обширные земли, которые могли обеспечивать его развитие в течение десятилетий. К слову, в указанных границах Новосибирск начал активно застраиваться в 1950-е гг.

Выкупная сумма составила 600 тыс. руб. В нотариальном договоре прописаны условия и порядок внесения выкупных платежей. Городу предоставлялась рассрочка на 20 лет с уплатой 4% годовых с остающейся неуплаченной суммы. Первый взнос переносился на год без начисления процентов и вместе со вторым взносом в 50 тыс. руб. оплачивался 1 марта

1908 г. в общей сумме 150 тыс. Последующие взносы вносились погодно, к 1 марта. Отметим, что городу предоставлялись ощутимые послабления в оплате выкупа: это и льготный процент (4% годовых), и рассрочка процентов за первый год. Так, в пункте 4 договора указывалось: уплата процентов за первый год с капитального долга 500 тыс. руб. в сумме 20 тыс. руб. рассрочивается на четыре года, с 1908 по 1911 г., рав-

ными частями и без начисления процентов [9. Л. 1 об.]. Таким образом, проценты за весь период составляли 149 800 руб., итого полный долг за городом -749 800 руб. Последний взнос (с процентами -20 800 руб.) город должен был сделать до 1 марта 1926 г.

В договоре регламентировалось, что город сам определит стоимость выкупных платежей на отдельные усадьбы. Лицам и учреждениям, внесшим всю выкупную сумму за усадьбы, муниципалитет должен был выдать крепостные акты (свидетельства о праве собственности). Новониколаевск принимал на себя все права и обязанности Кабинета по действующим договорам аренды земельных участков, находящихся в составе переходящих к городу земель, соответственно, доход от аренды поступал в бюджет города.

Как уже было отмечено выше, в историографии сложилась отрицательная оценка итогов выкупа ввиду того, что его сумма представлялась неподъемной для города. Высказывается и такое мнение, что только революция спасла город от разорительного выкупа, и «списание огромной суммы выкупного долга позволило городу быстро восстановить экономику», «способствовало тому, что Новониколаевск стал <.. .> столицей всей Сибири» [7. С. 40].

На наш взгляд, аргументированная оценка выкупа может быть произведена лишь исходя из конкретных данных. В Государственном архиве Новосибирской области большое количество разнообразных документов для изучения данного вопроса, но они до сих пор остаются невостребованными. Их анализ показывает, что выкупная стоимость отдельно взятой городской усадьбы зависела, в первую очередь, от месторасположения, а также от ее назначения. Поэтому самыми дорогими были усадьбы, арендованные для ведения торгово-промышленной деятельности. Например, крупные купцы и торговцы З.Г. Крюков, Ф.Д. Маштаков, И. В. Кулаев, М. Л. Вишняков и др., имевшие торговые усадьбы в центральной части города, должны были уплатить за них от 500 до свыше 1 000 руб., тогда как живущие в центре, но не имевшие дохода со своих усадеб арендаторы И. Г. Титлянов, М. В. Можа-ров и многие другие - платили от 70 до 250 руб. Дешево оценивались окраинные кварталы Центральной части, граничащие с Каменкой, например, в квартале № 39 усадьба оценивалась в 64 руб. [12. Л. 11]. Показательно и то, что к 1910 г. более тысячи горожан внесли полную выкупную сумму [Там же. Л. 7-39], а уже в апреле 1908 г. крепостные акты получили порядка 50 владельцев усадеб. Среди них врач М.В. Во-стоков, выкупивший усадьбу в центре за 217 руб. 74 коп., приказчик Лев Лапшин - за 95 р. 42 коп. в квартале № 72 Центральной части, а вот содержательница торговой бани Евдокия Шапп за усадьбу в центре уплатила уже 722,91 руб. [13. Л. 70]. Сумма, внесенная в 1908 г. жителями Центральной части в счет погашения долга Кабинету, составила 92 571 руб., т.е. почти 2/3 общей суммы [12. Л. 20]. Усадьбы в Закаменской части были оценены по бросовым ценам - некоторые из них оценивались дешевле 10 руб. На дешевизну закаменских усадеб жаловались жители Центральной части, так как в этом случае

основное выкупное бремя падало на их плечи [14. Л. 85, 109-110]. Таким образом, городские обыватели, как и торгово-промыш-ленные слои города, были платежеспособны в те годы, когда город обязывался внести самую большую часть платежей. В то же время отметим, что выплата долга Кабинету заслуживает дальнейшего изучения.

Итак, анализ «выкупной» документации дает нам возможность оценить результаты окончательного землеустройства Новониколаевска, получить адекватное представление о количестве земель, отошедших городу как на выкуп, так и безвозмездно. Это представление резко отличается от историографической традиции. Ценность приобретенных городом земель была очень высока, и при условии эффективного распоряжения ими будущее города было вполне обеспечено. На наш взгляд, на завершающем этапе землеустройства большую роль играла инициатива городского самоуправления, к мнению и запросам которого Кабинет рано или поздно, но прислушивался. Городское сообщество добивалось предоставления самых ценных земель, совместно с кабинетским чиновничеством вырабатывало правила расчета и взимания вы-

купа, а также согласовывало сумму выкупных платежей. В земельном вопросе городское самоуправление показало свою зрелость, прошло «школу» профессионального решения сложных общегородских задач. Очевидно, что окончание землеустройства подготовило почву для учреждения в Новониколаевске полноценного самоуправления.

Также отметим, что правовым основанием выкупа кабинетских земель была охрана законом частной собственности, в данном случае - собственности императорской. И хотя оплата выкупных платежей городом требует дальнейшего изучения, приведенные в исследовании факты не позволяют согласиться с той крайней точкой зрения, что земельная политика Кабинета в отношении Новониколаевска вела к его разорению и обезземеливанию. В расчетах выкупной суммы учитывалось экономическое состояние города, а Кабинет, в свою очередь, не был заинтересован в его банкротстве. В целом проведенное землеустройство было адекватно потребностям и возможностям Ново-николаевска, а также соответствовало характерной для всей территории Алтайского округа тенденции к сокращению кабинетского землевладения.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 На участке «К», находящемся в пойме р. Каменки, вскоре была открыта городская судоверфь.

2 Имеется в виду, что горожане не отблагодарили депутацию земельным наделом за решение земельного вопроса.

ЛИТЕРАТУРА

1. Государственный архив Алтайского края (далее - ГААК). Ф. 4. Оп. 1. Д. 2723.

2. Государственный архив Новосибирской области (далее - ГАНО). Ф. Д-97. Оп. 1. Д. 2.

3. Литвинов Н.П. К развитию Новониколаевска, ныне Новосибирска, 1928 г. // Фонды Новосибирского государственного краеведческого

музея. № 17417 осн. фонд.

4. Горюшкин Л.М., Бочанова Г.А., Цепляев Л.Н. Новосибирск в историческом прошлом: конец XIX - начало ХХ в. Новосибирск : Наука,

1978. 293 с.

5. Ноздрин Г. А. Землеустройство и землепользование до 1917 г. // Новосибирск: энциклопедия. Новосибирск : Новосиб. книж. изд-во, 2003.

1071 с.

6. История общественного самоуправления в Сибири второй половины XIX - начала ХХ века / К.А. Анкушева, Г.А. Бочанова,

Е.А. Дегальцева, А.К. Кириллов, Г.А. Ноздрин, М.В. Шиловский. Новосибирск : Сова, 2006.

7. Умбрашко К.Б. «Историографический след» династии Романовых в Новониколаевске // Вестник Томского государственного университе-

та. История. 2014. № 1 (27). С. 36-40.

8. ГААК. Ф. 146. Оп. 1. Д. 20

9. ГАНО. Ф. Д-97. Оп. 1. Д. 20.

10. Государственный архив Томской области (далее - ГАТО). Ф. 3. Оп. 23. Д. 134.

11. ГААК. Ф. 50. Оп. 13. Д. 119.

12. ГАНО. Ф. Д-97. Оп. 1. Д. 66.

13. ГАТО. Ф. 3. Оп. 23. Д. 35.

14. ГАТО. Ф. 3. Оп. 23. Д. 32.

Статья представлена научной редакцией «История» 14 августа 2016 г.

REDEMPTION OF CABINET LANDS AS THE FINAL PHASE OF LAND MANAGEMENT SOLUTION FOR NOVONIKOLAYEVSK

Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo universiteta - Tomsk State University Journal, 2016, 412, 78-83. DOI: 10.17223/15617793/412/13

Natalia A. Minina, Novosibirsk State Museum of Local History and Nature (Novosibirsk, Russian Federation). E-mail: mi.nata. 12@mail.ru

Keywords: Novonikolaevsk; land redemption; His Imperial Majesty's Cabinet; Emperor; lease; historical myth.

The aim of this research is to review the results of the final stage of Novonikolayevsk land management procedure. The declared subject is challenging, as there was no special research on this matter, however the historiography of Novosibirsk gives a definite estimate to the land management solution. The present article investigates the final effects of land management in Novonikolayevsk, resulting in the conclusion of a land redemption contract. To examine the issue the author uses a variety of main historical sources such as state ordinances, land allotment plans, notarial contracts, departmental correspondence and some other documents concerning land redemption. By analyzing the sources the author establishes the amount of land received by the city both as redemption and

without compensation, gives a list of homesteads and pasture lands with information as to their location. The obtained results considerably differ from the data traditionally existing in Novosibirsk historiography. A major conclusion is that as a result of the redemption deal the Cabinet land ownership in the homestead part of the city was eliminated and the most profitable industrial areas as well as riverside land became city property. The author comes to a conclusion that the image of the negative land management in Novoni-kolayevsk initially created in the Soviet historiography and still existing is a historical myth and a result of fact distortion including the distortion of quantitative data. The article investigates the terms of land redemption: gives the full sum of the redemption money and describes the order of payment. An attempt is also made to assess the strain of redemption payments for the city population by comparing the first redemption payments with the evaluated cost of homesteads. The author makes an assumption that during the first years despite the biggest amount of payment the city did not encounter difficulties with redemption payments. However, this issue requires further investigation. The land management policy is considered adequate to the time period, pace of development and potential of the young fast-growing city. It is emphasized that by the Emperor's ordinance Novonikolayevsk received the greater part of land free of charge except for additional pastures and industrial areas along the Ob River as well as homesteads that were subject to redemption. The land received by the city could provide for decades of urban development. Urban community which put forward its requests and was invited by the Cabinet to participate in the negotiations played an active role in preparing the final land management solution. The author also makes an assumption that the land management solution by the supreme authority in its final form, particularly the allotment of additional parts of land to Novonikolayevsk, was influenced by the events of the First Russian Revolution that compelled the authorities to meet all the land demands of the urban community.

REFERENCES

1. State Archive of Altai Krai (GAAK). Fund 4. List 1. File 2723. (In Russian).

2. State Archive of Novosibirsk Oblast (GANO). Fund D-97. List 1. File 2. (In Russian).

3. Litvinov, N.P. (1928) K razvitiyu Novonikolaevska, nyne Novosibirska, 1928 g. [On the development of Novonikolayevsk, now Novosibirsk,

1928]. Novosibirsk State Local Lore Museum. Fund 17417.

4. Goryushkin, L.M., Bochanova, G.A. & Tseplyaev, L.N. (1978) Novosibirsk v istoricheskom proshlom: konets XIX — nachalo XX v. [Novosibirsk in

the historical past: the end of the 19th - early 20th centuries]. Novosibirsk: Nauka.

5.Nozdrin, G.A. (2003) Zemleustroystvo i zemlepol'zovanie do 1917 g. [Land management and land use before 1917]. In: Lamin, V.A. (ed.) Novosibirsk: entsiklopediya [Novosibirsk: Encyclopedia]. Novosibirsk: Novosib. knizh. izdatel'stvo.

6. Ankusheva, K.A et al. (2006) Istoriya obshchestvennogo samoupravleniya v Sibiri vtoroy poloviny XIX — nachala XX veka [History of public self-

government in Siberia in the second half of the 19th - early 20th centuries]. Novosibirsk: Sova.

7. Umbrashko, K.B. (2014) Novonikolaevsk-Novosibirsk and dynasty of the Romanov: historiography. Vestnik Tomskogo gosudarstvennogo univer-

siteta. Istoriya — Tomsk State University Journal of History. 1 (27). pp. 36-40. (In Russian).

8. State Archive of Altai Krai (GAAK). Fund 146. List 1. File 20. (In Russian).

9. State Archive of Novosibirsk Oblast (GANO). Fund D-97. List 1. File 20. (In Russian).

10. State Archive of Tomsk Oblast (GATO). Fund 3. List 23. File 134. (In Russian).

11. State Archive of Altai Krai (GAAK). Fund 50. List 13. File 119. (In Russian).

12. State Archive of Novosibirsk Oblast (GANO). Fund D-97. List 1. File 66. (In Russian).

13. State Archive of Tomsk Oblast (GATO). Fund 3. List 23. File 35. (In Russian).

14. State Archive of Tomsk Oblast (gATo). Fund 3. List 23. File 32. (In Russian).

Received: 14 August 2016

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.